Маршрутами, тропами



жүктеу 3.19 Mb.
бет61/61
Дата12.02.2019
өлшемі3.19 Mb.
1   ...   53   54   55   56   57   58   59   60   61
Думаю, что пока жив – буду и дальше заниматься увлекательным занятием коллекционирования знаний. Хотя сейчас дело это глубоко индивидуальное – государство науку у нас настолько слабо материально поощряет, что молодежь так и не пожелала в неё пойти.

Кстати, о трудностях нашей науки. Американские (!) советники Гайдара рекомендовали сократить академическую науку в России в десять раз (!). Это надо же! Скажем прямо: это программа разрушения и оболванивания, лишения национального интеллекта, с бесчисленными негативными последствиями для нашего народа. Видимо, здорово не дает покоя нашим зарубежным «доброжелателям» наш интеллектуальный потенциал. Самое примечательное, что масштабное сокращение науки действительно, похоже, хотят реализовать – на одну треть, что тоже само по себе явится для неё колоссальным ударом.

В настоящее время расходы на науку составляют 1.5% от бюджетных расходов. Для поддержания её на достойном уровне эта цифра должна быть увеличена втрое. А вместо этого – предлагается сокращение на треть!

Понятно, что людей науки перекармливать нельзя. «Хлеб, масло, но не джем» – говаривал по этому поводу Резерфорд, подразумевая, что от слишком хорошей жизни у учёных пропадают стимулы творчески мыслить. Но, извините, на чёрствые сухари «садить» науку, или вовсе душить «костлявыми руками голода» – это уже слишком. Так не поступают даже с преступниками.

Ввиду вышесказанного мне представляется, что учёные должны более активно бороться за свое влияние в обществе. И не менее настойчиво, чем борются за это политические партии или, скажем, криминалитет. Это не просто, конечно, с их теперешними скромными возможностями, но – крайне необходимо, вместе с другими здоровыми силами общества.
Распад общественного сознания, социальную и экономическую деградацию общества необходимо остановить, и роль учёных здесь – одна из основных.



«Сейчас», или краткие комментарии к портрету времени

Сейчас нет той геологии – целой, довольно хорошо в былые времена организованной отрасли: её практически упразднили. Не то, чтобы она себя не оправдывала. Скорее наоборот: геологи окупили все расходы на поиски, разведку и свое содержание на много лет вперед – открытиями нефти, газа, золота, алмазов, урана, множества других полезных ископаемых. Были открыты тысячи месторождений, и часто это обходилось совсем недорого, так как зарплата моих коллег всегда была скромной. Открытия, бывало, совершались на одном энтузиазме, в изнурительных маршрутах, в убогих условиях таёжного бытия.


Нет – о нашей геологии просто забыли. Как впрочем, о многом другом, добром, разумном и необходимом, в хаосе «реформ» никудышнейшего Горбачева и уголовной Ельцинской революции.

Что до двух упомянутых выше господ, то они, по моему убеждению, сыграли ту же роль для России, что и бубонная чума с холерой для средневековой Европы. Криминал во всех его проявлениях, как раковая опухоль с метастазами, глубоко пронизал все формы нашего бытия. Если иметь в виду, что строй у нас – с криминальным оттенком, многое находит своё объяснение – то, например, что стали не нужны и пришли в упадок наука, культура и образование; что более десяти лет учителям платят такую зарплату, что хватает разве что на хлеб и воду. Понятно, что понизился и интеллектуальный потенциал страны. И далее предусмотрены «реформы» высшего образования, которые выльются в резкое сокращение количества поддерживаемых государством ВУЗОв. Последствия предсказать нетрудно… А ведь значительное количество образованных и технически грамотных людей – это основа нашей национальной безопасности.

Удивительно, но на всё это – нет денег! А как же раньше хватало? При «неэффективной и застойной»-то экономике тех времен? Кстати, хватало и на обширные космические исследования, и на сильную «оборонку», и на ассигнования на геологоразведку, строительство новых самолетов, теплоходов, и проч, и проч. – чего сейчас почти не делают.

Нынешним высоким властям это всё как будто не очень и нужно. Внятной государственной политики не проводится – так, лавирование какое-то, заигрывание с Западом и своими олигархами, многочисленными расплодившимися миллионерами и миллиардерами-космополитами. А для последних (их называют ещё «новые орки» или «корыстным классом») самым важным является вывоз за границу природных богатств и потом, туда же, капиталов, и – с приветом, и хоть трава потом не расти. Свою личную судьбу с судьбой нашего народа они не связывают.

Пик хаоса пришелся на середину девяностых годов. Это было проклятое, самоедное время, одновременно и грубое, и нереальное, как дурной сон… Народ был деморализован и обобран. Средства массовой информации заметно «пожелтели», жёлтым стал даже некогда «голубой экран». Прессу и телевизор было невозможно читать и смотреть – ощущение от происходящего было такое, что стадо гиен, растерзав страну на куски, растащило их по кустам и там пожирало, омерзительно хохоча. При такой власти и в такой обстановке о патриотизме речи, конечно, и быть не может.

Тем временем, основная масса населения вынуждена была «биться над своей нищетой» и гоняться за рублем, который с каждым годом становился все короче. Раздавить бандитский мятеж в Чечне оказалось весьма сложным делом, и терроризм чёрной опухолью расползся по стране. Плеяда последних «управителей» оказалась непосильным бременем для страны: народ начал вымирать. Согласно современным демографическим оценкам, по численности населения Россия к 2050 году будет занимать четырнадцатое (!) место по населению в мире. Если и по уровню промышленного производства мы будем на соответствующем месте, то нетрудно предугадать, что с нами может статься, имея в виду окружение из крупных и экономически развитых соседей.

А на региональном уровне – местные власти как будто сожалеют о потери в численности народонаселения Дальнего Востока (на миллион человек за время последнего кризиса), а с другой стороны повышают цены за проезд и коммунальные услуги, неоправданно и грабительски, усугубляя процесс бегства.

Спрятавшись от «криминального ига» за железные двери, запоры и решетки, «народ безмолвствует» в состоянии дремотной апатии. Сам он оказался не в состоянии бороться с девятым валом криминала, а правоохранительным органам не до этого – у них свои дела и делишки. У меня было несколько неприятных случаев уже в безликие «путинские» времена, и милиция блестяще проявила полную беспомощность, справно только бумажки оформили.

Внешняя политика выглядит слабой и провальной, по инерции наследуя ситуацию девяностых годов, когда «телега была спущена с горы». Всё новые страны-соседи оказываются «прозападно» (в понимании «антироссийски») ориентированными. Стоило ли освобождать их от фашизма ценой сотен тысяч жизней наших соотечественников, а потом помогать восстанавливать их экономику, чтобы подойти к такому результату? Что ж, «мёртвого льва даже осел лягает».



А между тем – мы все еще сильное и крупное государство. Зачем же так откровенно хвост поджимать да в коленках дрожать?
«Реформы» продолжаются, но ни одна из них не окончилась каким-либо реальным улучшением. Не реформы, а какие-то планы Даллеса-ЦРУ по изведению России, честное слово! И выполненные на «бис», и даже перевыполненные.
Предыдущее государство было эксплуататорским, конечно, но более-менее совестливым. Нынешнее тоже обирает народ, но уже цинично и бессовестно.
Да всё это вы, уважаемый читатель, знаете и испытали на себе в эти злодейские времена не меньше меня, наверное. Просто хотелось бы выразить к происходящему своё отношение и высказать личную гражданскую позицию. Как и все геологи, я настроен патриотично.
И какими-то заботами наше правительство ещё нас обласкает? У нас каждое поколение «получило свою войну», хотя заслуживало и лучшей доли. Нынешняя разруха хоть и поддерживается Западом, но имеет преимущественно доморощенное происхождение. Верно заметил еще в 1815 году немецкий военный теоретик Клаузевиц: «Русских могут победить только русские».
Что же у нас творится такое, сограждане? Такое впечатление, что с угодливой помощью нашего руководства Россию превращают в сырьевой придаток экономически развитых стран Запада. Кто и как объяснит, почему наши золотовалютные резервы в 100 миллиардов долларов и даже так называемый «стабилизационный» фонд в 32 миллиарда долларов вложены в банки США и Западной Европы? Ведь находясь там, они поддерживают экономику этих стран и даже помогали вести Иракскую войну. Правительственные чиновники взахлеб рассказывают о госнакоплениях и о том, как нам всем будет хорошо, когда все это пойдет на благо народа. Но… где же реальная помощь? Почему эти валютные резервы не используются для поддержки наших пенсионеров, учителей, врачей, подъёма науки и образования? Напротив, пока эти резервы находятся непонятно где, население обдирают «как липку» с утроенным усердием.
Умным людям и патриотам, отчетливо осознающим, что сейчас происходит у нас, особенно тяжело в условиях этого многолетнего непрерывного стресса.
Что же нас может ожидать, если всё так же и пойдет по-прежнему? А кстати, почему бы не пойти – нынешние времена безлики, аморфны. Системный кризис, социально-экономическая деградация и общественный мазохизм продолжаются. Криминал душит здоровые и производительные силы общества. И инфляция все так же продолжается. И плутократы (плутократия – власть богатых) творят все, что им заблагорассудится.

Тогда наша история может развиваться так, как в некоторых отсталых странах «третьего мира». Где полиция защищает только толстосумов. Где образованные люди – редкость, и получить образование – для большинства неразрешимая проблема. Где улицей правят уголовники, а государством – продажные чиновники и наркобароны. И безработица – обычное явление, но и работать никто не хочет. Где все природные богатства уплывают за границу. И всё это сотни лет, без существенных изменений – такую сложившуюся систему трудно перебороть… Да и как будто и некому. И нас может поглотить такое же болото.

Мне жалко молодежь. Какая-то она потерянная. И здорово её подрастлили и оболванили, зашорили и набили предрассудками, пристрастили к никотину и споили пивом. Прав был мудрый Ларошфуко: «Иные безрассудства распространяются точно заразные болезни». Главным достоинством стало умение «делать бабки» любым способом. Для многих идеалом стал этакий «крутой», не озабоченный моралью и без нравственных норм. Один из таких типичных однажды работал у меня маршрутным рабочим. Представьте, как-то раз он заявил, что стариков после шестидесяти надо всех убивать – мол, они только обузой являются в таком возрасте. Мило, не правда ли? Я возразил ему, что старики являются носителями знаний, мудрости и опыта, на что недоросль мне ответил гордо: «Плевать я хотел на их опыт».

А каким будет следующее поколение? Посмотришь на этих курящих девиц с пустыми лицами и глазами, жертв рекламы табака – тщедушных и бледных, в одной руке сигаретка, в другой бутылка пива – и понимаешь, что следующего поколения вообще может и не быть. А приличная часть молодежи – абсолютно никчёмный народ, с пустотой в голове и в фашистских наколках, не способный ни к труду, ни к учебе, и живущий кто на папкиной шее, кто на бабкину пенсию. Не продадут ли подобные типы со временем остатки Родины за понюшку гашиша?

Но не вся молодежь такая, конечно. У кого-то и сила воли оказалась, и голова на плечах, и неприятие этой современной пошлятины.
Непонятно мне – почему у нас нет активного противодействия пивной и курительной вакханалии? На Западе начинали с антирекламы, а закончили здоровым (в целом) обществом.
А как живется вам, читатель, в государстве «кривых зеркал»? По своим знакомым сужу: большая часть – так себе и завалены житейскими проблемами. Давит серое бытие… Казалось бы, и дома красивые начали строить, улицы приукрашать, на улицах полно элегантных машин. А время все равно какое-то серое и зыбкое, и словно остановилось в тревожном ожидании: что-то будет?
Может быть, кто-то подумает, что я заблуждаюсь, что представляю все в слишком чёрном свете? Хотел бы я ошибаться...

Хочется, конечно, надеяться, что начнем, наконец, развиваться по-настоящему. Есть ещё неиспорченные природные ресурсы (40% мировых), и средний уровень образования у людей довольно высокий (всё еще). И осталось (что при таких обстоятельствах удивительно) множество честных людей нашей трудовой России с их умными головами и умелыми руками. И не до конца искоренено здоровое национальное самосознание.

Не буду больше морализировать, это не мой профиль, хотя за державу – обидно! Вернусь к геологическим проблемам, которых сейчас хватает. Например, резко сократилась численность работающих в отрасли, и возникли проблемы с воспроизведением минерально-сырьевой базы. А ведь раньше в этой сфере работало около пятисот тысяч человек! Когда говоришь иностранцам об этой цифре, они поражаются – нигде и ни у кого ничего подобного не было. Но дело, конечно, не только в численности. Геология была одной из наиболее организованных отраслей, с большой и реальной отдачей в виде открытых месторождений разного типа и изученных площадей. И колоссально много было сделано в области наук, связанных с нашей отраслью.

Сейчас от этой системы мало что осталось. Свое министерство упразднили. Оно вошло в министерство природных ресурсов, которым до недавнего времени управлял дорожник Артюхов – фигура одиозная даже по официальным оценкам. Некомпетентность в Министерстве природных ресурсов стала заурядным явлением. Львиная доля ассигнований отрасли направляется на нефть и газ, и там кипят нездоровые страсти. Чиновников становится больше, а специалистов, которых всё больше превращают в «мальчиков для порки» – всё меньше. Странное какое-то у нас общество, где не ценят профессионалов, а часто и вовсе от них пытаются избавиться.

Капитализм (если у нас такой строй) пошёл геологической отрасли явно не на пользу. Все, что от нее осталось – это немногочисленные государственные и частные небольшие фирмы, нацеленные на поиски полезных ископаемых. Они занимаются наиболее востребованными видами минерального сырья и испытывают многочисленные трудности. Геологи, кто еще хотел работать по специальности, разбежались по артелям, и уровень квалификации их от этого не вырос.


Молодежь к нам практически не идет. А что им можно предложить, кроме заурядной зарплаты и тяжёлой полевой работы с «борьбой за выживание»? Выпуски со студенческой скамьи уходят целиком в коммерцию, и часто даже на полевые практики молодёжь не заманишь. Средний возраст тех геологов, которые сейчас работают в «полях», колеблется от сорока пяти до пятидесяти пяти лет; нетрудно представить, что будет лет через десять. Наверное, опять американцев придется приглашать, как лет сто тому назад?

Техническое обеспечение буквально «обвалилось». Раньше не было проблем, к примеру, с вертолётами. А сейчас работают там, куда можно добраться по таёжным дорогам, или на вездеходах в радиусе пятидесяти-ста километров от баз.

Но достаточно о печальном. И в последние годы судьба дарила нам светлые денёчки. Например, к празднованию 300-летия Геологической службы в 2000 году раскошелились многие главы администраций краев и областей, с организацией концертов и банкетов. Ценят-таки нашего брата, не списали окончательно. Потому как велика Россия, а торговать пока особенно нечем. Кроме ресурсов, конечно.

К юбилею состоялся выпуск высокохудожественных альбомов на геологическую тематику. С гордостью хотелось бы заметить, что хабаровское издание, автором-составителем которого является мой отец, заняло на Всероссийском конкурсе подобных альбомов призовое место.

Самому мне пришлось поучаствовать в праздновании 300-летия в Благовещенске – надо сказать, что местные власти к геологам там всегда относились традиционно с уважением.


В последнее время наметилась увеличивающаяся потребность в геологах – молодёжь, мотайте на ус. Вы еще будете востребованы, если пойдете в геологи, и наша профессия опять станет романтической. Правда, на очень большие доходы вряд ли можно надеяться, но рост зарплат ожидается.

Профессия наша одна из трудных, но в самых сложных ситуациях, когда не идут разбитые ноги или замерзаешь, когда от крайней усталости приходит тяжёлая апатия, я повторяю про себя поговорку – «Тот, кто теряет мужество, тот теряет всё» – и тем спасаюсь.

***


Что больше всего люблю в тайге? Когда она безмятежно и умиротворенно негромко шумит в хорошую погоду. Ветер играет кронами деревьев, переворачивает листочки ерника и осин вверх их серебристыми подложками. Шелковисто блестит лиственичная хвоя, по траве бегут мягкие волны… Небо над тайгой внизу голубоватое, выше яркое голубое, вверху густо-синее, с фиолетовым оттенком. В нём неспешно плывут облака – то веретеном, то барашками.

Особенно хорошо в такую погоду лежать на речной косе у большой речки, вдоль которой видны далеко-далеко, до горизонта, до зелёных и синих гор вдали – леса вдоль реки, её пороги, изгибы и косы. Где-то за лесом томно-увлечённо кличет кукушка… Вода спокойно шумит – журчаще или с глухим шипением, и вместе с шелестом листвы ее звуки сливаются в единую гармоничную рапсодию Вечной Природы.

И приходит в душу желанный покой...

Весной, когда нас забрасывают в поле, я обычно нахожу у речки тополиную рощу с еще нераспустившейся зеленью. Растерев почку тополя пальцами, сразу же ощущаю резкий волнующий аромат липкой зелёной кашицы и понимаю вдруг отчётливо – я в тайге! И придет тёплое знакомое чувство – я снова в своём Зелёном Доме. Здравствуй, тайга!


«Меня ведь не рубли на гонку завели –

Меня просили: «Миг не проворонь ты –

Узнай, а есть предел – там, на краю земли,

И можно ли раздвинуть горизонты?»

***



В заключение мне хотелось бы выразить самую искреннюю признательность людям, благодаря поддержке и участию которых эта книга увидела свет: Родионову С.М., Симакову В.И, Бойко А.В., Кириллову Е.А., Довгань Е.М.


Хабаровск, декабрь 2004г
Все фотографии в книге авторские.

Компьютерный набор – Кириллова В.Е.

На заднюю обложку, вставка

Кириллов В.Е. – кандидат геолого-


минералогических наук, автор более 70
научных и научно-популярных публикаций.

По зову души – художник, фотограф,

путешественник.


После окончания Томского университета (1978)
занимался вопросами металлогении и
минерагении ДальнегоВостока. Участвовал
в открытии месторождений редких металлов,
редких элементов и золота. Член Амурского
географического общества, Российского
минералогического общества. Его имя включено
в международный справочник «Who is Who
in the World» («Кто есть кто в Мире») за
2000 год. В настоящее время трудится в
Институте тектоники и геофизики
(Хабаровск).



Институт тектоники и геофизики





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   53   54   55   56   57   58   59   60   61


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет