Морская арбитражная комиссия при



жүктеу 5.84 Mb.
бет14/27
Дата16.05.2019
өлшемі5.84 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   27
4. МОРСКОЕ СТРАХОВАНИЕ
4.1. Решение от 14 мая 1987 г. по иску кубинской организации "Алимпорт", Гавана, Куба, к страховому акционерному обществу СССР (Ингосстрах), Москва, СССР (дело N 11/1987).
Условие договора страхования "свободен от частной аварии" и "без ответственности за повреждение, кроме случаев крушения" означает, что ответственность страховщика не распространяется на повреждение груза, явившееся следствием его подмочки забортной водой, если эта подмочка не явилась следствием чрезвычайных обстоятельств, таких как крушение, столкновение, посадка на мель, пожар или взрыв на судне.
Обстоятельства дела
Из Канады на Кубу на теплоходе "Сифнос" производилась перевозка 148 тонн пшеницы. Данный груз был застрахован в Ингосстрахе (ответчик) на условиях п. 3 § 2, являвшихся частью договора страхования правил транспортного страхования грузов "Свободен от частной аварии".

В ходе перевозки груз был подмочен забортной водой. Факт подмочки был зафиксирован актом контрольной организации "Эксикуба" и сюрвейерским актом, составленным в день окончания разгрузки - 13 февраля 1986 г. Истец, кубинская организация "Алимпорт", заявил 4 июля 1986 г. рекламацию.

Ингосстрах отказался удовлетворить требование истца на том основании, что груз был застрахован на условиях "без ответственности за повреждение, кроме случаев крушения". В данном случае, по мнению ответчика, имела место лишь частная авария, которая не была покрыта условиями страхования. Условия страхования соответственно покрывали лишь убытки от полной гибели всего или части груза и убытки от его повреждения, если они возникли вследствие чрезвычайных обстоятельств: столкновения, крушения и т.п. В данном деле груз не погиб ни полностью, ни частично. Он имел остаточную стоимость и был частично реализован.

Истец же полагал, что он имеет право на получение страхового возмещения, поскольку груз погиб для тех целей, для которых он закупался, хотя физически груз и не погиб.


Мотивы решения
МАК отказала в удовлетворении исковых требований. Арбитры пришли к выводу, что условие договора страхования "без ответственности за повреждение, кроме случаев крушения" не распространяется на случай повреждения груза забортной водой, поскольку оно не было обусловлено чрезвычайными обстоятельствами, которые имелись в виду в договоре страхования. Не имели места ни крушение, ни столкновение, ни посадка на мель или взрыв на судне.
4.2. Решение от 24 сентября 1987 г. по иску "Хелленик Аспропиргос Рефайнери С.А." Афины, Греция, к страховому акционерному обществу СССР (Ингосстрах), Москва, СССР (дело N 21/1987).
Избрание сторонами применимого права непосредственно в заседании МАК влечет применение этого избранного права к разрешению спора между этими сторонами.

Вне зависимости от времени направления претензии, если недостача была обнаружена в день окончания выгрузки, срок исковой давности начинает течь с этого дня.

Признание со стороны должника части заявленных требований, возникших из договора морского страхования, и частичное их удовлетворение не влияют на течение срока исковой давности по тем требованиям, которые не были признаны и удовлетворены.
Обстоятельства дела
В соответствии с договором между ВО "Союзнефтеэкспорт" и истцом, "Хелленик Аспропиргос Рефайнери С.А.", на танкере "Кавказ" из порта Новороссийск в порт Пахи/Мегара была произведена перевозка груза сырой нефти. Выгрузка была закончена 6 марта 1984 г. Страховщиком являлся ответчик, САО "Ингосстрах".

По окончании выгрузки была обнаружена недостача груза. Стороны имели разногласия в отношении размера страхового возмещения, причитавшегося истцу в связи с недостачей груза. Ответчик в январе 1986 г. произвел частичное удовлетворение требований истца, переведя ему сумму, которая, по мнению ответчика, подлежала уплате в рассматриваемом случае. Не получив полного удовлетворения своих требований, истец обратился в Морскую арбитражную комиссию.

В ходе рассмотрения дела в МАК стороны согласились с тем, что при решении спора между ними подлежит применению советское право.

Ответчик возражал против удовлетворения исковых требований, поскольку, по его мнению, был пропущен двухгодичный срок исковой давности. Истец полагал, что срок исковой давности не был пропущен, поскольку первоначальная претензия была направлена ответчику в декабре 1984 г.

Истец также полагал, что даже если исчислять течение срока с момента окончания выгрузки 6 марта 1984 г., то и в этом случае срок не был пропущен, поскольку "Ингосстрах" своим поведением не давал возможности истцу предъявить иск ранее, чем это было сделано. По мнению истца, своим поведением "Ингосстрах" давал понять, что возможность уплаты страхового возмещения им не отвергалась.

Перечисление суммы возмещения состоялось 13 января 1986 г.


Мотивы решения
МАК отказала в удовлетворении иска на том основании, что был пропущен двухгодичный срок исковой давности, установленный ст. 305 КТМ СССР 1968 г., по требованиям, вытекающим из договора морского страхования. Указание на двухгодичный срок исковой давности имелось и в правилах транспортного страхования, являющихся частью договора страхования.

Поскольку выгрузка завершилась 6 марта 1984 г. и в этот же день была установлена недостача, а исковое заявление было подано лишь 11 декабря 1986 г., срок исковой давности был пропущен истцом более чем на девять месяцев. По мнению МАК, ничто в поведении ответчика не мешало предъявить иск в пределах срока исковой давности. Ответчик действительно признавал право истца на получение страхового возмещения, однако ни в какой момент ответчик не признавал, что его долг превышает сумму, о перечислении которой он известил истца.


4.3. Решение от 18 октября 1988 г. по иску страхового акционерного общества СССР (Ингосстрах), Москва, СССР, к ВО "Разноимпорт", Москва, СССР (дело N 5/1988).
Иск о возврате излишне уплаченного страхователю страхового возмещения в связи с предоставлением страхователем недостоверных сведений относительно страхового случая является требованием из договора морского страхования, а не из неосновательного обогащения. Исполнение, произведенное ненадлежащим образом, не влечет прекращения договорного обязательства.
Обстоятельства дела
Истец, САО "Ингосстрах", обратился в Морскую арбитражную комиссию с требованием обязать ответчика, ВО "Разноимпорт", возвратить часть страхового возмещения, выплаченного ответчику за недостачу 21 комплекта тракторных шин, перевозившихся на судне "Тибор Самуэли" из порта Бомбей в порты Одесса и Измаил.

После выплаты ответчику суммы страхового возмещения обнаружилось, что по другому коносаменту было доставлено больше на 11 комплектов шин, что, по всей видимости, произошло из-за смешения коносаментных партий.

Ответчик отказался возвратить сумму страхового возмещения, соответствующую стоимости обнаруженных шин. Он также ссылался на то, что обнаружившийся излишек перевозился по другому коносаменту и, кроме того, эти обнаружившиеся шины имели иной размер и стоимость, что означало, что их стоимость не могла быть принята в зачет недостачи по другой партии шин. Помимо этого ответчик полагал, что истек годичный срок исковой давности, установленный для требований из неосновательного обогащения. Этот срок, по мнению ответчика, начал течь с момента выплаты возмещения.

Истец указывал на то, что между недостающими и обнаружившимися в разных партиях шинами нет принципиальной разницы. Они имеют одинаковую стоимость и предназначены для одного грузополучателя. Срок же исковой давности не мог считаться истекшим, поскольку исковые требования вытекали не из неосновательного обогащения, а из договора морского страхования, по которому исковая давность составляла два года. Срок исковой давности начал, по мнению истца, течь 27 января 1987 г., когда перевозчик по запросу истца сообщил ему об обнаружении в другой партии груза 11 комплектов шин.

В ходе разбирательства правопреемником ВО "Разноэкспорт" в данном деле в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 24 марта 1988 г. N 376 было признано ВО "Нефтехимэкспорт", в ведение которого передавались внешнеторговые операции по группе товаров, к которой относился являвшийся предметом спора товар.
Мотивы решения
МАК решила, что действительная недостача груза составила 10 комплектов шин. Ответчик не опроверг имеющихся в материалах дела свидетельств того, что недостававшие в одной партии и излишние в другой комплекты шин имели одинаковую стоимость. Ответчиком не были представлены доказательства того, что излишние шины им были возвращены или дополнительно оплачены иностранному продавцу. В свете того, что все рассматриваемые партии груза были застрахованы по одному полису без указания их размеров и по одним и тем же ставкам страховой премии, МАК решила, что в отношениях со страховщиком у ответчика не было оснований не зачесть излишние шины в счет обнаруженной недостачи.

Что касалось возражений ответчика, относящихся к истечению срока исковой давности, арбитры пришли к мнению, что в основе иска о возврате излишне уплаченного страхового возмещения лежит ненадлежащее исполнение со стороны ответчика условий договора страхования. Это означало, что этот иск не мог рассматриваться в качестве вытекающего из неосновательного приобретения или сбережения имущества ответчиком в смысле ст. 473 Гражданского кодекса РСФСР. Хотя договор страхования и был исполнен, лишь исполнение, произведенное надлежащим образом, прекращает обязательство (ст. 228 ГК РСФСР). Ненадлежащее исполнение договора, в том числе и такое, как платеж недолжного, не влечет прекращения обязательства из договора и не создает внедоговорного обязательства.

В связи с признанием иска требованием, вытекающим из договора морского страхования, МАК применила к нему в соответствии с ч. 2 ст. 305 КТМ СССР двухгодичный срок исковой давности, исчисляемый со дня возникновения права на иск, т.е. в данном случае с 27 января 1987 г., когда истец узнал о том, что стоимость 11 комплектов шин выплачена им излишне. Иск был заявлен 19 февраля 1988 г., т.е. в пределах срока исковой давности.

Поскольку между сторонами не было спора в отношении размера иска, МАК удовлетворила требования истца полностью.


4.4. Решение от 11 мая 1989 г. по иску кубинской организации "Карибэкс", Гавана, Куба, к страховому акционерному обществу СССР (Ингосстрах), Москва, СССР (дело N 75/1988).
Применительно к договору морского страхования груза в отсутствие условий, расширяющих понятие "пункт назначения", включенная в страховой полис оговорка "от склада до склада" должна рассматриваться в качестве распространяющей страховое обязательство страховщика только до выгрузки застрахованного груза с морского судна в пункте назначения, но не на дальнейшую перевозку наземным транспортом до склада клиента страхователя.
Обстоятельства дела
Грузоотправителем - ВО "Продинторг", г. Москва, в адрес грузополучателя - "Экспортного предприятия "Карибэкс", Гавана, было отгружено 24404 ящика с рыбными консервами. Перевозка осуществлялась по коносаменту N 3 от 30 декабря 1986 г. из Находки на теплоходе "Ованес Туманян", принадлежащем Дальневосточному морскому пароходству. В графе "Порт выгрузки" коносамента содержались записи: "Гавана, или Сантьяго-де-Куба, или Сьенфуэгос" и "разгрузка в порту назначения за счет покупателя". На данный груз ВО "Продинторг" получило от Ингосстраха составленный по стандартной форме последнего полис N 802440 от 30 декабря 1986 г., в котором, в частности, указывалось: "...коносамент N 3 от 30.12.86, теплоход "Ованес Туманян", из Находки, СССР, в Гавану, или Сантьяго-де-Куба, или Сьенфуэгос". Полис также содержал описание и указание на количество застрахованного груза (47379 ящиков с рыбными консервами). В полисе указывалось, что груз застрахован на обусловленную сумму на условиях с ответственностью Ингосстраха за все риски согласно п. 1 § 2 его Правил транспортного страхования. Дополнительно было впечатано: "Включая оговорку "от склада до склада".

Судно, перевозившее груз, 24 февраля 1987 г. прибыло в порт Сантьяго-де-Куба, где 26 февраля завершило выгрузку. Затем груз был отправлен по железной дороге в Гавану.

При выдаче груза на станции назначения в Гаване была установлена и зафиксирована в аварийных актах железной дороги недостача в общей сложности 37 ящиков перевозившихся рыбных консервов.

В связи с недостачей "Карибэкс" направило 3 августа 1987 г. представителю Ингосстраха соответствующее уведомление, а затем две претензии, в которых истец требовал возмещения стоимости недостающего груза и 10% ожидаемой прибыли. Не получив удовлетворения, истец предъявил иск в МАК.

Ответчик отказался удовлетворить требования истца на том основании, что недостача груза возникла во время его транспортировки в иной пункт, нежели тот, перевозка до которого была застрахована. По мнению ответчика, оговорка "от склада до склада", дополнительно включенная в полис, означает, что в том случае, когда после выгрузки с морского судна в конечном порту назначения груз перевозится в иной пункт, до которого он не был застрахован, страховщик не несет ответственности с момента начала такой перевозки.

Как полагал ответчик, именно такое понимание этой оговорки сложилось в практике страхования. В частности, институтом лондонских страховщиков была сформулирована аналогичная оговорка, ранее именовавшаяся "от склада до склада", которая теперь именуется транзитной оговоркой, но включает оговорку "от склада до склада" (Харди Айвами Е.Р. Морское страхование. Лондон, 1979. С. 133 и 550). В соответствии с этой оговоркой действие страхования "начинается с момента, когда грузы покидают склад или место хранения в месте, указанном в полисе для начала транзита, продолжается в ходе обычного транзита и прекращается либо при доставке

а) на принадлежащей получателю или иной конечный склад или место хранения в пункте назначения, указанном в полисе;

б) на любой иной склад или место хранения, - безразлично до или в пункте назначения, указанном в полисе, - который бы страхователь избрал в целях использования:

(i) для складирования, не связанного с обычным ходом транзита, или

(ii) для распределения и реализации, либо

с) по истечении 60 дней после завершения выгрузки застрахованного груза с морского судна в конечном порту выгрузки, в зависимости от того, какой из моментов наступит первым. Если после выгрузки из морского судна, но до прекращения страхования, груз должен быть отправлен в пункт назначения иной, нежели тот, до которого он был застрахован, страхование хотя и остается подлежащим прекращению так, как указано выше, но действует после транзита в такой пункт назначения".

Истец, не оспаривая, что недостача возникла в ходе перевозки груза по железной дороге из Сантьяго-де-Куба в Гавану, утверждал тем не менее, что страховщик (ответчик) обязан возмещать любые убытки, которые могут возникнуть к моменту прибытия импортируемого груза до первого склада клиента истца. Именно такой склад в пункте назначения, указанном в полисе, а не причал или иное место в порту разгрузки морского судна должен пониматься в рамках формулы "от склада до склада". По мнению истца, такой смысл имеет и § 3 Правил транспортного страхования ответчика, которые содержатся на оборотной стороне полиса. В соответствии с указанным параграфом Правил "ответственность по договору страхования начинается с момента, когда груз будет взят со склада в пункте отправления для перевозки, и продолжается в течение всей перевозки (включая перегрузки и перевозки, а также хранение на складах в пунктах перевозок и перевалок) до тех пор, пока груз не будет доставлен на склад грузополучателю или на иной конечный склад в пункте назначения, указанном в полисе, но не более 60 дней после выгрузки груза из морского судна в окончательном порту разгрузки".


Мотивы решения
МАК нашла, что спор между истцом как выгодоприобретателем по договору страхования и ответчиком как страховщиком сводится к вопросу о том, возникла ли утрата груза в пределах или за пределами действия страхового обязательства ответчика. По мнению арбитров, условие полиса о разгрузке в одном из названных портов Кубы (Гавана, Сантьяго-де-Куба, Сьенфуэгос) означает, что груз мог быть выгружен либо по частям во всех трех или двух этих портах, либо в одном из них и в зависимости от этого пунктом назначения для целей страхования явился бы тот пункт, в котором судно выгрузит соответствующую часть груза или весь груз. Поскольку в действительности разгрузка была произведена целиком лишь в одном порту Сантьяго-де-Куба, именно последний и должен быть признан единственным пунктом назначения в смысле полиса. Это означает, что в отсутствие дополнительных условий, расширяющих понятие "пункт назначения", утрата груза в ходе последующей перевозки в Гавану не охватывается страховым обязательством ответчика и в удовлетворении иска должно быть отказано.
4.5. Решение от 26 декабря 1991 г. по иску акционерного коммерческого предприятия "Совкомфлот", Москва, СССР, к страховому акционерному обществу "Ингосстрах", Москва, СССР (дело N 40/1990).
В отсутствие указаний на обратное в договоре страхования не может считаться существенным изменением риска плавание застрахованного судна в северных широтах (севернее 70-й параллели), если согласно классификационному свидетельству и свидетельству о праве плавания, выданным на это судно, не установлено каких-либо ограничений в отношении района плавания.

Предел страхового возмещения, установленный договором страхования в инвалютных рублях, которых более не существовало в момент вынесения решения, должен быть определен с применением курса на момент заключения договора.


Обстоятельства дела
В июне 1989 г. пассажирский тб/х "Максим Горький" совершал круиз в Норвежском море. Маршрут проходил в значительной части в водах Норвегии, в том числе в районе острова Шпицберген. Судовладельцем являлось акционерное коммерческое предприятие "Совкомфлот". Обеспечение судна экипажем по договору было передано Черноморскому морскому пароходству. Согласно классификационному свидетельству от 4 июня 1988 г. и свидетельству о годности к плаванию Регистра СССР для судна не было установлено никаких ограничений в отношении района плавания.

Судно было застраховано в САО "Ингосстрах" по полису от 4 апреля 1989 г. на основании Правил страхования судов, составляющих часть договора страхования.

Во время плавания тб/х "Максим Горький" столкнулся с льдиной. Судно получило два разрыва наружной обшивки с правого борта общей длиной около 5 метров.

Расследование обстоятельств столкновения показало, что причиной аварии стало следование с чрезмерной скоростью и несоблюдение мер предосторожности при плавании в условиях переменной видимости в районе распространения дрейфующих льдов; ошибочный маневр, приведший к вхождению судна в зону более сложных ледовых условий; невыполнение указания Черноморского морского пароходства о запрете плавания во льдах в северных круизах; невыполнение рекомендаций хорошей морской практики избегать встречи со льдом, обходить стороной его скопления и снижать скорость в условиях ограниченной видимости в районе возможной встречи со льдом.

После столкновения в бухте Колс на Шпицбергене был произведен временный ремонт судна. Впоследствии на заводе "Ллойд Верфт" в Бремерхафен был произведен постоянный ремонт.

Истец 18 октября 1989 г. предъявил требование об уплате страхового возмещения. Письмом от 23 ноября 1989 г. ответчик заявил отказ выплатить страховое возмещение АКП "Совкомфлот", ссылаясь на невыполнение со стороны истца требования § 14 Правил страхования судов о необходимости извещения страховщика относительно существенного изменения риска. По мнению страховщика, таким существенным изменением в риске явилось плавание застрахованного судна в районах севернее 70-го градуса северной широты, т.е. там, где вероятность столкновения со льдом значительно увеличивается, в то время как указанное судно не имело специальных подкреплений корпуса, позволяющих ему безопасно плавать во льдах. Застрахованное судно являлось единственным пассажирским судном истца, используемым им при плавании в северных широтах.

По мнению истца, ссылки ответчика на существенное изменение риска не были обоснованными. Истец, в частности, ссылался на следующие обстоятельства. Для застрахованного судна по классификации не предусмотрено ограничений, которые препятствовали бы его плаванию по тому северному маршруту, которым оно следовало в июне 1989 г. Свидетельство о годности к плаванию предусматривало неограниченный район плавания. Район, в котором находилось судно в момент аварии, в летнее время не требует наличия у судна ледовых подкреплений. В районе аварии регулярно совершают рейсы суда без ледового класса, в том числе пассажирские. Кроме того, застрахованное судно совершало круизы в этих широтах в течение ряда лет. Сведения об этих круизах регулярно публиковались. Между тем Правила страхования судов прямо предусматривают, что исключение страхового покрытия в связи с ледовой опасностью может иметь место только в случае эксплуатации судна в условиях, не предусмотренных его ледовым классом. Условиями страхового полиса район плавания не ограничивался.
Мотивы решения
По мнению арбитров, поскольку договор страхования не предусматривал каких-либо ограничений в отношении района плавания застрахованного судна в течение срока страхового покрытия, плавание тб/х "Максим Горький" севернее 70-й параллели являлось обстоятельством, которое страхователь не должен был специально оговаривать при заключении договора страхования, тем более что согласно классификационному свидетельству и свидетельству о годности к плаванию для данного судна не было установлено каких-либо ограничений в отношении района плавания. Сведения относительно характера и степени риска в летних круизных рейсах в районе Шпицбергена, учитывая широкую практику страхования судов, совершающих такие рейсы, должны были быть признаны, по мнению арбитров, общеизвестными. В этих условиях МАК сочла ссылку ответчика на то, что истец якобы не исполнил своей обязанности относительно извещения страховщика о существенном изменении риска, необоснованной.

Как было установлено МАК, причиной столкновения тб/х "Максим Горький" с льдиной стала ошибка в судовождении, допущенная капитаном. Такого рода ошибочное действие капитана относилось к числу рисков, покрываемых договором страхования.

Принимая во внимание то, что сумма иска ответчиком не оспаривалась, МАК сочла, что исковые требования подлежат удовлетворению в заявленном размере.

Страхование судна "Максим Горький" было осуществлено в существовавших в то время инвалютных рублях, что, по мнению МАК, было равносильно страхованию в свободно конвертируемой валюте. Поскольку страхователь понес убытки от страхового случая в марках ФРГ, страховое возмещение в соответствии с решением МАК подлежало уплате в марках ФРГ. При этом размер вознаграждения, эквивалентный его пределу, установленному договором страхования, должен был быть определен с применением курса Госбанка СССР на момент заключения договора, что в наибольшей степени соответствовало бы намерениям и воле сторон этого договора обеспечить эквивалентность страхового возмещения.


4.6. Решение от 8 января 1992 г. по иску "Паблик Петролеум Корпорейшн оф Грис С.А.", Афины, Греция, к страховому акционерному обществу СССР (Ингосстрах), Москва, СССР (дело N 11/1990).
Избрание сторонами непосредственно в заседании МАК применимого права влечет разрешение спора в соответствии с этим избранным правом.

Представление доказательств наличия в трубопроводной системе порта, ведущей к береговым хранилищам нефти, системы сепарации грузов и предварительной очистки трубопроводов и дренирования береговых танков создает презумпцию того, что обводнение груза нефти произошло до ее поступления в трубопроводную систему.

Правила Ллойда по страхованию нефтяных грузов ("Инститьют Балк Ойл Клозес"), являясь лишь проформой, рекомендуемой страховщиками Ллойда, не могут применяться без специального упоминания об этом в договоре страхования.
Обстоятельства дела
Между истцом, "Паблик Петролеум Корпорейшн оф Грис С.А.", и ВО "Союзнефтеэкспорт" был заключен договор на поставку нефти-сырца. В течение 1988 г. нефть доставлялась на нескольких танкерах в греческие порты Пахи-Мегара и Фессалоники. Груз был застрахован по девяти типовым страховым полисам в соответствии с Правилами транспортного страхования грузов ответчика САО "Ингосстрах". Согласно условиям страхования ответчик обязался возмещать недостачу, превышающую 0,5% объема любого танка или всей партии груза. В заседании арбитража советское право было избрано сторонами применимым к возникшим между ними отношениям.


Каталог: uploads -> Publications
uploads -> Викторина по пьесе В. Шекспира «Гамлет, принц Датский»
uploads -> Қазақстан Республикасы Қорғаныс министрінің 2016 жылғы 22 қаңтардағы №35 бұйрығымен бекітілген тиісті деңгейдегі білім беру бағдарламаларын іске асыратын Қазақстан
uploads -> 2018 жылға арналған Жарқайың ауданы бойынша айтақты және естелік күнтізбесі 24 маусым
uploads -> Ақмола оато үшін есікті қайта сатып алуды жүзеге асыру туралы хабарландыру 2016 жылғы 11 қазан Астана қ. Тапсырыс берушінің атауы мен пошталық мекенжайы «Ұлттық ақпараттық технологиялар»
uploads -> «Қостанай қаласы әкімдігінің білім бөлімі»


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   27


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет