Многолетние смены растительности при зарастании озер Южного Нечерноземья



жүктеу 3.83 Mb.
бет34/42
Дата07.02.2019
өлшемі3.83 Mb.
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   42

Ю. Г. Поцепай


Брянский государственный университет
имени академика И. Г. Петровского

Разнообразие сообществ синантропной растительности
и их кормовая ценность


Изучение разнообразия синантропной растительности, закономерностей синантропизации на территории городов необходимо для преодоления ее нежелательных последствий, охраны биологического разнообразия на популяционно-видовом и ценотическом уровне, оптимизации городского развития, организации биомониторинга. Следует отметить, что
в синтаксономическом плане изученность растительности российских населенных пунктов, в отличие от европейских, остается слабой, например, вопрос о кормовом значении и урожайности биомассы сообществ ассоциаций растительности.

Показатели ценофлор урбанизированных
и неурбанизированных территорий Брянской области


Класс

Показатель

г. Брянск

Древесная и кустарниковая растительность



Querco — Fagetea

306

191

65

14

20

31

10,1

Salicacetea purpureae

142

95

46

4

18

18

12,7

Alnetea glutinosae

133

112

50

5

16

8

6,0

Vaccinio — Piceetea

126

93

43

2

18

12

9,5

Robinietea

97

75

36

3

13

22

22,7

Травянистая растительность

Molinio — Arrhenatheretea

296

176

50

22

24

36

12,2

Trifolio — Geranietea sanguinei

169

112

31

7

23

24

14,2

Phragmiti — Magnocaricetea

136

97

42

13

14

4

2,9

Galio — Urticetea

133

96

34

9

11

45

33,8

Agropyretea repentis

127

85

30

3

19

21

16,5

Plantaginetea majoris

102

69

23

3

14

10

9,8

Artemisietea vulgaris

92

66

26

3

15

22

23,9

Sedo — Scleranthetea

72

57

22

2

19

11

15,3

Bidentetea tripartitae

42

30

21

1

16

8

19,1

г. Трубчевск

Древесная и кустарниковая растительность



Querco — Fagetea

216

73

51

7

11

27

12,5

Salicacetea purpureae

92

45

28

2

9

14

15,2

Vaccinio — Piceetea

103

39

19

2

14

11

10,7

Robinietea

59

32

21

2

12

13

22,0

Травянистая растительность

Molinio — Arrhenatheretea

173

56

20

17

18

22

12,7

Trifolio — Geranietea sanguinei

89

23

15

4

19

11

12,4

Phragmiti — Magnocaricetea

75

41

27

8

12

2

2,7

Plantaginetea majoris

54

17

9

3

11

5

9,3

Artemisietea vulgaris

47

24

8

3

14

11

23,4

Sedo — Scleranthetea

43

16

11

2

15

8

18,6

Bidentetea tripartitae

39

12

15

1

12

6

15,3

Показатели ценофлор по неурбанизированным

территориям Брянской области (Булохов, 2001,2003)



Древесная и кустарниковая растительность

Querco — Fagetea

260

172

64

13

26

3

1,5

Vaccinio — Piceetea

109

77

42

7

25

3

2,8

Salicetea purpureae

91

74

39

3

12

1

1,1

Alnetea glutinosae

70

60

37

5

11

1

1,4



Продолжение таблицы

Травянистая растительность

Molinio — Arrhenatheretea

270

144

42

33

25

10

3,7

Sedo — Scleranthetea

114

79

28

5

19

6

5,3

Phragmiti —Magnocaricetea

103

68

34

18

15

1

1,0

Plantaginetea majoris

103

64

28

5

19

4

3,9

Trifolio — Geranietea sanguinei

63

54

18

1

22

5

7,9

Примечание. Параметры ценофлор: 1, 2 и 3 — соответственно число видов, родов и семейств; 4 — число выделенных ассоциаций и сообществ; 5 — среднее значение -разно-образия; 6 — число адвентивных видов; 7 — доля адвентивных видов, %.
Растительность г. Брянска представлена 14 классами, растительность г. Трубчевска представлена 11 классами (см. табл.).

Для сравнительного анализа процессов синантропизации в ценофлорах мы использовали данные по неурбанизированным территориям Брянской области, приведенные в работах А. Д. Булохова (см. табл.).

В классах GalioUrticetea, Agropyretea repentis, Artemisietea vulgaris и Bidentetea tripartitae представлена типичная травянистая синантропная растительность. Как и следовало ожидать, в составе их ценофлор выявили наиболее высокую степень адвентивизации. Также высокие значения этого показателя наблюдали у ценофлор псаммофильных сообществ SedoScleranthetea, которые на территории города часто нарушены.

Для ценофлор сообществ, выявленных в пределах города, было характерно большее видовое разнообразие (показатели среднего -разнообразия увеличиваются на городской территории) (см. табл.). Исключение составляли сообщества классов QuercoFagetea и VaccinioPiceetea.

Аномальное увеличение таксономического разнообразия можно объяснить экотонным эффектом: городские местообитания представляют собой пограничную зону между собственно природной и городской средой — своеобразный антропогенный экотон, или уробоэкотон по Н. Г. Ильминских.

Город Брянск находится в зоне ярко выраженного экотонного эффекта (на стыке хвойно-широколиственных, широколиственных лесов и пойменных лугов). В пределах города существуют рефугиумы флоры — овраги, крутые склоны, болота, пойма, городские леса, освоение которых под нужды города затруднительно. Антропогенным влиянием вызваны нарушения природных сообществ, в которые внедряются апофиты и адвентивные виды. Вместе с тем влияние города не приводит к существенному обеднению местной флоры. В зоне урбоэкотона сосредоточены многие редкие таксоны. Таким образом, баланс становления видового состава флоры сильно сдвинут в сторону ее обогащения.

Снижение -разнообразия сообществ широколиственных и сосновых лесов (табл. 1) связано с выпадением из ценоза не устойчивых к сильной рекреационной нагрузке видов травяно-кустарничкового яруса. Однако
в целом разнообразие ценофлоры возрастает за счет большей антропогенной дифференциации экотопов.

Для г. Брянска индекс синантропизации флоры составил 47,7 %, индекс адвентизации — 35,5 %, индекс апофитизации — 52,2 %. Аналогичные показатели для г. Трубчевска — соответственно 36,7, 26,5 и 63,3 %. Степень антропогенной трансформации флор, а также растительных


сообществ для г. Брянска оказалась выше, чем для г. Трубчевска — малого города, в котором промышленность и транспортная сеть менее развиты. Показатели синантропизации флор можно сравнить с данными, полученными другими авторами. Н. Г. Ильминских [4] во флоре г. Казани выявил 914 видов сосудистых растений, в том числе 202 вида апофитов; аллохтонных видов, имеющих большое значение во флоре, 381, большая их часть (321 вид) принадлежит к антропофитам. А .В. Чичев [7] в г. Пущино определил 302 вида дикорастущих растений, из которых 224 — синантропные; 79 % синантропных видов составляют антропофиты. Во флоре г. Томска И. Е. Мерзляковой [6] выявлено 679 видов, из них адвенты — 136. Все авторы отмечают динамичность и непостоянство городских флор, что стимулируется появлением и натурализацией заносных видов, а также тесную связь видового богатства с возрастом города, численностью его населения, расширением застройки, развитием промышленности и транспорта. Отмеченная оригинальность флоры связана с расположением городов на стыках ботанико-географических выделов суши различного ранга [4]. Урожайность биомассы травяного покрова наиболее высокая наблюдалась в фитоценозах классов Molinio — Arrhenatheretea, Phragmiti — Magnocaricetea, Agropyretea repentis, Artemisietea vulgaris
в пределах 9,5—15,5 ц/га. Кормовая ценность высокая и средняя. Средняя урожайность надземной биомассы 7,3—9,49 ц/га — в сообществах классов Trifolio — Geranietea sanguinei, Galio — Urticetea, Bidentetea tripartitae. Кормовая ценность средняя. В сообществах остальных классов урожайность надземной биомассы 7,3 ц/га, кормовая ценность угодий невысокая.

Итак, растительность г. Брянска представлена 14 классами и г. Трубчевска 11 классами. Фитоценозы рассматриваемых городов синантропизированы, кроме сообществ синантропных классов (Artemisietea vulgaris, Plantaginetea majoris, Robinietea), синантропизации подверглись сообщества всех других классов. Индексы синантропизации и адвентизации флоры для г. Брянска выше, чем для г. Трубчевска, индекс апофитизации максимален для флоры малого города. Неодинаковые показатели антропогенной трансформации флоры обусловлены в двух городах разной степенью урбанизации. Синантропизация выявлена и для ценофлор синтаксонов: на урбанотерриториях они богаче, чем на естественных территориях. Это вызвано гетерогенностью местообитаний, а в условиях г. Брянска — и экотонным эффектом, что согласуется с данными других авторов. Кроме того, на территории городов в ценофлорах лесной зональной растительности интенсивно идет процесс олуговения.



Литература

  1. Булохов А. Д. Синтаксономия как основа ботанико-географического анализа флоры и охраны растительности (на примере Южного Нечерноземья): автореф. дис. … д-ра биол. наук. М., 1992. 32 с.

  2. Булохов А. Д. Травяная растительность Юго-Западного Нечерноземья России. Брянск: Изд-во БГУ. 2001. 296 с.

  3. Булохов А. Д., Соломец А. И. Эколого-флористическая классификация лесов Южного Нечерноземья России. Брянск: Изд-во БГУ, 2003. 359 с.

  4. Ильминских Н. Г. Анализ городской флоры (на примере г. Казани): автореф. дис. … канд. биол. наук. М., 1982. 23 с.

  5. Ильминских Н. Г. Урбанистические градиенты во флоре: матер. IV раб. совещания по сравнительной флористике «Изучение биологического разнообразия методами сравнительной флористики» (Березинский биосферный заповедник). СПб., 1998. С. 244—250.

  6. Мерзлякова И. Е. Соотношение синантропных элементов во флоре г. Томска // Ботан. журн. 2001. Т. 86. С. 94—96.

  7. Чичев А. В. Синантропная флора города Пущино // Экология малого города: сб. науч. тр. Пущино, 1981. С. 18—42.





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   42


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет