На правах рукописи



жүктеу 279.12 Kb.
Дата19.09.2017
өлшемі279.12 Kb.
түріАвтореферат

На правах рукописи

Миронова Олеся Николаевна

РУССКО-ШВЕДСКИЕ

ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

В 1618-1632 ГГ.

07.00.02 – Отечественная история

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Нижний Новгород – 2009


РАБОТА ВЫПОЛНЕНА В ГОУ ПВО «РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ С.А. ЕСЕНИНА»

__________________________________________________________________________________________
Научный руководитель

доктор исторических наук, профессор



Козляков Вячеслав Николаевич
Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор



Павлов Андрей Павлович,

кандидат исторических наук


Морохин Алексей Владимирович



Ведущая организация

ГОУ ВПО «Московский городской педагогический университет»


Защита состоится 26 марта 2009 г. в 16 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.162.06 при ГОУ ВПО «Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет» по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, ул. Ильинская, 65, корпус 5, аудитория 202.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет».
Автореферат разослан «….» февраля 2009 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор Г.В. Серебрянская

Общая характеристика работы
Актуальность темы исследования. XVII век в истории Российской государственности занимает особое место. Начавшись Смутой, интервенцией, временем разрушения государственных устоев, период первой половины XVII века ознаменован восстановлением России, приходом и укреплением новой династии Романовых. Возрождение государства включало в себя не только меры по укреплению внутреннего положения, но и выработку нового внешнеполитического курса, направленного на возвращение утраченных в начале XVII века земель, на поиск союзников и достижение стабильности в международной политике Европы первой половины XVII века.

Актуальность изучения русско-шведских отношений в прошлом обусловлена постоянным вниманием в дипломатии современной России к своему северо-западному соседу. Реконструкция истории сложных десятилетий в русско-шведских отношениях, поставленная во главу угла в диссертационном исследовании, позволит глубже и точнее проследить политику первых Романовых, в этом смысле такая реконструкция может явиться своеобразной моделью в исторической трактовке разных направлений развития русского государства первой половины XVII века.

Россия не была изолирована от мировых событий. С 1618 по 1648 г. в Европе бушевала политико-религиозная война, вошедшая в историю под названием Тридцатилетней. Позиция Московского государства и в связи с этим ее помощь была очень важна как для соседних государств, так и для всего европейского континента. Поддержка России сыграла весомую роль на определенном этапе военных действий. Вместе с тем Московское государство вело независимую внешнюю политику, первоочередной задачей которой было возвращение исконно русских земель, перешедших к Речи Посполитой по Деулинскому перемирию, заключенному 1 декабря 1618 года. Эта задача и определила позицию России в дипломатических отношениях со странами-участницами Тридцатилетней войны.

В наши дни изучение внешней политики невозможно без понимания особенностей ее раннего развития. В XVII веке отношения Московского государства с ближайшим соседом, Швецией, играли важнейшую, определяющую роль во внешней политике России. Дипломатические связи двух государств в первой половине XVII века опирались на заключенный 27 марта 1617 года Столбовский мирный договор. После того, как договор вступил в силу, началась новая эра в истории внешнеполитических связей Московского и Шведского государств. По Столбовскому мирному договору Россия уступила Швеции значительную территорию, очень важную для нее, как с экономической, так и со стратегической точки зрения, но главной потерей Московского государства была изоляция от Балтийского моря. И все же планы по возвращению северо-западных земель почти на целое столетие оказались отложены. Практически, весь XVII век, за исключением 1656-1661 гг., Россия и Швеция мирно сосуществовали, а время с 1618 по 1632 гг. – период наибольшего сближения двух государств. Внешнеполитические курсы, выработанные русским и шведским правительствами, были направлены на борьбу с общим врагом – Речью Посполитой.

Таким образом, в первой трети XVII века Россия и Швеция оказались вместе; двумя государствами была поставлена общая внешнеполитическая задача, и на время согласования основ союзнических отношений и договора, все разногласия и взаимные претензии, казалось, были забыты. Каковы дипломатические и политические основы этого мирного периода? Что он значил для русской дипломатии и, в целом, для государственности? Изучение событий, рассказывающих о восстановлении дипломатии Московского государства, о его включении в международную политику после Смуты начала XVII века являются главными задачами настоящего исследования.

Объектом исследования являются русско-шведские дипломатические отношения в 1618-1632 гг.

Предметом настоящего исследования является процесс формирования дипломатических связей России и Швеции в 1618-1632 гг., а также история формирования дипломатической линии России в отношении Швеции от окончания Смуты до начала Смоленской войны.

Хронологические рамки исследования включают время с 1618 по 1632 годы. Нижний хронологический рубеж связан с подписанием и ратификацией Столбовского мирного договора. Верхний хронологический рубеж определяется новым периодом российской дипломатии: окончанием эпохи военно-политического сближения России и Швеции, гибелью шведского короля Густава-Адольфа и начавшейся Смоленской войной (1632-1634 гг.). В диссертационном исследовании рассматривается ряд вопросов, связанных с заключением Столбовского мирного договора и его предпосылками, что предполагает необходимость привлечения отдельных более ранних материалов, датированных временем до 1618 года. Целесообразным оказалось включить в наше рассмотрение также и некоторые материалы, рассказывающие о событиях после 1632 года.

Степень изученности проблемы. Историография русско-шведских дипломатических отношений в 1618 – 1632 годы небогата исследованиями, специальных работ на эту тему, практически, не было. Дипломатические отношения России и Швеции затрагивались кратко лишь в общих работах по истории России, или же вписывались в контекст других событий, например, таких как Тридцатилетняя война, борьба за господство на Балтийском море.

Среди имен дореволюционных историков, поднимавших вопросы русско-шведских дипломатических отношений 1618-1632 гг., следует назвать С.М. Соловьева1, который впервые ввел в научный оборот многие документы Посольского приказа; Н. Лыжина2, изучавшего историю подписания и ратификации Столбовского договора; Г.В. Форстена3, который в своем труде «Балтийский вопрос в XVI-XVII вв.» разбирал политику шведского короля Густава-Адольфа по отношению к России, Д.В. Цветаева1, предметом исследований которого была жизнь протестантов в России, в том числе и шведов-протестантов, Е.Д. Сташевского2, являвшегося крупным специалистом Смоленской войны и периода ее подготовки.

В послереволюционный период, в советской историографии 20-х – 30-х годов XX века, изучение русско-шведских дипломатических отношений, как и многих других тем прекращается. С началом Второй мировой войны возрастает интерес к международной политике. Авторами «Истории дипломатии»3 были выделены основные направления внешней политики Московского государства в XVII веке. С 1945 г. Б.Ф. Поршнев начал публикацию серии статей о русско-шведских отношениях указанного периода. В 1976 г. уже после смерти Б.Ф. Поршнева был опубликован его труд о Тридцатилетней войне.4 В монографии особенно детально освещены и проанализированы международные отношения шведского периода Тридцатилетней войны. Большое внимание уделялось при этом роли русской дипломатии, русским субсидиям Швеции, русско-польской Смоленской войне 1632-1634 гг. в истории Тридцатилетней войны. В 1947 г. выходит работа О.Л. Вайнштейна5. Историк в своем труде доказывал самостоятельность внешней политики России, писал об ее осведомленности в западных делах и ее независимости от европейских стран, в частности, стран антигабстбургского лагеря. Ученик О.Л. Вайнштейна, А.А. Арзыматов, в 1954 г. защитил диссертационную работу на тему о русско-шведских отношениях в период Тридцатилетней войны.6 А.А. Арзыматов показал, что даже в период дипломатического сближения России и Швеции, балтийский вопрос не терял своей значимости. Исследователь изучал биографию Жака Русселя и его влияние на русско-шведские дипломатические отношения. C середины 50-х гг. XX века советскими и шведскими историками велось совместное изучение архивов Москвы и Стокгольма, завершившееся фундаментальной публикацией материалов по истории русско-шведских экономических связей в XVII веке. Начиная с 60-х гг. XX в. был издан целый ряд работ И.П. Шаскольского, проанализировавшего Столбовский мирный договор 1617 г. и русско-шведские торговые отношения в XVII в.1

В 70-е годы выходят в свет общие работы по истории Швеции А.С. Кана2.

В современной историографии, в 80-е – 90-е годы было опубликовано всего несколько работ, затрагивающих отдельные сюжеты дипломатических, торговых и культурных связей России и Швеции3. 450-летний юбилей создания Посольского приказа (1999 г.) явился значительным катализатором изучения истории дипломатической службы и этого внешнеполитического учреждения4. Вопросам создания и деятельности Посольского приказа посвящены работы Н.М. Рогожина5, Д.В. Лисейцева6, А.В. Белякова7. Оккупация Новгорода в Смутное время и русско-шведские отношения 1650-1660-х гг. изучались Е.И. Кобзаревой8.

Важным событием, делающим актуальным изучение русско-шведских отношений XVII века явилось проведение в Москве в 2005 году выставки "Орёл и лев. Швеция и Россия в XVII веке"1. В последнее десятилетие осуществлялся важный проект по изучению документов «Новгородианы» в шведских архивах2.

В зарубежной историографии внешняя политика короля Густава-Адольфа изучалась, в основном, без учета русско-шведских дипломатических отношений 1618-1632 гг. Единственным исключением является давний труд шведского исследователя Д. Норрмана «Политика Густава Адольфа в отношении России и Польши во время войны в Германии (1630 – 1632)», изданный в 1943 году3.

Таким образом, как показывает изучение историографии, на сегодняшний день отсутствует специальное, комплексное, всеобъемлющее исследование русско-шведских дипломатических отношений 1618-1632 гг., недостаточно изучен процесс формирования дипломатической линии Московского государства в отношении Швеции на этом важном этапе, нет подробного анализа посольств, которыми обменивались оба государства. Указанные моменты и сделали целесообразным тему настоящего исследования.



Источниковой базой настоящего исследования стали делопроизводственные документы из архива Посольского приказа, хранящиеся в Российском государственном архиве древних актов (далее - РГАДА). В основном, они сохранились в фонде № 96 «Сношения России со Швецией». Изучение этого комплекса материалов в целом позволило выявить большое количество приказных документов, прямо относящихся к теме настоящего исследования.

В составе этих столбцов сохранились следующие группы документов:

1. Официальные грамоты царя Михаила Федоровича и короля Густава-Адольфа с современными переводами, составленными дьяками Посольского приказа в XVII в.

2. Документы об отправке посольств из Московского государства в Швецию: наказы послам и приставам, в которых содержалась очень подробная инструкция о том, как вести себя русским дипломатам на официальных приемах и в дороге. Статейные списки послов – подробный дневник посла (дьяка), в котором день за днем отмечался путь посольства, встречи, приемы, переговоры, и даже, порой, личные впечатления о том или ином событии. Особый интерес для настоящего исследования вызывает сравнительный анализ одних и тех же событий, рассказанных в статейных списках и в письмах русских дипломатов, направляемых в Посольский приказ.

3. Переписка по делам о приеме шведских посольств. Этот вид источника практически не привлекал внимание историков. Однако изучение переписки показывает, что она содержит довольно интересный материал, рассказывающий о подготовке встреч шведских посольств и о приемах дипломатов в северо-западных городах России. Анализ этих документов позволяет судить о важности той или иной дипломатической миссии. В переписке с приставами содержатся пересказы разговоров с послами, приводятся полученные ими сведения о целях посольств. В письмах, отправляемых в Посольский приказ, приставы докладывали о прошениях шведских дипломатов по разным делам. Интересны составленные в Посольском приказе вестовые тетради – выборки переводов из иностранных газет, листков и других изданий, присланных русскими и иностранными дипломатами, торговыми агентами и полученных через воевод пограничных городов.

Наибольший интерес в делопроизводстве Посольского приказа вызывают столбцы о приеме дипломатических представителей и записи переговоров с ними. В них содержались официальные речи послов и ответы представителей правительства, именно они раскрывают основные цели и результаты переговоров. Сохранились также протоколы обсуждения предложений шведских послов царем, патриархом и ближними боярами и дьяками.1

Особое место в этой группе источников занимает переписка князя И.Б. Черкасского и шведского посла в Польско-Литовское государство Жака Русселя, а также переписка патриарха Филарета со шведским королем Густавом-Адольфом. Она уникальна и необычна для установленных правил дипломатии и норм посольского этикета XVII в. Для изучения деятельности и личности тайного агента Жака Русселя очень важным является письмо голландского купца Исаака Массы московскому царю 1634 г. Исаак Масса, автор известных записок, выполнял функции тайного агента и посредника между Голландией и Швецией1.

Из огромного количества материалов, сохранившихся в РГАДА, пока издана лишь небольшая часть документов, имеющих значение для настоящей темы. В большинстве случаев выбор документов для публикаций был достаточно случаен, он не дает полной картины русско-шведских дипломатических отношений за интересующий нас период. Наиболее содержательным является описание некоторых дел в «Обзоре внешних сношений России» Н.Н. Бантыш-Каменского, составленном еще на рубеже XVIII-XIX веков2.

В первую очередь внимание исследователей привлекали законодательные материалы. В 30-е гг. XIX в. в I томе «Полного собрания законов Российской империи» был опубликован Столбовский мирный договор.3 Дипломатические акты из западноевропейских архивов на немецком, французском и итальянском языках были опубликованы в работе Г.В. Форстена «Акты и письма к истории Балтийского вопроса в XVI и XVII столетиях».4. Следует выделить публикацию К.И. Якубова «Россия и Швеция в первой половине XVII в.».5 Он собрал и опубликовал отрывки из статейных списков и дел, имевшие отношение к заключению и ратификации Столбовского мирного договора; отрывки из актов, касающихся сыска и выдачи перебежчиков в 1620-х гг.

В советской историографии были осуществлены две фундаментальные публикации документов по истории русско-шведских экономических отношений, затрагивавшие проблемы торговли между Россией и Швецией в XVII веке1. В 60 – 70-х годах XX века велась важная работа по сбору микрофильмов и копированию документов из шведских архивов.

В настоящей работе использовались также отдельные известия опубликованных иностранных авторов о России: записки И. Массы2 и «История» Ю. Видекинда3.

Изучение всего комплекса неопубликованных и опубликованных документов и материалов делает целесообразным постановку задачи комплексного восстановления полной картины русско-шведских дипломатических отношений за интересующий нас период, начиная с простого, но остающегося до сих пор неясным вопроса о количестве отправленных и принятых посольств. Всего в настоящей диссертации проанализирован массив документов о 4-х посольствах (и отсылках гонцов) из России в Швецию, а также о приеме 11 шведских посольств.



Целью настоящего диссертационного исследования является комплексная, всесторонняя историческая реконструкция русско-шведских отношений 1618-1632 годов на основе рассмотрения истории всех состоявшихся посольств между двумя государствами и изучения формирования новой дипломатической линии возрождавшейся после Смуты России в отношении Швеции.

В соответствии с целью исследования ставятся следующие задачи:

– изучить влияние Столбовского мирного договора на взаимоотношения России и Швеции и на распределение сил в Восточной Европе;

– проанализировать первые русско-шведские посольства и их материалы и определить характер взаимоотношений Московского государства и Швеции в начальный период после заключения Столбовского договора;

– исследовать изменения во взаимоотношениях двух государств и их причины, обусловившие отправку шведских посольств второй половины 20-х – начала 30-х гг. XVII в.;

– изучить материалы о деятельности шведских агентов в России;

– определить причины несостоятельности русско-шведского военного союза против Речи Посполитой;

– изучить дипломатические традиции и посольский этикет названных десятилетий и проследить его влияние на ход дипломатических переговоров, а также исследовать отклонение от этих традиций в связи с изменением характера взаимоотношений России и Швеции.



Методологической основой исследования является системный подход, соблюдение принципов историзма, объективности и научности, которые предполагают критическое отношение к источникам, формулирование оценок и суждений на основе всестороннего осмысления совокупности фактов.

В работе выбран хронологический принцип изложения. Применяются сравнительно-исторический, проблемный и хронологический методы, а также комплексный подход к изучению проблемы. Все это позволяет последовательно рассмотреть историю русско-шведских дипломатических отношений 1618-1632 гг.



Научная новизна работы заключается в том, что впервые было проведено комплексное изучение русско-шведских дипломатических отношений 1618-1632 гг. При этом в диссертационном исследовании используются неизученные и не привлекавшиеся ранее документы Посольского приказа, позволяющие дать всестороннюю характеристику дипломатических связей России и Швеции в начале нового периода отечественной истории XVII в.
На защиту выносятся следующие положения:

- юридические основы русско-шведского дипломатического сближения были заложены в Столбовском мирном договоре;

– во время первых посольств в Москву были сформулированы основные положения, позволившие в дальнейшем России пойти на союз со Швецией против Речи Посполитой: территориальные возмещения, религиозное противостояние, династический конфликт, потребность в скоординированных внешнеполитических действиях;

– в условиях русско-польского сближения с конца 20-х – начала 30-х гг. происходило «упрощение» дипломатических традиций, меняется посольский этикет. Следствием становится постоянное проживание шведского дипломатического агента в Москве, налаживаются каналы тайной переписки между дипломатами;

– наивысший период дипломатического сближения приходится на конец 20-х – начало 30-х гг. Главной причиной того, что русско-шведский союз не был заключен, послужила смерть Густава-Адольфа и последовавший пересмотр внешнеполитического курса Швеции. Однако, начиная со второй половины 1620-х годов оба государства действовали, практически, на условиях союзнического договора;

несмотря на то, что инициатива разработки антипольского союза шла в основном от Швеции, внешнюю политику России нельзя рассматривать как зависимую от этой страны. В 1618-1632 гг. интересы шведского короля и Московского государства совпадали, это и обусловило редкий в XVII веке расцвет дипломатических отношений между двумя государствами.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что представленные в ней фактические материалы, выводы и наблюдения могут быть применены в научных трудах при изучении внешнеполитической истории России XVII века. Полученные данные важны для источниковедческих и историко-культурных характеристик русского посольского обычая. В учебно-педагогических целях эти материалы могут быть использованы при чтении вузовских общих и специальных курсов лекций по истории внешней политики России, создании учебных и методических пособий по отечественной истории.

Апробация работы. Основные положения отражены в пяти статьях общим объемом 1,5 п.л. и в ряде выступлений на научных конференциях: Всероссийской научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения академика Л.В. Черепнина (Рязань, 17-19 ноября 2005 года), Всероссийской научно-практической конференции «Новая и новейшая история Запада и Востока: новые подходы» (Рязань, 28-29 ноября 2007 года), IV Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарных наук» (Москва, 2007). Результаты работы были обсуждены на заседании кафедры отечественной истории Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка используемых источников и литературы.
Основное содержание работы
Во Введении обосновывается актуальность, научная новизна, хронологические рамки и практическая значимость диссертации, определяются ее цели и задачи, методологические основы, дается характеристика степени изученности проблемы в предшествующей историографии, охарактеризованы источники исследования.

Первая глава «Период постепенного сближения между Россией и Швецией (1618-1626 гг.)» посвящена развитию русско-шведских дипломатических отношений со времени подписания и ратификации Столбовского мирного договора в 1617-1618 гг. и до первых попыток шведского короля Густава II Адольфа склонить Московское государство к созданию антипольского военного союза в 1626 году.

В первом параграфе «Столбовский мирный договор 1617 года и его дипломатические последствия для Восточной Европы» дается краткая характеристика особенностей дипломатических отношений России, Швеции и Речи Посполитой накануне подписания Столбовского мира. Анализ причин, повлиявших на выбор Московским государством антипольского внешнеполитического курса направленного на дипломатическое сближение со шведским королем Густавом-Адольфом, выявил важные моменты. Он показал, что, несмотря на тяжелые условия договора для России, в 1617-1618 гг. сам факт подписания мира между Москвой и Стокгольмом был выгоден русскому царю: Москва обеспечила себе тыл в борьбе с Речью Посполитой за возвращение захваченных территорий на западных рубежах. Для Швеции мир с Россией также развязывал руки в борьбе с польским королем Сигизмундом III. Отмечается, что дальнейшее развитие русско-шведских отношений не могло не осложниться разразившейся в Европе Тридцатилетней войны (1618-1648 гг.). Анализ текста Столбовского мирного договора подтвердил, что договор заложил новую основу дипломатических отношений Московского государства и Швеции. В 33-м пункте договора Польско-Литовское государство возводилось в ранг общего врага, против которого возможно было создание военного союза двух государств. Во время ратификации Столбовского мира и переговоров со шведским посланником Акселем Мартенсоном в Москве в 1619 г. взаимное недоверие России и Швеции не позволило двум государствам создать антипольский военный союз.



Во втором параграфе – «Несостоявшийся династический союз» – рассказывается о попытке сватовства русского царя Михаила Романова к свояченице шведского короля Густава-Адольфа Екатерине Бранденбургской в 1622-1623 годах. Среди причин выбора невесты в Швеции, как показывают источники, было наметившееся потепление во взаимоотношениях Москвы и Стокгольма, что находит свое подтверждение в ответных грамотах Густава-Адольфа, говорившего о своем искреннем желании помогать Михаилу Федоровичу. При анализе всех сохранившихся документов особое внимание привлекли политические вопросы, поднимавшиеся во время переговоров о возможной женитьбе. В то же время, несостоявшееся сватовство нельзя ни в коем случае рассматривать как провал русских гонцов Елисея Павлова и Андрея Англера. Становится ясным, что во время переговоров 1622-1623 гг. как со стороны московского правительства, так и шведским королем на фоне решения брачных вопросов очень осторожно проводилось некое «прощупывание почвы», касавшееся внешнеполитических позиций двух стран и имевшее свое отражение в дальнейших русско-шведских переговорах.

В третьем параграфе «Шведское посольство Эверта Бремена и Генри фон Унгерна в Московское государство в 1626 году» рассказывается о первой серьезной попытке шведского короля Густава-Адольфа склонить Московское государство к подписанию военного союза против Речи Посполитой. Анализ архивных документов с учетом дипломатических традиций и посольского этикета XVII века показал, с одной стороны, особую роль, которую отводил Густав-Адольф шведской дипломатической миссии 1626 г., и, с другой стороны, понимание важности посольства Эверта Бремена и Генри фон Унгерна русским правительством. Во время переговоров в Москве шведскими послами поднимались вопросы о распределении сил в Европе в ходе разразившегося военного конфликта, о взаимосвязи борьбы с Габсбургами и польским королем Сигизмундом III, получавшим военную помощь от римского папы. Таким образом, рассмотрение обнаруживает, что шведский король предлагал одновременную, совместную борьбу России против Речи Посполитой, а Швеции – против Империи. В Москве, ссылаясь на заключенное Деулинское перемирие, послам Густава-Адольфа было отказано. Однако следует отметить сочувственный тон и понимание со стороны правительства царя, давшее надежду на создание антипольского союза и позволившее уже через несколько месяцев направить шведскому королю в Москву новое посольство.

В четвертом параграфе «Приезд в Москву Александра Рубцова и Юрия Бенгарта в 1626 году» прослежен ход второго шведского посольства в Москву с предложением совместной борьбы против Речи Посполитой. Особое внимание в нашем рассмотрении уделяется роли в ходе переговоров Александра Рубцова – шведского посла русского происхождения. Показано двоякое, недоверчивое отношение к А. Рубцову со стороны царского двора, и, одновременно, стремление патриарха Филарета использовать шведского посла в качестве тайного агента. Такое предположение нашло свое подтверждение в ходе анализа более поздних документов.

Россия, как свидетельствуют действия патриарха Филарета, именно после шведского посольства Александра Рубцова и Юрия Бенгарта начинает собирать коалицию против Речи Посполитой и, в частности, ведет переговоры с Турцией.



Вторая глава «Первые проекты русско-шведского военно-политического союза (1629-1631 гг.)» раскрывает переломный период в русско-шведских дипломатических отношениях. В ходе событий Россия высказала свое согласие на создание антипольского союза и начала военные приготовления при поддержке Швеции.

В первом параграфе о посольстве Антона Мониера и Юрия Бенгарта в 1629 году прослеживаются русско-шведские переговоры в Москве, в ходе которых царем, патриархом и ближними боярами было принято решение начать войну против Польско-Литовского государства, не дожидаясь окончания Деулинского перемирия. Анализ протоколов обсуждения в той их части, где содержатся предложения шведских послов Антона Мониера и Юрия Бенгарта, показал, что главной причиной согласия России на предложения Густава-Адольфа явился уже подписанный русско-турецкий союз против Речи Посполитой. Основная цель шведов в 1629 году – это экономическая помощь, которую Густав-Адольф надеялся получить в виде беспошлинной продажи зерна. Московское правительство пошло на уступки шведскому королю, при этом понимая, что русский хлеб шел на мировую хлебную биржу в Амстердаме, где продавался в несколько раз дороже. Таким образом, эти обстоятельства обнаруживают российскую косвенную поддержку Швеции в борьбе с Империей Габсбургов.

Во втором параграфе о новом посольстве Антона Мониера в Россию в 1630 году дается анализ русско-шведских переговоров в Москве, во время которых посол Густава-Адольфа Антон Мониер объявил о подписании Альтмаркского перемирия между Швецией и Речью Посполитой. Как показывают документы, несмотря на это событие, противоречащее совместной борьбе Москвы и Стокгольма против Сигизмунда III, Россия не отказалась от своего намерения в скором времени начать войну против Польско-Литовского государства. Это вписывалось в созданную в тот момент московским правительством концепцию внешнеполитической борьбы.

Анализ открытой в посольских документах переписки пристава Федора Арцыбашева и дьяков Посольского приказа показал отход от некоторых устоявшихся дипломатических традиций в сторону их упрощения, что также косвенно подтверждает, на наш взгляд, внешнеполитическое сближение России и Швеции.

В третьем параграфе «Русское посольство в Швецию стольника Федора Племянникова и подьячего Афанасия Аристова в 1631 году» рассказывается о начавшейся подготовке России к войне с Речью Посполитой. С этой целью в 1631 году в Швецию было отправлено русское посольство Федора Племянникова и Афанасия Аристова. Подчеркнем, что это было первое посольство царя Михаила Федоровича к шведскому королю за долгое время (с 1623 г.). Целью дипломатической миссии была закупка оружия, а также найм военных специалистов. Особое внимание в исследовании отводилось изучению роли шведского офицера Александра Лесли, находившегося на службе русского царя, в закупке оружия и найме войска за границей. Анализ статейного списка посланников Федора Племянникова и Афанасия Аристова, а также их переписки с Посольским приказом показал, что русское посольство в Швеции добилось в 1631 г. единомыслия по важнейшим вопросам в отношениях между двумя странами.

Третья глава «Русско-шведские дипломатические отношения в 1631-1632 гг. Деятельность по разработке русско-шведского военного договора» посвящена периоду наивысшего сближения между Россией и Швецией, начиная с 1618 и по 1632 года. Изучение документов и материалов, свидетельствующих о русско-шведских отношениях 1631-1632 гг. показало, что этот промежуток времени явился наиболее интенсивным по количеству посольств и дипломатических контактов между Московским государством и Швецией. Это период активных действий и реальных предложений по разработке русско-шведского военного договора против Речи Посполитой. В третьей главе раскрывается также авантюрный характер той части русско-шведской дипломатии, в которой важнейшую роль играли тайные агенты.

Первый параграф посвящен деятельности в России Жака Русселя. Наш анализ материалов и документов раскрыл тот факт, что Жак Руссель являлся тайным агентом одновременно и шведского короля, и московского патриарха Филарета. В исследовании показано, какую роль сыграл этот агент в русско-шведском дипломатическом сближении. Жак Руссель являлся инициатором, как показывает анализ дальнейших событий, мало осуществимого плана выдвижения Густава-Адольфа на польский престол. Тем не менее, его предложения легли в основу проекта союзнического антипольского договора России и Швеции.

Во втором параграфе рассказывается об осуществлении русско-шведских дипломатических контактов через проживавшего в России шведского агента Юхана Мёллера. До Юхана Мёллера в Москве XVII века не было постоянных иностранных дипломатических агентов.

Как удалось установить, в 1631-1632 гг. был выработан проект одновременного нападения Московского государства и Швеции на Речь Посполитую. При этом Россия должна была выступить с восточной стороны Польско-Литовского государства, а Швеция – с северо-западной, из Силезии. Важным дополнением являлось то, что силезская армия организовывалась на русские деньги. Показателем успешности русско-шведских переговоров в 1631-1632 гг. стала отправка в Речь Посполитую русского войска в августе 1632 г. Отметим также, что Россия начала войну с Польско-Литовским государством до подписания союзнического договора со шведским королем Густавом-Адольфом.

При анализе документов и материалов, затрагивающих церемониальные стороны дипломатических связей России и Швеции, была выявлена связь между появлением в Москве постоянного шведского агента и стремлением к упрощению посольского этикета и дипломатических традиций, которые теперь отчасти стали препятствием в быстрой передаче информации, а следовательно, и скоординированной деятельности России и Швеции. Ясно, что следствием упрощения посольского этикета являлась и тайная переписка, а также выбивавшаяся из всех канонов дипломатических традиций XVII века переписка патриарха Филарета со шведским королем Густавом-Адольфом. Вместе с тем, из документов явствует: царь Михаил Федорович так и не признал шведского короля Густава-Адольфа своим «братом».

В третьем параграфе «Посольство Бориса Пушкина и Григория Горихвостова в Швецию (1632-1633 гг.) с проектом русско-шведского союза против Речи Посполитой» дается анализ подготовки отправления русского «великого посольства» 1632-1633 гг. Разбираются пункты союзнического договора России и Швеции против Польско-Литовского государства. Оказалось, что проект договора был составлен на основе предложений Густава-Адольфа, сделанных через Жака Русселя и Юхана Мёллера в 1631-1632 гг. Союзнический договор сводился к следующему: скоординированность военных действий и взаимопомощь в борьбе с Речью Посполитой, отказ от заключения сепаратного мира с польским королем, раздел Польско-Литовского государства между Россией и Швецией и поддержка царем Михаилом Федоровичем Густава-Адольфа в стремлении стать королем Речи Посполитой. Как показывает анализ документов 1632-1633 гг., союзнический договор между Россией и Швецией так и не был подписан. Причиной тому послужила смена внешнеполитического курса Швеции после смерти Густава-Адольфа.

В Заключении подведены общие итоги диссертационного исследования. Дипломатические отношения со Швецией занимали важнейшее место в истории внешней политики России. Рассмотрение всего комплекса посольского делопроизводства позволяет сделать вывод о том, что в 1618-1632 г. взаимоотношения между двумя государствами были достаточно дружественными. Главная причина сближения России и Швеции обуславливалась существованием одного и того же внешнего врага – Речи Посполитой, борьба с которым, со временем, стала общим делом.

Началом новой эпохи в русско-шведских отношениях стало заключение и ратификация Столбовского мирного договора в 1617-1618 гг. Опираясь на этот договор, Москва и Стокгольм получили возможность выстраивать свою политику и координировать совместные действия. В диссертации показано, что 33-й пункт Столбовского договора, в котором говорилось о возможности заключения военного русско-шведского союза против Речи Посполитой, не рассматривался сторонами только как декларация. В первые годы после заключения мирного соглашения, русская и шведская стороны больше были заняты решением территориальных споров и делами перебежчиков. Однако уже начиная с переговоров о возможном сватовстве Михаила Романова к Екатерине Бранденбургской, появилась основа для сближения двух государств. В Посольском приказе были хорошо осведомлены об европейских делах, и понимали, что Швеции тоже был выгоден мир.

Изучение картины развития русско-шведских отношений показывает, что первые серьезные попытки к созданию антипольского военного союза были сделаны шведским королем Густавом-Адольфом в 1626 г. Наивысший период сближения Московского государства и Швеции приходится на конец 20-х – начало 30-х гг. В это время правительством царя Михаила Федоровича было принято решение начать войну против Польско-Литовского государства, не дожидаясь окончания Деулинского перемирия. В связи с начавшейся подготовкой Московского государства к войне, в 1631 г. было отправлено в Швецию первое за долгий период посольство, целью которого была закупка оружия и найм войска.

В диссертации изучена роль Жака Русселя в дипломатических отношениях России и Швеции. Являясь доверенным лицом как патриарха Филарета, так и шведского короля, Жак Руссель сыграл значительную роль в создании проекта русско-шведского союзнического договора против Речи Посполитой. В 1631 г. в России появился первый постоянный шведский агент Юхан Мёллер. Проживание в Москве представителя Густава-Адольфа было следствием необходимости быстрой передачи информации между двумя государствами, постоянных дипломатических контактов, слаженности внешнеполитических действий. Для стран Западной Европы появление в Москве постоянного шведского агента являлось демонстрацией серьезности русско-шведского военного союза.

Рассмотрение русско-шведских отношений показывает, что к 1632 г. после длительной дипломатической подготовки были сформулированы основные положения союзнического соглашения. Однако договор так и не был подписан. Главной причиной тому послужила смена власти в Швеции, а именно, смерть короля Густава-Адольфа и возросшее влияние канцлера Оксеншерны, выступавшего против союза с Московским государством. Однако отсутствие союзнического договора не изменило планов России. Еще до отправления «великого посольства» в 1632 г. Московское государство начинает военные действия против Речи Посполитой.

На протяжении почти пятнадцати лет интересы России и Швеции совпадали, это и обусловило стремление двух стран к дипломатическому сближению. Однако русско-шведские отношения 1618-1632 гг. строились на принципе войны против третьей страны, что не могло служить прочной основой для полноценных союзнических отношений. Именно поэтому после изменения политической конъюнктуры, интенсивные дипломатические контакты России и Швеции прекратились. Союз, к которому стремились царь Михаил Федорович и король Густав-Адольф в 1620-х – начале 1630-х гг., так и не осуществился, но плодотворность такого курса, проводимого возродившимся после Смуты Московским государством, была подтверждена временем.



Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:
Публикация в издании, включенном в Перечень периодических научных журналов и изданий, рекомендуемых ВАК:

  1. Миронова, О. Н. О забытом эпизоде в русско-шведских отношениях 20-х гг. XVII века (несостоявшееся сватовство царя Михаила Романова) [Текст] / О. Н. Миронова // Известия РГПУ им. А. И. Герцена. Аспирантские тетради. – 2008. – № 38. – C. 229-234.



Публикации в иных научных изданиях:

  1. Миронова, О. Н. Поездка посла Ивана Михайловича Воронцова в Швецию в 1567–1569 гг. [Текст] / О. Н. Миронова // История дореволюционной России : мысль, события, люди : сб. науч. тр. (к 70-летию д-ра ист. наук проф. Н. Н. Репина). - Рязань, 2005. – Вып. 3. – С. 45-52.

  2. Миронова, О. Н. Статейные списки русских послов XVI-XVII вв. в отечественной историографии [Текст] / О. Н. Миронова // Научное наследие академика Л. В. Черепнина и российская история в Средние века и Новое время во всемирном историческом процессе : материалы Всерос. науч. конф., посвящ. 100-летию со дня рождения акад. Л. В. Черепнина, 90-летию основания и 75-летию со дня воссоздания Рязан. гос. пед. ун-та им. С. А. Есенина, 17-19 нояб. 2005 г. – Рязань, 2006. – С. 314-318.

  3. Миронова, О. Н. К вопросу о состоянии русско-шведских дипломатических отношений в 1629-1632 гг. [Текст] / О. Н. Миронова // Новая и новейшая история Запада и Востока : новые подходы в исслед. и преподавании : материалы Всерос. науч.-практ. конф., 28-29 нояб. 2007 г. – Рязань, 2007. – С. 118-121.

  4. Миронова, О. Н. Встреча шведских послов в Новгороде в 20-е – 30-е гг. XVII в. [Текст] / О. Н. Миронова // Актуальные проблемы гуманитарных наук : сб. ст. IV Междунар. науч.-практ. конф. / МФА. – М., 2007. – Ч. 2. – С. 287-289.


1 Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т. 9–10. // С.М. Соловьев. Сочинения в 18 кн. М., 1990. Кн. 5.

2 Лыжин Н.П. Столбовский договор и переговоры ему предшествовавшие. СПб., 1857.

3 Форстен Г.В. Балтийский вопрос в XVI – XVII столетиях. СПб., 1893; он же. Акты и письма к истории Балтийского вопроса в XVI-XVII столетиях. СПб., 1889.

1 Цветаев Д. Вероисповедное положение протестантских купцов в России в XVI-XVII веках. М., 1885; он же. Обрусение иностранцев протестантов в Московском государстве. М., 1886; он же. Протестантство и протестанты в России до эпохи преобразований. М., 1890; он же. Обрусение западноевропейцев в Московском государстве. Варшава, 1903.

2 Сташевский Е.Д. Очерки по истории царствования Михаила Федоровича. Ч. 1. Киев, 1913; он же. К истории Смоленской войны. М., 1914; он же. Смоленская война 1632-1634. Киев, 1919.

3 История дипломатии / Под ред. В.П. Потемкина. В 3-х томах. М., 1941-1945; История дипломатии / Под ред. В.А. Зорина и др. В 5 томах. М., 1959-1979.

4 Поршнев Б.Ф. Тридцатилетняя война и вступление в нее Швеции и Московского государства. М., 1976.

5 Вайнштейн О.Л. Россия и Тридцатилетняя война. Л., 1947.

6 Арзыматов А.А. Русско-шведские отношения в период Тридцатилетней войны 1618-1648 гг. (По русским архивным материалам). Дисс. ... канд. ист. наук. М., 1954.

1 Шаскольский И.П. Столбовский мир 1617 г. и торговые отношения России со Шведским государством. М.-Л., 1964; он же. Восстановление русской торговли со шведскими владениями в первые годы после Столбовского мира //Скандинавский сборник. 1966. Вып. XI. С. 61-81.

2 Кан А.С. История Скандинавских стран. М., 1971; История Швеции / Под ред. А.С. Кана. М., 1974.

3Коваленко Г.М. Русско-шведские отношения в XVII в. Петрозаводск, 1982; Рыбина Е.А. Иноземные дворы в Новгороде XVII – XVII вв. М., 1986; Юзефович Л.А. «Как в посольских обычаях ведется…». М., 1988; Ивонина Л.И., Прокопьев А.Н. Дипломатия Тридцатилетней войны. Смоленск, 1996.

4 Российская дипломатия: история и современность. М., 2001.

5 Рогожин Н.М. Посольский приказ: колыбель российской дипломатии. М., 2003.

6 Лисейцев Д.В. Посольский приказ в эпоху Смуты. М., 2003.

7 Беляков А.В. Служащие Посольского приказа второй трети XVII в. Дисс. … канд.ист. наук. М., 2001.

8 Кобзарева Е.И. Дипломатическая борьба России за выход к Балтийскому морю в 1655-1661 годах. М., 1998; Она же. Шведская оккупация Новгорода в период Смуты XVII в. М., 2005.

1 Россия и Швеция в средневековое и новое время: архивное и музейное наследие. М., 2005.

2 Селин А.А. Новгородское общество эпохи Смуты. СПб., 2008.

3 Norrman D. Gustav Adolfs politik mot Ryssland och Polen under Tyska kriget (1630-1632). Uppsala, 1943.

1 РГАДА. Ф 96. Оп. № 1. 1629 г. № 2. Л. 248-254.

1 РГАДА. Ф. 50 «Сношения России с Голландией». 1634. № 1.

2 Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений России (по 1800 год). Ч. I. М., 1902.

3 Полное собрание законов. Т. I. СПб., 1930. № 19-I. С. 177-192.

4 Форстен Г.В. Акты и письма к истории Балтийского вопроса в XVI и XVII столетиях. СПб., 1889-1892.

5 Якубов К.И. Россия и Швеция в первой половине XVII в. М., 1897.

1 Русско-шведские экономические отношения в XVII веке. Сборник документов. М.; Л., 1960. Экономические связи между Россией и Швецией в XVII веке. Сборник документов. М., 1978.

2 Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. М., 1937.

3 Видекинд Ю. История десятилетней шведско-московской войны. М., 2000.



Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет