Название работы



жүктеу 38.83 Kb.
Дата20.01.2019
өлшемі38.83 Kb.

Стихотворение «Соловей» как ключ к образному миру поэзии В. В. Каменского (Маяковский, Хлебников и Каменский: точки соприкосновения)

Харитонова Анна Евгеньевна

Студентка III курса филологического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, Москва, Россия

E-mail: annakha93@mail.ru


Василий Васильевич Каменский (1884 - 1961) — яркая фигура русского литературно-художественного авангарда. Поэт и авиатор, он всегда оставался мечтателем и оптимистом. Всё его творчество наполнено жизнелюбием. Чем бы ни занимался Каменский, будь то театр, живопись, литература, он делал это с увлечением. Но наиболее ярко и полно его творческий потенциал раскрылся в поэзии. К сожалению, Каменский до сих пор остаётся малоизученным автором. Хотя его наследие разнообразно: это не только поэтические тексты, но и проза, как художественная, так и автобиографическая, а также оригинальные произведения на стыке живописи и поэзии — «стихокартины». Эти «железобетонные поэмы» — смелая попытка осуществить визуализацию звука, к которой стремились футуристы и игра со смыслами. Натура экспериментатора и незаурядное поэтическое дарование позволили Каменскому стать одной из ключевых фигур русского авангарда наравне с Маяковским и Хлебниковым. Этот человек умел радоваться миру как никто даже тогда, когда наступали тяжелейшие этапы в его жизни. Радостью дышит и его поэзия. В. В. Каменского можно назвать одним из самых оптимистичных русских поэтов.

В центре внимания данной работы — стихотворение Каменского «Соловей», написанное около 1916 года. В нем сконцентрированы ключевые мотивы и образы творчества этого автора. Через него как сквозь призму можно взглянуть на всю лирику Каменского. Лексика стихотворения условно делится на определённые смысловые блоки, которые объединяются между собой в более крупные семантические поля. Проследив контексты употребления тех или иных образов за пределами этого стихотворения, можно сделать вывод о постоянстве многих из них и об их «сочетаемости» друг с другом. Но особое внимание хочется обратить на то, что «Соловей» — материал, позволяющий провести параллели со схожими образами в поэзии других авторов-авангардистов...

Культурное состояние эпохи также накладывает свой отпечаток на творчество каждого автора. А потому невозможно говорить о Каменском, не учитывая период возникновения, становления и развития футуризма в России. Нельзя не указать на круг общения поэта. Вот почему эта работа включает сравнительный анализ поэтического творчества Каменского и двух его современников, а вместе с тем друзей и соратников в области авангардного искусства: Велимира (Виктора Владимировича) Хлебникова (1885 – 1922) и Владимира Владимировича Маяковского (1893 – 1930). Это позволит сопоставить их художественные картины мира, выявив различия и сходства в бытовании образов.

Попытка разобраться, как авторы, принадлежащие одной эпохе, одному литературному течению, используют, к примеру, один и тот же символ, представляет большой интерес. Ведь сопоставление помогает более четко обозначить и сформулировать особенности индивидуального стиля каждого.

Например, любопытно проследить, как Каменский, Маяковский и Хлебников осмысливают в своем творчестве солнце. Как это связано с поэзией города, а как с природной лирикой? Каковы точки соприкосновения Каменского с Маяковским и Каменского с Велимиром Хлебниковым? На подобные вопросы и ищет ответ заявленная работа.

Интересны также и причины особой симпатии автора к определённым образам. В поэтических пейзажах Каменского, к примеру, почти всегда присутствует водная стихия. Яркой особенностью является описание движения воды. И в «Соловье» мы встречаем такую игру звуков:



<…>

Звенит вода хрустальная,



Журчальная вода.

Моя ль река кристальная

Устанет мчать года

<…>

В перепевных тростинах



Чурлюжурлит журчей.

Чурлю-журль.

Чурлю-журль…

Дрожащий [р] выступает показателем непрерывного движения воды. Ручей – это всегда по-весеннему радостная, весёлая, бегущая, стремительная вода. Именно поэтому, вероятно, Каменский чаще всего выбирает для своих жизнеутверждающих светлых пейзажей именно ручьи.

А вот река – это нечто степенное, благородное, это жизнь. Для Каменского, чьё детство после смерти родителей прошло на Каме, в семье его дяди, река, действительно, стала матерью. Об этом он писал в своих мемуарах «Путь энтузиаста».

«Вот с этой поры всю силу любви отдал Каме и так горячо cдружился с ней, что дороже Камы ничего не было у меня на свете.



<…> Ах, эта Кама!

Единственная, как солнце, любимая река, мою мать заменившая: она светила, грела, утешала, призывала, дарила, забавляла, катала, волновала, купала, учила» [Каменский 1991: 476-477].

И если Кама, великая река величественна, то ручей по своему характеру шаловлив и весел. Звуковой аспект для Каменского занимает первое место: он слышит журчание воды, её бурлящий поток. И поэтому его ручей превращается в журчей. И вот такой журчей очень часто встречается в стихотворениях автора.

Вообще, стихотворения Каменского богаты неологизмами, яркими метафорами, сочными эпитетами. К тому же он осваивал многогранные возможности языка, используя звукоподражания, звукопись и графическое оформление своих работ. Стремление Каменского обогатить литературу за счет расширения языковых возможностей (словотворчества) разделяли все футуристы.

Итак, главная цель данного исследования — выявление постоянных и частотных мотивов и образов в творчестве Каменского. А также описание их своеобразия на фоне художественных картин мира других авангардистов.


Литература

1) Каменский В. В. Степан Разин. Пушкин и Дантес. Кафе поэтов / сост., вступ. ст. и коммент. А. Г. Никитин ; илл. Ю. П. Ребров. — М. : Правда, 1991. — 640 с.


2) Каменский В. В. Стихотворения и поэмы / вступ. ст., подгот. текста и примеч. Н. Л. Степанов. — М. – Л. : Советский писатель, 1966. — 500 с.
3) Гинц С. М. Василий Каменский — Пермь : Кн. изд-во, 1984. — 221 с.

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет