Морская арбитражная комиссия при



жүктеу 5.84 Mb.
бет5/27
Дата16.05.2019
өлшемі5.84 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

4. Арбитры установили, что требование Первого Дунайского пароходного общества сводится к возмещению ему недоплаты фрахта за перевозки грузов ВО "Союзпромэкспорт", ВО "Промсырьеимпорт" и ВО "Экспортхлеб" в 1990 г. по реке Дунай и начислению в связи с такой недоплатой процентов. Недоплата образовалась из-за отсутствия у упомянутых внешнеторговых объединений и выступавшего в качестве их агента ВО "Совфрахт" соответствующих валютных средств, необходимых для покрытия курсовой разницы, обусловленной введением на основании Постановления Совета Министров СССР от 31 октября 1990 г. N 1101 коммерческого курса рубля. Проценты на неоплаченные своевременно суммы фрахта перевозчик начислил, руководствуясь положениями ст. 13 Братиславского соглашения об общих условиях перевозки грузов по реке Дунай от 26 сентября 1955 г.

5. Арбитры признали, что под спором об оплате фрахта действительно следует понимать спор о возмещении курсовой разницы в оплате фрахта, образовавшейся из-за введения Правительством СССР нового курса рубля. Ответчики не оспаривали право Первого Дунайского пароходного общества на получение суммы курсовой разницы по фрахту за перевозки грузов фрахтователей, выполненных в 1990 г. по договору от 14 февраля 1985 г. и соглашению от 10 марта 1988 г., а также на возмещение ему процентов за несвоевременную оплату фрахта. Однако ответчики разошлись между собой относительно того, на чей счет должны были быть отнесены соответствующие суммы. По мнению фрахтователей, эти суммы должны были быть оплачены ВО "Совфрахт", так как именно ему выделялись соответствующие валютные средства для оплаты фрахта за перевозки, выполнявшиеся в интересах фрахтователей. Фрахтователи также ссылались на условия договора фрахтования, согласно которым расчеты по фрахту в 1990 г. производились непосредственно между ВО "Совфрахт", выступавшим в качестве агента фрахтователей, и перевозчиком.

ВО "Совфрахт" в свою очередь, напротив, утверждал, что им выполнялась исключительно посредническая деятельность в расчетах между фрахтователями и перевозчиком, и отрицал свою обязанность принять на свой счет оплату задолженности, тем более что централизованных валютных средств для оплаты перевозок ему не было выделено. Поскольку расчеты по оплате фрахта в иностранной валюте в 1990 г. производились из средств, выделяемых в централизованном порядке, их отсутствие не могло быть поставлено в вину ни фрахтователям, на которых ложилась обязанность по оплате фрахта, ни их агенту - ВО "Совфрахт".

Арбитры отметили, что функции ВО "Совфрахт" осуществлять соответствующие расчеты с иностранными перевозчиками вытекают не столько из договоренностей между ним и фрахтователями, сколько из действовавшего в то время в СССР порядка, в силу которого только ВО "Совфрахт", а не фрахтователи, могло нести ответственность за платежи иностранному перевозчику. Эти отношения имели уже иную правовую природу, нежели отношения по представительству. Объективно ВО "Совфрахт" в этой части становилось только фактическим исполнителем обязательств, возложенных договором фрахтования на советскую сторону. На полноту и своевременность исполнения обязательств фрахтователи не могли оказывать какого-либо влияния, и поэтому оно практически приобрело как бы самостоятельное юридическое значение по отношению к перевозчику, поставив ВО "Совфрахт" в один ряд с фрахтователями. Поэтому арбитры сочли, что освобождение ВО "Совфрахт" от ответственности как брокера, не являющегося стороной соответствующих договоров фрахтования, с учетом особенностей фактического и юридического состава данного дела не представляется обоснованным.

6. Учитывая вышеизложенное и принимая во внимание положение п. 1 ст. 8 Вводных постановлений к Торговому кодексу Австрии, предусматривающее презумпцию солидарной ответственности нескольких должников по одному договору, арбитры сочли справедливым, что в данном случае есть основания для установления солидарной ответственности как фрахтователей, так и ВО "Совфрахт" за исполнение обязательства оплатить фрахт.

Арбитры также посчитали, что было бы неприемлемым, чтобы неурегулированность внутренних взаимоотношений между фрахтователями и ВО "Совфрахт" в части определения стороны, на которую должна быть возложена курсовая разница, создавала бы препятствия для реализации неоспоримого права перевозчика получить согласованное вознаграждение за оказанные им услуги, а также возмещение понесенных им убытков, ставших результатом неисполнения обязательств его контрагентами.

В соответствии с этим принципиальным подходом арбитры признали ответчиками перед Первым Дунайским пароходным обществом за фрахт по грузу, перевозившемуся для ВО "Союзпромэкспорт", солидарно ВО "Союзпромэкспорт" и ВО "Совфрахт", для ВО "Промсырьеимпорт" - солидарно ВО "Промсырьеимпорт" и ВО "Совфрахт", для ВО "Экспортхлеб" - солидарно ВО "Экспортхлеб" и ВО "Совфрахт".

7. При определении сумм, причитающихся Первому Дунайскому пароходному обществу, арбитры исходили из того, что их размер, кроме указанной в письме ВО "Совфрахт" от 4 февраля 1992 г. части фрахта за перевозку грузов ВО "Союзпромэкспорт" в сумме 22475 руб. 15 коп., что соответствует 4299736,10 австрийских шиллинга, ни один из ответчиков не оспорил. На вышеуказанную сумму истец согласился уменьшить свое требование.

8. Арбитры отказались удовлетворить просьбу ВО "Совфрахт" об уменьшении размера искового требования на сумму, приходящуюся на недостачу груза, перевозившегося для ВО "Промсырьеимпорт", ранее также отклоненную Первым Дунайским пароходным обществом, поскольку претензия, подлежащая заявлению в связи с недостачей груза, как это предусмотрено ст. 37 Братиславского соглашения об общих условиях перевозки грузов по реке Дунай от 26 сентября 1955 г., заявлена не была.

9. Арбитры сочли нецелесообразным рассматривать в одном производстве дополнительное требование о взыскании с ответчиков по данному делу 384659,31 дол. США и 32936660,37 австрийских шиллинга, заявленное 31 января 1992 г., т.е. после того, как иск о взыскании 22987113,43 австрийских шиллинга был принят к производству МАК. Иск о взыскании 22987113,43 австрийских шиллинга был заявлен в связи с перевозками, выполненными в 1990 г., а дополнительное требование предъявлено по расчетам за перевозки в 1991 г., когда порядок проведения расчетов был коренным образом изменен. Поскольку требование по расчетам за 1991 г. было предъявлено только в январе 1992 г., ответчики были лишены возможности рассмотреть его по существу, а также произвести выверку расчетов. Поэтому арбитры выделили в отдельное производство иск Первого Дунайского пароходного общества к ВО "Совфрахт", ВО "Союзпромэкспорт", ВО "Промсырьеимпорт" и ВО "Экспортхлеб" о взыскании 384659,31 дол. США и 32936660,37 австрийских шиллинга.

10. С учетом вышеизложенного арбитры признали иск Первого Дунайского пароходного общества к ВО "Совфрахт", ВО "Союзпромэкспорт", ВО "Промсырьеимпорт" и ВО "Экспортхлеб" о взыскании 22987113,43 австрийских шиллинга подлежащим удовлетворению в сумме 20878915,75 австрийских шиллинга, в том числе солидарно с ВО "Союзпромэкспорт" и ВО "Совфрахт" - в размере 13640277,38 австрийских шиллинга, солидарно с ВО "Промсырьеимпорт" и ВО "Совфрахт" - в размере 3942647,49 австрийских шиллинга и солидарно с ВО "Экспортхлеб" и ВО "Совфрахт" - в размере 3295990,88 австрийских шиллинга.

Требование о взыскании разницы между предъявленной суммой и подлежащей удовлетворению суммой не было признано арбитрами обоснованным, и в связи с этим было отказано во взыскании 2108197,68 австрийских шиллинга.

Расходы по уплате арбитражного сбора, согласно п. 2 § 24 Правил производства дел в МАК, были возложены на стороны, против которых состоялось решение, и при этом установлена солидарная обязанность по уплате приходящихся на соответствующих ответчиков сумм этого сбора.
3.4. Решение от 15 апреля 1993 г. по иску фирмы "Мота Компаниа Навиера С.А.", Пирей, Греция, к организации БПО "Севрыба", Мурманск, Россия (дело N 15/1991).
Чартер считается действительным образом заключенным в силу последующего одобрения как письменно, так и посредством фактических действий, которые свидетельствуют о том, что стороны руководствовались положениями данного чартера при осуществлении перевозки.

Переход прав по чартеру в связи с ликвидацией одной из сторон договора.

Поскольку демередж представляет собой размер убытков, заранее оцененных сторонами, и судовладелец согласился на продление рейса при условии возмещения ему за это время демереджа, он тем самым соглашался на то, что не полученные в связи с продлением рейса доходы (упущенная выгода) будут покрыты за счет демереджа.

Требования истца, возникшие из правоотношений, не являющихся предметом заявленного искового требования, удовлетворению не подлежат.


Обстоятельства дела
22 февраля 1991 г. фирма "Мота Компаниа Навиера С.А." (Пирей, Греция) обратилась в МАК с иском, в котором просила обязать БПО "Севрыба" (Мурманск, Россия) уплатить 650892,37 дол. США за ненадлежащее исполнение ею чартера, заключенного 10 ноября 1989 г. с фирмой через фрахтового брокера - греческую фирму "Трансмед", а также проценты годовых согласно ст. 309 КТМ Союза ССР 1968 г., расходы по уплате арбитражного сбора и расходы по ведению дела.

Согласно условиям чартера т/х "Касос Рифер" должен был принять груз мороженой рыбы в согласованном месте в открытом море у берегов Чили и доставить его в один из портов Нигерии по указанию ответчика. Рыба должна была перегружаться с рыболовецких траулеров. Фрахтователь обязывался уплатить фрахт и демередж в согласованных размерах, а также дисбурсментские, погрузочные и разгрузочные расходы и пошлины в отношении груза.

Истец обосновывал свои исковые требования следующим. В нарушение условий чартера о погрузке в одном месте фрахтователь произвел погрузку в нескольких местах с 11 траулеров, которые, по мнению истца, выполняли роль лихтеров, в связи с чем ответчик должен уплатить ему демередж и возместить расходы на дополнительные горюче-смазочные материалы всего в размере 40825,00 дол. США. За нарушение условий чартера об одном порте разгрузки (фактически оказалось три таких порта - Лагос, Ломе и Абиджан - и один пункт перегрузки на т/х "Хайфенг" в Котону) истец потребовал уплаты демереджа в размере 110445,84 дол. США, а также возмещения ему расходов на портовые сборы, буксировку и пр. Кроме того, фрахтователи не смогли уплатить причитавшиеся с них сборы в портах Ломе и Котону, соответственно 12885,00 дол. США и 13245,00 дол. США, которые были уплачены истцом и подлежат возмещению.

В связи с тем что срок исполнения чартера по причинам, зависящим от ответчика, существенно вышел за временные рамки, предполагавшиеся сторонами при его заключении, истец утратил возможность заключения выгодных контрактов, особенно с учетом короткого сезона эксплуатации судов типа т/х "Касос Рифер" (рефрижератор). В этой связи упущенная выгода была оценена истцом в 100000,00 дол. США.

Наконец, в контексте ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязанностей по чартеру истец заявил требование о возмещении ущерба, возникшего вследствие навала на т/х "Касос Рифер" двух траулеров ("Леонид Иванов" и "Александр Торцев") при перегрузке с них рыбы в открытом море. Обосновывая данное требование, истец утверждал, что согласно условиям чартера фрахтователь был обязан обеспечить безопасную перегрузку рыбы с траулеров на т/х "Касос Рифер", предоставив для этого необходимое количество йокогамских кранцев, что сделано не было, и в результате ущерб от навала, по данным истца, составил 229656,37 дол. США.

В заседаниях МАК 28 мая и 20 ноября 1992 г., а также 26 января 1993 г. выяснялся вопрос о правопреемнике ответчика по делу в связи с тем, что БПО "Севрыба", к которой предъявлен иск, была упразднена 1 января 1990 г. С учетом этого определением МАК от 28 мая 1992 г. истцу было предложено сообщить, предъявляет ли он исковые требования другим, помимо первоначально названного ответчика, организациям. В своем телексе от 13 июля 1992 г. истец в качестве таких организаций назвал "Севрыбхолодфлот", "Севрыбсбыт", АРП "Севрыба" (все - Мурманск, Россия) и "Севрыбфлот" (Москва, Россия). Определением МАК от 20 ноября 1992 г. ВАО "Севрыбфлот" как не имеющее отношения к спорной чартерной перевозке из числа ответчиков было исключено, а другим вышеназванным организациям было предложено представить разделительные акты, по которым передавались имущественные права и обязанности в связи с упразднением БПО "Севрыба", и их уставы в связи с преобразованием в акционерные общества. Такие документы были представлены. В последующих заседаниях АО "Севрыба", АО "Севрыбсбыт" и АО "Севрыбхолодфлот" возражали против предъявленного иска по двум основаниям. Во-первых, каждая из названных организаций утверждала, что она не имела отношений с этими организациями и не занималась исполнением спорной перевозки, которая началась во время существования реорганизованного впоследствии БПО "Севрыба", причем ни к одной из этих организаций права и обязанности БПО "Севрыба" по спорному чартеру не перешли. Во-вторых, со стороны фрахтователя чартер (который был послан через фрахтового брокера - греческую фирму "Трансмед") не был подписан, что свидетельствует об отсутствии между сторонами договорных отношений и, следовательно, основания для иска. В свете этих аргументов ответчика отклонялись и требования, связанные с возмещением ущерба, причиненного т/х "Касос Рифер" навалом двух траулеров, принадлежавших самостоятельным юридическим лицам. Вместе с тем ответчиком не было выдвинуто каких-либо возражений против денежной оценки иных требований, заявленных истцом.


Мотивы решения
Арбитры, рассмотрев материалы дела и выслушав объяснения представителей сторон, установили следующее.

1. Арбитры нашли, что МАК компетентна рассматривать данный спор, так как согласно п. 31 чартера от 10 ноября 1989 г. все вытекающие из него споры между сторонами подлежат рассмотрению МАК.

2. Арбитры установили, что договор фрахтования т/х "Касос Рифер" от 10 ноября 1989 г. должен считаться действительным образом заключенным между БПО "Севрыба" и фирмой "Мота Компаниа Навиера С.А." в силу последующего одобрения со стороны фрахтователя как письменно (в частности, телекс от 10 января 1990 г. - раздел 39 искового заявления), так и посредством фактических действий, которые свидетельствуют о том, что стороны руководствовались положениями данного чартера при осуществлении перевозки.

3. Рассмотрев представленные материалы (приказ о реорганизации БПО "Севрыба", акты сдачи-приемки дел, уставы преобразованных организаций), арбитры нашли, что АО "Севрыба", АО "Севрыбхолодфлот" и АО "Севрыбсбыт" являются правопреемниками упраздненного БПО "Севрыба" - стороны, как установлено выше, договора фрахтования. Вместе с тем ни представленные документы, ни объяснения представителей названных организаций не указывают, к какой именно организации-правопреемнику перешли права и обязанности по названному чартеру. С учетом этого арбитры пришли к выводу, что АО "Севрыба", АО "Севрыбхолодфлот" и АО "Севрыбсбыт" должны рассматриваться в качестве солидарных должников по рассматриваемым правоотношениям.

4. Арбитры нашли, что требование об уплате 100000,00 дол. США в качестве упущенной выгоды за утрату судовладельцем перспективных контрактов подлежит отклонению как не доказанное истцом. Арбитры сочли, что если демередж представляет собой размер убытков, заранее оцененных сторонами, и судовладелец согласился на продление рейса при условии возмещения ему за это время демереджа, то следует полагать, что он тем самым соглашался на то, что не полученные в связи с продлением рейса доходы будут покрываться за счет демереджа.

5. Арбитры не удовлетворили требование истца о возмещении ущерба, возникшего в результате столкновения траулеров "Леонид Иванов" и "Александр Торцев", принадлежащих третьим лицам - АО "Мурманрыбпром" и АО "Мурманский траловый флот", с т/х "Касос Рифер", как лежащее вне правоотношений, являющихся предметом данного рассмотрения.

6. Учитывая отсутствие возражений по существу требований и в отношении заявленных истцом сумм, а также с учетом изложенного выше арбитры сочли доказанными и соответствующими условиям чартера требования истца в отношении демереджа, неоплаченной части фрахта и других расходов всего на сумму 321173,10 дол. США и постановили взыскать указанную сумму с АО "Севрыба", АО "Севрыбхолодфлот" и АО "Севрыбсбыт" как с солидарных должников в пользу фирмы "Мота Компаниа Навиера С.А." с начислением на эту сумму 3% годовых (ст. 309 КТМ Союза ССР 1968 г.), а также 5% от указанной суммы в порядке компенсации расходов истца на ведение дела и возмещение расходов истца по уплате арбитражного сбора.
3.5. Решение от 25 января 1994 г. по иску страхового акционерного общества "Ингосстрах", Москва, Россия, к Беломорско-Онежскому пароходству, Петрозаводск, Россия (дело N 46/1992).
При предъявлении иска к перевозчику со стороны страховщика, который получил права требования к перевозчику в порядке суброгации, не требуется соблюдения обязательного претензионного доарбитражного порядка урегулирования спора, если страховщик выступает в роли правопреемника иностранной стороны.

Срок исковой давности в спорах из повреждения груза начинает течь с момента окончания выгрузки.

Выдача чистого коносамента при погрузке и подтверждение повреждения груза актами сюрвейерского осмотра при выгрузке служит доказательством того, что груз не был поврежден ни при погрузке, ни при выгрузке.

Предел ответственности в 250 руб. за одно грузовое место, установленный ст. 165 КТМ СССР 1968 г., не подлежит применению в том случае, если условия коносамента отсылают к применимым КТМ и Гаагским правилам. В связи с обесценением рубля справедливым является применение денежного предела ответственности, установленного Гаагскими правилами.

В случае внесения истцом суммы арбитражного сбора в рублях решение МАК в соответствии с п. 1 § 4 Правил производства дел в МАК предусматривает исчисление суммы убытков, подлежащих взысканию с ответчика, в рублях.
Обстоятельства дела
При выгрузке груза бумаги в рулонах на теплоходе Беломорско-Онежского пароходства "Волго-Балт 220" были обнаружены механические повреждения части груза, а также следы подмочки. Груз перевозился по нескольким чистым коносаментам из порта Архангельск в порт Бремен. После прибытия судна в порт Бремен груз был осмотрен в трюме судна сюрвейерской организацией "Batterman & Tillery", приглашенной грузовладельцем. По итогам осмотра были составлены акты о повреждении груза. Выгрузка была закончена 3 сентября 1991 г.

Груз был застрахован в САО "Ингосстрах", которое, выплатив страховое возмещение немецкой компании "Jakob Jurgensen GmbH + Co.", Гамбург, получило по суброгации все права на взыскание убытков с перевозчика. В связи с этим САО "Ингосстрах" обратилось в МАК с иском о взыскании суммы убытков с перевозчика, Беломорско-Онежского пароходства.

В своем исковом заявлении САО "Ингосстрах" просило МАК взыскать сумму убытков в рублях. Впоследствии, однако, истец заявил письменное ходатайство о взыскании убытков в немецких марках, поскольку страховое возмещение было выплачено в иностранной валюте.

Ответчик иск не признал, основываясь, в частности, на том, что истцом пропущен срок исковой давности, нарушена процедура предъявления претензии морскому перевозчику в части сроков предъявления этой претензии, а также ему не был представлен расчет убытков. Ответчик также ссылался на то, что перевозчик несет ответственность только за тот период, в течение которого груз находится в его ведении, то есть с момента пересечения грузом рейлингов судна при погрузке и до пересечения рейлингов судна при выгрузке. Риски повреждения груза при погрузке и выгрузке лежат на страховой организации. Кроме того, по мнению ответчика, в соответствии со ст. 165 КТМ СССР 1968 г. и п. 11 условий коносамента ответственность пароходства ограничена суммой 250 руб. за одно грузовое место, поскольку стоимость груза не была объявлена.


Мотивы решения
Арбитры пришли к мнению, что, поскольку иск заявлен в порядке суброгации, а "Ингосстрах" выступает как правопреемник иностранной стороны, соблюдения претензионного порядка доарбитражного урегулирования спора не требуется.

МАК также пришла к выводу о том, что срок исковой давности не был пропущен истцом. Выгрузка была завершена 3 сентября 1991 г., а иск был подан в МАК 2 сентября 1993 г.

По мнению арбитров, не должны были быть приняты ссылки ответчика на то, что груз мог быть поврежден в ходе погрузки или выгрузки, поскольку при погрузке перевозчиком был выдан чистый коносамент, а повреждение груза удостоверено сюрвейерскими актами, составленными при выгрузке.

МАК не приняла и ссылок ответчика на ограничение его ответственности 250 руб. за одно грузовое место, поскольку к перевозке в соответствии с коносаментом наряду с КТМ СССР 1968 г. подлежали применению Гаагские правила, устанавливающие иной предел ответственности. Кроме того, в силу обесценения рубля формальное применение ст. 165 КТМ СССР 1968 г. означало бы полное освобождение перевозчика от ответственности, что не было бы правильно и справедливо. В рассмотренном деле предел ответственности, установленный Гаагскими правилами, превышал сумму заявленного и обоснованного истцом требования.

Морская арбитражная комиссия после оценки доказательств и расчетов, представленных сторонами, пришла к выводу, что иск должен был быть удовлетворен частично, поскольку заявленные истцом требования включали убытки, причиненные грузу при выгрузке на причале и складе получателя, за которые перевозчик ответственности не несет.
3.6. Решение от 20 июля 1995 г. по иску АО "Северное морское пароходство", Архангельск, Россия, к СП "СОВЭКС", Санкт-Петербург, Россия, и встречному иску СП "СОВЭКС", Санкт-Петербург, Россия, к АО "Северное морское пароходство", Архангельск, Россия (дело N 2/1995).
К встречному иску, предъявленному в МАК, применяются те же требования, что и к основному иску, включая порядок уплаты арбитражного сбора.

Оговорка в чартере о том, что палубный груз находится на риске фрахтователя, распространяется на любые случаи как утраты, так и повреждения палубного груза и не является основанием для ограничения сферы ее применения только случаями гибели или утраты такого груза.

Если в соответствии с условиями чартера фрахтователь был обязан в установленный срок уплатить 100% фрахта, то наличие у него претензий по перевозившемуся грузу не может служить причиной для неуплаты фрахта в полном размере.

Предусмотренный ст. 110 КТМ Союза ССР 1968 г. штраф за просрочку в уплате фрахта применяется только к плановым перевозкам.


Обстоятельства дела
24 февраля 1994 г. между АО "Северное морское пароходство" (Архангельск, Россия) (судовладелец) и СП "СОВЭКС" (Санкт-Петербург, Россия) (фрахтователь) был заключен чартер (проформа "СОВЬЕТВУД") на перевозку пиломатериалов в пакетах из порта Архангельск в порт Бремен (Германия). Сумма причитающегося судовладельцу фрахта составляла 89666,89 дол. США и должна была быть уплачена фрахтователем по условиям ст. 26 и ст. 27 дополнения к чартеру полностью (100%) не позднее 15 марта 1994 г. Фрахтователь лишь 5 апреля 1994 г. и лишь частично уплатил фрахт в сумме 61572,96 дол. США.

В претензии, направленной судовладельцу, фрахтователь мотивировал удержание части фрахта тем, что вынужден был возместить получателю груза затраты на просушку пиломатериалов, а выплаченную сумму зачесть в счет подлежащего уплате фрахта, так как по прибытии в порт назначения был установлен факт подмочки перевозившегося на палубе груза пиломатериалов, подтвержденный актом сюрвейерского осмотра.

16 мая 1994 г. судовладелец отклонил претензию фрахтователя на том основании, что перевозка груза на палубе осуществлялась в соответствии с условиями чартера и коносаментов на страх и риск фрахтователя и отправителя, и при погрузке груза в порту Архангельск директор филиала "СОВЭКС-Архангельск" выдал 1 марта 1994 г. разрешение капитану судна на погрузку пиломатериалов в мокрый снег, что также могло стать причиной намокания груза.

16 августа 1994 г. судовладелец предъявил к фрахтователю претензию об уплате недовнесенной суммы фрахта в размере 28093,93 дол. США и предусмотренного ст. 110 КТМ Союза ССР 1968 г. штрафа в размере 1% от невнесенной и от внесенной с просрочкой суммы фрахта за каждый день просрочки платежа - 56195,09 дол. США.


Каталог: uploads -> Publications
uploads -> Викторина по пьесе В. Шекспира «Гамлет, принц Датский»
uploads -> Қазақстан Республикасы Қорғаныс министрінің 2016 жылғы 22 қаңтардағы №35 бұйрығымен бекітілген тиісті деңгейдегі білім беру бағдарламаларын іске асыратын Қазақстан
uploads -> 2018 жылға арналған Жарқайың ауданы бойынша айтақты және естелік күнтізбесі 24 маусым
uploads -> Ақмола оато үшін есікті қайта сатып алуды жүзеге асыру туралы хабарландыру 2016 жылғы 11 қазан Астана қ. Тапсырыс берушінің атауы мен пошталық мекенжайы «Ұлттық ақпараттық технологиялар»
uploads -> «Қостанай қаласы әкімдігінің білім бөлімі»


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет