Необычных историй, рассказанных выпускниками уральских вузов



жүктеу 188.53 Kb.
Дата29.11.2017
өлшемі188.53 Kb.
түріРассказ

Концепция и участники выставки, которые не нравятся пермскому министерству культуры. Текст куратора выставки Саши Шабурова.

МОИ УНИВЕРСИТЕТЫ:


100 НЕОБЫЧНЫХ ИСТОРИЙ,
РАССКАЗАННЫХ ВЫПУСКНИКАМИ УРАЛЬСКИХ ВУЗОВ,
И 100 РАБОТ ХУДОЖНИКОВ,
ТАК ИЛИ ИНАЧЕ ИХ ИЛЛЮСТРИРУЮЩИХ
Куратор Александр Шабуров
Координаторы: Алёна Мухина, Мария Козлова, Агафья Ракина, Сергей Филатов, Диана Ярош, Елена Тарарухина
Художественный руководитель музея PERMM Наиля Аллахвердиева

ВЕК ОБРАЗОВАНИЯ, А ТАКЖЕ ЛЮБВИ И СМЕРТИ


Обоснование проекта и метода

Данная выставка делалась как каша из топора.


Однажды зимой меня отыскал Пермский музей современного искусства и предложил курировать проект, посвящённый «100-летию высшей школы на Урале». Однако чем вызван данный юбилей и почему его отмечают в Перми, я не подозревал. Сам я из-под Свердловска, там моя Йокнопатофа, столица Урала, а, может быть, и центр мироздания. Поэтому я наивно предположил, что мне нужно будет лететь в Екатеринбург, оттуда в Челябинск и Тюмень, дабы собрать разрозненные образцы студенческого самиздата и самодеятельности.
Однако ближе к весне, когда я приехали в Пермь, всё прояснилось. В первый же день я выяснил, что «100-летие высшей школы» означает юбилей вполне конкретного Пермского государственного университета. Во второй — что все учреждения культуры здесь тоже готовят аналогичные выставки. В самом университете имеется 7 музеев, и лучшие экспонаты из них переедут в картинную галерею. На третий день мне удалось разыскать залежи студенческого фольклора (стенгазеты и прочее), но они тоже уже были обещаны местному Музею советского наива.
Спрашивается: как сделать выставку из ничего?
Элементарно, Ватсон! Любая выставка современного искусства использует те же средства воздействия, что и современный музей — фотопринты, видеопроекции, костюмированные представления, метафорические объекты, аудио- и световые инсталляции.
Недолго думая я решил подарить университету проект нового музея. Благо старый давно планируют переделать. Оно и понятно: цитаты из Л. И. Брежнева и Н. К. Крупской теперь не в чести, а сами они не в фаворе. Поэтому при первой же возможности приметы господствовавшей в СССР советской идеологии не просто выкинут в утиль, но поменяют на их зеркальное отражение. Упоминание студентов и преподавателей, поддержавших власть Советов, заменят теми, кто был против, а воевавших с Колчаком — на тех, кто его поддерживал. Даже слова академика М. Келдыша о служении учёного обществу выглядят сегодня, мягко говоря, анахронизмом. Наш новый курс — индивидуализм, наш новый бог — деньги! Поэтому портрет спонсора музея уже сейчас куда больше портрета основателя университета.
Чтобы избежать сиеминутных идеологических искажений, я избрал сразу 3 новомодных метода. Первый из них — «устная история». Нужно записать байки конкретных людей, учившихся или работавших в ПГУ. Желательно разных взглядов и поколений. Забавные, трогательные, трагичные, комичные, серьёзные, несуразные, главное — недлинные и непосредственные.
Вот только студентами и преподавателями ограничиваться не стоит. Потому что второй метод — расширение контекста. Чтобы наш проект был интересен не только выпускникам ПГУ, я решил сделать его не столько про университет и даже не про Пермь, а про последние 100 лет истории нашей страны. Даже если какие-то пермяки не учились в ПГУ, они так или иначе с ним связаны, на худой конец, были свидетелями минувшего века. Тем более, что в самом университете свою историю представят всё равно лучше. Какой смысл с ними на их поле тягаться?
Отныне всех встречавшихся мне студентов, преподавателей и их друзей я просил рассказать необычные историию из их жизни, связанные с перечисленными выше темами. А также предоставить для нашего импровизированного музея любой экстраординарный экспонат.
Вот список сюжетов, о которых я их пытал.
Памятные места внутри ПГУ:
ГЛОБУС, ОРАНЖЕРЕЯ, ТРУБА, ПАЛЬМА, ФОНТАН «ОДУВАНЧИК», СТАТУЯ ЛЕНИНА И ГОРЬКОГО, ПЕРЕХОДЫ, ТУРНИКЕТЫ, ОБЩЕЖИТИЯ, АНАТОМИЧЕСКИЙ ТЕАТР, МУЗЕЙ ИСТОРИИ УНИВЕРСИТЕТА, БАОБАБ возле него, МЕМОРИАЛ, ПРИВИДЕНИЯ, КАФЕ «ГОРЫНЫЧ» и др.
Университетская самодеятельность:
«ЖИВАЯ ГАЗЕТА», ЕВГЕНИЙ ПЕРМЯК, СТУДЕНЧЕСКИЕ ТЕАТРЫ, МАРК ЗАХАРОВ, СТУДКЛУБ, «ПОСАТ», «СТУДЕНЧЕСКАЯ ВЕСНА», КВН, «МИСТЕР И МИСС УНИВЕРСИТЕТ», СТЕНГАЗЕТЫ, «АЗ», «СПЕКТР», «КАКТУС», «ПЕРЕЦ», «ГОРЬКОВЕЦ», ПОЭТЫ КАЛЬПИДИ И ДРОЖАЩИХ, КСП, РОК-КЛУБ, «ОДЕКАЛ», ПАРТ-АРТ, АБАШЕВСКИЕ СРЕДЫ, ФОНД «ЮРЯТИН» и др.
Исчезнувшие феномены, которые ныне приходится объяснять:
КОЛХОЗ, КОМСОМОЛ, ЭКЗАМЕН, ЗАЧЁТ, ДЕМОНСТРАЦИИ, СТРОЙОТРЯДЫ, ВОЕННАЯ КАФЕДРА, КОСИТЬ ОТ АРМИИ, ФОЛЬКЛОРНАЯ ПРАКТИКА и др.
Нововведения недавнего времени:
БОЛОНСКИЙ ПРОЦЕСС, ЕГЭ, ТРИМЕСТР, МОДУЛИ, КРЕДИТЫ. Сегодняшняя молодёжь — лучше или хуже? Каким вам видится университет будущего? Куда мир катится? Что исчезнет через 100 лет? Что поменяется?
История ПГУ, Перми, России и мира:
ПЕРМСКИЕ МАСОНЫ, ПЕРВАЯ МИРОВАЯ, ВАГОНЫ ИЗ ЮРЬЕВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА НА ПЕРМСКОМ ВОКЗАЛЕ, МЕШКОВ, ГЕНКЕЛЬ, ГОРОД СОЛНЦА, ИМПЕРАТОРСКИЙ УСТАВ, РЕВОЛЮЦИИ, ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА, КОЛЧАКОВЩИНА, ПРОЛЕТАРИЗАЦИЯ, РАБФАК, МАЯКОВСКИЙ, РЕПРЕССИИ, ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ, БУКИРЁВ, ХОЛОДНАЯ ВОЙНА, БОРЬБА С КОСМОПОЛИТИЗМОМ, ОТТЕПЕЛЬ, 1968 ГОД, ЗАСТОЙ, ПЕРЕСТРОЙКА, ГКЧП, РАСПАД СССР, 1993 ГОД, ЛИХИЕ 1990-Е, БОМБАРДИРОВКИ ЮГОСЛАВИИ, МАРАТ ГЕЛЬМАН, ДЕСОВЕТИЗАЦИЯ, «ПЕРМЬ-36».
Наконец, реалии студенческой жизни:
ЛЮБОВЬ, ДРУЖБА, ПЬЯНКИ-ГУЛЯНКИ, ОРГИИ, ВЫТРЕЗВИТЕЛЬ, НЕСЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ, ПРАВОНАРУШЕНИЯ, ИСКЛЮЧЕНИЯ и прочих студенческих приключения, а также драматические или даже трагические происшествия.
И хотя рассказывали мне совсем не то, о чём я их спрашивал, в результате у меня набралась не одна сотня историй. Не всегда напрямую связанных с Пермским университетом, но с прошедшим веком — уж стопроцентно. Из них складывалась коллективная биография. Оказалось, что все студенты в разные времена чувствовали примерно одно и то же. На 1 курсе их пьянил дух свободы, на 2-м они влюблялись, на 3-м разочаровывались, а в конце концов расставались с илюзиями, потому как сталкивались с неожиданной и не очень комфортной для них реальностью. Все преподаватели не менее предсказуемо брюзжали про свою нестыковку с представителями более юных поколений. Я даже годы специально выкидывал, чтобы всё перемешалось.
Кроме двух сотен историй у меня скопились дюжины две странных предметов. Без последних нашему музею никак нельзя. Любой музей, как принято считать, разговаривает предметами. Оттого музею необходимо иметь хотя бы минимум подлинных раритетов. Вот и у нас есть уникальные экспонаты — меню торжественного обеда в честь основания университета в 1916 году, зелёная помада Светки и Жанки из команды КВН «Парма», палка режиссёра студенческого театра А. Стабровского, которой тот поколачивал будущего декана И. Кирьянова, первый перевод «Властелина колец» на русский язык, сделанный преподавателем А. Грузбергом, обломок черепицы, привезённый писателем Л. Юзефовичем из монастыря Тумэнамгалан в Монголии, авторское повторение лошади, нарисованной другим писателем Л. Королёвым в 1968 году в стилистике Пикассо и порванной тогда воспитателем общежития, а также бутафорская мёртвая голова, зачем-то позаимствованная мной на Свердловской киностудии.
Однако, как подсказывал мне опыт предшествующего музейного проектирования, сами по себе подлинники невзрачны и непонятны. К тому же наш проект — художественный. Поэтому дополнением к вышеперечисленному послужил третий метод — «публичной истории». Это представление известных событий глазами не видевших их художников. Как они воображают то, чего никогда не было. Взятие Бастилии и штурм Зимнего выглядели совсем не так, как мы знаем. А убийства Иваном Грозным собственного сына вообще не было. Поэтому я объехал пермских творцов и собрал у них работы, живописующие контекст эпохи. Заодно типологизировал излюбленные ими сюжеты. Почему-то помимо букетов и девушек пермские художники ужасно любят изображать руины и кладбища. Заодно мне пришлось научить творческую молодёжь писать свои проекты на русском языке. А чтобы показать, что никакой «пермской идентичности» не существует, и что во всех закоулках нашей страны происходили примерно такие же процессы, я дополнил их творения работами москвичей, питерцев, екатеринбуржцев и сибиряков.
Но оказалось, что это было не самое сложное.
Выставку в поте лица принимал несколько раз собиравшийся научно-методический совет, который пытался втиснуть историю студенческой жизни в возрастные рамки 12+. Меня попросили исключить все упоминания об употреблении алкоголя и табакокурении, а слово «оргия» заменить «вечеринкой». Потом то же самое одобрил наблюдательный совет. Однако выяснилось, что и он не властен запустить процесс без подписи директора, а та улетела в Сочи на переподготовку. В общем, процесс шёл туго. Все сроки сдвинулись. Музей стоял взаперти. Пригласившего меня арт-директора вызвали на ковёр в краевое министерство культуры. На самого меня грозились подать в суд. И это при том, что мы планировали сугубо мирную краеведческую выставку… Но в результате, несмотря на все сложности у нас получился настоящий музей истории прошедших 100 лет. Хоть и фрагментарная, но всеобъемлющая картина мира, оттолкнувшаяся от необычной точки отсчёта — юбилея Пермского университета.

Александр Шабуров

Список рассказчиков:
Абашева Марина, Абашев Владимир, Агишева Надежда, Агишев Андрей, Бавильский Дмитрий, Бейлин Борис, Безукладников Андрей, Беляева Надежда, Береснев Владимир, Бубнов Василий, Булахтин Максим, Ваксман Александр, Воробей Владимир, Гаррисон (Краснов Игорь), Гельман Марат, Горланова Нина, Грузберг Александр, Гущин Алексей, Дадаграф (Панин) Сергей, Дмитрюк Владимир, Дрожащих Вячеслав, Дядик Александр, Житков Андрей, Жук Валерий, Жунёв Александр, Зуева Анна, Кальпиди Виталий, Караджев (Рабинович) Борис, Козлов Андрей, Козлов Иван, Колесников Андрей, Корнеевский Денис, Королёв Анатолий, Корчагин Павел, Кредов Сергей, Крюков Сергей, Куличкина Галина, Курицын Вячеслав, Мильграм Борис, Муртазин Владимир, Нестеров Вячеслав, Петров Александр, Печёнкин Павел, Печищев Иван, Подюков Иван, Полисский Николай, Призюк Виталий, Пустовалов Алексей, Раков Вячеслав, Рахматуллин Артём, Родионов Андрей, Ромашова Мария, Сиротинина Светлана, Смирнов Вячеслав, Сорокин Андрей, Соснин Семён, Стабровский Александр, Суслов Михаил, Тарарухина Елена, Тетерин Сергей, Тляшев Станислав, Уланова Анастасия, Улицкая Людмила, Усов Алексей, Фокина Елизавета, Хахалкин Вячеслав (Рэпер Сява), Хеннер Виктор, Чернышёв Юрий, Шевченко Павел, Шумов Константин, Щигалев Алексей, Юзефович Леонид, Янковская Галина, Янчевская Светлана

Список художников:


Агафонов Александр, Бартенев Андрей, Бахарев Николай, Бегальская Виктория, Безукладников Андрей, Братков Сергей, Броше Анна, Венс Алекс, Гаррисон (Гладких Игорь), Горланова Нина, Греков Александр, Гущин Алексей, Дадаграф Сергей, Джикия Александр, Жуков Владимир, Жунёв Александр, Иогансон Игорь, Каёткин Максим, Каленская Инна, Канис Полина, Колыванова Мария, Королёв Анатолий, Красулин Андрей, Крест (Старцев) Кирилл, Крюков Сергей, Лапшин Юрий, Лукиных Иван, Мамышев-Монро Владислав, Морозова Елизавета, Мофф (Каменских) Вячеслав, Насибуллина Алина, Нестеров Вячеслав, Нечеухина Татьяна, Арт-коммуна «Одекал», Ольшанская Елизавета, Осмоловский Анатолий, Павлюкевич Михаил, Пикалов Андрей, Подкуйко Валерий, Полисский Николай, Рожин Сергей, Рэмбо (Новожилова) Елена, Семакин Антон, Сергеев Арсений, «Синие носы», Слобцева Елена, Смирнов Вячеслав, Соснин Семён, Стабровский Пётр, Студия «Кама» (Бубнова Александра, Рябов Игорь), Субботина Ольга, Тетерин Сергей, Титов Макс, Тишков Леонид, Уланова Анастасия, Чернышёв Юрий, Щигалев Алексей, Шмыкова Любовь, Этевут Алекс

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет