Мюррей Ротбард Тайна банковского дела



жүктеу 3.62 Mb.
бет1/20
Дата21.04.2019
өлшемі3.62 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


Мюррей Ротбард

Тайна банковского дела


Перевод В. В. Зеленов




СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие Дугласа И. Френча

Предисловие Джозефа Т. Салерно


I. Деньги: значение и происхождение

1. Важность денег

2. Как появляются деньги

3. Свойства денег

4. Денежная единица
II. Что определяет цены: предложение и спрос
III. Деньги и общий уровень цен

1. Спрос и предложение денег, общий уровень цен

2. Почему изменяется общий уровень цен
IV. Денежная масса

1. Каким должен быть объем денежной массы

2. Объем золота в обращении и фальшивомонетчество

3. Государственные бумажные деньги

4. Происхождение государственных бумажных денег
V. Спрос на деньги

1. Предложение товаров и услуг

2. Частота выплат

3. Клиринговые системы

4. Доверие к деньгам

5. Инфляционные и дефляционные ожидания


VI. Банковское кредитование
VI Депозитные банковские операции

1.Складские квитанции

2. Депозитные банковские операции и растрата

3. Банковская система с частичным резервированием

4. Банкноты и депозиты
VIII. Свободная банковская деятельность и ограничения на банковскую кредитную инфляцию
IX. Централизованная банковская система: снятие ограничений
X. Централизованная банковская система: определение общего объема резервов

1. Спрос на наличность

2. Спрос на золото

3. Кредиты, предоставляемые банкам

5. Операции на открытом рынке
XI. Централизованная банковская система: процесс банковской кредитной экспансии

1. Экспансия от банка к банку

2. Центральный банк и казначейство
XII Происхождение центральных банков

1. Банк Англии

2. Свободная банковская деятельность в Шотландии

3. Провал пилитов 1844-1845


XIII Централизованная банковская система в США I: происхождение

1. Банк Северной Америки и Первый банк Соединенных Штатов

2. Второй банк Соединенных Штатов
XIV Централизованная банковская система в США II: период с 1820-х годов до эпохи Гражданской войны

1. Джексоновское движение и война за Банк

2. Децентрализованная банковская деятельность в период с 1830—х годов до Гражданской войны
XV Централизованная банковская система в США III: Национальная банковская система

1. Гражданская война и Национальная банковская система

2. Эпоха Национальной банковской системы и происхождение Федеральной резервной системы
XVI. Централизованная банковская система в США IV: Федеральная резервная система

1. Инфляционная структура ФРС

2. Инфляционистская политика ФРС
XVII Заключение: Современная ситуация в банковском деле и что с этим делать

1. Дорога к настоящему

2. Современная денежная масса

3. Как вернуться к настоящим деньгам


Приложение: Миф о свободной банковской деятельности в Шотландии

«Свободная банковская деятельность» в Шотландии

Переоценка теоретиков свободной банковской деятельности


Предисловие Дугласа И. Френча

Хотя книга М. Ротбарда «Тайна банковского дела» была впервые издана еще 25 лет назад, она и сейчас остается единственной книгой, в которой ясно и кратко объясняется современная банковская система с частичным резервированием, ее происхождение и те разрушительные эффекты, которые она оказывает на жизнь каждого мужчины, женщины и ребенка. Усилиями Лью Роквелл и персоналом Института Людвига фон Мизеса было издано и в настоящее время распространяется новое издание классической работы Ротбарда. Оно особенно актуально в этом году, когда мы наблюдаем всплеск банковских банкротств, провал попыток спасения центральными банками всех стран коммерческих и инвестиционных банков, двузначные темпы инфляции во многих частях мира и гиперинфляцию, полностью уничтожившую экономику Зимбабве. Цена книги делает ее доступной и студентам, и всем тем, кто интересуется природой капризного банковского дела, а также вопросом о том, как возникают инфляция и бизнес - циклы.

При отсутствии вмешательств со стороны центрального банка, текущий финансовый кризис мог бы стать хорошей проверкой инфляционности банковской системы, как замечает Ротбард в своей критической рецензии на книгу Лоуренса Х. Уайта «Свободная банковская деятельность в Великобритании: теория, опыт и дискуссии 1800—1845 гг.». Эта статья была впервые опубликована в «Обзоре австрийской школы экономики» и включена в это новое издание для корректировки первоначального одобрения Ротбардом работы Уайта, данное им в первом издании. С начала 1990-х годов в Соединенных Штатах практически не было банкротств банков, но, как предположил Ротбард, в течение этого периода, при «отсутствии failure» «инфляция денежной массы и кредита (принимала) все более угрожающие масштабы». Действительно, с января 1990 года по апрель 2008 г. денежная масса М2 в США выросла более чем вдвое: с 3,2 трлн долларов до 7,7 трлн долларов. Банкиры жили «за счет общества и экономики, которой становилось все хуже» (выделено Ротбардом).

В основополагающей книге, которую вы держите в руках, Ротбард показывает, что не якобы нечестные кредиты под недвижимость, из-за которых в этом году рушились банки, а воистину мошеннический характер банковской системы с частичным резервированием является реальным виновником фиаско банкиров.

Однако центральные банки ничему не учатся. «Наша система не должна быть столь уязвимой, чтобы подвергать слишком большому риску экономику», сказал президент Федерального резервного банка Нью-Йорка Тим ​​Гайтнер после организации спасения с помощью центрального банка банком J. P. Morgan инвестиционного банка Bear Stearns, обанкротившегося в первом квартале 2008 г. Конечно, мысль о том, чтобы его работодатель — государство прекратил заниматься фальшивомонетничеством и вернулся к использованию рыночных денег — золота — не пришла ему в голову. Он прописал усиление государственного регулирования, при котором «основные правила игры стимулируют создание более надежных амортизаторов».

Эти слова наверняка повеселили бы Мюррея.

Мое знакомство с «Тайной банковского дела» произошло в 1992 г., когда я заканчивал работу над своей диссертацией в Университете Лас Вегаса (UNLV) под руководством Мюррея. Я обнаружил эту книгу в университетской библиотеке и не смог от нее оторваться. Книга вышла из печати задолго до этого и тем более до появления Amazon.com и других интернет-сайтов с поиском букинистической литературы, так что я так и не смог найти и приобрести экземпляр этой книжки. Поэтому однажды субботним днем я накормил десятицентовыми монетами библиотечный копировальный аппарат и изготовил себе копию. Когда стал доступен интернет-поиск, я стал терпеливо ждать и при первой возможности приобрел два экземпляра, заплатив во много раз больше первоначальных 19,95 доллара розничной цены (в момент написания этих строк на AbeBooks.com имеется в продаже три книги в диапазоне от 199 до 225 долларов, а Bauman Rare Books недавно продали первое издание с автографом автора за 650 долларов).

К тому моменту, как я открыл для себя эту замечательную работу Ротбарда, я в течение шести лет работал в банке, однако, подобно большинству людей, работающих в банковской сфере, у меня не было четкого понимания сути работы этой отрасли. То, чему учат на работе, — это не знание. Мюррей мог называть меня «эффективным банкиром», но именно он как никто другой знал, какое зло скрывается за банковской системой с частичным резервированием: «пагубная и инфляционистская политика государственного господства».


Дуглас И. Френч,

Лас-Вегас, шт. Невада.

Июнь 2008 г.
Предисловие Джозефа Т. Салерно
Давным давно исчезнувшая из продажи, «Тайна банковского дела» является, пожалуй, наименее оцененной работой из всего обширного наследия Мюррея Ротбарда. Это печально, поскольку книга является примером того, как следует применять, беспристрастно и объективно, здравую экономическую теорию для исследования происхождения и развития институтов реального мира и оценки всех следствий. Это то, что действительно можно было бы назвать «институциональной экономикой». В этой книге рассматривается институт центрального банка, исторически воплотившийся в Федеральной резервной системе (для краткости ФРС), центральном банке США.

ФРС в американской жизни уже давно считается чем-то само собой разумеющимся, а с середины 1980-х годов и до самого последнего времени, она стала особенно почитаемой. Экономисты, финансовые эксперты, главы корпораций, банкиры с Уолл-стрит, медийные гуру и даже владельцы малого бизнеса и инвесторы с Мэйн-стрит стали говорить или писать о ФРС с трепетом и благоговением. В этот период фигуры председателя Федеральной резервной системы Пола Волкера и особенно его преемника Алана Гринспена, обрели мифический статус, они стали главными героями огромного количества биографий и угодливых статей в средствах массовой информации. В конце 1990-х годов, когда лопнул пузырь на рынке высоких технологий, образ ФРС как ловкого и всевидящего кормчего экономики начал понемногу тускнеть. Однако именно совершенно непредвиденная волна дефолтов по субстандартным ипотечным кредитам в середине этого десятилетия, сопровождавшаяся паническим спасением Федеральным резервом крупных финансовых институтов и начавшаяся стагфляция, существенно поколебали всеобщую уверенность в мудрости и компетентности ФРС. Настал самый благоприятный момент для радикальной и проницательной критики ФРС и банковской системы с частичным резервированием, которую и разворачивает в этой книге Ротбард.

Прежде чем мы внимательно ознакомимся с содержанием книги и вкладом автора, начнем с краткого изложения злополучной истории ее публикации. Первоначально она была опубликована в 1983 г. недолго просуществовавшим и эклектичным издательским домом Richardson & Snyder, который примерно в это же время также опубликовал спорную книгу Энтони Гроновича «Брокер Бога» (Antoni Gronowicz «God’s Broker») о жизни папы Римского Иоанна Павла II. Она вскоре была снята с продажи, что привело к ликвидации компании. Чуть позже компания-преемник, Richardson & Steirman, опубликовала получившую высокую оценку книгу «Время для мира» тогдашнего лидера СССР Михаила Горбачева (Mikhail Gorbachev «A Time for Peace»). Этот издательский успех, однако, не уберег фирму от столь же скорого ухудшения дел. После 1988 г. фирма, по-видимому, исчезла совсем.

Вдобавок к преждевременно обретенному статусу книги-сироты, присутствовал ряд и других факторов, которые затруднили распространение «Тайны банковского дела». Во-первых, несколько рецензентов оригинального издания многозначительно отметили слабое, не соответствующее стандартам, качество редактуры и печати, что изуродовало внешний вид книги. Второе, и это важно, книга «опередила свое время». В 1983 г., в год издания книги, усилия руководителя ФРС Волкера, направленные на обуздание двузначных темпов инфляции конца 1970-х годов, начали приносить первые успехи. На протяжении оставшихся лет десятилетия инфляция не превышала 5%. В 1990-е годы инфляция, рассчитанная по индексу потребительских цен, снизилась еще больше и зависла между 2 и 3%. Это позволило руководителю ФРС Гринспену и большинству профессиональных экономистов, специализирующихся на теории денег, торжественно объявить о победе над инфляцией и даже о росте вероятности возвращения пугала дефляции.

Однако, несмотря на неблагоприятные обстоятельства, сопровождавшие публикацию книги, «Тайна банковского дела» стала настоящей классикой андеграунда. На момент написания этой статьи, на Amazon.com четыре бывшие в употреблении копии этой книги выставлены на продажу по ценам между 124,50 и 256,47 долл. Эти цены во много раз выше, чем те копейки, которые просят за стандартные учебники, которые издавались в 1980-х, и даже превышают дико завышенные цены последних изданий этих учебников, очищающих карманы плененных в аудиториях студентов колледжей. Такие ценовые несоответствия являются хорошим показателем того, что книга Ротбарда сильно отличается от стандартной подачи предмета — по содержанию, по стилю и по организации.

Книга Ротбарда ориентирована на читателей, заинтересованных в активном изучении предмета, а не на равнодушных студентов, сидящих ссутулившись в 500-местных амфитеатрах наших «исследовательских» университетов. Хотя книга написана характерным для Ротбарда красочным языком, он не уклоняется от строгого изложения основных теоретических принципов, определяющих работу денежной системы. Книга действительно изобилует графиками, схемами, таблицами и даже одним или двумя несложными уравнениями. Но прежде чем вы отправитесь на штурм вершин, вам следует знать, что это не «учебник» в общепринятом смысле.

В обычных учебниках, касающихся денег и кредита, несчастный читатель сталкивается с мешаниной невнятных мейнстримовских теорий и моделей. Некоторые из них уже дискредитировали себя, а большинство имеют очень мало системных связей друг с другом или находятся в явном противоречии. Количественная теория в обеих своих версиях («классической» и монетаристской), теория предпочтения ликвидности Кейнса, новая кейнсианская кривая совокупного предложения, дополненная ожиданиями кривая Филипса — одна за другой уныло появляются на сцене. Что еще хуже, эта теоретическая мешанина, как правило, излагается в последних четырех или пяти главах учебника, чему обычно предшествует невнятное изложение случайных технических деталей и исторических фактов о денежно-кредитных и финансовых учреждениях. К сожалению, озадаченный читатель не может разобраться во всем этом без помощи последовательной теории.

За оказанную честь быть введенным в заблуждение, быть сбитым с толку, за, наконец, это скучный до слез, неудобоваримый интеллектуальный винегрет — за такой учебник студенты должны заплатить по 100 долл. и более.

У Ротбарда нет и тени того убогого и непочтительного отношения к читателю и к своей науке, которое нередко демонстрируют авторы типовых учебников. В отличие от них он начинает с четкого изложения фундаментальных принципов или «законов», регулирующих денежное обращение и деятельность финансовых учреждений. Эти универсальные и непреложные законы формируют законченную денежную теорию, которая тщательно разрабатывалась в течение многих веков десятками писателей и экономистов, начиная по крайней мере с испанских схоластов XVI в. из Саламанкского университета. В качестве ведущего авторитета, следующего этой традиции во второй половине ХХ в., Ротбард логически, шаг за шагом простым и ясным языком излагает ее основные принципы, избегая лишних деталей. Он дополняет свой словесно-логический анализ графиками и диаграммами, эффектно иллюстрируя работу этих принципов в различных институциональных контекстах.

Примечательно, что несмотря на то что эта книга была написана 25 лет назад, теория, представленная Ротбардом, выглядит абсолютно современной. Первая причина этого заключается в том, что развитие неэкспериментальных, или «априорных», наук, таких как экономическая теория, логика или математика происходит постоянно, но медленно. Что касается здравой денежной теории, то многие из ее фундаментальных принципов были прочно установлены в XIX в. В немецком издании «Теории денег и фидуциарных средств обращения», опубликованном в 1912 г., наставник Ротбарда Людвиг фон Мизес объединил эти принципы с теорией ценности и цены, тем самым сформулировав современную теорию денег и цен. Ротбард развил и продвинул теоретическую систему Мизеса. Таким образом, вторая причина того, что денежная теория, изложенная в книге, остается свежей и актуальной, заключается в том, что Ротбард сам был ведущим монетарным экономистом, работавшим во второй половине ХХ в. в традиции теории твердых денег. Он внес свой вклад в разработку многих строительных блоков этой теоретической конструкции. Среди них формулировка надлежащих критериев для расчета денежной массы в банковской системе с частичным резервированием; определение различных компонентов спроса на деньги; переработка и последовательное применение аппарата спроса и предложения к анализу ценности денег; описание категориального различия между депозитным и кредитным банковским делом; первое логичное и связное объяснение того, как появились декретные деньги, и как они вытеснили товарные деньги в результате серии политических интервенций. Все эти и другие инновации стали плодами творческого гения Ротбарда, хотя многие его теоретические прорывы до сих пор надлежащим образом не оценены современными теоретиками денежного обращения, и даже теми, кто относятся к австрийской школе.

Изложение Ротбардом в первых одиннадцати главах книги основных принципов теории денег и банковского дела подводит читателя в разгадке тайны того, как центральный банк создает деньги посредством банковской системы с частичным резервированием, и каким образом это приводит к разбуханию денежной массы и росту общего уровня цен в экономике. Но Ротбард на этом не останавливается. В последующих пяти главах он разрешает историческую загадку: каким образом такое инфляционистское по своей сути учреждение, как центральный банк, разрушающее стоимость денег и в экстремальном случае гиперинфляции разрушающее деньги как таковые, появилось на свет и утвердилось в качестве необходимого элемента функционирования рыночной экономики.

Изложение теории и трактовка Ротбардом истории ФРС кардинальным образом расходится с тем, что можно найти в стандартных учебниках. В них истории мало и ее изложение носит эпизодический характер. Считается само собой разумеющимся, что, как и все центральные банки, ФРС с самого начала создавалась как учреждение, цель которого — блюсти общественный интерес, выступая в качестве «кредитора последней инстанции», обеспечивая «ликвидностью» проблемные банки в период финансовой турбулентности в целях предотвращения краха финансовой системы. Позднее ФРС был выдан второй мандат — поддерживать «стабильность уровня цен», проводить политику, призванную избавить экономику от циклов деловой активности и, следовательно, исключить длительные периоды спада и безработицы. Таким образом, каждый может найти в типичном учебнике разбросанные там и сям сведения о том, как ФРС противостоит — как правило, в просвещенной манере, хотя и не всегда — различным «шокам» в денежно-кредитной и финансовой системе. Вина за такие потрясения почти всегда возлагается на неуправляемость или иррациональные ожидания бизнеса, инвесторов, потребителей или наемных работников. Даже в исключительных случаях, таких как Великая депрессия, когда неумелая политика ФРС все-таки критикуется за то, что она усугубила положение дел, ошибки ФРС списываются на то, что тогда еще не научились правильно применять «инструменты денежно-кредитной политики». Этот эвфемизм, применяется для описания различных методов, используемых ФРС для осуществления ее узаконенной монополии на подделку денег. Каждый новый кризис, однако, стимулирует популистски (? public-spirited) настроенных политиков в ФРС на то, чтобы путем проб и ошибок, наконец, достичь той оптимальной денежно-кредитной политики, которую ФРС якобы проводила в период расцвета деятельности Гринспена на протяжении 1990-х годов.

Ротбард отвергает такое поверхностное и наивное описание происхождения и влияния ФРС на развитие банковской системы. Он искуссно применяет здравую денежную теорию, дабы лучом света пронзить густой туман бережно лелеемых мифов, окружающих операции ФРС. Вместо того чтобы разглагольствовать о том как ФРС в реагирует на отдельные кризисы, он сочетая экономическую теорию с историческим подходом, раскрывает материальные и идеологические мотивы конкретных лиц, сыгравших ключевую роль в создании, формировании и деятельности ФРС. Нечего и говорить о том, чтобы Ротбард легкомысленно согласился с почти всеобщем убеждением в том, что ФРС является ответом — воплощением общественных чаяний — на потрясения и неудачи, вызванные действием хаотических рыночных сил. Вместо этого он ставит, а затем отвечает на принципиальный и вечно будоражащий (? always disturbing) вопрос: «Cui bono?» (Кому выгодно?»). Иными словами, какие конкретно лица и группы лиц извлекают прибыли из создания ФРС и из ее конкретных решений? Отвечая на этот вопрос, Ротбард бесстрашно называет имена и разбирает тайные мотивы и цели названных лиц.

Это определяет еще одну и, возможно, наиболее важную причину того, почему книги Ротбарда игнорировались: без риска быть замаранным и записанным в число маргинальных «конспирологов» запрещается даже ставить вопрос «кому выгодно» в отношении ФРС и его узаконенной монополии на формирование денежного предложения. Странно, ведь когда аналогичный вопрос ставится относительно введения пошлин или иных мер государственного регулирования, никто и глазом не моргнет, а экономистами — сторонниками свободного рынка даже восхищаются и рукоплещут им при выявлении ими в их популярных и академических изданиях таких «охотников за рентой». Так, экономисты чикагской школы и школы общественного выбора объяснили происхождение и политику таких федеральных регулирующих органов, как ICC, CAB, FDA, FTC, FCC и т.д., показав, что они сформировались под мощным влиянием интересов тех отраслей, которые они регулируют. Однако те же самые экономисты испытывают сильный дискомфорт и ищут способ побыстрее ретироваться, когда сталкиваются с вопросом, почему этот анализ не применяется к ФРС. На самом деле Ротбард показывает всего лишь, что ФРС — это картель, который ограничивает вход на рынок и регулирует конкуренцию в условиях банковской системы с частичным резервированием, которую ФРС защищает, тем самым гарантируя ее прибыли и перекладывая на общество убытки. Ротбард показывает, что не только банкиры, но и находящиеся у власти политики, их окружение и группы особых интересов извлекают выгоду из мощной способности ФРС создавать деньги по своему желанию. Эта способность систематически используется в интересах гоняющихся за голосами политиков, чтобы исподволь обложить налогом держателей денег, блюдя интересы тех групп, которые получают прибыль от искусственно заниженных процентных ставок и прямые государственные субсидии. К этим бенефициарам относятся, в частности, финансовые институты Уолл-стрит, фирмы — производители капитальных благ, военно-промышленный комплекс, строительная и автомобильная индустрии, а также профсоюзы.

С перерастанием жилищного кризиса США в полномасштабный финансовый кризис в США и в Европе, призрак глобальной стагфляции надвигается все ближе день ото дня, а авторитет и репутация ФРС испаряются, как и ценность доллара США.

Наконец-то настало время выхода в свет нового издания этой книги, в которой запрещенный вопрос о ФРС и о банковской системе с частичным резервированием был поставлен еще тогда, когда она была издана впервые — 25 лет назад.

Джозеф Т. Салерно

Университет Пейс

июль 2008 года

I Деньги: их значение и происхождение


  1. Значение денег

Сегодня финансовая пресса буквально наводнена цифрами, указывающими на размеры денежной массы. Каждую пятницу инвесторы, затаив дыхание, следят за последними денежными показателями, а в понедельник, при открытии, на них нередко следуют реакция Уолл-Стрита. Если денежная масса резко возрастает, то процентные ставки тоже могут (или нет) двинуться вверх. Пресса заполнена зловещими прогнозами относительно действий ФРС, банков и других финансовых институтов.

Такое пристальное внимание к денежной массе - явление относительно новое. До 1970-х годов, на протяжении многих десятилетий кейнсианской эры обсуждение денег и банковского кредита на страницах посвященным финансам, исключалось.

Акцент делался на ВНП и на налогово-бюджетной политике государства, на расходах, доходах и дефицитах. Банки и денежная масса совершенно игнорировались. Однако после десятилетий хронической и все ускоряющейся инфляции, с которой кейнсианцы не могли даже начать бороться, а также после многих приступов «инфляционной рецессии», уже для всех стало очевидным - даже для кейнсианцев - что что-то идет не так. Поэтому денежная масса и стала серьезным предметом озабоченности.

Однако среднего человека может смутить тот факт, что у понятия «денежная масса» так много различных определений. Что означают все эти М, начиная с М1-А, до М1-B и вплоть до М-8? Каково истинное значение денежной массы, если она все-таки может быть выражена одним числом? И, возможно, самое главное, почему банковские депозиты, включаются во все различные М как решающая и определяющая часть денежной массы? Всем известно, что бумажные доллары, выпускаемые в настоящее время исключительно банками Федерального Резерва с напечатанными на них словами «это банкнота является законным платежным средством по всем долгам, государственным и частным» и являются деньгами. Но тогда почему существуют деньги в виде чековых счетов, и откуда они взялись? Не должны ли они по требованию обмениваться на наличные? Почему чековые депозиты, а не только обеспечивающие их бумажные доллары тоже считаются деньгами?

Понимание того, почему чековые депозиты рассматриваются в качестве составляющей денежной массы, затрудняет тот факт, что банки создают деньги, что они, в определенном смысле, являются фабриками по производству денег. Но разве банки не являются просто каналом, по которому мы ссужаем им сбережения, а они ссужают их в свою очередь инвесторам - производителям или осуществляют потребительское кредитование? И если банки принимают наши сбережения и ссужают их, то как они могут создавать деньги? Как могут их долги становятся частью денежной массы?

У обывателя, если он не может найти согласованности во всем этом, не должно быть оснований для чувства разочарования. Лучшие классические экономисты спорили между собой на протяжении всего девятнадцатого века относительно того, следует ли депозиты и банкноты, выпускаемые частными банками (последнее теперь вне закона), считать частью денежной массы и в каком качестве. На деле большинство экономистов склонились к неверной, как мы это теперь понимаем, точке зрения на этот вопрос. В частности экономисты Великобритании, ведущего центра экономической мысли XIX века, в этом вопросе просто плавали. Выдающийся Давид Рикардо и его последователи из денежной школы, упустили отличную возможность ввести в Англии по-настоящему твердые деньги, поскольку они так и не осознали того факта, что банковские депозиты являются составной частью денежной массы. Как ни странно, но именно в Соединенных Штатах, на задворках, как тогда считалось мировой экономической мысли, экономисты первыми пришли к выводу о том, что банковские депозиты, наряду с банкнотами, являются частью денежной массы. Первым высказал эту мысль в 1820 году Конди Раге (Condy Raguet) из Филадельфии. Однако английские экономисты того времени едва ли обращали внимание на своих американских коллег.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет