Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889) – русский философ-утопист, революцио-нер-демократ, учёный, литературный критик, публицист и писатель



жүктеу 102.02 Kb.
Дата30.04.2019
өлшемі102.02 Kb.
түріРеферат


Школа имени А.М. Горчакова

Публичный экзамен

«Реферат»

Повесть И.С. Тургенева «Ася»:

проблемы интерпретации

Работа выполнена

учащимся 9 класса

Кимом Олегом


Куратор:

Мирзоян Мариэтта Апресовна

Павловск

2015


В реферате будут проанализированы статьи В.М. Марковича « «Русский европеец» в прозе Тургенева 1850-х годов» и Н.Г. Чернышевского «Русский человек на rendez-vous». Николай Гаврилович Чернышевский – автор знаменитого романа «Что делать?», русский философ-утопист, революционер-демократ, учёный, литературный критик, публицист и писатель. Его статья «Русский человек на rendez-vous» была опубликована в 1858 году в журнале «Атеней», а затем и в «Современнике».

В.М. Маркович является профессором Санкт-Петербургского государственного университета. Автор статей, посвященных русской литературе XIX века. Данная статья В.М.Марковича была опубликована в 2008 году в сборнике его избранных работ издательством «Ломоносовъ».

В самом начале статьи В.М. Маркович формулирует её тему – рассмотрение взаимосвязи между определённым типом героя и определенным типом сюжетообразующего конфликта.

После этого автор, желая освободиться от распространённого предрассудка, выдвигает мысль о том, что главный герой повести Н.Н. не «лишний человек», как многие думают, а герой иного типа, человек, живущий на грани разных культур и объединяющий их (эти культуры) в своей личности. Иными словами, «русский европеец».

Рассматривая понятие «лишний человек», В.Маркович, во-первых, указывает на то, что оно появилось в 50-х годах XIX века в русской революционно-демократической критике, в понимании которой «лишний человек» – это тот, кто не участвует в общественной деятельности, не проявляет решительности в сложных жизненных ситуациях, не может добиться счастья, отступает перед силой обстоятельств, психологически прочно связан со своей классовой средой. Но для Тургенева «лишний человек» – это человек, оказавшийся в конфликте со своим социальным окружением. Этому конфликту соответствует определенный тип болезненной или аномальной психологии героя. Тургеневскому «лишнему человеку» не удается найти свое место в обществе, естественные чувства и отношения с людьми для него затруднительны или недоступны.

Сравнивая Н.Н. с этой «устойчивой типологической моделью» «лишнего человека» (2, с.262), В.М. Маркович приходит к выводу, что Тургенев явно отходит от схемы созданного им типа. Во-первых, у героя нет конфликта с окружающим миром. Во-вторых, он человек благополучный, процветающий. В-третьих, Тургенев не изображает в повести болезненную психологию. И, в-четвертых, Н.Н. легко отдается естественным чувствам и впечатлениям. Эстетизированность и литературность переживаний героя (сравнение Аси с Татьяной, Доротеей, Галатеей), которые, на первый взгляд, могут противоречить живой природе чувств, не перестают быть естественными: Тургенев изображает естественность, гармонизированную культурой, считает В.Маркович.

Эта культура определяет психологию Н.Н. Иными словами, главный герой Н.Н. изображается не как «лишний человек», а как герой иного типа – «русский европеец», живущий на грани разных национальных культур и объединяющий их в своей личности.

Архетип, который «генетически связан» с новым типом тургеневского героя, по мнению В.М.Марковича, был порожден книгой Н.М. Карамзина «Письма русского путешественника», написанной в 1790-е годы. Карамзин в образе своего героя акцентировал те самые черты, которые впоследствии выделит Тургенев у Н.Н. А именно: «русский путешественник» легко отдается естественным переживаниям; естественность переживаний героя легко соединяется с «литературностью» и «эстетической окраской» того, что он ощущает и чувствует; естественный человек является человеком чувствительным. Именно поэтому эстетизированность и литературность переживаний героя необходимы для его полноценности, без них «невозможно чувствовать тонко» (2, с.264).

«Русский путешественник» странствовал по Европе, не имея определенной цели, но его странствия были необходимы для поиска своего места в мире. К такому герою возвращается Тургенев. Это возвращение Тургенева к типу «русского путешественника» Маркович считает неожиданным, так как к этому историческому периоду на смену русскому путешественнику пришел новый тип – тип «лишнего человека».

«Русский путешественник» изображался как человек, который осваивал европейскую культуру. Считалось, что эта культура поспособствует просвещению России и Россия «равноправно приобщится к европейской цивилизации» (2, с.265). Однако истории «лишних людей» это опровергали. «Лишний человек» в своей стране оказывался никому не нужным «чудаком». В этом ряду историй произведения Тургенева о «лишних людях» занимали важное место. Они показывали читателям «жёсткое столкновение несовместимых противоположностей» (2, с.265), а именно: культуры, прививающей герою потребности и интересы развитого и цивилизованного мира, и отсталого, недоразвитого «российского общественного быта», без интересов и потребностей.

Эти истории и сюжеты можно рассматривать как выражение разочарования в «русском путешественнике». «Русский европеец» оказался лишним и ненужным в своей стране, он объединяет Европу и Россию – именно поэтому произошла смена одного литературного типа другим.

Тургенев вернулся к образу «русского путешественника» в эпоху реформ (с 1856 года), когда «наметилась перспектива приближения русского общества к европейским нормам… жизни» (2, с.266). Тип «русского европейца», который вновь приобрел актуальность, был способен воссоединить русский и европейский миры. Если сравнивать тургеневский образ с образом героя Карамзина, то последний преобразуется частично, но в самом значимом аспекте.

Как и в «Письмах русского путешественника», у Тургенева присутствует ситуация пребывания двух героев на грани русского и европейского миров. У Карамзина это Швейцария, у Тургенева – Германия.

Германия в повести изображается таким же образом, что и у Карамзина – как мир упорядоченный и благоустроенный, мир, в котором природа гармонично сливается с цивилизацией. Однако Россия представлена отнюдь не так, как в книге Карамзина, не как юная и близкая к европейской цивилизация, а как нечто «загадочное» и «смутно-иррациональное» (2, с.267).

Таинственность, иррациональность русского мира воплотились у Тургенева в загадке человеческой личности Аси. Россия символически представлена в образе женщины. В повести имеет место «символическое тождество России и Аси, душевной жизни девушки и особого неустройства русской жизни» (2, с.268).

Характер Аси состоит из противоречий и крайностей, прямота, максимализм всех ее чувств смущают окружающих. Характеристические черты героини также переплетаются с «нравственно-психологическими аномалиями» (2, с.268). К примеру, сочетание гордости и ущемленности, порождающее противоречие между ощущением неполноценности и стремлением к самоутверждению. Первое возникло из-за того, что она незаконнорожденная, это Ася воспринимает как несправедливость, ведущую к её неравенству с другими людьми. Именно поэтому жизнь Аси (особенно душевная) очень напряжена.

Переживания Н.Н. носят «стройную эстетизированную форму» (2, с.269), в то время как переживания Аси разрушают любую форму. Иногда героиню называют сумасшедшей. В её душевной жизни присутствуют грозные и бессознательные стремления. Ася даже готова к «самоуничтожению».

Европейский мир и европейский человек в «Асе» защищены от стихии благодаря «стройности упорядоченного бытия» (2, с.270). Однако русский мир, наоборот, полностью открыт стихии, о чем свидетельствует душевная жизнь Аси. Душевный мир Аси одновременно притягивает и пугает Н.Н., поэтому столкновение этих двух противоположностей приобретает форму любовной истории с трагическим концом. Источником трагедии является различие в понимании любви героями, т.е. Ася и Н.Н. любят друг друга по-разному: Н.Н. стремится к «эстетической завершенности переживаний» (2, с.270), для него «любовь в отдалении прекраснее всего» (2, с.271). У Аси любовь, как и душевная жизнь, дисгармонична. Переживания любви у неё неустойчивы, одно настроение сменяет другое. Именно поэтому любовь для неё оказывается катастрофичной, а трагическая развязка истории любви оказывается неизбежной.

Далее Маркович переходит к развязке повести. По его мнению, ситуация пребывания человека на грани двух культур приобретает драматический смысл. История любви Н.Н. и Аси демонстрирует разлад и в то же время взаимное тяготение русской и европейской культуры.

Разрешением конфликта является монолог Н.Н. в конце повести, когда происходит «эмоциональное и интеллектуальное возвышение героя» (2, с.272) после пережитого. Автор также подчеркивает, что разрешение является эстетическим. Сам монолог от предложения к предложению приобретает поэтические черты: изменяется форма художественного времени, которая несет в себе лирическую сиюминутность; ритмизируется синтаксис; появляются синтаксические параллелизмы. Эмоциональное содержание этого монолога заметно изменяется от начала к концу: он выражает грусть в сочетании с эстетическим наслаждением. Его содержание указывает на то, что неудачно прожитая жизнь Н.Н. становится для него ценностью.

Такое эмоциональное развитие монолога подготовлено «особой природой повествования» (2, с.274), которую выбрал Тургенев. «Ася» является повестью-воспоминанием, где сюжет развертывается в «двойной повествовательной перспективе» (2, с.274). В таком повествовании происходят два процесса: воспроизведение прошедших событий и непосредственно процесс воспоминаний, включающий в себя рефлексию, ретроспективную оценку, сиюминутное переживание. Именно благодаря данной перспективе осуществляется «перепереживание» уже пережитого. Читателю из-за соблюдения в повести строгого хронологического порядка кажется, что перед ним обычный эпический рассказ, однако на самом деле это и есть процесс вторичного переживания. Во всех главах повести факты, воспринимаемые рассказчиком, превращаются в эстетические ценности.

Подводя итоги, В.М. Маркович пишет следующее: «”Русский европеизм” здесь – не только предмет изображения, но в значительной мере и основа авторской позиции, авторского взгляда на мир».

Название статьи Н.Г. Чернышевского указывает на то, что автор будет рассматривать единственный эпизод повести – свидание Н.Н. и Аси.

В начале своей статьи Чернышевский говорит о том, что повесть до эпизода свидания имеет идеальное и поэтическое направление, которое не касается «черных сторон жизни». Однако кульминация и конец повести производит «безотрадное» впечатление.

После этого автор переходит непосредственно к эпизоду свидания. Н.Н. – это человек, который открыт всем высоким чувствам, он честный и благородный, но, с точки зрения Чернышевского, в эпизоде свидания ведет себя недостойно. Вместо того чтобы признаться в любви к Асе, Н.Н. говорит, что она перед ним виновата и компрометирует его, в то время как Ася ждала от него «решения своей судьбы», отдала ему свою душу и ждет, что Н.Н. её примет. Этот поступок героя Чернышевский считает «нелепой жестокостью» и «низкой грубостью» по отношению к героине.

Таким было впечатление многих читателей. Они считали, что повесть испорчена этой сценой, что «характер главного лица не выдержан», он не может быть настолько переменчивым. Иначе говоря, Тургенев совершил грубую ошибку.

Но Чернышевский считает, что Тургенев не ошибался, характер героя верен обществу. Все «лучшие люди» общества похожи на Н.Н.. Герой не способен на отважную решимость в нужный момент. С одной стороны, это хорошо для Аси, т.к., немного погрустив, она увлечётся другим человеком, который будет более достоин её. Но, о мысли Чернышевского, ей не может встретиться более достойный человек, ведь Н.Н. – один из лучших людей общества.

Отношения Аси с людьми очень сложны потому, что Ася не умеет вести себя в соответствии с общепринятыми нормами. Эти отношения изменятся тогда, когда Ася научится рассуждать о прекрасном и высоком, но не будет воплощать свои рассуждения в жизнь. Асей будут довольны и к ней будут относиться хорошо только тогда, когда лишь предполагается, что она «способна на благородный и решительный поступок». Однако когда она совершит поступок, проявит решимость, то это уже выйдет за рамки понимания в обществе.

Каждый человек, по мнению автора, такой же, как и все остальные. Разница в поступках у людей возникает от обстоятельств. Человек может быть виновным или быть жертвой беды. Вина вызывает «порицание», наказание против лица, а беда требует помощи лицу в виде устранения серьезных обстоятельств. Однако у человека в подавляющем большинстве случаев бывает именно беда.

То, что случилось с Н.Н., является для него бедой, потому что та «жесткая неприязнь», которой герой подверг Асю, не приносит ему наслаждение или пользу, а наоборот – стыд.

Герой повести совсем не понимает того, в чем он участвует. По мнению Чернышевского, он «одержим тупоумием», причины которого неясны. Намеки, которые делала Ася, прозрачны, но Н.Н. их так и не понял. Даже когда Ася пишет ему записку о том, что она его любит, Н.Н. говорит, что никак этого не предугадывал. Вдобавок он решительно не понимает, как на эту записку отреагировать, не понимает, как ответить на вопрос «что он чувствует к Асе?». Эта «невероятная недогадливость» присутствует у Н.Н. из-за того, что он не привык понимать чего-то великого и живого, т.к. его жизнь, его отношения, дела, он сам «мелки и малодушны». Когда от него требуется решимость или «благородный риск», он робеет и отступает.

Далее Чернышевский пытается найти проблему, из-за которой даже лучшие люди общества являются такими, как Н.Н.. Это происходит из-за того, что у членов общества нет привычки участия в общественных делах. Без этого человек не становится полноценным мужчиной, а становится человеком с заботой только о себе. Если представить человека, воспитанного в этом обществе, то этот человек хорошо будет понимать что-то мелкое, пошлое, но всё то, что выше этого для него будет совсем непонятным. Он может, как и Н.Н., благодаря книгам, читать о прекрасном, верить, что это прекрасное существует, но понять это он всё равно не сможет.

Автор считает, что в настоящий для того времени момент члены общества не смогут понять свое реальное положение, они не смогут поступить разумно и «великодушно» в сложившейся ситуации. Только их дети и внуки, воспитанные на иных ценностях, понятиях и привычках, способны действовать решительно, как умные и честные граждане.
В.М. Маркович в своей статье пишет следующее: Н.Н. – это не «лишний человек», как считали революционеры-демократы, а герой иного типа – «русский европеец». Образ «Русского европейца» тесно связан с образом главного героя книги Н.М. Карамзина «Письма русского путешественника». И.С. Тургенев вернулся к этому образу для того, чтобы воссоединить русский и европейский миры, в середине XIX века это приобрело популярность. Маркович приходит к выводу, что Н.Н. и Ася – это две противоположности, которые одновременно притягиваются и отталкиваются друг от друга. Причина, по которой случился конфликт между героями – это ситуация их пребывания между европейским и русским мирами.

Н.Г. Чернышевский, будучи публицистом, в своей статье говорил в основном не о повести, а о проблемах русского обществах. Автор рассматривал всего лишь один эпизод повести – свидание Н.Н. с Асей. Чернышевский считает, что Н.Н. в этом эпизоде ведет себя недостойно, однако характер героя верен всему обществу. Герой нерешителен и не отважен в трудных жизненных ситуациях. То, что случилось с Н.Н., является для него именно бедой, потому что он совсем не понимает того, в чем участвует, Н.Н. робок, когда от него требуется решительность. Причиной этого, по мнению автора, является отсутствие привычки у людей участвовать в общественных делах.



Список литературы:

  1. Маркович В.М. Избранные работы. «Русский европеец» в прозе Тургенева 1850-х годов — СПб.: Ломоносовъ, 2008.— 316 с.

  2. Чернышевский Н.Г. Русский человек на rendez-vous – Атеней. 1858, №18. С. 65-89




Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет