Мюррей Ротбард Тайна банковского дела



жүктеу 3.62 Mb.
бет11/20
Дата21.04.2019
өлшемі3.62 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   20

XI. Централизованная банковская система: процесс банковской кредитной экспансии
1. Экспансия от банка к банку
До сих пор мы просто утверждали, что банки, в целом, стремятся выстроить пирамиду на базисе своих резервов в соответствии с денежным мультипликатором. Однако мы еще не показали подробно, в деталях, как именно отдельные банки выстраивают пирамиды на базисе своих резервов. Если бы в стране существовал только один коммерческий банк, у которого было бы несколько миллионов отделений, то не было бы никаких проблем. Если ФРС покупает ценные бумаги на 1 млн. долларов, и на эту же сумму увеличиваются банковские резервы, то этот банк - монополист просто выдаст на 4 миллиона больше кредитов, тем самым доводя общий объем своих депозитов до востребования до 5 миллионов долларов. Он получает прирост на 4 млн. долларов просто из воздуха, то есть открывая депозитные счета и позволяя выписывать чеки по этим счетам. В этом случае не будет никаких проблем в связи с межбанковскими требованиями погашения обязательств, у каждого человека и у фирмы в стране будет свой счет в одном банке-монополисте. Таким образом, когда банк-монополист предоставляет кредит на 2 млн. долларов компании «Дженерал моторс», компания платит эти деньги физическому лицу или компании, которая тоже имеет счет в этом банке. Поэтому 1 млн. долларов новых резервов легко и быстро обеспечит увеличение кредитов и депозитов в соотношении 5:1.

Но предположим, что, как это имеет место в Соединенных Штатах, мы имеем конкурентную банковскую систему, с буквально тысячами коммерческих банков. Каким образом какой-то банк может осуществлять экспансию? Каким образом существование ФРС позволяет банкам преодолевать жесткие ограничения на инфляционное расширение кредита, существующие при свободной банковской деятельности?

Чтобы узнать ответ, мы должны подробнее изучить процесс кредитной экспансии от банка к банку в условиях централизованной банковской системы. Для простоты предположим, что ФРС покупает облигацию за 1000 долл. у «Джонса и компании», а «Джонс и компания» помещает вырученные средства на депозит в банк А, Ситибанк. Первый этап подобного процесса мы уже наблюдали (рис. 10.9), но мы снова покажем его на рисунке 11.1. Депозиты до востребования и, следовательно, денежная масса, благодаря действиям «Джонс и компании», увеличатся на 1000 долл., а резервы Ситибанка тоже вырастут на ту же сумму.



Рис 11.1 Центральный банк покупает ценные бумаги
На данный момент, Ситибанк не можете просто увеличить депозиты до востребования еще на 4000 долларов и ссудить их. Ибо, хотя он и может это сделать и удержаться в рамках требуемого 20 - процентного минимального соотношения резервы/депозиты, долго в таком положении он не продержится. Давайте предположим, что 4000 долл. будут отданы в заем фирме «Мэйси и компания», и что Мэйси заплатит с нового депозита кому-то, кто является клиентом другого, конкурирующего банка. Ситибанку поначалу может повезти, если Мэйси заплатит 4000 долл. другому его клиенту, но тот клиент или следующий, все равно заплатят деньги не клиенту. Предположим, что Мэйси заплатил 4000 долл. за мебель «Мебельной компании Смита». Однако «Мебельная компания Смита» является клиентом другого банка, Чембанка, и она помещает выписанный Мэйси чек Ситибанка на свой счет в Чембанк. Чембанк затем требует у Ситибанка погасить его 4000 долларов. Однако у Ситибанка 4000 долларов нет, и это требование технически делает Ситибанк банкротом. Его резервы составляют всего 1000 долл., и поэтому он не в состоянии заплатить те 4000, которые требует у него конкурирующий банк.

Рисунок 11.2 показывает, как осуществляется отток средств из Ситибанка, обусловленный существованием конкурирующих банков:



Рис 11.2 Требование погашения обязательств, предъявляемое одним банком другому
Короче говоря, пока средства на счетах до востребования Ситибанка оставались у Мэйси, у своего клиента, все было хорошо. Но теперь, не в результате потери доверия или внезапного увеличения спроса на наличные деньги, а в ходе регулярных, повседневных торговых операций средства со счета Мэйси переведены в Чембанк, и Чембанк обращается в ФРС за резервами, чтобы погасить обязательства. Но у Ситибанка нет накопленных резервов и поэтому он неплатежеспособен.

Один банк, таким образом, не может беспечно пятикратно раздувать кредит поверх новых резервов. Но если 500 — процентную экспансию на базисе своих резервов он не может осуществлять, то что он может делать? Он все-таки может осуществлять экспансию и делает это, но гораздо более умеренно и осторожно. Фактически, чтобы удовлетворять требованиям резервирования сейчас и в обозримом будущем, он проводит экспансию не на 500 процентов, а на 100 процентов минус минимальные резервные требования. В данном случае он осуществляет экспансию на 80, а не на 500 процентов. Мы увидим на нижеприведенных иллюстрациях, как в централизованной банковской системе каждый банк осуществляет экспансию на 80 процентов, что в агрегате в течение короткого периода времени приводит к экспансии, осуществляемой в соответствии с денежным мультипликатором 5:1. Экспансия каждого банка на 80 процентов приводит к системной или совокупной 500-процентной экспансии.

Поэтому давайте вернемся к рис 11.1 и посмотрим, что на самом деле делает Ситибанк. Вместо выдачи кредита Мэйси в объеме 4000 долл., он ссужает 80 процентов своих новых резервов или 800 долларов. На рисунке 11.3, мы видим, что происходит после этого первого этапа банковской кредитной экспансии, распространяющейся по всей банковской системе.

Во-первых, общая денежная масса, которая увеличилась на 1000 долларов после того, как ФРС приобрела облигации, выросла на 1800 долларов. То есть 80-процентоное увеличение денежной массы в виде депозитов до востребования уже произошло.




Рисунок 11.3 Кредитная экспансия в среде конкурирующих банков: первый банк
Однако Мэйси не для того, конечно же, брал средства взаймы, чтобы просто на них сидеть. Он использует эти 800 долларов на того, чтобы купить на них что-нибудь, скажем, мебель у «Мебельной компании Смита». «Мебельная компания Смита», как мы предполагаем, имеет свой счет в Чембанке, на который и помещает чек на 800 долларов, выписанный в Ситибанке. Чембанк теперь предъявляет Ситибанку требование погашения обязательств, то есть требует, чтобы 800 долларов из своих резервов в ФРС Ситибанк перевел на Чембанк. Теперь у Ситибанка достаточно резервов, и он может позволить себе заплатить 800 долларов из 1000 долларов своего новых резервов, и у него еще все равно останется 200 долларов в обеспечение депозитов до востребования фирмы «Джонс и компания». (Банку больше не нужно иметь обеспечение на депозит Мэйси, поскольку тот уже переведен в Чембанк). Рисунок 11.4 иллюстрирует то, что происходит в результате предоставления Мэйси кредита в размере 800 долларов и последующей покупки Мэйси на сумму 800 долларов мебели у компании Смита, которая, в свою очередь, помещает чек в Чембанк.

Обратите внимание на то, что произошло. Банк А, Ситибанк, произведя расширение денежной массы на 80 процентов на базисе 1000 долларов, в настоящий момент исчез из поля зрения. В конечном счете, его увеличение денежной массы вернулось обратно к исходной 1000 долларов, но теперь другой банк, банк B, находится точно в таком положении, в котором раньше был Ситибанк, за исключением того, что его новые резервы составляют 800 долларов вместо 1000. Прямо сейчас банк увеличил предложение денег за счет первоначального увеличения резервов в размере 1000 долл., и банк Б, то есть Чембанк, тоже увеличил предложение денег на дополнительные 800 долларов. Заметим, что структура 1000-долларового прироста общего объема резервов в ФРС изменилась, так что в настоящее время 200 долларов прироста имеются у банка А, а 800 долларов прироста - у банка B.

Таким образом, Чембанк оказывается в точно таком же положении, в каком находился Ситибанк, с той лишь разницей, что немного уменьшился масштаб. Ситибанк ранее наслаждался новым резервом в размере 1000 долларов; а теперь Чембанк наслаждается новым резервом в размере 800 долларов.



Рисунок 11.4 Кредитная экспансия в среде конкурирующих банков: первый и второй банки
Откуда появились резервы, не имеет значения. Чембанк продолжает делать то же самое, что делал раньше Ситибанк: осуществляет экспансию на базисе своих новых резервов еще на 80 процентов. То есть, Чембанк выдает клиенту кредит в размере 640 долларов, увеличивая депозитный счет последнего. Предположим, что Чембанк ссужает 640 долларов ресторанчику Джо. Баланс Чембанка в настоящий момент выгладит так, как показано на рисунке 11.5.



Рисунок 11.5 Экспансия, осуществляемая вторым банком
Аналогия с рисунком 11.3 очевидна. Чембанк осуществил экспансию на базисе своих новых резервов на 80 процентов, выдав кредит ресторанчику Джо.

Однако ресторанчик Джо тоже не просто так одалживал деньги. Он берет эти 640 долларов и покупает, скажем, новый прилавок у компании Роббинса. Роббинс помещает эти деньги на счет в Банк C, Банк города Грейтнек. 640 долларов со счета ресторанчика Джо переводится на Роббинса, а тот в свою очередь помещает их на счет в банк города Грейтнек. Рисунок 11.6 показывает, что сейчас происходит с банками Б и С:







Рисунок 11.6 Второй и третий банки
Очевидно, что повторяется ситуация с банками А и Б, которую мы видели на рисунке 11.4. Когда банк Грейтнек обналичил 640 долларов из резервов Чембанка, он оставил Чембанку 160 долларов резервов, как раз достаточных для того, чтобы удовлетворить 20-процентым резервным требованиям по депозитам до востребования Смита. Таким же образом у Ситибанка осталось 200 долларов резерва, как раз достаточных для удовлетворения требований по обязательному резервированию увеличившегося на 1000 долл. депозита до востребования Джонса и Ко. Банк Б в настоящее время выпал из поля зрения, добавив 800 долларов к расширению денежной массы, точно так же, как и банк А, который тоже находится вне поля зрения, после того как ощутил первоначальное воздействие от 1000 долларового прироста новых резервов в банковской системе. Сейчас банк С, после нескольких последовательных операций этого процесса, находится в том же положении, в котором ранее пребывали банки А и Б, только теперь у него меньше новых резервов, в данном случае 640 долларов.

Теперь можно подвести итоги процесса, происходившего до сих пор. Посмотрим на рисунок 11.7, на балансы банков A, B, и С, а также на баланс Федерального резервного банка.

Таким образом, мы видим, что любое увеличение резервов (в результате увеличения депозитов наличных средств, кредитов со стороны ФРС или покупок на открытом рынке) должно производиться в каком-то конкретном банке. Этот банк, находясь в конкурентной банковской среде, не может сам увеличить объем выдаваемых кредитов и депозитов в соответствии с денежным мультипликатором. Но он может осуществлять и осуществляет экспансию на 100 процентов минус резервные требования, в нашем примере - на 80 процентов. По мере того, как банк это проделывает, осуществляется волнообразный процесс расширения банковской кредитной экспансии, исходящий от начального банка. На каждом последующем этапе волна становится менее интенсивной. Поскольку каждый последующий банк увеличивает объем денежной массы на меньшую сумму (в нашем примере банк А увеличивает депозиты до востребования на 1000 долл., банк Б на 800 долл., а банк C на 640 долл.), каждый банк увеличивает объем выдаваемых кредитов на все меньшие суммы (банк Б на 800 долл., банк B на 640 долл.), а увеличившиеся резервы распределяются по другим банкам, но в уменьшающихся пропорциях (банк А на 200 долл., банк Б на 160 долл.).

Следующим шагом станет 80-процентная экспансия банка C на основе его новых кредитов, которая составит 512 долларов. И так далее, от банка к банку, постепенно затухая, подобно ряби на водной поверхности. По мере распространения этой ряби, каждый банк в ходе процесса увеличивает свои депозиты до востребования на 80 процентов относительно такого же увеличения предыдущего банка.





Рисунок 11.7 Кредитная экспансия в среде конкурирующих банков: схема процесса
$1,000 + $800 + $640 + $512 + $410 + $328 + $262 + . . .
К концу этой цепочки из 14 банков, общий итог составит 4780 долларов и очевидно, что мы быстро и асимптотически приближаемся к приращению денежной массы на 5000 долларов.

Таким образом, конкурирующие банки под эгидой центрального банка могут сообща увеличить предложение денег в соответствии с денежным мультипликатором, хотя каждый отдельный банк осуществляет экспансию всего на единицу минус денежный мультипликатор. Загадка инфляционных процессов, происходящих в современном мире, наконец, разгадана.


2. Центральный банк и казначейство
Мы увидели, что первопричиной современной инфляции является хроническая и непрерывная эмиссия новых денег, осуществляемая Центральным банком, который, в свою очередь предоставляет резервы банковской системе с частичным резервированием и подталкивает ее к возведению многоэтажной пирамиды из денег в чековых книжках поверх этих резервов. Но где среди всего этого находится место дефициту государственного бюджета? Является ли дефицит инфляционным, и если да, то в какой степени? Какова взаимосвязь между правительством в качестве центрального банка и правительством в его фискальном или бюджетном обличии?

Во-первых, процесс создания банковских денег, который мы изучали, не обязательно должен быть связан с фискальными операциями центрального правительства. Если ФРС покупает активы на 1 млн. долларов, то это повлечет за собой создание 5 млн. долл. новых денег (если норма резервирования составляет 20 процентов) или 10 млн. долл. новых денег (если эта цифра составляет 10 процентов). Покупки, осуществляемые ФРС, оказывают мультипликативный эффект на денежную массу; к тому же, в США операции ФРС осуществляются вне бюджета и поэтому даже не попадают в статистику государственных расходов. Если утверждается, что почти все покупки активов, осуществляемые ФРС - это государственные облигации США, то это опровергает утверждение о том, что это все старые облигации, бывшие основой прошлого дефицита федерального бюджета, таким образом, никакой нынешний дефицит не заставляет продолжать эту деятельность. Казначейство вполне могло бы наслаждаться сбалансированным бюджетом (общий годовой доход равен сумме ежегодных расходов) или даже профицитом (доходы больше расходов), а ФРС по-прежнему могла бы беззаботно создавать новые резервы и, следовательно, множить новые банковские деньги. Денежная инфляция не требует дефицита бюджета.

С другой стороны, теоретически вполне возможно, чтобы у федерального правительства имелся дефицит (общая сумма расходов больше, чем общий доход), который не приводил бы к какому-либо увеличению денежной массы и, следовательно, не был инфляционным. Подобные комбинации осуществлялись неоднократно экономистами Рейгана в конце 1981 года в их тщетных попытках заставить страну забыть об огромном надвигающемся дефиците. Итак, предположим, что расходы Казначейства составляют 500 млрд. долл., а доходы составляют 400 миллиардов. Следовательно, дефицит равен 100 млрд. долларов. Если дефицит финансируется только за счет продажи новых облигаций населению (частным лицам, корпорациям, страховым компаниям и т.д.), то никакого увеличения денежной массы при этом нет и, следовательно, нет инфляции. Сбережения населения просто переместятся с банковских счетов покупателей облигаций на банковские счета Казначейства, которое быстро их потратит и таким образом вернет эти депозиты в частный сектор. Будет иметь место движение той же самой денежной массы, но ее увеличения не будет.

Однако это не означает, что большой дефицит, финансируемый за счет добровольных сбережений, не имеет экономически вредных последствий. Инфляция это не единственная экономическая проблема. В действительности, дефицит будет откачивать или «вытеснять» огромные объемы капитала из области производительных частных инвестиций в область непродуктивных и паразитических государственных расходов. Это нанесет ущерб производительности и экономическому росту и приведет к значительному повышению процентных ставок. Более того, паразитарное налоговое бремя будет увеличиваться в будущем, в связи с принудительным погашением дефицита в 100 млрд. долларов плюс высокие платежи по процентам.

Существует еще одна форма финансирования дефицита, которая больше не используется в современном западном мире, но которая прежде являлась стандартным методом финансирования. Метод состоял в том, что центральное правительство просто печатало деньги (наличные Казначейства) и тратило их. Это, конечно же, был высоко инфляционный метод, который - при нашем предполагаемом дефиците в 100 миллиардов долларов - увеличил бы денежную массу на 100 миллиардов. Именно этим способом правительство США, к слову, финансировало большую часть дефицита, связанного с Революцией и Гражданской войной.

Третий способ, как и первый, совместим с современными банковскими процедурами, но сочетает в себе худшие черты первых двух. Этот способ реализуется, когда Казначейство продает новые облигации коммерческим банкам. Этот метод монетизации долга (создание новых денег для оплаты новых долгов) предполагает, что Казначейство продает, скажем, на 100 миллиардов долларов новых облигаций банкам, которые открывают новые счета до востребования на 100 миллиардов, чтобы заплатить за новые облигации. При этом, как и во втором методе, упомянутом выше, денежная масса увеличилась на 100 млрд. долл. — размер дефицита - для финансирования этого дефицита. Но, как и при первом способе, налогоплательщики теперь будут вынуждены на протяжении многих лет выплачивать дополнительные 100 миллиардов долларов банкам плюс изрядную сумму процентов. Таким образом, этот третий, современный метод финансирования дефицита сочетает в себе худшие черты двух других: он инфляционный, и он ложится тяжелым бременем на будущее налогоплательщиков.

Обратите внимание на особые привилегии, которыми наделяются банки страны. Во-первых, они имеют право создавать деньги из ничего, которыми они затем любезно кредитуют федеральное правительство, покупая облигации. А затем, во-вторых, налогоплательщики вынуждаются годами оплачивать с процентами государственные облигации, которые были приобретены банками на вновь созданные деньги.

На рисунке 11.8 показано, что происходит, когда банки страны покупают вновь созданные государственные облигации на сумму в 100 млрд. долл.





Рисунок 11.8 Банки приобретают государственные облигации
Казначейство тратит средства с новых депозитов до востребования на частных производителей, которые в свою очередь открывают новые депозиты, которые таким образом циркулируют в экономике.

Но если банки всегда полностью закредитованы, то каким образом они получают резервы, достаточные для того, чтобы иметь возможность создавать новые депозиты на 100 миллиардов? Вот именно здесь на сцене появляется Федеральная резервная система; ФРС должна создать новые банковские резервы для того, чтобы банки осуществили покупку нового государственного долга.

Если резервные требования составляют 20 процентов, а ФРС хочет создать достаточное количество новых резервов, необходимых для того, чтобы банки могли купить новые государственные облигации на 100 млрд. долл., то она покупает на открытом рынке старые облигации на 25 млрд. долларов в качестве топлива для этой желаемой инфляционной сделки. (54)


  1. А не 20 млрд. долларов, как можно было бы подумать, потому что ФРС

придется покрыть не только 100 миллиардов долларов, но и собственные покупки, которые добавятся к депозитам до востребования банков через счета дилеров по государственным облигациям. Формула, помогающая выяснить, сколько ФРС должна купить (X) для достижения желаемого уровня банковской покупки для покрытия дефицита (D) такова: 

ФРС должна купить X, в данном случае 25 миллиардов долларов, чтобы профинансировать дефицит в размере 100 миллиардов долларов. В этом случае X составляет 100 миллиардов долларов, деленные на MM (денежный мультипликатор) или 5 минус 1. Или X равняется 100 млрд. долл./4 или 25 миллиардов долларов. Эта формула получена следующим образом: Начинаем с того, что ФРС, желает приобрести некое количество старых облигаций, которое при умножении на денежный мультипликатор дает дефицит плюс само значение X. Другими словами, ФРС хочет X, которая послужит основанием пирамиды дефицита федерального бюджета плюс сумма счетов до востребования, открытых дилерами государственных облигаций. Это может быть выражено следующей формулой:

ММ • X = D + X
Но тогда: MM • X - X = D
и, X • ММ - 1 = D

поэтому


Во-первых, ФРС покупает на открытом рынке на 25 млрд. долл. старых облигаций; тем самым увеличивается на 25 млрд. долларов объем депозитов в банках, ему соответствуют 25 миллиардов новых резервов. Затем Казначейство эмитирует новые облигации на 100 миллиардов долларов, которые банки сейчас же покупают, благодаря новым резервам. Общий прирост их новых депозитов до востребования составляет 125 млрд. долл. — пирамида, воздвигнутая на основании 25 миллиардов долларов новых резервов в точном соответствии с денежным мультипликатором. Изменения в балансах коммерческих банков и ФРС показаны на рисунке 11.9.





Рисунок 11.9 ФРС помогает банкам финансировать дефицит бюджета
Таким образом, в предполагаемых условиях 20-процентного обязательного резервирования для финансирования дефицита казначейства в 100 миллиардов долларов ФРС придется приобрести старые облигации на 25 миллиардов долларов. Общее увеличение денежной массы по итогам всей этой операции составит 125 миллиардов долларов.

Если бы ФРС непосредственно финансировала новые выпуски казначейских облигаций, как это позволялось законом во время Второй мировой войны, то этот шаг был бы крайне инфляционным. Поскольку в этом случае Казначейство увеличило бы на 100 млрд. долларов объем не просто новых банковских денег, но это были бы «заряженные» банковские деньги - депозиты до востребования в ФРС. В дальнейшем, по мере того, как казначейство тратило бы деньги, полученные от ФРС, они просочились бы в частный сектор экономики, а суммарные банковские резервы увеличились бы на 100 млрд. долларов. Банковская система возводила бы пирамиду кредитов и депозитов на основании этих резервов в соотношении 5:1, а денежная масса увеличилась бы не менее, чем на 500 миллиардов. Следовательно, прямые закупки ФРС новых облигаций у Казначейства носят очень высоко инфляционный характер.

Рисунок 11.10 показывает два этапа этого процесса. На первом этапе ФРС покупает новые государственные облигации на 100 млрд. долларов, а Казначейство увеличивает объемы депозитов до востребования в ФРС.


Рисунок 11.10 ФРС покупает новые государственные ценные бумаги
Затем, по мере того как Казначейство тратит новые деньги, его чеки на ФРС будут различными путями попадать к частным продавцам. Последние поместят их в свои банки на текущие счета; а банки поспешат поместить эти чеки в ФРС, добиваясь тем самым увеличения своих резервных счетов. Рисунок 11.11 показывает, что происходит на втором этапе, в завершение этого процесса.


Рисунок 11.11 Как на банках сказывается покупка, сделанная ФРС

Таким образом, в результате непосредственного приобретения ФРС дефицита казначейства суммарный объем банковских резервов увеличится на ту же сумму, то есть средства на счете казначейства преобразуются в банковские резервы. На основании этих резервов банковская система возведет пирамиду депозитов в соотношении 5:1, доведя увеличение общего объема денежной массы до 500 миллиардов долларов.

Таким образом, мы видим, что хроническая и все ускоряющаяся инфляция нашего времени вызвана фундаментальными изменениями, произошедшими в денежной системе. Из мира денег, много веков назад прочно основанных на золоте в качестве валюты, мира, в котором банки были обязаны немедленно погашать звонкой монетой свои банкноты и депозиты, мы перенеслись в мир неразменных бумажных денег, отделенных от золота и эмитируемых получившим государственные привилегии центральным банком. Центральный банк пользуются монополией на эмиссию бумажных денег, и посредством этих денег контролирует и стимулирует инфляционную банковскую систему с частичным резервированием, которая возводит пирамиду депозитов на основании совокупных резервов, объемы которых определяются центральными банками. Неразменные государственные бумажные деньги вытеснили товарные деньги, а централизованная банковская система заменила свободную банковскую деятельность. Отсюда наша хроническая, постоянная проблема инфляции, проблема, которая, если ее не остановить, в конечном итоге неизбежно приведет к страшному разрушению денежного обращения, известному как гиперинфляция.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   20


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет