Нечистая сила. Повѣсть



жүктеу 0.9 Mb.
бет1/3
Дата19.04.2019
өлшемі0.9 Mb.
  1   2   3

НЕЧИСТАЯ СИЛА.

ПОВѢСТЬ.

При выходѣ Евки замужъ, всѣ бабы и дивчата каркали, какъ вороны, предсказывая недоброе, удивляясь и завидуя тому, что ее берутъ въ самый богатый дворъ. Она и тогда уже съ пренебре- женіемъ относилась къ этому счастью и предпочла бы своему жениху сотню другихъ. Ѳедоръ былъ тогда тощимъ, нескладными юношею, съ кривыми ногами, и еще безъ усовъ; еще недавно онъ пасъ скотъ вмѣстѣ съ другими подростками, а теперь хва­лился, что заставить ее, Евку, взяться за умъ и будетъ бить до тѣхъ поръ, пока не пріучитъ къ работѣ какъ слѣдуетъ. Евка смѣялась, вслушиваясь въ эти річи; самъ чортъ убѣжалъ бы отъ ея смѣха,Ѳедоръ же оставался къ нему равнодушенъ. Вышла за него она изъ крайности: голодъ преслѣдовалъ ее съ самаго ранняго дѣтства. Мать ея была глупа до того, что еще и теперь, вспоминая о ней, Евка презрительно пожимала плечами. Да и было отчего: высокаго роста, черноглазая, еще молодая женщина, она вѣчно ходила въ лохмотьяхъ, какъ нищая. А вѣдь волостной писарь хотѣлъ взять ее къ себѣ въ хозяйки—а она... отказалась.

  • Довольно одного грѣха! говорила она, теперь нужно Богу молиться, заботиться о душѣ.

Писарь же нашелъ себѣ другую , румяную, красивую, царившую у него, какъ у себя въ домѣ. Евка не разъ видѣла, какъ она, въ розовой ситцевой юбкѣ, въ голубомъ шелковомъ

1) Си. „Кіѳвсе. Стар.", 1889 г.. № 4, апрѣи.
нлаточкѣ, кормила зерномь птицу или крошила зелень для сви­ней; у нея были кольца, сережки; сидитъ бывало по цѣлымъ ча- самъ за самоваромъ у открытаго окна, пьетъ чай въ прикуску. ІІополнѣла, похорошѣла, крестьяне снимали передо, нею шапки, приносили ей куръ, яйца, орѣхи. Въ самую страдную пору, въ то время, когда другія бабы отъ зари до самой ночи жали безъ отдыха, не разгибая спины, писарская господыня сидѣла себѣ на крылечкѣ, грѣясь на солнышвѣ, и щелкала еебѣ орѣхи или расчесывала гребнемъ собаку своего хозяина.

Евка же, худая, смуглая, въ разорванной юбкѣ, въ гряз­ной, разстегнѵтой на груди рубахѣ, по цѣлымъ часамъ стояла притаившись въ кустахъ и смотрѣла на всю эту роскошь, пожи­рая глазами изъ зависти всѣ малѣйшіе признаки писарскаго богатства. Огромный блесгящій самоваръ внушалъ ей почти такой же благоговѣйный страхъ, какъ и самъ панъ нисарь. Ее охва­тывала дрожь, на зубахъ чувствовалась оскомина не только при видѣ различныхъ яствъ, но даже отъ одного запаха жаренаго мяса или горячаго кушанья. Она жадно ловила этотъ запахъ, глотая слюнки, и незамѣтно, почти безсознательно, какъ лунатикъ, подви­галась все ближе и ближе къ дому писаря; робко выходила она изъ за угла, прокрадывалась вдоль стѣнъ до самаго крыльца и заби­валась въ самый уголокъ, скорчившись, притаившись тамъ, какъ бы отъ страха... Ея сѣрые глаза такъ и бѣгали во всѣ стороны, пальцы судорожно сжимались, худые и костлявые, какъ у обезь­яны. Бережливая хозяйка ничего не оставляла на крыльцѣ, лишь изрѣдка на лавкѣ валялись или нѣсколько стручковъ гороху, обгры­зенное яблоко, или остатки недоѣденнаго собакою хлѣба съ масломъ. Правда, иногда она сама давала ей кусокъ сахару, сыра, даже варе- наго мяса, и Евка поспѣшно, спрятавъ добычу за пазуху, бѣжала безъ оглядкичерезъ плетни и загоны вплоть до старой кузницы, гдѣ мать ея имѣла уголъ въ хаткѣ, тѣсной, какъ сундукх, поросшей снаружи крапивой и лопѵхомъ, темной и холодной, какъ погребъ. Здѣсь запирала она дѣвочку, уходя на работу, оставляя ей холодпаго варенаго карюфеля, кусокъ хлѣба и горшокъ нерьевъ, который та должна была передрать. За окномъ щебетали воробьи, сол­нечные лучи проникали въ это логовище сквозь щели въ стѣнахы
изъ-подъ истлѣвшихъ угловъ выглядывала трава, зеленые ящерицы, погрѣвшись на солнцѣ, просовывали сюда свои головки, огляды­вали темную избу и убѣгали. Евка слѣдовала ихъ примѣру; съѣдала все, что можно было съѣсть, выламывала кусокъ гнилой доски и вылѣзала на свѣтъ Божій... Случалось, что какая нибудь голод­ная собака нрокрадывалась сюда тѣмъ же путемъ, но черезъ минуту выходила такою же голодною, какъ и вошла. Евка шла кормиться, хватая по дорогѣ все, что попадалось ей подь руку. Наѣвпгась до сыта яблокъ, грушъ, разныхъ овощей, она жадно прятала все оставшееся въ передникъ, за пазуху и, нагруженная добычею, осторожно прокрадывалась подъ плетнями, согнувшись пробиралась черезъ конопля нники, бѣжала во всю мочь черезъ

I

поля, наконецъ, добравшись благополучно до хаты, прятала здѣсь свою добычу между крапивою, прикрывала травою и листьями и, отдохнувъ немного, опять бѣжала собирать ягоды, грибы' орѣхи.

Голодъ упорный, неутолимый преслѣдовалъ дѣвочку точно болѣзнь; у нея чесались зубы при видѣ пищи въ какой бы то ни было формѣ; еще издали чуяла она запахъ вареной пищи или жаренаго сала и бѣжала въ ту сторону, глаза ея разгорались сердце усиленно билось, она останавливалась у дверей въ иѣ- момъ ожиданіи, оглядывалась, прислушивалась... Бъ хатѣ ѣли; иногда выходила собака съ костью въ зубахъ и принималась грызть у ея босыхъ ногъ этотъ лакомый куеочекъ—кость еще теплую, влажную, съ остатками хрящей и жилъ. Евка глотал* слюнки, горло сжималось до боли, она терлась о стѣны, пере­ступала съ ноги на ногу, но войти въ избу не рѣшалась, на*- конецъ, разъяренная, стисвувъ зубы, выхватывала кость и со всѣхъ ногъ бросалась въ поле, ежеминутно оглядываясь, а когда настигала собака, она бросала кость въ кусты или въ огородъ на гряды и смѣялась злобнымъ писклнвымъ смѣхомъ, глвда, какъ обиженное, сбитое съ толку животное останавливалось, нюх&до воздухъ в, печально повѣся носъ, возвращалось навадъ. Ова выкрадывала изъ торбы у пастуховъ сыръ, хлѣбъ и кислые огурцы. Долгое время въ этихъ продѣлкахъ подозрѣвали самого чорта,— такъ искусно умѣла, она, притаившись, ощупать черезъ полотно каж-

дый кусокъ и, улучивъ удобную минуту, засунуть въ сумку свою маленькую, тонкую руку; прежде чѣмъ дѣдъ усііѣвалъ повернуть голову, она была уже далеко со своею добычею, въ самой чащѣ орѣшника на берегу ручья и ѣла торопливо, съ жадностью, тре­вожно поглядывая вокругъ сквозь густую листву.

Уютное это было мѣстечко! Подъ тѣнью густыхъ кустовъ орѣ- шника разстилался пышный коверъ изъ мягкой травы, уеѣянной бѣлымъ и розовымъ клеверомъ, и даже въ самые сильные жары здѣсь господствовала душистая прохлада; разныя птички стаей сле­тались сюда, усаживались на вѣткахъ или скрывались въ чащѣ, оглашая окрестность всевозможными голосами. Въ полдень дере- венскіе парубки, оставивъ скотъ въ полѣ, приходили сюда отдох­нуть, растянувшись въ мягкой травѣ надъ источникомъ; тамъ дивчага и молодицы обыкновенно стирали бѣлье на двухъ боль- шихъ камняхъ, стоя по колѣна въ прозрачной, тихо журчащей водѣ. Евка поглядывала и на нихъ изъ своей засады, но остава­лась на мѣстѣ только до тѣхъ поръ, пока не съѣдала послѣд- няго куска и зачастую уходила во время самой интересной сцены, съ полнымъ равнодушіемъ пожимая плечами. Иногда мать случайно встрѣчала ее тамъ и гнала домой, толкуя по дорогѣ

о Богѣ, о добродѣтели, и, подталкивая кулакомъ, гнала передъ собою тощую, голодную дѣвочку, сама заливаясь слезами надъ ея праздностью и безпутствомъ.

  • Чортъ бы побралъ всѣ эти добродѣтели! ворчала Евка. Отъ быстрой ходьбы ей снова начиналъ докучать голодъ; она поглядывала на право и на лѣво и, примѣтивъ плетень пониже, стремгдавъ бросалась въ ту сторону и, какъ рыба въ водѣ, исче­зала среди конопли и широкихъ листьевъ бульбы; только слегка колебавшіяся головки маку и аниса въ концѣ огорода указывали направленіе ея бѣга.

Мать смотрѣла ошеломленная... въ этой дѣвочкѣ сидѣло какое то зло... Она давно уже была увѣрена въ этомъ, а подъ конецъ и сосѣдки начинали догадываться. Почти у каждой таскала она овощи въ огородѣ, выкрадывала сыръ, сушившійся въ корзи- нахъ, и уже принялась выслѣживать куръ. Въ селѣ прошелъ слухъ, будто она тайкомъ подбираетъ яйца... Старыя бабы видѣв-

шія многое на своемъ вѣку, начали поговаривать, что она мо- жетъ быть и коровъ выдаиваетъ въ полѣ... Ни у кого въ цѣломъ седѣ не было столько враговъ, какъ у Евви. Едва выходила она на улицу, какъ изъ каждой двери, изъ за каждаго плетня пока­зывалась голова въ красномъ или бѣломъ илаткѣ; всѣ кричали на нее еще издали, дѣти и собаки бѣжали ей на встрѣчу, послѣд- нія выскакивали изъ подворотни, догоняли, окружали ее со всѣхъ сторонъ... Къ счастью, она была худа, какъ спичка, на длинныхъ тонкихъ ногахъ, и разбѣжавшись, далеко оставляла дѣтей за собою, однѣ собаки не отставали, а настигши, теребили зубами дырявую юбченку, хватали за ноги, нерѣдко кусали до крови. Тревога и опасности преслѣдованія возбуждали въ дѣвочкѣ энер- гію, закаляли отвагу и рѣшимость; при видѣ собственной крови на пескѣ она только пожимала плечами; послѣ каждаго же такого столкновенія она ѣла съ удвоенным* апнетитомъ, или наоборотъ ложилась спать страшно голодная и видѣла во снѣ себя собственницею цѣлаго хлѣба совершенно свѣжаго, еще теп- лаго,. но при желаніи полакомиться имъ вдругъ просыпалась въ пустой хатѣ, на соломѣ и горько плакала отъ голода.

Когда Евка подросла и поступила въ услуженіе нянькою къ дѣтямъ эконома, она уже ежедневно ѣла на нухнѣ горячую пищу, получая временами что нибудь и отъ стола, за то посто­янно принуждена была въ нѣмомъ бездѣйствіи смотрѣть на на­стоящей экономскій аппетитъ и достатокъ. Запахъ жирныхъ, сытныхъ кушаньевъ всюду преслѣдовалъ ее; двѣ низкія, душныя комнаты были переполнены творогомъ и сметаною, на столахъ передъ окнами сушились иоперемѣнно то макъ, то различные сорта крупъ или муки; въ углахъ, за печкою и дверьми висѣли сушеные грибы, яблоки и груши; когда солнце согрѣвало всѣ эти припасы, воздухъ въ комнатѣ становился удушливымъ, мухи летали медленно, словно пьяные, у ней какъ то тяжелѣла голова и сама она какъ то успокаивалась, дѣлалась серьезнѣе; на новомъ мѣстѣ она получила красную юбку и полинялый синій щатокъ, которымъ могла прикрыть дырявую рубаху.

Прошло нѣсколько лѣтъ; дѣвочка выросла и изъ тощаго голоднаго бѣсенка превратилась въ худощавую, но стройную,

смуглую дѣвочву; поваръ собирался ей уже купить первые ба­шмаки, но она только равнодушно пожимала плечами на всѣ ухаживанія за собою. Теперь она рѣдко бывала голодна, а такъ какъ дѣти прибывали у эконома съ важдымъ годомъ, то Евка въ теченіи всей весны и лѣта спокойно грѣлась на солнышкѣ съ ребенкомъ на рукахъ, дремала, когда клонило ко сну, и только во времени завтрака или обѣда ощущала прежнее безпокойство и энергію. Во дворѣ говорили, что она немного лѣнива, но поря­дочная дѣвушка, она и на это пожимала плечами. Другія дивчата получали въ подаровъ ленты, бусы, иногда навеселѣ возвращались съ ярмарки, съ полными карманами грошевыхъ пряниковъ и койфектъ. Евка въ своей красной- юбкѣ, короткой и полинялой, въ сѣрой рубахѣ, заплатанной на плечахъ бѣлымъ воленкоромъ, на все смотрѣла изъ подлобья, стиснувъ зубы...

Она давно готова была оставить мѣсто, гдѣ служила только за одежду и харчи, если бы не боялась снова возвратиться въ село й& вѣчный голодъ и тяжелую работу. При томъ же одинъ изъ дворовыхъ парубковъ, Андрей, сказалъ ей разъ навсегда, что женится на ней, если она будетъ порядочною дѣвушкою, въ противйомъ Же случаѣ обѣщалъ переломать ей всѣ кости, при­вязать камень на шею и бросить въ рѣку. Онъ говорилъ все это спокойно, суровимъ, хриплымъ голосомъ, даже палки не было въ рукахъ, но Евка повѣрила, какой то инстинктъ подсказывалъ ей, что онъ спосОбенъ сдержать слово. Она побаивалась Андрея, сТ&йбЬилась проворнѣе и старательнѣе, если онъ смотрѣлъ на нее, нѣсколько разъ даже, заглянувши въ нему въ конюшню въ пра­здничный день, останавливалась въ изушеніи, какъ бы въ не- рѣшймости. Въ то время, какъ прочіе парубки словялись по двору, спйли на сѣнѣ или, растянувшись на травѣ передъ кухнею, играли въ старый, замасленная карты, онъ сидѣлъ на свявкѣ соломы подъ жолобомъ и читалъ... Положа на колѣни азбуку, медленно водйлъ онъ пальцемъ по строкамъ, бормоталъ какіе то непонят­ные слоги, весь красный, измученный, какъ при самой тяжелой работѣ, запѵскалъ пальцы въ свою рыжую гриву, чесалъ за ухомъ, взднхалъ, но все таки читалъ. Замѣтивъ дѣвушку въ дверяхъ, Андрей поспѣшно пряталъ книжку за пазуху.Ну, и чего пришла? сердито кричалъ онъ, краснѣя отъ ■смущенія, ступай въ ребенку! вотъ еще начнешь шататься по конюшнямъ!... Онъ отворачивался, не зналъ куда дѣвать глаза, и мрачно смотрѣлъ въ темный уголъ, стыдясь своей у явности, не желая подать повода къ толвамъ, будто онъ не то что другіе.

  • Вотъ дуракъ! шептала Евка. поспѣшно удаляясь изъ ко* нюшни.

Иногда Андрей нагонялъ ее и шелъ рядомъ, заложа руки въ карманы и мрачно потупивъ голову; одѣвался онъ хорошо: сапоги всегда были въ исправности, бѣлье'чистое и врѣпкое, говорилъ мало, съ разстановкою, и постоянно смотрѣлъ въ землю. Всѣ во дворѣ относились въ -нему съ уваженіемъ: онъ никогда не напивался, не кралъ, былъ силенъ, трудолюбивъ, только слиш­ком ъ гордъ и рѣзокъ; даже самъ экономъ подолгу обдумывалъ и взвѣшивалъ каждое слово прежде, чѣмъ замѣтить ему что нибудь, и часто уходилъ молча, вавъ пришелъ, боясь встрѣтить рѣзвій отпоръ.

  • Ты, Евка, сиди дома, говорилъ онъ мягко, идя рядомъ съ нею, остерегайся злыхъ языковъ; человѣкъ... того... ну, извѣстно... каждый человѣкъ долженъ остерегаться людей.

Ему хотѣлось бы выразить яснѣе свою мысль, но этого онъ не умѣлъ, ему не доставало словъ; онъ чувствовалъ толькоу что готовъ былъ бы душу отдать за эту худощавую, смуглую дѣвушку съ ея сѣрыми глазами, злымъ и въ то же время какимъ то осмыслен- нымъ смѣхомъ... готовъ былъ бы задушить каждаго, кто только осмѣлится тронуть ее пальцемъ. Женился бы онъ на ней хоть сей- часъ, но боялся: видалъ онъ не разъ, какъ другіе батраки пере­ходили съ мѣста на мѣсто съ женами и дѣтьми, сложивши на по­возку все свое жалкое имущество: сломанный столъ, сундукъ безъ замка, плетеную колыбельку, въ которой пищало одно или двое дѣтей. Сколько разъ, если случалось ему, проходя мимо, замѣтить грязнаго, заброшеннаго ребенка, котораго толкали свиньи, дергала гуси и козы, Андрей останавливался и смотрѣлъ, не желая даже защитить малютку.

Каталог: library
library -> Біз Жалпыұлттық идеямыз – Мәңгілік Елді басты бағдар етіп, тәуелсіздігіміздің даму даңғылын Нұрлы Жолға айналдырдық. Қажырлы еңбекті қажет ететін, келешегі кемел Нұрлы Жолда бірлігімізді бекемдеп, аянбай тер төгуіміз керек
library -> Ќазакстан Республикасы Білім жјне єылым министрлігініѕ Бїйрыєымен бекітілді 17 тамыз 2000 ж
library -> Ќазаќстан Республикасыныѕ Білім жјне єылым министрлігі
library -> Академик Ќ
library -> Жеңіс сәті – тарихта өшпес із қалдырған айрықша оқиға, ұлы мейрам
library -> Георг Зиммель
library -> Хелен сингер каплан
library -> Саяси партиялар және партиялық жүйелер


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет