Метры джаза на миллиметрах пленки



жүктеу 34.78 Kb.
Дата26.10.2017
өлшемі34.78 Kb.

Метры джаза на миллиметрах пленки


19.06.2012 | Lilith Aghayan | 2 |



 Loading ...

Чтобы воссоздать эпоху, достаточно запомнить основных её фигурантов. А еще лучше сфотографировать, чтобы потом вызвать любопытство у тех, кому доведется увидеть снимок уже в следующем веке. Вот так фотография ведущих музыкантов-джазменов стала своеобразным порталом, отбрасывающим в 60-е — период ереванской джазовой лихорадки. О том, как эту болезнь переносили, лучше всего помнят те, кто ею непосредственно болел и заражал окружающих.



Армен Тутунджян:

«Это 1968 год и музыкальный коллектив «Крунк» на ступеньках Матенадарана. У нас была так называемая фотосессия. Мы все смотрели в разные стороны для какого-то особого эффекта, поэтому я здесь вообще получился в профиль. Узнаю Гагика Епремяна, вокалиста, Левона Малхасяна, Акселя Бакунца, нашего второго худрука после Амирбекяна. Эльвине Макарян здесь максимум лет 18. Гитарист Карен Свасян сейчас живет в Германии. Великий философ. Кстати, он сын философа-атеиста, так что это гены. Симон Терьян шикарно пел песни Шарля Азнавура — своего кумира. Был даже такой анекдот: мол, Азнавур сошел с ума, бегает по Парижу, держится за голову и кричит: «Я Симон Терьян!» Здесь и его жена Тома на фото. А вот другая наша известная певица, Раиса Мкртчян, которая тоже пела в составе «Крунка». Собственно, в самом снимке ничего примечательного нет, зато эпоха… Не хвастаюсь и не преувеличиваю, но подобного коллектива по своей привлекательности и профессиональному уровню не было. Мы выступали при невероятно переполненных залах. Если сравнить, скажем, с концертом Государственного эстрадного оркестра под управлением Орбеляна, разница в заполненности Большого концертного зала была очевидной, причем в нашу пользу. Возможно, причина была в том, что мы являли собой новое поколение и даже какое-то диссидентство 60-х. Хотя мы не проповедовали идеологизированную музыку, как, например, рокеры.  Просто пели западные песни и старались быть пропагандистами хорошего вкуса. Могли бы спеть пару песен, скажем,  Амирханяна, но и он служил примером нового композиторского мастерства в армянском песенном искусстве. Это были самые звонкие годы Еревана. Он абсолютно не был похож на типичный советский город, и, видимо, поэтому в нем появлялись подобные «Крунку» явления».



Левон Малхасян:

«На этой фотографии есть только один немузыкант — Вова. Он занимался разного рода организаторской работой: бегал, договаривался, раздавал билеты. Сегодня его назвали бы менеджером. Мы пользовались бешеной популярностью. Когда гастролировали по Армении, залы просто ломились. Конечно, неоспоримым вокальным лидером была Эльвина Макарян. Она как раз это подтвердила, когда мы выиграли всесоюзный музыкальный конкурс с песней «Ур эк, тханер» («Где вы, ребята») — хит того времени. Ее до сих пор поют, насколько я знаю. Кстати, этот всесоюзный конкурс вела Ангелина Вовк, которая  вечно путала наши фамилии. В качестве премии нас полным составом отправили в ФРГ на телевизионный конкурс «Молодые голоса». Если не ошибаюсь, это было в начале 70-х — кульминационный момент в жизни «Крунка». Нашим худруком был Аксель Бакунц, которого уже, к сожалению, нет в живых. В основном его аранжировки мы и играли. Ну уж клавишников я точно помню, потому что одним из них был я, а вторым — Давид Беджанян. Вот он, на переднем плане в темных очках».



Ерванд Ерзнкян:

«В конце 60-х кроме «Крунка» был еще один подобный коллектив под названием «Юность». Фактически вот эта «братва» на фотографии и «Юность» были в каком-то творческом противостоянии. Только творческом, конечно. Самодеятельность, скажем так, которую эти ансамбли разводили, была отличной подпиткой для двух махин — Государственного эстрадного оркестра Константина Орбеляна и эстрадно-симфонического оркестра Гостелерадио Армении, потому что из ансамблей выходили почти готовые профессионалы. А все почему? Потому что руководителями были хорошо подкованные специалисты. Один Кока (Аксель Бакунц — прим.авт.) чего стоил! Хотя, если не ошибаюсь, когда делалось это фото, худруком у был не Бакунц, а Рубен Амирбекян. Но его нет на этой фотографии, так что за точность не ручаюсь. «Крунк» был позитивным коллективом. Не только в профессиональном плане, но и чисто человеческом. Веселые все были ребята, амбициозные, энергичные.  Эльвина на фото совсем молодая. Мы с ней учились в одной школе. Она, конечно, была талантищем. После «Крунка» ушла петь к Орбеляну. Самым серьезным был Чико (Армен Тутунджян— прим.авт.). Правда, если мне не изменяет память, он недолго был ударником в этой коллективе, после него пришел Сергей Алексанян. Вот тут еще Симон Терьян и Гагик Епремян. У Гагика кроме основного, бы еще один уникальный талант: он запросто перепевал песню на иностранном языке, которым не владел совершенно. Как-то у него получалось виртуозно имитировать звуки. Они были в числе популярной ереванской молодежи. Кстати, тогда в институте физики делали линзы для очков из бутылок шампанского. Эти темно-зеленые очки считались очень крутым брендом, и носили их очень крутые ереванские ребята. В том числе и крунковцы».



Для тех, кто свято верит в то, что выбрасывать фотографии нельзя, еще одна плохая примета — забывать тех, кто на них запечатлен. Достаточно внимательно вглядеться в их лица, поблуждать по периметру фотографии, а потом сделать пару шагов за ее пределы, и можно рассказать о целой эпохе. Ведь если снимки проявляют, значит, это кому-нибудь нужно… 

 

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет