Многолетние смены растительности при зарастании озер Южного Нечерноземья


Е. А. Митрофанова1, Н. Н. Гусакова2



жүктеу 3.83 Mb.
бет26/42
Дата07.02.2019
өлшемі3.83 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   42

Е. А. Митрофанова1, Н. Н. Гусакова2


1 МОУ «Средняя общеобразовательная школа
села Лопатина» Пензенской области,
2 ФГУ ВПО «Саратовский государственный аграрный
университет имени
Н. И. Вавилова», г. Саратов

Мониторинг качества поверхностных вод малых
рек-притоков р. Суры с использованием
«Тест-комплекта для химического анализа воды»


Согласно федеральному закону «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», водные объекты, используемые для питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, купания, занятий спортом, отдыха и лечебных целей, в том числе водные объекты, расположенные
в черте городских и сельских поселений, не должны являться источником биологических, химических и физических факторов вредного воздействия на человека.

Критерии безопасности и безвредности для человека водных объектов, в том числе предельно допустимые концентрации в воде химических, биологических веществ, микроорганизмов, уровень радиационного фона, устанавливаются санитарными правилами.

Известно, что значительная часть загрязнения крупных рек поступает с водами из малых притоков, которые, в свою очередь, получают загрязнение из небольших ручьев. Поэтому важно вести наблюдения за качеством воды малых рек.

Нами в течение 2006—2010 гг. ведется наблюдение за состоянием воды в 13 реках бассейна р. Суры в пределах Пензенской области, причем ряд объектов анализируется впервые.

Пробы для анализа отбирались в реках: Уза, Камешкир, Красноярка, Елюзань, Сура, Юловка, Кадада, Кряжим, Труев, Чардым, Верхозимка, Няньга, Пенза. Отбор проб проводили «Системой проботоборной для экологических исследований ПЭ-1105 (патент РФ № 2090856)».

Для анализа качества воды в реках нами выбраны методики изучения ионного состава речной воды тест-системами, разработанными во Владимирском госуниверситете под руководством профессора Амелина, опыты проводились в трехкратной повторности, затем подсчитывалось среднее значение, которое сравнивалось с нормами ПДК.

В целом анализ динамики качества воды рек, по данным «Территориального фонда информации по природным ресурсам и охране окружающей среды МПР России по Приволжскому федеральному округу», показывает отсутствие экстремально-высоких концентраций загрязняющих веществ. Среднегодовые концентрации превышали ПДК рыбохозяйственного водоема по концентрации ионов железа и меди.

Однако полученные нами данные указывают на превышение норм ПДК по содержанию ионов кальция в 3,7 раза, железа в 4,45 раза, нитрит анионов в 3,3 раза, фосфат анионов в 2,4 раза в р. Сура.

В р. Кадада превышение норм ПДК по содержанию ионов кальция
в 1,58 раза, железа в 10 раз, фосфат анионов в 2,6 раза. Концентрация остальных определяемых ионов колеблется в пределах, установленных рыбохозяйственных ПДК.

Можно предположить, что значительное превышение содержания


в воде рек Пензенской области железа, меди обусловлено природными факторами, является фоновым и мало зависит от деятельности человека.

Анализируя полученные нами результаты, видно, что превышение норм ПДК по содержанию ионов в воде остальных рек, где отбирались пробы для анализа, тенденция сохраняется. Отмечается превышение норм ПДК по содержанию ионов железа: в р. Елюзань — 10 раз, р. Уза, Труев, Юловка — в 5 раз, Верхозимка — в 3 раза, Няньга — в 4,6 раза, Камешкир — 4,8 раза, Чардым — 2,75 раза; ионов меди: Няньга — в 2,5 раза, Пенза — в 4,8 раза, Труев — в 3 раза, Уза — в 5,5 раза в остальных реках в пределах норм ПДК; нитрит анионов: Верхозимка — в 2,5 раза, Пенза — 2,9 раза, Чардым — в 3 раза, Уза — в 3,5 раза. Концентрация остальных ионов колеблется в пределах норм ПДК.

Значение рН во всех отобранных пробах — в пределах норм ПДК.

С. О. Негробов1*, О. П. Негробов1,
О. О. Маслова2, О. В. Селиванова1


1Воронежский государственный университет,
2Воронежский государственный педагогический университет

Особо охраняемые территории и сохранение
биоразнообразия Воронежской области


Внимание мирового сообщества на проблемы сохранения биоразнообразия наблюдалось в течение всего периода становления цивилизации, отражаясь в региональных законодательствах, религиозных культах
и этических нормах. С усилением антропогенного влияния уничтожение природных ресурсов приобрело катастрофический характер, что заставило общественность разрабатывать меры по защиты среды своего обитания
4. Пусковым механизмом масштабных проектов послужило принятие Международной конвенции по биологическому разнообразию на международном саммите в г. Рио-де-Жанейро в 1992 г., которое стимулировало разработку региональных программ и мероприятий по биоразнообразию. Несколько позднее была предложена концепция устойчивого развития, взаимодействия человека и его среды обитания в связи с осознанием выживания цивилизации в мировом масштабе.

Всемирный фонд охраны природы (WWF, 2000) разрабатывает предложения к 2010 г. составить для большинства ключевых экорегионов


программу «Global 200!», где сосредоточено до 90 % всего биоразнообразия планеты. В рамках «базового» климатического проекта WWF в России для экорегионов готовятся «климатические паспорта» — небольшие брошюры с сжатым изложением проблем, главная цель которых — привлечь внимание общественности и официальных лиц, определить степень катастрофичности, примерные сроки принятия мер и размеры территории. В дальнейшем предполагается составление более детальных проектов по отдельным территориям.

В широком смысле под биоразнообразием понимается комплекс из ландшафтов и мест обитания, разнообразие живых организмов и их генофонд. Значение животных, растений, грибов и бактерий в сохранении стабильности окружающей среды, влиянию факторов среды на здоровье человека, очистке воздуха, почвы и воды интенсивно изучается экологами, биологами, технологами, химиками, службами санитарно-гигиениче-ского контроля и медиками. В то же время остается наиболее слабым звеном при анализе роли биоразнообразия в окружающей человека среде


и в природных экосистемах биологическая составляющая, т. е. механизмы взаимодействия видов в природе, их роль в трансформации веществ, их детоксикации, флюктуирующих изменений при воздействии изменчивых климатических и других природных изменений и тем более при воздействии ксенобиотиков.

Экологическая концепция определяет то, что региональное и глобальное экологическое равновесие поддерживается с помощью сохранения естественного разнообразия экологически взаимосвязанных природных сообществ — природного каркаса экологической стабильности. Многофункциональность каждого природного ресурса: сельскохозяйственные, лесные, водные, охотничьи, рекреационные угодья в той или иной степени выполняют такую важнейшую функцию как поддержание экологической стабильности, необходимой для ведения сельского, лесного и охотничьего хозяйства, обеспечения полноценного отдыха и здоровой среды обитания людей и социально-экономического развития общества.

Средообразующие функции природных сообществ основаны на их способности к самовосстановлению, в результате чего оказанное на них дестабилизирующее воздействие оказывается нейтрализованным. Условием сохранения способности природных сообществ своих природных функций является их экологическая связь между собой, делающая возможной естественное восстановление нарушенных участков за счет
миграции живых организмов с соседних участков, сохранившихся лучше.

В мире насчитывается не менее 4—5 млн видов живых организмов,


а по некоторым подсчетам их должно быть около 30 млн. Ежегодно описывается несколько десятков тысяч новых для науки видов беспозвоночных животных, бактерий, вирусов, грибов и водорослей. Даже среди крупных форм животных рыб и птиц ученые открывают новые виды.
В последние десятилетия описываются десятки новых возбудителей заболеваний человека и животных.

Уточняется список вреда отдельных традиционно привычных продуктов питания человека. Так, в обычных для питания населения грибах —рядовках и свинухах — обнаружены токсичные вещества, опасные для здоровья человека.

Крайне недостаточно разработана проблема влияния ксенобиотиков,
т. е. искусственно созданных человеком веществ на организм человека
и на живые компоненты природных экосистем. Большинство новых ксенобиотиков не прошли токсикологических испытаний. Из более 8 млн ксенобиотиков с точки зрения токсикокинетики и токсикодинамики
в биологических объектах исследовано не более сотой части списков этих веществ. Остаются проблемными вопросами биоаккумуляция, биотрансформация, воздействия малых доз токсикантов, в том числе тяжелых металлов и стойких органических загрязнителей, и тем более комплексного воздействия факторов на организм человека и компоненты природной среды.

При слабой изученности биологических взаимосвязей компонентов природных экосистем и их составов в настоящее время необходимо по возможности сохранять элементы сравнительно ненарушенных территорий природных биогеоценозов. Такие территории кроме эталонов и модельных участков для исследователей и образцов природных экосистем для будущих поколений, являются резерватами сохранения видов различных организмов, пополняющих своим составом нарушенные человеком агросистемы, искусственные лесные посадки или урбоценозы.

Экологический каркас территорий складывается из природно-ланд-шафтного комплекса и антропогенно измененных территорий, обычно связанных с исторически сложившимися типами хозяйственной деятельности. Основу этого каркаса должна составлять сеть особо охраняемых территорий, осуществляющих сохранение биоразнообразие данных областей. Данные участки могут быть сопряжены с экологическими коридорами и с Европейской экологической сетью (European ECOlogical NETwork-EECONET).

Основу экологического каркаса составляют ключевые территории — ядра экологического каркаса, которые связаны транзитными территориями миграции отдельных элементов экосистем. Данные участки должны быть объединены буферными зонами, защищающими ключевые и транзитные территории от воздействий человеческой деятельности.

Развитие равномерной и репрезентативной сети охраняемых природных территорий — одно из важнейших направлений оптимизации природной среды. Заповедные территории выполняют функции охраны эталонов ландшафтных комплексов различных рангов. В качестве охраняемых образцов ландшафтных районов в пределах каждой ландшафтной провинции следует рассматривать государственные заповедники и национальные природные парки. Эталоны типов местности могут быть представлены в ландшафтных заказниках, равно как эталоны типов растительных ассоциаций и типов почв — в соответствующих ботанических
и почвенных заказниках.

Типичные, характерные, редкие (реликтовые и эндемичные) и исчезающие урочища и фации, а также урочища и фации, содержащие уникальные биологические и геолого-геоморфологические объекты, могут охраняться как памятники природы. Очевидно, что чем значительнее степень воздействия человека на ландшафты региона, тем выше экологическая потребность в развитии охраняемых природных объектов. Единая непрерывная сеть мелких (памятники природы) и средних (заказники) охраняемых природных комплексов в совокупности с заповедниками может служить опорой ландшафтно-экологического мониторинга. В связи


с этим охраняемые природные объекты должны отражать все многообразие ландшафтов и его составных частей определенного региона и обеспечивать наблюдение за основными тенденциями развития природных комплексов, изменениями геофизических и геохимических свойств ландшафтов, контролировать динамику биотических и абиотических переменных.

При выделении охраняемых территорий необходимо соблюдение ряда принципов или методологических приемов. Прежде всего это ландшафтно-зональный принцип учета особенностей ландшафта, природной зоны


и климата. Из принципов расположения малых охраняемых территорий можно назвать репрезентативность, т. е. представленность всех типов экосистем на определенной территории, биологическое разнообразие, как основа устойчивости и гомеостаза биоты, площадь, необходимая для сохранения видового состава и ряд других региональных и индивидуальных особенностей территорий.

Выделение 157 охраняемых территорий в Воронежской области проводилось около 30 лет обществом охраны природы с помощью ученых


и энтузиастов составлялись паспорта этих участков. В 1983 г. ВООП опубликована монография «Заповедные уголки Воронежской области». Группой географов, ботаников и зоологов под руководством В. И. Федотова в 1990—1991 гг. были проведены обследования ряда ООПТ и опубликованы карты: «Особо охраняемые ландшафты Воронежской области»
и «Карта охраны природы Воронежской области. Экологический аспект». В 2001 г. был издан «Кадастр особо охраняемых территорий Воронежской области».

В настоящее время в Воронежской области ООПТ занимают едва больше 5 % общей площади, это 2 заповедника, 1 музей-заповедник, ряд ключевых территорий (КОТР) и охотничьих заказников, 2 федеральных заказника и более 170 ООПТ регионального значения.

В последние годы составлены паспорта для ряда новых ООПТ Воронежской области. В Новоусманском районе в Усманском бору выделены памятники: «Маклокское озеро», «Клюквенное болото — 2», «Дуб Святогор», «Родник Маклокский», «Лиственничная аллея», «Болото Самара», «Озеро Черепашье», «Дубовая аллея». Составляются паспорта для ООПТ в Ольховатском районе «Родник Криница» и урочище «Пивневы кучи».

Выделение уникальных ландшафтов предотвращает их использование для аренды частными лицами и исключает строительство различных объектов. В дальнейшем намечено формирование экологической сети на территории Воронежской области.





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   42


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет