Медеплавильные заводы Твердышевых и Мясниковых на Южном Урале в XVIII веке. Уфа – 2008. Удк ббк


§2. Социальный протест на медеплавильных заводах. Участие заводского населения в Крестьянской войне 1773 – 1775 гг



жүктеу 2.66 Mb.
бет7/12
Дата30.03.2019
өлшемі2.66 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
§2. Социальный протест на медеплавильных заводах. Участие заводского населения в Крестьянской войне 1773 – 1775 гг.
Интенсивная деятельность медеплавильных заводов компании сопровождалась жестокой эксплуатацией мастеровых и работных людей, собственных крестьян и вольнонаемных людей. Степень эксплуатации и жестокое обращение заводовладельцев и заводской администрации хорошо прослеживаются в жалобе приказчика Воскресенского завода Карпа Еремеева в Сенат1. По его сообщению, на заводах господствовала напряженная социальная атмосфера, готовая перейти в открытую классовую борьбу. Впервые на медеплавильных заводах компании она проявилась в 60-х гг., во время волнения приписных крестьян уральских заводов.

На заводах компании приписных крестьян не было. Поэтому к движению приписных крестьян уральских горных заводов в середине 60-х гг. XVIII в. примкнули лишь «вечноотданные» Кандыбской слободы. 20 декабря 1766 г. была составлена «Работная запись татар Ногайской дороги Афанасия Дмитриева с товарищами заводчику Твердышеву», в которой оговаривалось, что крестьяне будут работать только в зимнее время, с 1 октября по 15 апреля, а «по наступлении оного числа отпускать нас ему, Твердышеву, для произвождения хлебопашества в наши домы, где и находиться чрез все лето, а ему, Твердышеву во все сие время нас к работе не принуждать»2.

Мастеровые и работные люди требовали облегчения условий труда, снижения норм выработки, повышения заработной платы, отмены обсчетов, физических истязаний. Наемные люди требовали пресечь стремление заводчиков приравнять их с крепостными, а крепостные – уничтожения наиболее тяжелых проявлений феодального гнета3.

Движения 60-х гг. были прологом к Крестьянской войне 1773-1775 гг.1 В годы этого грандиозного антифеодального движения в России медеплавильные заводы компании Твердышевых и Мясникова оказались в центре военных событий. Поэтому их население приняло в ней самое активное участие. Воскресенский завод превратился в одну из главных баз вооружения повстанческой армии Е.И. Пугачева. Число восставших на заводе доходило до 2300 чел2.

12 октября Воскресенский завод был занят отрядом походного старшины Тамьянской волости Каскына Самарова. Заводские крестьяне сами открыли ворота, пустили башкирских повстанцев на завод и добровольно перешли на сторону восставших. На заводе отряд Каскына пробыл до 15 октября, за это время в повстанческую армию были мобилизованы около 600 чел. и отправлены в Берду. Туда же Каскын отправил 14 пушек, 300 ядер, свинец, порох, лопаты и другие шанцевые инструменты, а также заводские деньги в сумме 300 тыс. руб. и хозяйское серебро3.

Каскын сжег денежные документы, векселя, долговые записи, шнуровые книги, крепостные акты, указы, письма и другие заводские бумаги. Заводские крестьяне требовали наказать ненавистного старшего приказчика Василия Кулалаева, который жестоко обращался с ними. Предчувствовав беду, Кулалаев вмести с семьей заперся в своем доме и отстреливался. Крестьяне обложили его дом соломой и сожгли его вместе с ненавистным приказчиком. За время пребывания отряда на заводе были открыты «магазейные» с заводскими припасами, медной посудой и инструментами, из «магазейна» заводским людям выдавался хлеб.

Для мобилизации крестьян Преображенского и Архангельского заводов компании в повстанческую армию Каскын отправил заводского крестьянина Исая Рыжова1. Рыжов успел поднять на восстание крестьян Преображенского завода, но недалеко от Архангельского завода он был пойман карателями2.

Осадив город Оренбург, Е.И. Пугачев предпринял меры для обеспечения повстанческой армии артиллерийской базой. Первоначально он предполагал использовать для литья орудий и снарядов Авзяно–Петровские заводы и послал туда отряд башкир во главе с А. Соколовым–Хлопушей. Получив от заводских людей 40 пушек, Хлопуша вернулся в Берду, приказав заводчанам отлить снаряды3. Таким образом, на Авзяно–Петровских заводах производство пушек не было налажено.

Тогда в Ставке Пугачева решили в качестве артиллерийской базы использовать Воскресенский медеплавильный завод. Тем более после неудачного штурма г. Оренбурга повстанческая армия испытывала острую потребность в осадных оружиях. Пугачевский полковник, будущий руководитель Исетской повстанческой армии Иван Грязнов среди заводских крестьян, прибывших в Берду вместе с Каскыном Самаровым, нашел «умеющих механической науке» и «лить заводские чугунные припасы» Василия Мокшанцева и Василия Алимкиева. В Ставке им велели отправиться на Воскресенский завод и отлить там пять мортир такого размера, из которых можно было бы стрелять чугунными бомбами, привезенными Хлопушей с Авзяно–Петровских заводов. Кроме того, они должна были отлить 50 чугунных бомб. В помощь им дали рабочего Василия Логинова, «выученного архитектурии и умеющего рисовать», и 25 человек из заводских крестьян.

8 ноября 1773 г. будущие литейщики орудий отправились на Воскресенский завод, они под контролем приказчика Василия Беспалова отлила одну «мортиру малую из красной меди». Мортиру отослали в Берду, где она при пробном выстреле разорвалась.

Неудачная попытка литья мортиры вызвала недоверие к Беспалову и мастерам–литейщикам. Поэтому повстанческая Военная коллегия для «лучшего за мастерами смотрения» направила на Воскресенский завод И.Н. Зарубина–Чику. Его сопровождали Илья Ульянов и Яков Антипов1.

По утверждению М.Н. Мартынова, Зарубину удалось лишь оборудовать мастерскую для литья орудий, но не удалось отлить ни одной годной пушки. Все отлитые им мортиры или «происходили совсем не годные», или разрывались в Берде при пробных выстрелах2. Литье пушек перенесли на Верхоторский завод.

Вскоре Зарубина Пугачев направил под Уфу. Работу по литью пушек возглавил Яков Антип. Он вновь переехал на Воскресенский завод, вызвал с Авзяно–Петровских и Катав–Ивановского заводов мастеров по литью пушек и бомб. В результате удалось наладить производство орудий для повстанческой армии. С 25 декабря 1773 г. до середины марта 1774 г. на Воскресенском заводе было отлито 11 орудий, в том числе 2 мортиры и 3 «секретных единорога»3.

Очевидец событий П.И. Рычков, который в течение 6 месяцев находился в осажденном Оренбурге, писал, что под Оренбургом в середине ноября 1773 г. повстанцы «в ядрах имели уже крайний недостаток, и что более 30 у них не оставалось… а по сей день (22 ноября – С. К.) расстреляли они более тысячи, да и поднято их внутри города и за городом больше 300. Сказывали, что посланные на Твердышевский завод без всякого там сопротивления получили и прислали к нему (Пугачеву – С.К.) более трех тысяч зарядов с ядрами…»4.

События на Воскресенском заводе бурно развивались и в последующие этапы Крестьянской войны. В феврале – марте 1774 г., когда пугачевская армия остро нуждалась в снарядах и вынуждена была прекратить штурм Оренбурга, на Воскресенском заводе под контролем представителя Военной коллегии Лариона Панова отливали снаряды и бомбы. Весной 1774 г., после поражения повстанческой армии под Татищевой крепостью и Сакмарским городком, Пугачев по совету Кинзи Арсланова бежал в Башкирию. Одним из пунктов остановки его небольшого отряда был Воскресенский завод. Здесь к нему присоединились 300 заводских крестьян, которые вошли в состав полка Дорофея Макарова, пугачевского полковника из крестьян Авзяно–Петровских заводов1.

Летом 1774 г. Воскресенский завод стал объектом острой борьбы между правительственными войсками и восставшими башкирами. На заводе было до 1000 крестьян, много хлеба и 5-6 орудий. Поэтому он представлял собой серьезную опорную базу как для карателей, так и для повстанцев. 14 мая приказчик Василий Беспалов небольшую группу заводчан отправил в с. Бугульчан на связь с правительственными войсками. Делегация была задержана восставшими башкирами, которые предлагали крестьянам объединить силы для совместных действий против карательной команды, дислоцирующейся в Табынской крепости. Однако крестьяне требовали предъявить указ Пугачева и отказались от объединения2.

В начале июня башкирские повстанцы подошли к заводу и вновь стали уговаривать крестьян объединиться против карательного корпуса полковника П.А. Шепелева, который находился в с. Бугульчан. Заводчане и на этот раз отказались от совместной борьбы. Тогда башкиры обвинили их в измене, осадили Воскресенский и Верхоторский заводы и заводское селе Ромадановку. Осада продолжалась 6 дней. 8 июня 1774 г. башкиры ворвались на территорию завода и сожгли его до основания. Они захватили 64 тыс. пуд. обмолоченного и 163 880 пуд. не обмолоченного хлеба, 2 009 лошадей, 1 183 коров, 6 974 овец и 117 коз, усели с собой 2 489 человек из заводских крестьян, которые находились в плену до октября 1774 г3.

Таков был исход активного участия крестьян Воскресенского завода в Крестьянской войне. За годы восстания завод потерял 664 человек, в том числе 353 души м.п. Заводу был нанесен ущерб на сумму 298 655 руб. 61 коп., в том числе заводским крестьянам – на 201 201 руб.1 Кроме того, завод в годы войны и после разрушения до полного восстановления вынужденно простаивал 32 месяца. За это время он мог выпустить 24 088 пуд. чистой меди. В то время продукцию медеплавильных заводов Урала принимал Екатеринбургский монетный двор по цене 5,5 руб. за пуд.2 Следовательно, за время вынужденного простоя Воскресенский завод мог получить прибыль на сумму 132 484 руб. Таким образом, общий размер ущерба, нанесенного Воскресенскому заводу, составляли 431 139 руб. Н.М. Кулбахтин вносит коррективы в эти цифры и называет совокупный размер ущерба на всех заводах компании 1 150 240 руб.3 Из них 955 455,5 руб. приходится на долю медеплавильных заводов компании4.

Судьбу Воскресенского завода разделили и другие предприятия компании. Выше было отмечено, что наряду с Воскресенским заводом для производства пушек и снарядов повстанцами был использован Верхоторский завод. Они одновременно подверглись сожжению и разрушению восставшими башкирами. Для полного восстановлению Верхоторскому заводу потребовалось 36 месяцев5.

Активное участие в Крестьянской войне принимали крестьяне, мастеровые и работные люди Архангельского медеплавильного завода. Интересные и подробные сообщения о событиях на Архангельском заводе на следствии давал Самойло Телеган, конторщик Воскресенского завода. Он был свидетелем захвата завода Каскыном Самаровым и вывода в Берду пушек и снарядов. Заводские крестьяне связали его и тоже отправили в Берду под караулом. Ему удалось избежать казни и вернуться домой. В составе отряда Зарубина–Чики он участвовал в походе на Ашкадарскую (Стерлитамакскую) пристань, после чего «поехал на Архангельский завод Твердышевых, где проживал его отец». В это время на Архангельский завод пришел отряд Ивана Грязнова, «завербовал всех крестьян, завод грабил и выехал с завода»1. Известно, что пугачевский эмиссар, полковник повстанческой армии И.Н. Грязнов заехал на Архангельский завод по пути следовании в Зауральскую Башкирию. Следовательно, основная масса крестьян и работных людей завода принимала участие в событиях в Исетской провинции, в составе отряда Грязнова боролась против карательного корпуса генерала И.А. Деколонга. Об этом свидетельствует биография Телегина, которого Грязнов взял с собой в качестве писаря, использовал при составлении знаменитого «Наставления» воеводе Исетской провинции В.И. Свербееву и других документов. С поражением Грязнова он вместе с 250 крестьянами вернулся на Архангельский завод2.

4 июня Архангельский завод и заводской поселок были сожжены, но сохранились медеплавильные печи и часть плотины. Завод простоял без действия 32 месяца и был восстановлен лишь к середине 1776 г. Заводу был нанесен ущерб в общей сумме на 122 155,5 руб.3

В центре событий Крестьянской войны оказался и Преображенский медеплавильный завод. Крестьяне Преображенского завода и рудников активно участвовали в восстании. Уже в самом начале октября 1773 г. под влиянием пугачевского манифеста восстали работные и мастеровые люди4. На завод прибыл полковник повстанческой армии Т.А. Соколов–Хлопуша. В заводском поселке из 130 дворов (638 душ м.п.) в основном работали покупные крепостные крестьяне. «Они радостно встретили посланцев Пугачева, и, как сообщалось 21 октября 1773 г. в рапорте из Зилаирской крепости коменданту Верхнее-Яицкой крепости Е.А. Ступишину, 83 заводских крестьянина, захватив с собой 5 пушек и порох, ушли с завода с Хлопушей. При этом казенные деньги, «кто охотником сыскался в реченную толпу ехать, разделили, каждый по себе по сороку рублев, а достальные повезли» Пугачеву. Главным среди заводских был местный крестьянин Иуда Калбанов, который Пугачевым «атаманом представлен был»1.

Ближайший к заводу воинский гарнизон Зилаирской крепости не в состоянии был помешать восстанию. На Преображенском заводе пытались организовать отливку пушечных стволов, но документов об этом сохранилось очень мало.

3 июня 1774 г. карательная команда коллежского советника И.Л. Тимашева нанесла поражение повстанцам вблизи Зилаирской крепости, находившейся в 27 верстах от Преображенского завода. Спустя 2 дня, 5 июня И.Л. Тимашев с отрядом в 500 человек вступил в Преображенский завод. В этот же день в рапорте генерал–майору П.М. Голицину он сообщил, что Преображенский завод «совсем огню предан, а жители как мужска, так и женска пола малой и большой увезены. А следы пошли за реку Сакмару»2. Сохранившиеся документы позволяют уточнить, что завод подверг уничтожению повстанческий отряд отставного старшины Бурзянской волости, пугачевского полковника Трухмена Янсеитова3.

Преображенский завод после войны был восстановлен, выплавка меди в 1777 г. составила 4 916 пудов. Максимальная выплавка до конца XVIII в. достигла 11 616 пудов в год.

Крестьяне Покровского завода в начале октября 1773 г. были перевезены на Воскресенский завод и вместе с его крестьянами принимали активное участие в Крестьянской войне4. Летом 1774 г. завод был полностью разрушен и сожжен, после войны Я.Б. Твердышев его восстановление нашел нецелесообразным.

В самом начале Крестьянской войны, в вихре ее событий оказались крестьяне Богоявленского завода. О захвате Богоявленского завода. повстанцами сообщал комендант Табынской крепости капитан А. Моисеев1. Выше названный конторщик Воскресенского завода Самойло Телегин на допросе говорил о своем участии в походе отряда Зарубина - Чики на Архангельский и Богоявленский заводы2. А до этого на Богоявленском заводе побывал пугачевский бригадир из табынских казаков И.С. Кузнецов3. Летом 1774 г. Богоявленский завод оказался в районе противодействия повстанческого отряда Караная Муратова и карательного корпуса полковника П.А. Шепелева. 5 июня 1774 г. Я.Б. Твердышев в своем доношении Оренбургскому губернатору И.Д. Рейнсдорпу требовал ввести в «заводы по нескольку команд»4. Среди этих заводов упоминается и Табынский (Богоявленский) медеплавильный завод. Однако губернатор не мог выполнить просьбу заводовладельца. Богоявленский завод был сожжен восставшими башкирами5. Ущербы, нанесенные заводу Крестьянской войной 1773 – 1775 гг., составляли 108 168,5 руб. До полного восстановления завод простоял 23 месяца6.

Деятельное участие в повстанческом движении принимали и работники Каргалинского месторождения медной руды. В Яицкой следственной комиссии весной 1774 г. оказалась большая партия пленных людей, среди которых были представители различных сословий и этнических групп: новокрещенные чуваши Симбирского и Казанского уездов и татары, всего 10 человек. Они весной 1773 г. были завербованы приказчиком И.Б. Твердышева и работали на Каргалинском руднике. На рудник напали башкиры, взяли их в плен и отвезли в Берду. Здесь они до весны 1774 г. в составе Главного войска Е.И. Пугачева участвовали в осаде и штурмах Оренбурга1. Среди восставших оказались также татарин Симбирского уезда Ахмер Салеев, арзамасский купец Михайло Коноплев, новокрещенный Свияжского уезда Алексей Сергеев, упамянутый выше Самойло Телегин, новокрещенные чуваши Симбирского уезда Василий Архипов и Иван Савельев и мн. др2.

Из заводских крестьян компании выросли крупные предводители Крестьянской войны. Самойло Телегин служил секретарем у Ивана Грязнова. В составе его отряда Телегин участвовал во взятии Кундравинской слободы и Чебаркульской крепости, от имени Грязнова вел переписку с генералом И.А. Деколонгом, составлял «Наставления воеводе Исетской провинции В.И. Свербееву». По данным, изложенным им на допросе, «за отъездом того ложноназываемого полковника Грязного в бывшую Оренбургском полку, оставались предводителями: он, Телегин, и атаманы: табынский отставной казак Михайло Ражев, да Воскресенского завода крестьянин Аника Ерусланов и переводчик того же Воскресенского завода Григорий Туманов»3. Попав в руки карателей, он давал следственной комиссии сведения, ценные для изучения истории Крестьянской войны. Из Табынска он был отправлен в Уфу и заключен в острог.

Из показаний Телегина видно, что заметной фигурой в повстанческой армии стал заводской крестьянин Аника Ерусланов, который вмести с Телегиным и Тумановым возглавил Челябинский повстанческий центр после ухода Грязнова под Оренбург весной 1774 г. Ерусланов продолжал борьбу и летом 1774 г. 8 мая командующий карательным корпусом И.И. Михельсон в своем рапорте генерал–поручику Ф.Ф. Щербатову сообщал, что в районе дер. Ерал находится «злодейской шайки атаман Аника», который хочет примкнуть к Салавату Юлаеву4. В донесении от 20 мая 1774 г. Щербатов сообщал Екатерине II, что в районе Симского завода действуют отряды И.Н. Белобородова и Салават Юлаева, появился «злодей Аника», которого собирается разбить Михельсон1. Таким образом, к лету 1774 г. Ерусланов стал крупным предводителем, возглавил повстанческий отряд в 500 человек. Дальнейшая его судьба нам неизвестна.

Самой заметной фигурой из крестьян компании Твердышевых и Мясниковых во время Крестьянской войны стал Григорий Туманов. Переводчик конторы Воскресенского завода, Туманов в ноябре 1773 г. вступил в отряд Грязнова. Вначале он был писарем, позже одним из ближайших помощников Грязнова и вместе с ним возглавил восстание в Зауральской Башкирии. В начале марта 1774 г., после отъезда Грязного под Оренбург, встал во главе многотысячного повстанческого войска Исетской провинции, проявил себя не только талантливым организатором, но и способным полководцем, несколько раз выдерживал сражения с карательным корпусом Д.О. Гагрина. В конце апреля по приказу Пугачева он привел остатки своего войска, сохранившего боеспособность, в Белорецкий завод. Пугачев назначил его повытчиком Военной коллегии. 21 мая в битве под Троицкой крепостью с карательным корпусом генерала Деколонга он попал в плен и вместе с другими пленными повстанцами отправлен в Верхояицкую крепость, оттуда – в Оренбург. В июне недалеко от Губерлинской крепости на них напали казахи. Во время этого нападения Туманов попал в плен2. Его дальнейшая судьба неизвестна.

По обнаруженным нами в фонде РГАДА документу любопытно отметить следующий факт, что в конце 60-х гг. в поселке Покровского завода в собственном доме проживал со своей семьей будущий полковник повстанческой армии, любимец Е.И. Пугачева А.Т. Соколов, известный по кличке Хлопуша3.

Таким образом, медеплавильные заводы компании Твердышевых и Мясникова оказались в центре бурных событий Крестьянский войны 1773–1775 гг. Практически все взрослое мужское население поголовно и активно участвовало в повстанческом движении. Крупнейший исследователь истории Крестьянской войны А.И. Андрущенко в своей фундаментальной монографии читателям предлагает таблицу «Сведения о заводском населении, не поддержавшем Крестьянскую войну 1773 – 1775 гг.», где не значатся ни заводы, ни отдельные крестьяне компании Твердышевых и Мясниковых1. Все медеплавильные заводы компании представляли собой серьезную военно – стратегическую базу повстанческой армии, снабжали Бердский центр людьми, деньгами, провиантом, пушками и артиллерийскими припасами. Летом 1774 г., оказавшись в руках карателей, они могли сыграть такую же роль против повстанцев. Поэтому по указу Пугачева все медеплавильные заводы компании были разрушены и сожжены. Крестьянская война нанесла медеплавильным заводам компании ущерб в огромных размерах, что указано в следующей таблице.

Таблица 32.



Убытки нанесенные Крестьянской войной 1773-1775 гг. медеплавильным заводам компании.




Заводы__Убытки_(в_руб.)__Заводовладельцев'>Заводы

Убытки (в руб.)

Заводовладельцев

Крестьян

За простой

1

Архангельский

22 002

26984

62 496,5

2

Богоявленский

48 123

11536

108 168,5

3

Преображенский

45 996

15108

73 508

4

Воскресенский

127 464

201 201


132 484

5

Верхоторский

65 208

6

Покровский

13 350




64 102,5

Всего

256 935

254 829

506 026,5

Кроме того, разрушенные и сожженные повстанцами заводы вынуждены были простаивать от 23 до 36 месяцев, то есть 2 – 3 года. Если учесть, что на строительство каждого из медеплавильных заводов компании Твердышевы и Мясниковы потратили не более 1 – 1,5 лет, то можно представить, каких трудов стоило разборка разрушенных заводов. При условии, когда 1 пуд чистой меди заводовладельцы сдавали в Екатеринбургский монетный двор по 5 руб. 50 коп., то убытки, нанесенные заводам их вынужденным простоем, выглядели следующим образом.


Таблица 41.

Убытки, нанесенные медеплавильным заводам компании вынужденным простоем.



Заводы

Среднегодовая производительность до Крестьянской войны (пуд.)

Время простоя

Потери в производстве меди (пуд.)

Возможные убытки (в руб.)

1

Архангельский

4 261

32

11 505

63 278

2

Богоявленский

10 261

23

19 667

108 169

3

Воскресенский

9 033

32

24 088

132 484

4

Верхоторский

3 952

36

11 856

65 208

5

Покровский

3 885

Не восстановлен

11 655

64 103

6

Преображенский

4 864

33

13 376

73 568

Всего










506 770

Как видно из таблицы, масштабы ущерба нанесенного медеплавильным заводам компании Крестьянской войной, были колоссальные. Общая сумма убытков составила 1 018 534 рубля. На восстановления разрушенных заводов правительство Екатерины II выделило компании субсидию в 180 000 рублей.

Заводы Твердышевых и Мясникова понесли большие потери в рабочей силе. Особенно много убыло мастеровых и работных людей в заключительный период восстания, когда свирепствовали карательные команды, а башкирские повстанцы, действую по указам Пугачева, стали уничтожать заводы и принудительно выселять русское население с Южного Урала. Общая потеря всего заводского населения на заводах компании Твердышевых и Мясникова в ходе Крестьянской войны 1773-1775 гг. составила 2933 чел., из них 1772 – мужчин и 1161 – женщин. Потери в людях на медеплавильных заводах компании показаны в следующей таблице.

Таблица 52.



Численность населения на заводах компании в годы

Крестьянской войны




Заводы

Убыло населения



Мужского пола




Всего

Работающих

Престарелых

малолетних

всего

Жен.

Пола

1

Архангельский

51

7

7

65

48

113

2

Богоявленский

98

16

44

158

108

266

3

Воскресенский

239

54

60

353

311

664

4

Верхоторский



















5

Преображенский

66

8

10

84

59

143

6

Покровский

__

__

__

__

__

__

Итого:

1340

132

300

1772

1161

2933

Невосполнимой потерей для компании была смерть осенью 1773 г ее лидера Ивана Борисовича Твердышева осенью 1773 г. Его место занял Яков Твердышев, под его руководством через несколько лет медеплавильные заводы компании были полностью восстановлены и вновь заняли лидирующее положение на Южном Урале.

Таким образом, по этно - сословному составу рабочей силы, источникам его пополнения и формам эксплуатации трудового населения медеплавильные заводы компании симбирских купцов Твердышевых и Мясниковых на Южном Урале представляли собой типичную мануфактуру феодально-крепостнической России второй половины XVIII в. Основную массу рабочей силы медеплавильных фабрик компании составляли крепостные крестьяне, купленные заводовладельцами в центральных уездах России. Их численность к концу XVIII в. превышала 18 тыс. душ. м.п.

Компания часто прибегала к использованию вольнонаемного труда. На внезаводских и вспомогательных работах ежегодно занимались 3 500 – 6 500 наемных работников из старо - и новокрещенных нерусских народов Ногайской и Зюрейской дорог Казанской губернии.

Заводовладельцы широко использовали методы долгового закабаления местного населения. Башкиры привлекались к перевозке руды на заводы. В отличие от Среднего Урала, на Юге Урала вовлечение башкирских рудознатцев ограничивалось поиском месторождений медной руды. Из их среды рудопромышленники не выходили.

Условия труда и быта заводских крестьян, мастеровых и работных людей были тяжелые. Многочасовые рабочие дни, потогонная система труда, низкая оплата труда, постоянные штрафы и телесные наказания вызывали массовые недовольства заводского населения. Кульминацией социального протеста было поголовное участие заводских крестьян в Крестьянской войне 1773 – 1775 гг. В годы восстания медеплавильные заводы компании превратились в артиллерийскую базу Главного войска Е.И. Пугачева. Летом 1774 г. при отступлении повстанческих сил все медеплавильные заводы были полностью разрушены и сожжены. Заводовладельцы понесли огромные убытки, общая сумма которых превышала 1 млн. руб. Разрушенные заводы вынужденно простаивали по 2 – 3 года. Восстановление заводов потребовало огромных усилий.






Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет