Маршрутами, тропами


В Крыму объехали всё его южное побережье – от Севастополя до Ялты – замечательные места, гористые и живописные, с лазурным морем и тёплым сухим климатом



жүктеу 3.19 Mb.
бет6/61
Дата12.02.2019
өлшемі3.19 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   61
В Крыму объехали всё его южное побережье – от Севастополя до Ялты – замечательные места, гористые и живописные, с лазурным морем и тёплым сухим климатом.
В Новосибирске приятное впечатление произвел спокойный и зелёный академгородок.

В Красноярске гостил у своей бабушки. Своих внуков, моих двоюродную сестру и брата, она воспитала в требовательности и строгости, а потому и люди из них получились толковые. Из Красноярска съездил на «Столбы» – в тех местах это известное место, памятник Природы с высокими, оригинальной формы скалами. И на громадную Красноярскую ГЭС, расположенную вблизи живописного современного и очень зелёного города энергетиков Дивногорска. В Приангарье, в гостях у тёти Наташи, сестры отца, походили по рёлкам и полям на лыжах, поохотились на зайцев.

С удовольствием вспоминается Горная Шория – Южно-Сибирские таёжные места с чистым воздухом, которым надышаться невозможно, и с живописными горками в тёмных высоких ёлках.

В Восточной Германии гостил на каникулах летом и зимой. С этой страной я был уже знаком ранее, так как учился там в выпускном классе в советской школе при Группе Советских войск в Германии в городе Риза на Эльбе.

Попала наша семья в Германию благодаря командировке отца в совместное предприятие «Висмут». Организация эта в послевоенное время вплоть до «перестройки» занималась в ГДР разведкой и добычей урана. Урановые руды там были обнаружены в Рудных горах сразу после окончания войны, относительно недалеко от известных месторождений Чехии, и из германского металла, в том числе, создавалось первое советское атомное оружие. После воссоединения Германий это предприятие закрыли как нерентабельное.

Проживали тогда мы в городке Ошац, в Саксонии, где в разных домах-пятиэтажках среди немцев размещалась маленькая колония советских семейных специалистов, и каждый день мы, школьники, тряслись на небольшом военном автобусе на учёбу больше часа по базальтовой брусчатке. Впрочем, это не мешало особенно шустрым списывать на ходу у отличников домашнее задание.

Старенький автобус часто дымил, чихал и ломался; солдат-шофер останавливался его ремонтировать. В это время можно было немного побродить по тёплым пшеничным полям с васильками.

Кроме меня, в Ошацкой маленькой русской колонии оказалось еще четверо девчонок-старшеклассниц – две Наташки, Ирина и Татьяна. Ирина хорошо говорили по-немецки и отличалась заводным характером. Приезд единственного парня-старшеклассника вызвал у них естественный интерес; они пришли знакомиться в первый же вечер и уже почти ночью вытащили меня гулять. Одним из первых впечатлений стала очевидная пунктуальность немцев: у перекрёстка горел красный свет светофора, автодорога была пустынной, насколько глаз хватает, но несколько человек на переходе терпеливо ждали, когда загорится зелёный.

После наших советских магазинов с полупустыми полками удивительно мне было видеть такое товарное изобилие. Одних только сортов колбасы в магазинах было до сорока, и все отменного качества, включая колбасу из утятины и курятины. Очередей в магазинах тоже не отмечалось. Кроме того, контрастом выглядела чистота кругом и вежливость людей, и первым делом научился выражениям типа: «Гештатен зи» (Вы позволите?), «Гутен абен» (добрый день) и тому подобному, а также такой полезной фразе, как «Гебен зи мир битте айн бакурст унд айн биир» («Дайте мне пожалуйста сосиску и одно пиво»). Освоил таким образом несколько десятков выражений, но говорить по-немецки так и не выучился.

В Германии успел поколесить по стране – на автобусах, легковушках и на велосипеде, и посетить целый ряд культурно-исторических мест. Путешествовать было легко: по всей стране существуют прекрасные многорядные бетонные дороги-автобаны, по которым за пол-дня можно было пересечь всю её на машине. Побывал таким образом в Потсдаме, Тюрингии, в Дрездене, Лейпциге и других местах.

Больше всего по нраву мне пришлись небольшие города-музеи Саксонии и Тюрингии, сохранившие свой средневековый шарм с узкими улочками. Мейсен рядом с Дрезденом, например, где над рекой Эльбой на горе возвышается огромный замок Альбрехтсбург, выстроенный местным некогда весьма влиятельным маркграфом фон Мейсеном в четырнадцатом веке. Замок славится богатым музеем со средневековой утварью и рыцарскими доспехами; рядом с ним находятся дворец епископа и большой тёмный собор-кирха.

В этом же городе находилась знаменитая первая в Европе фарфоровая мануфактура. Фарфор прославленной марки (с начала восемнадцатого века) производится в Мейсене до сих пор, и вы можете посетить здесь музей с его богатой экспозицией, включающей и старинные раритеты. Рядом находится цех, где вам покажут, как производятся гончарные изделия.

На полпути из Мейсена в Дрезден среди пышного парка находится еще один старый замок Морицбург – охотничье поместье саксонских курфюрстов и королей, увешанный внутри головами трофеев с рогами.

Веймар, город И. Гёте и Ф. Шиллера, тоже относится к маленьким городкам. Дом-музей Шиллера, в том числе его кабинет, открыт для посещений. Еще Веймар известен тем, что в нем владетельным герцогом-меценатом был открыт первый немецкий оперный театр и картинная галерея, а музыкантом придворного оркестра был И.С. Бах.

Ещё удалось побывать во Фрайберге в отрогах Рудных гор, в знаменитом старинном центре горной добычи и в его огромном геологическом музее. Своё название («Свободная Гора») он получил в двенадцатом веке за то, что в то время добыча руды дозволялась каждому желающему. Фрайбергское месторождение серебра славилось сказочно богатыми рудами, из которых добыли в общей сложности (с 1163 года) почти 6000 тонн «лунного» металла.

Фрайберг является одним из немногих мест, где геология оформилась практически и как наука, благодаря стараниям, в частности, «отца нептунистов» известного профессора А.Вернера. Еще во времена Петра I сюда направляли наших горных мастеров – на учёбу. Стажировались там, между прочим, и Михайло Ломоносов, и Иоганн Гёте.

Ежегодно студенты местной Горной академии (кстати, старейшей в мире этого рода), одетые в чёрные фраки и цилиндры, устраивают там факельные шествия в «День горняка и металлурга».

В Тюрингии в местечке Цыгенрюк посчастливилось отдыхать в молодежном благоустроенном лагере в горах зимой – на каникулы туда свезли старшеклассников, детей советских специалистов предприятия «Висмут». Кормили прекрасно, каждый день по вечерам устраивали танцы, желающие гуляли по горам «Тюрингский Лес». По дорожке в чистых сосновых борах можно было дойти до деревеньки, посидеть там в кантине, выпить из большой глиняной кружки пенистого пльзеньского пива. А на Новый год в лагере для нас устроили замечательный праздник с фейерверком.

В Лейпциге побывал на международных ярмарках, существующих с двенадцатого века. Выставки собирали множество иностранцев из многих стран Мира, приезжавших на автомобилях всевозможнейших марок. Может быть, сужу несколько субъективно, но хороших выставок на этой ярмарке было не так много, бедной показалась и советская, а наиболее обширной – экспозиция ГДР, что было и понятно.

Ещё одной достопримечательностью Лейпцига является темная каменная башня – памятник «Битве Народов», сделанная в виде огромного полого колокола высотой 91 метр с обзорной площадкой наверху. Для того чтобы добраться туда, надо преодолеть около шестисот ступенек по внутреннему серпантину. Внутри башни изваяны три огромных фигуры союзников в битве с Наполеоном – австрийца, немца и русского. Тогда для участия в грандиозном сражении 1813 года с обеих сторон сошлось до 500 000 человек.

Кроме того, в Лейпциге находится белая русская церковь, сооруженная в «новгородском» стиле в начале XX века для увековечивания памяти погибших соотечественников. Рядом с ней мы увидели богато одетую старуху с несколько угрюмым выражением лица. «Вы русские?» – услышав нашу речь, поинтересовалась она. Получив утвердительный ответ, старая женщина представилась смотрительницей церкви и предложила осмотреть часовню рядом, где стояли потускневшие от времени знамёна ещё наполеоновских войн. Некоторые из нашей компании уже знали её и рассказали, что это русская княжна, с малолетства живущая в Германии в эмиграции.

В мае 1973 нас свозили в Потсдам, столицу земли Брандербург под Берлином, в дворцово-парковый комплекс «Сансуси» (переводится «Без забот») восемнадцатого века – резиденцию Фридриха Великого и последующих Гогенцоллернов. Выглядят дворцы несколько скромнее, чем наши под Питером. В конце войны территория комплекса была исключена из района боевых действий для предохранения её от разрушений. В Потсдаме же посетили обвитую плющом виллу Цецилиенхоф, где в июле 1945 года «союзники» (Сталин-Трумэн-Черчиль) подписали мирные договоры.

А в воскресенье я садился на велосипед – и колесил по Центральной Саксонии. Удивительно, но факт – при значительной населённости этой местности вы можете пол-дня ехать по ухоженным лесным или сельским дорожкам, и при этом не встретить ни единого человека. При этом наверняка увидите зайцев, и если повезет – и косулю.

В качестве капитана школьной волейбольной команды города Ошац довелось выступать в городе Карл-Маркс-Штадте (ныне Хемнице); в дальнейшем наша семья туда и переехала.

За городком Ошац (переводится, кстати, как «О, сокровище») молодые немцы катались вниз по склону в старом подзаросшем леском карьере на мотоциклах, очевидно, испытывая таким образом своё мужество. Я рискнул проделать то же самое на велосипеде по узкой тропинке вниз по ухабам на стремительной скорости, чем и вызвал их одобрительные приветствия. В другой раз решил сделать то же – покрасоваться при наших девушках, да неудачно: руль вывернулся, и пришлось долго лететь, кувыркаясь вверх тормашками, ударившись с размаху грудью о руль.

В Германии мне особенно понравилась весна, когда пышно зацветают бесчисленные фруктовые деревья в садах, парках и вдоль дорог, а вслед за ними – сирень и другие цветущие разным цветом деревья и кусты. Тогда воздух наполняется их тонким ароматом, смешанным с запахом возделываемой тёплой земли. Уже в мае окраины городов, похожие на ухоженные дендрарии, утопают в листве и цветах, а центры традиционно остаются почти без зелени. В старинных городках такие центры состоят из плотно подогнанных друг к другу домов с вымощенными камнем узкими улочками и небольшими площадями.

В стране великое множество музеев, даже в мелких городках, так же как и зоопарков и открытых вольер. Здесь вы можете покормить диких уток, павлинов и лебедей, а еноты бегут полоскать презентованное печенье в воде.



Германия была тогда напичкана военными базами и городками. Когда устраивались учения, военные колонны вытягивались по дорогам на километры, а однажды я видел перелет военно-транспортных вертолётов. Думаю, что их были сотни; летящая армада заполнила полнеба, от грохота винтов тряслась земля. Однако, кроме военных самолетов, в небе часто можно было увидеть и стрекозы-планеры, в тишине подолгу парящие в воздухе. Когда один из них приземлился на поле, я подошел поближе – и был покорен простотой и изяществом его устройства.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   61


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет