Многолетние смены растительности при зарастании озер Южного Нечерноземья


А. И. Золотухин, А. А. Овчаренко, М. А. Занина



жүктеу 3.83 Mb.
бет13/42
Дата07.02.2019
өлшемі3.83 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   42

А. И. Золотухин, А. А. Овчаренко, М. А. Занина


Балашовский институт (филиал)
Саратовского университета

Концепция биологической устойчивости
и сохранения биоразнообразия пойменных лесов
степной зоны в условиях антропогенного стресса


Работа выполнена в рамках тематического плана
по заданию Министерства образования РФ.

Концепция развития лесного хозяйства в России предусматривает существенное улучшение состояния лесов, активизацию работ по лесовосстановлению и лесоразведению, изучение и сохранение биологического разнообразия лесных экосистем [12]. Необходимы уточнения и детализация данной концепции в различных регионах на основе научных разработок.

Одним из принципов концепции устойчивого развития территории Волжского бассейна является восстановление ландшафтов — увеличивающееся воспроизводство лесных ресурсов [20]. Это связано с тем, что скорость антропогенного исчезновения запасов леса в Центральной лесостепи — 2,8 % за 10 лет [18]. К концу 50-х гг. ХХ столетия лесистость


и лесные запасы Саратовской области сократились в два с лишним раза. Дубравы — важный компонент лесного фонда России. Пойменные дубовые леса имеют исключительное водоохранное и защитное значение для малых рек в степной зоне, особенно в последние годы в связи с экстремально жаркими и засушливыми погодными условиями. Леса здесь стабилизируют ландшафты и выполняют гидрологические, агролесомелиоративные, экологические, лесоводственные и социально-экономические функции [16].

В них имеется богатое биологическое разнообразие растений и животных. Исследованиями, проведенными нами в дубовых пойменных лесах Прихоперья и в опушечных фитоценозах, обнаружено 204 вида растений: 14 — деревьев, 12 — кустарников и 178 видов травянистых растений, которые относятся к 139 родам и 39 семействам. Среди них 56—74 видов лекарственных, 40—57 видов медоносных, 11—32 пищевых, 17—33 красильных растений. В рекреационной зоне г. Балашова число видов лекарственных, медоносных и декоративных растений на 10—15 % меньше, чем на расстоянии 20 км от города, в лесном массиве окрестностей


с. Большой Мелик [5].

Видовая насыщенность в различных типах сообществ пойменных лесов изменяется в широких пределах: от 15 до 40 видов на пробной площади. Среднее число видов на пробной площадке составляет 23. Низкая видовая насыщенность связана с недостаточной освещенностью в нижних ярусах или с антропогенным влиянием. Высокая видовая насыщенность характерна для низкополнотных дубрав с деградированными древостоями. С увеличением антропогенной нагрузки сокращают свою численность семейства Лилейные, Лютиковые, Ластовневые, Норичниковые, Орхидные, Ирисовые, Колокольчиковые. Число видов семейств сложноцветные, злаковые, осоковые, ивовые при этом увеличивается. Максимальное видовое богатство (94) отмечено при среднем уровне нарушения структуры древостоев дуба. Индекс Уиттекера в различных сообществах варьируется от 3,6 (4 уровень) до 5,2 при слабом нарушении лесных сообществ. Величина индекса для всей исследуемой территории — 6,8. В результате усиления антропогенной нагрузки снижается видовое богатство пойменных дубрав, уменьшается количество неморальных видов за счет роста доли водно-болотных и опушечных групп [23].

Судьба пойменных дубрав Прихоперья в последние десятилетия была трагичной. Волна массового отмирания дуба 1972—1973 гг. усиливалась последствиями нарушений гидрологического режима действующей на
р. Хопер ГЭС в начале 1960 гг. В то время применялись в большом количестве инсектициды для подавления очагов листогрызущих вредителей, велись сплошнолесосечные рубки без последующего восстановления дуба, имела место пастбищная нагрузка высокой интенсивности, что, вероятно, сказалось отрицательно на биоразнообразии, структуре и состоянии лесных экосистем.

В настоящее время ненарушенных дубовых пойменных лесов практически нет. Современное состояние дубрав поймы носит следы многолетнего интенсивного хозяйственного использования. Подавляющая часть дубовых насаждений одновозрастные, одноярусные, имеют порослевое происхождение не ниже третьей-четвертой генерации, что характерно для лесов Саратовской области [10]. Они пережили кризис основного эдификатора — дуба обыкновенного — и субэдификатора — вяза обыкновенного, — связанный с многолетними рубками, нарушением гидрологического режима поймы, пастбищной нагрузкой и комплексом неблагоприятных абиотических факторов, которые спровоцировали массовое развитие болезней и вредителей.

Лесопатологическая и антропогенная дигрессии пойменных дубрав сопровождались неравномерным отмирании дуба в прошлом. Более интенсивной гибель дуба была в чистых дубовых и дубово-осиновых древостоях, приуроченных к понижениям. Относительно устойчивыми к повреждениям и болезням оказались дубово-липовые насаждения на повышениях поймы. На значительной территории поймы сформировалась мозаичная структура лесных сообществ. Окна мозаики составляли от 30 до 60 % лесных площадей.

В сильно изреженных лесных сообществах разрушаются межпопуляционные связи, происходит раздробление ценопопуляций эдификаторов на малочисленные группы особей с нарушением консортивных связей


и конкурентных отношений, что можно видеть при рубках таежных лесов. Одновременно с деградацией лесных сообществ бурно развивается процесс резкого усиления фитоценотических позиций других видов, демонстрирующих нередко территориальные экспансии или антропогенные популяционные волны. К числу таких видов можно отнести клен татарский (Acer tataricum L.), который в ненарушенных пойменных дубравах является компонентом подлеска [5].

В насаждениях с нарушенной полнотой, окнах мозаики, редколесьях сформировались вторичные кустарниковые сообщества из клена татарского и других видов высотой до 6—7 м. При этом клен татарский меняет фитоценотическую стратегию. Из патиента, произрастающего под пологом леса, он превращается в эксплерента и виолента, занимает открытые участки. В конце 1990 гг. сообщества клена татарского имели 20—30-летний возраст. Его возрастная структура при полноте древесного яруса 0,7—0,8 нормальная. Онтогенетический спектр полночленный. При полноте 0,4—0,6 его демографический состав неустойчив, с преобладанием генеративной или сенильной группы. В загущенных кустарниковых сообществах, как и в древостоях, включаются механизмы внутривидовых взаимоотношений и регулирования плотности популяций [5]. В настоящее время клен татарский, достигнув своего предельного возраста, отмирает, происходит его замена другими видами деревьев. Мощность и состояние подлеска имеют индикационное значение в оценке степени антропогенной трансформации пойменных дубрав.

Лесопатологический стресс радикально отличается от рекреационного использования лесов и проводимых рубок. Лесопатологическая дигрессия сопровождается не только частичным или полным отмиранием древостоев, но и появлением сильно ослабленных деревьев с пониженными репродуктивными и конкурентными свойствами. Патологию леса мы считаем одним из экологических факторов, носителями которых являются насекомые-вредители и ксилотрофные грибы. Это вторичный, непериодический, комплексный фактор, имеющий сложную природу, динамику, детерминированность. Он ускоряет смену ослабленных лесных экосистем, длительное время развивающихся на одном месте. Новые виды эдификаторов улучшают плодородие почвы и готовят благоприятные условия для исходных типов леса. Продолжающиеся антропогенные воздействия на лесные экосистемы, особенности репродуктивной биологии дуба затрудняют процесс полного восстановления климаксовых сообществ пойменных дубрав.

В последние годы массовое отмирание дуба в лесах Прихоперья прекратилось, происходят процессы дигрессивной метастабилизации, и адаптации лесных экосистем в условиях антропогенной среды обитания [8]. Улучшилось состояние дубовых древостоев. Появилось новое поколение вяза обыкновенного, вероятно, устойчивое к «голландской» болезни. Происходят демутационные процессы. Восстанавливается структура лесных сообществ. Выявлена тенденция к уменьшению доли участия дуба


в составе древостоев и постепенной замены его кленом татарским, вязом обыкновенным, липой мелколистной, осиной и древесными итродуцентами в связи с антропогенной и лесопатологической трансформацией.

Пойменные дубравы Прихоперья находятся в состоянии диаспорического субклимакса, что связано с недостатком семян большинства представителей древесной синузии для формирования устойчивого потока поколений их ценопопуляций. Такие леса способны к длительному спонтанному существованию. В сложившейся структурной организации пойменных дубрав и нарастанием аридизации климата есть вероятность дальнейшего вытеснения дуба другими древесными породами, особенно натурализовавшимися древесными адвентами (схема 1).

В пойменных дубравах Прихоперья происходит необычный вариант синантропизации, когда адвентивный компонент составляют не только травянистые растения, но и древесные интродуценты — клен ясенелистный и ясень пенсильванский. Установлено принципиально новое направление смены дуба кленом ясенелистным и ясенем пенсильванским. Исследованиями, проведенными нами на территории Балашовского района, обнаружены 118 таксонов древесных растений, из них 66 интродуцированных видов. Некоторые из них могут натурализоваться и стать компонентами естественных фитоценозов [5]. Учет распространения и плотности популяций древесных интродуцентов — один из диагностических признаков степени антропогенной трансформации пойменных дубрав.

Инвазия чужеродных видов составляет одну из глобальных экологических проблем современности и угрозу биоразнообразию [1]. В Прихоперье отмечается экспансия древесных интродуцентов в природные


и антропогенные сообщества [6]. Древесные интродуценты внедряются даже в заповедные фитоценозы, снижая вследствие биологического загрязнения их эталонную ценность [22]. Интродукцию рассматривают как мероприятие, оказывающее негативное влияние на состояние популяций большинства диких видов и устойчивость экосистем [4].

Нами выделено четыре уровня антропогенной трансформации пойменных дубрав Прихоперья и разработан метод их оценки [7]. Они отражают не распад лесных сообществ, а различные этапы дигрессивной


метастабилизации [8]. Основной принцип построения метода оценки антропогенных преобразований — выявление сохранности древостоев ключевого вида дуба, степени внедрения чужеродных видов деревьев в лесные фитоценозы и зависящих от этого параметров биоразнообразия. Наиболее глубокие изменения структуры и флористического состава отмечены в рекреационной зоне г. Балашова и других населенных пунктов, а также в районе расположения плотины гидроэлектростанции на
р. Хопер. На значительном расстоянии от населенных пунктов древесные адвенты нами не обнаружены.

Учитывая основные направления сукцессий и динамики биоразнообразия, а также принципиально новый феномен экспансии древесных адвентов в пойменные дубравы Прихоперья, мы формулируем следующую стратегию действий.

Предотвратить дальнейшее сокращение ценотического разнообразия
и видового богатства, сохранить последние участки старовозрастных дубовых лесов и даже отдельные деревья дуба, имеющие семенное происхождение, создавать лесные культуры этой ценнейшей древесной породы на вырубках. Дуб относят к числу уязвимых видов. Выращивание продуктивных и биологически устойчивых дубрав возможно на семенной базе естественных популяций дуба высокого генетического статуса.

Исследовать влияние видов-вселенцев на состояние популяций дуба


и биоразнообразие пойменных лесов, и при необходимости разработать комплекс компенсационных мероприятий. Больше использовать внутренние биологические резервы дубрав. За последние десять лет в пойменных лесах произошло значительное увеличение количество подроста дуба [23]. Целесообразно применять систему мер по содействию естественному возобновлению дуба. При этом использовать не только классические варианты (подсев желудей, рыхление лесной подстилки), но и удаление подроста древесных интродуцентов. Для этого перспективны химические методы [21].

Проводить рубки омоложения по типу группово-выборочных. Центрами для первых приемов рубок выбирать имеющиеся пятна мозаики


с благонадежным подростом дуба, которые сформировались в результате деградации дубрав в предыдущие годы. При этом поддерживать мозаичную горизонтальную структуру, которая благоприятна для восстановления дуба и сохранения биоразнообразия.

Регулировать рубками направление сукцессий, отдавая предпочтение дубу, липе, клену остролистному. Считать ильмовые как неперспективные компоненты пойменных дубрав (возможна повторная эпифитотия «голландской» болезни из-за экстремальных засух летом 2009—2010 гг., нами отмечались пока единичные больные деревья вяза).

Малоценные кустарниковые заросли, образовавшиеся в окнах мозаики, расчищать и создавать на освободившихся участках частичные культуры дуба коридорным (если площадь участка 0,5—1 га) или куртинно-груп-повым способами (0,1—0,2 га) путем посадки сеянцев дуба. Для этого использовать типовые технологии и механизмы. Минимальная площадь лесных культур 600 м2. Перспективными компонентами в состав лесных культур дуба желательны липа мелколистная, клен остролистный и ясень обыкновенный, которые обычны в дубовых лесах, имеют большую хозяйственную ценность и влияют положительно на дуб при определенном количественном соотношении [11].

Рекомендуется уничтожать заросли клена ясенелистного и ясеня пенсильванского путем проведения особого вида санитарных мероприятий возле дорог, на опушках леса, полянах и лесных насаждениях (выпиливать и обрабатывать пни арборицидами). Учитывая масштабы распространения древесных интродуцентов в пойменных лесах Прихоперья и их фитоценотическую роль, рекомендуется специальный вид санитарных рубок в насаждениях разного возраста, в которых чужеродные виды входят в различные ярусы леса. Наиболее остро в таких рубках нуждаются дубовые насаждения 3—4 уровней антропогенной трансформации в рекреационной зоне г. Балашова.

Разработать комплекс мер, регламентирующих хозяйственную деятельность на последних сохранившихся участках коренных природных сообществ (в старовозрастных лесах). В процессе дальнейших исследований целесообразно выделить наиболее высокопродуктивные, флористически разнообразные и биологически устойчивые лесные массивы и установить в них охранный режим. Они могут стать источником семян
с высокими генетическими качествами.

Организовать многолетний мониторинг состояния и динамики пойменных дубрав, имеющих исключительную экологическую и социально-экономическую ценность. Для этого использовать разработанный нами метод оценки антропогенных преобразований лесных насаждений по сохранности древостоев дуба, распространению древесных адвентов, степени развития подлеска и параметрам биоразнообразия. Изучить пути миграции древесных адвентов в пойменные дубравы, дать оценку их конкурентоспособности.

Усилить охрану лесов от пожаров. В связи с глобальными изменениями климата, аномалийно жаркой погодой пойменные дубравы становятся пожароопасными. Летом 2009 и 2010 гг. на исследуемой территории были локальные пожары в пойменных дубравах.

Нецелесообразно восстановление Большекарайской мини-ГЭС. В 2001 г. прошло рабочее совещание в институте «ПоволжСЭП» по вопросу восстановления Большекарайской мини-ГЭС в Романовском районе. Как считают авторы данного проекта, ввод мини-ГЭС в эксплуатацию позволит покрыть потребность Романовского района в электроэнергии на 10—15 %, и будет способствовать улучшению качества воды в р. Хопер и состояния окружающей среды в районе расположения гидростанции [3]. Многочисленные исследования свидетельствуют об отрицательном влиянии плотин гидроэлектростанций на состояние лесов. Значительная часть речных пойм становится нелесопригодной, происходит сокращение биоразнообразия, ухудшение состояния популяций пойменных дубрав и их полная гибель, нарушается ход естественных сукцессионных процессов [13; 14; 16].

Учитывая большое значение зоогенного фактора в жизни лесных биоценозов, рекомендуется проведение надзора за динамикой насекомых-фитофагов лесопатологическими методами, проведение санитарных мероприятий и биологических методов регулирования численности насекомых-фитофагов биологическими методами. Ограничить сенокошение
и пастьбу домашних животных в приопушечных зонах пойменных лесов шириной 50 м, которые имеют высокое биоразнообразие и являются очагами естественного возобновления дуба.

В настоящее время особо охраняемые территории (ООПТ) являются ключевым инструментом комплексных мероприятий по охране природы. Общая площадь всех категорий ООПТ Саратовской области составляет около 1,5 % от площади региона, что явно недостаточно для выполнения природоохранных задач, установленных для системы ООПТ. На современном этапе развития сети ООПТ региона требуется инвентаризация наиболее перспективных для организации ООПТ участков. Значительный интерес для выделения ООПТ имеют лесные массивы пойменных дубрав р. Хопер [2]. В Прихоперье существует три охраняемых объекта — памятники природы: оз. Рассказань, Падовский приусадебный парк и природный микрозаповедник Арзянский бор [17].

На территории Балашовского лесничества рекомендуется выделение ООПТ: насаждение высокоствольного дуба обыкновенного; леса, имеющие особую рекреационную ценность в окрестностях г. Балашова. Заслуживает внимания в качестве ООПТ Алмазовский заказник.

Насаждение высокоствольного дуба обыкновенного
в Падовском участковом лесничестве


Категория: памятник природы.

Профиль: ландшафтно-ботанический.

Местоположение: в 7-м выделе 27 лесного квартала Падовского участкового лесничества.

Площадь: 13 га и охранная зона 5 га.

Краткое описание. Расположен компактно на повышении поймы, окружен заливаемыми ложбинами, которые соединены с гидрографической сетью. Рельеф участка ровный. Состав древостоя 6Д4Лп + Ос, возраст 97 лет. Происхождение — семенное. Полнота 0,7 — равномерная, класс бонитета — 2. Средний диаметр и высота дуба —32 см и 24 м соответственно. Средние показатели липы — 30 см; 23 м. Запас древесины — 240 м3. Тип лесорастительных условий — Д2, тип леса — дубрава липово-снытиевая. Подлесок развит слабо, представлен единичными растениями бересклета бородавчатого, лещины обыкновенной, клена татарского. Травяной покров из мезофильных лесных видов, среди которых доминируют сныть обыкновенная, ландыш майский, звездчатка средняя, фиалка удивительная. Состояние древостоев дуба — хорошее. Это генетический резерват ранней формы дуба обыкновенного. В насаждении имеется 40 плюсовых деревьев дуба. На исследованной лесной территории аналогов ему нет. Здесь необходимо запретить любые рубки, кроме санитарных, проводить содействие естественному семенному возобновлению.

Специалисты ГУ «Балашовское лесничество», учитывая сильное рекреационное воздействие на лесные экосистемы (замусоривание территории, уничтожение подроста и подлеска, частые лесные пожары), в целях сохранения ценных массивов культур сосны и прилегающих к ним участков дубового леса рекомендует в пригородной зоне г. Балашова создание природного парка местного значения. Цель создания парка — реконструкция и благоустройство леса, приспособление его для отдыха населения и сбережение от рекреационного давления.


.

Система мероприятий должна быть направлена на повышение биологической устойчивости насаждений, их санитарно-гигиенических свойств. Создание парка может быть осуществлено в соответствии с законом Саратовской области № 35-3СО от 29.03.2006 «О порядке организации особо охраняемых природных территорий местного значения». Данная идея заслуживает обязательной реализации. Здесь в первую очередь возможно внедрение разработанных нами рекомендаций по повышению биологической устойчивости и биоразнообразию пойменных дубрав. Для повышения эффективности особо охраняемых природных территорий целесообразно исключить из хозяйственной деятельности определенную часть территории пригородного лесного массива (400—500 га) и в районе Падовского приусадебного парка (300—400 га).

Предлагаемая нами концепция представлена в виде обобщенной схемы (схема 2), построенной на принципах лесной биогеоценологии, которая является составной частью современного лесоведения.

Для реализации предлагаемой концепции необходимы значительные финансовые средства, но их освоение потребует консолидации усилий


не только специалистов, но и населения региона. Нами ведется работа по открытию на факультете экологии и биологии Научно-образовательного центра. Его основной целью является длительный мониторинг состояния и биоразнообразия природных экосистем, анализ их антропогенных преобразований и научное обоснование рационального природопользования в Прихоперье. Планом Научно-образовательного центра предусмотрена образовательная работа с населением, особенно со студентами и школьниками по охране и восстановлению лесов, профилактике лесных пожаров, популяризации знаний основ экологии и рационального природопользования

Литература

  1. Биологические инвазии в водных и наземных экосистемах / А. Ф. Алимов, Н. Г. Богуцкая. М.: Изд-во КМК, 2004. 436 с.

  2. Волков Ю. В. Структура и элементы природно-экологического каркаса
    и особо охраняемые территории Саратовской области // Поволжский экологический журнал. 2008. №4 . С. 264—274.

  3. Энергетика и промышленность России: газ. № 11 (15). 2001. URL: http://www.eprussia.ru/epr/15/844/htm.

  4. Демаков Ю. П. Диагностика устойчивости лесных экосистем (методологические и методические аспекты): науч. изд-е. Йошкар-Ола, 2000. 416 с.

  5. Золотухин А. И. Дендрофлора г. Балашова и Балашовского района // Социально-экологические проблемы малого города: матер. Всероссийской науч.- практич. конф. (Балашов, 9—10 октября 2008 г.) / под ред. М. А. Заниной. Балашов: Николаев, 2008. С. 49—52.

  6. Золотухин А. И. Экспансия древесных интродуцентов — новая экологическая проблема (Саратовская область) // Экология Центрально-Черноземной области Российской Федерации: науч.-технич. журн. Липецк: Липецкий эколого-гумани-тарный ин-т, 2006. № 1 (16). С. 148—149.

  7. Золотухин А. И., Овчаренко А. А., Занина М. А. Индикационное значение древесных адвентов в пойменных дубравах Среднего Прихоперья // Научное обозрение. М., 2010. С. 11—15.

  8. Ибрагимов А. К., Ануфриев Г. А., Петрова А. Н. [и др.]. О триаде дигрессивно-стабилизирующих процессов в условиях антропогенного стресса // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия «Биология». Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2001. № 1. С. 60—63.

  9. Исаев А. С., Абаимов А. П., Бузыкин А. И. [и др.]. Лесная биоценология — составная часть лесоведения // Лесоведение. 2005. № 4. С. 4—11.

  10. Кабанов С. В. Структурное разнообразие дубрав лесопарка «Кумысная Поляна» // Вестник Саратовского госагроуниверситета им. Н. И. Вавилова. № 6. Саратов, 2006. С. 9—14.

  11. Колесниченко М. В. Биохимические взаимовлияния древесных растений. М.: Лесная. пром-сть, 1976. 184 с.

  12. Концепция развития лесного хозяйства Российской Федерации на 2003—2010 годы // Распоряжение правительства РФ 18 января 2003 г. № 69-р. URL: www/rosleshoz.gov.ru

  13. Кузьмина Ж. В. Воздействие низконапорных гидротехнических сооружений на динамику наземных экосистем зоны широколиственных лесов Центральной и Восточной Европы: автореф. дис. … д-ра геогр. наук. М., 2007. 47 с.

  14. Кузьмина Ж. В. Особо охраняемые природные территории — основной полигон изучения влияния климатических изменений на экосистемы // Проблемы мониторинга природных процессов на особо охраняемых природных территориях: материалы международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию Хоперского государственнго природного заповедника (пос. Варварино. Воронежская область, 20—23 сентября 2010 г.). Воронеж, ВГПУ, 2010. С. 248—252.

  15. Кулагин Ю. А.. Кулагин А. А. К 80-летию со дня рождения доктора биологических наук профессора Юрия Захаровича Кулагина (1929—1983) // Аграрная Россия: науч.-производств. журн.: спец. выпуск. М.: Фолиум, 2009. С. 5—9.

  16. Невидимов А. М. Пойменное лесоводство — новый вид зонально-географических систем ведения лесного хозяйства // Лесной журнал. 2004. № 1. URL: www.agtu/ru.

  17. Особо охраняемые природные территории Саратовской области: национальный парк, памятники природы, дендрарии, ботанический сад, особо охраняемые геологические объекты // Комитет охраны окружающей среды и природопользования Саратовской области / науч. ред. В. З. Макаров. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та. 2008. 380 с.

  18. Петин А. Н., Чендев Ю. Г. Многовековые изменения природных ресурсов Центральной лесостепи под влиянием антропогенных факторов (на примере Белгородской области) // Устойчивое развитие: природа — общество — человек: матер. междунар. конф. Т. 2. М., 2006. С. 58.

  19. Распоряжение правительства РФ от 28 сентября 2010 г. № 11305-р. Концепция развития лесного хозяйства Российской Федерации до 2010 г. URL: www.rosleshoz.gov.ru.

  20. Розенберг Г. С., Краснощеков Г. П., Гелашвили Д. Б. Устойчивое развитие Волжского бассейна: предпосылки и опыт достижения // Устойчивое развитие: природа — общество — человек: матер. междунар. конф. Т. 2. М., 2006. С. 62.

  21. Солонцов О. Н. Перспективы использования препарата ураган в качестве арборицида для ухода в дубовых лесах Центрального района РФ URL: // science-bsea.bgita,ru.

  22. Стародубцева Е. А. Чужеродные виды растений в заповедных фитоценозах // Роль особо охраняемых территорий в решении экологических проблем: сб. матер. Всерос. науч.-практич. конф. Йошкар-Ола, 2008. С. 104—107.

  23. Шаповалова А. А., Золотухин А. И., Кабанина С. В. Биоразнообразие антропогенно-трансформированных пойменных дубрав Среднего Прихоперья // Экологическая безопасность региона: матер. Междунар. науч.-практич. конф. (Россия, Брянск, 29—30 октября 2009 г.). Брянск: Курсив, 2009. С. 387—392.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   42


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет