Многолетние смены растительности при зарастании озер Южного Нечерноземья



жүктеу 3.83 Mb.
бет2/42
Дата07.02.2019
өлшемі3.83 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

Предисловие


Последнее время все чаще случаются масштабные техногенные катастрофы с тяжелыми экологическими последствиями для регионов. Увеличивается загрязненность различных компонентов биосферы в связи
с износом технологического оборудования, отсутствием очистных сооружений, происходит бесконтрольное использование природных ресурсов, что отрицательно сказывается на биоразнообразии наземных и водных экосистем. Проведение конференции посвящено обобщению научных материалов по различным аспектам данной проблемы, прежде всего, анализу динамики загрязняющих веществ в атмосфере, воздухе, почве, состоянию популяций, растений и животных в антропогенной среде. Среди публикуемых материалов имеются теоретические обобщения и методические работы. Сведения о разнообразных деформациях абиотической среды, в основном загрязнениях воздуха, водоемов, почвы имеются в работах М. В. Ларионова, Е. А. Митрофановой, Н. Н. Гусаковой, О. В. Шершнева, И. А. Ильченко, П. С. Петренко. Гидрохимический режим малых рек исследован Л. Е. Борисовой. Имеются новые химические методы исследования динамики загрязняющих веществ в экосистемах (В. Н. Решетникова, Ю. В. Ермолаенко, И. А. Ильченко). Результаты биоиндикации загрязнений экосистем по состоянию биоты (лишайников, наземных беспозвоночных) содержатся в статьях Т. А. Дюковой, А. С. Шуваевой, Г. А. Осипенко.

Лесная тема отражена в статьях А. И. Золотухина, М. А. Заниной,


А. А. Овчаренко, А. А. Шаповаловой. Авторы подводят итоги многолетних исследований антропогенной трансформации пойменных дубрав степной зоны, анализируют динамику биоразнообразия, предлагают новый метод проведения мониторинга состояния лесных экосистем и концепцию их устойчивого развития. Экосистемное разнообразие лесов Прихоперья показано в статье А. С. Прохожевой, С. В. Кабанова. В работе В. Б. Любимова и соавторов проведен анализ компонентов гидротермического режима и их влияние на древесные интродуценты.

Имеются интересные фаунистические и флористические обобщения местообитаний, подвергающихся антропогенным нарушениям (Е. Е. Биломар, Т. А. Завидовская, А. А. Цветкова, В. А. Обидина, Ю. Г. Поцепай, А. В. Володченко, М. В. Харлампиева, Т. С. Громова, А. Н. Гудина). Есть и другие интересные работы, характеризующие физико-химические свойства и загрязнения почв, проблемы агроэкологии, оценку экологических, социальных и экономических факторов, влияющих на здоровье городского населения.

Таким образом, материалы конференции «Антропогенная трансформация природных экосистем» содержат информацию, которая углубляет знания о наземных и водных экосистемах, их нарушениях и возможных вариантах стабилизации. Они будут полезны студентам, аспирантам и преподавателям биологических факультетов в различных регионах России.

Е. А. Азарченкова


Брянский государственный университет
имени академика И. Г. Петровского

Видовая аккумулятивная способность видов лихенобиоты


Лишайники отвечают всем требованиям организмов-индикаторов общего загрязнения: имеют продолжительный жизненный цикл, широкое распространение по земному шару [7]. Традиционно виды лихенобиоты
и лишайниковые сообщества используют для определения общего состояния атмосферы и расчета синтетических индексов [1; 2; 4; 5; 7]. Относительно новое направление лихеноиндикации — применение лишайников в химическом мониторинге (фоновом и импактном) — позволяет получать достоверные данные и определять динамику содержания химических элементов в средах обитания [3; 8].

Цель работы — дать анализ аккумулятивной способности лихенобиоты по отношению к группе тяжелых металлов в условиях антропогенно измененной среды обитания для биомониторинга сред обитания.

В течение полевых сезонов (2009—2010 гг.) были отобраны пробы лишайников на ключевых для исследований участках (в пределах Брянской области): Ковшовское участковое лесничество (кв. 93, 94); Снежетьское участковое лесничество (кв. 103, 93); территория г. Брянска (Фокинский район), ФГУ «Заповедник „Брянский лес“» (кв. 10, 102 — боровая часть и кв. 102 — пойменная часть). Проведенные исследования территории позволили выделить три основных зоны, испытывающие различные антропогенные стрессовые влияния. Первая зона охватывает территорию, не испытывающую антропогенного влияния — экотопы заповедника, средняя степень влияния — участковые лесничества, значительное антропогенное влияние — экотопы на улицах г. Брянска. Смешанные пробы лишайников состояли преимущественно из Xanthoria parientina (L.)
Th. Fr., Hypogymnia physodes (L.) Nyl., Н. tubulosa (Schaer.) Hav., т. к. они представляют фоновые виды Южного Нечерноземья России (в Брянской области). Образцы высушивались на открытом воздухе в течение 7 дней, затем до воздушно-сухого состояния доводились в термостате при температуре +30 ºС, и обрабатывались по «Методике выполнения измерения массовой доли металлов и оксидов металлов в порошкообразных пробах почв методом рентгенофлуоресцентного анализа. М049-П/04» на приборе «Спектроскан Макс».

Анализ содержания 12 металлов — Sr, Pb, As, Zn, Cu, Ni, Co, Fe, Mn, Cr, V, Ti — в пробах лишайников на территории городской экосистемы, пригородных лесничеств и сообществ заповедника выявил следующие закономерности (см. табл.). Среднее содержание стронция в пробах изменяется в пределах от 75,75 до 194,7 мг/кг. Наибольшее значение отмечено


в пробе № 3 (Фокинский район г. Брянска). Cреднее содержание металла в пробах, взятых на территории заповедника, составляет 61,5 мг/кг. Валовое содержание свинца в пробах изменяется в пределах от 31,45 до
81,8 мг/кг. Наибольшее значение отмечено в пробе слоевищ на территории урбоэкосистем. Среднее содержание металла в пробах, взятых на территории заповедника, составляет 28,9 мг/кг. Среднее содержание мышьяка в пробах изменяется в пределах от 11,55 до 22,2 мг/кг. Средняя концентрация мышьяка в пробах экосистем заповедника — 11,08 мг/кг. Валовое содержание цинка в пробах изменяется в пределах от 157,75 до 376,3 мг/кг. Среднее содержание цинка в пробах, взятых на территории заповедника, составляет 85,45 мг/кг. Среднее содержание меди в пробах изменяется в пределах от 38,15 до 44,4 мг/кг. Наибольшее значение отмечено в пробе № 1 (Снежетьское участковое лесничество). Среднее содержание меди территории заповедника — 40,3 мг/кг. Валовое содержание никеля в пробах изменяется от 19,55 до 25,2 мг/кг. Среднее содержание никеля в экосистемах заповедника — 23,75 мг/кг. Валовое содержание железа в слоевищах лишайников изменяется в пределах от 4 693,75
до 17 420,5 мг/кг. Среднее содержание железа в пробах, взятых на территории заповедника, составляет 7 318,1 мг/кг. Среднее содержание марганца в пробах изменяется в пределах от 125,05 до 431,35 мг/кг. Среднее валовое содержание данного металла в пробах, взятых на территории заповедника, составляет 382,6 мг/кг. Валовая концентрация хрома в пробах — от 45,9 до 86,9 мг/кг. Среднее содержание данного металла в пробах на территории заповедника — 43,7 мг/кг.
Среднее содержание ванадия в пробах изменяется в пределах от 0 до 25,6 мг/кг. Металл не был обнаружен лишь в пробе № 1 (Снежетьское участковое лесничество). Наибольшее значение отмечено в пробе № 6 (ост. «Больничный городок»). Среднее содержание данного металла
в пробах, взятых на территории заповедника, составляет 1,13 мг/кг.

В пробе № 1 (Снежетьское участковое лесничество) обнаружены наименьшие значения 7-ми металлов из проанализированных 12-ти. Значительное загрязнение тяжелыми металлами, особенно свинцом, а также цинком обнаружено вблизи автострад (пробы № 1, 3, 4, 5, 6).

Сравнив результаты химического мониторинга, можно отметить изменение среднего содержания металлов в двух точках отбора проб: стронция, цинка, железа, ванадия и титана.

В результате проведенных исследований химического мониторинга выяснено, что среднее содержание металлов в слоевищах лишайника


в заповеднике и максимальной концентрацией в городской экосистеме достоверно (tпракт.> tтабл.) для мышьяка, меди, никеля, железа, марганца, хрома, недостоверно для стронция, свинца, цинка.

Среднее содержание металлов в слоевищах лишайника в заповеднике и минимальной концентрацией в городе достоверно (tпракт. > tтабл.) для стронция, свинца, мышьяка, цинка, меди, никеля, железа, хрома. Валовая средняя концентрация металлов в слоевищах лишайника в пригородных лесничествах и максимальная концентрация в городе достоверно (tпракт. > tтабл.) для стронция, мышьяка, цинка, меди, никеля, железа, марганца, хрома, недостоверно для свинца.

Итак, аккумулятивная способность лишайников характеризуется относительно большой величиной и избирательностью. По имеющимся данным, марганца в лишайниках содержится меньше, чем в сосудистых растениях; кобальт, никель, молибден присутствуют в одинаковых количествах, а содержание цинка, кадмия, свинца в лишайниках намного выше. Лишайники достоверно значимо накапливают в большей степени тяжелые металлы в антропогенно нарушенных местообитаниях по сравнению с эталонными.

Для организации экспресс-анализа содержания тяжелых металлов


в средах обитания можно не разделять пробы лишайников на виды. Смешанные пробы рекомендовано использовать для диагностики повышенных концентраций стронция, свинца, мышьяка, цинка, меди, никеля, железа, хрома.

Литература

  1. Андерсон Ф. К. Реакция лишайников на атмосферное загрязнение // Загрязнение воздуха и жизнь растений. Л.: Гидрометеоиздат, 1988. С. 295.

  2. Байбаков Э. И. Оценка экологического состояния урбанизированных территорий с помощью методов лихеноиндикации (на примере Казани): автореф. дис. ... канд. биол. наук. Казань, 2003. 167 с.

  3. Бязров А. Н. Лишайники в экологическом мониторинге. М.: АСТ, 2002. 257 с.

  4. Инсаров Г. Э. Лишайники в условиях фонового загрязнения атмосферы двуокисью серы // Проблемы экологического мониторинга и моделирования экосистем. Л.: Гидрометеоиздат, 1986. Т. 9. С. 242—258.

  5. Мартин Ю. Л. Лихеноиндикация состояния окружающей среды // Взаимодействие лесных экосистем и атмосферных загрязнителей. Таллин, 1982. Ч. 1.
    С. 27—47.

  6. Методика выполнения измерений массовой доли металлов и оксидов
    металлов в порошкообразных пробах почв методом рентгенофлуоресцентного анализа. М 049-П/04. СПб.: Спектрон, 2004. 20 с.

  7. Шапиро И. А. Загадки растения-сфинкса. Лишайники и экологический
    мониторинг. Л.: Гидрометеоиздат, 1991. 80 с.

  8. Monitoring with lichens — monitoring lichens: Proceeding of the NATO advanced research workshop on lichen monitoring // Wales, United kindom, 16—23 August, 2000 / P. L. Nimis, Ch. Scheidegger, P. A. Wolseley — eds. Kluwer Academic Publ.: Dordrecht ets, 2002. 408 p.


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет