Нил саймон



жүктеу 0.68 Mb.
бет1/4
Дата18.10.2018
өлшемі0.68 Mb.
  1   2   3   4

НИЛ САЙМОН

ЗВАНЫЙ ОБЕД

Перевод с английского Валентина Хитрово-Шмырова

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

КЛОД ПИШОН.

АЛЬБЕРТ ДОНЕЙ.

АНДРЕ БУВИЛЬ.

МАРИЕТ ЛЕВЬЁ.

ИВОН ФУШЕ.

ГАБРИЕЛЬ БУОНОЧЕЛЛИ.

(Банкетный зал в первоклассном парижском ресторане. Время действия – наши дни. С правой стороны сцены установлен обеденный стол на шесть персон. С левой стороны сцены у самой стены стоит сервировочный стол, заставленный большими серебряными супницами с едой и бутылками шампанского. Несколько из них уже откупорены. В центре комнаты стоит небольшой диван со стулом одним справа, другим слева. Всё в комнате от мебели до обоев выполнено во французском духе и имеет ненавязчивый вид.

Занавес поднимается и мы видим КЛОДА ПИШОНА. Ему чуть больше сорока. На нем черный галстук-бабочка. Он стоит в одиночестве и, поглядывая на часы, потягивает из бокала шампанское. Вид у него немного растерянный. Бросает взгляд на обеденный стол, затем подходит к сервировочному столу, приоткрывает супницы и вдыхает ароматы содержимого. Затем подходит к блюдам с закуской и пробует по кусочку с некоторых из них. Поворачивается лицом к публике. Вид у него по-прежнему растерянный.

В заднике сцены почти строго по центру расположена двустворчатая дверь. В боковой стене находится еще одна дверь, но поуже. Большая дверь открывается, и на сцене появляется еще один мужчина примерно того же возраста и в черном галстуке-бабочке. Это АЛЬБЕРТ ДОНЕЙ.)

АЛЬБЕРТ. Привет. Я попал куда надо? Это званый обед, который Жерар устраивает?

КЛОД. Да. По-моему. Я пришел первым.

(АЛЬБЕРТ входит и закрывает за собой дверь.)

АЛЬБЕРТ. Меня зовут Альберт Доней.

КЛОД. Клод Пишон.

(Обмениваются рукопожатием. АЛЬБЕРТ морщится от боли, отдергивает руку и трясет ею, пытаясь избавиться от боли.)

АЛЬБЕРТ. А-а-а… О-о-о.

КЛОД. Прошу прощения. Это я виноват?

АЛЬБЕРТ. Да нет. Я сам. Повредил палец, когда бабочку нацеплял.

КЛОД. Ох, уж эти бабочки, вечно с ними проблема. Сами виноваты?

АЛЬБЕРТ. Нет, это отец виноват. Застегнул ее, когда мой палец как раз под застежкой оказался. (Дотрагивается до «бабочки».) Хорошо смотрится, что скажете?

КЛОД. Да, а ведь это место называется La Cassette… Говорят, сама Жозефина останавливалась здесь… А Наполеон тайно навещал ее, используя вон ту дверь.

(Указывает на дверь.)

АЛЬБЕРТ. Вот как? Ресторан в собственном доме. Исключительно удобно.

КЛОД. Э-э-э, боюсь, в те времена этого ресторана еще не было.

АЛЬБЕРТ. Ну, само собой. Обстановка такая непривычная… Я ведь редко бываю в Париже.

КЛОД. Понимаю.

АЛЬБЕРТ. А кто еще будет, вы в курсе?

КЛОД. Не имею ни малейшего понятия.

АЛЬБЕРТ. И я тоже… А вы… э-э-э, один?

КЛОД. Один? Да.

АЛЬБЕРТ. Я подумал, что, возможно, ваша жена…

КЛОД. Нет-нет. Я не женат.

АЛЬБЕРТ (указывая на кольцо). Но… на вас обручальное кольцо.

КЛОД. Так, для вида. Возьму и сниму. (Снимает кольцо.) Это чтобы показать, женатый ты или холостой. (То надевает, то снимает кольцо.) Все зависит от того, какая будет компания.

АЛЬБЕРТ. Удачная идея.

КЛОД. Когда часто ходишь на званые обеды, только и видишь, как приглашенные то нацепляют кольца, то их стаскивают… Не вижу на вас кольца. Вы что, не женаты?

АЛЬБЕРТ. Да, я не женат.

КЛОД. А были когда-нибудь?

АЛЬБЕРТ. Дважды. На одной и той же женщине.

КЛОД. Ах, вот как. И оба раза неудачно.

АЛЬБЕРТ. Ну, первый брак был более удачным, чем второй, иначе во втором не было бы смысла.

КЛОД. Понятно. (КЛОД потягивает шампанское, АЛЬБЕРТ следует его примеру: подходит к столу и наливает себе шампанского.) Ради чего затеян званый обед, как думаете?

АЛЬБЕРТ. Понятия не имею. Я думал, вы в курсе.

КЛОД. Знаю только, что организовал его Поль.

АЛЬБЕРТ. Поль?

КЛОД. Поль Жерар, адвокат.

АЛЬБЕРТ. Поль, а, нуда. Записано в моем календаре больше месяца назад. Секретарша напомнила сегодня утром. Дала адрес, указала время, только имя устроителя не записала. Решила, что я его и так помню.

КЛОД. Вы, наверное, человек очень занятой.

АЛЬБЕРТ. Да нет, скорее моя секретарша.

КЛОД. А чем вы занимаетесь, если не секрет?

АЛЬБЕРТ. Автомобилями.

КЛОД. Вот как? Производством?

АЛЬБЕРТ. Нет. Прокатом.

КЛОД. Понятно… Интересная работа?

АЛЬБЕРТ. Да бог с вами. Тоска смертная. Бизнес это отцовский… А я по призванию художник. Даже в Академии учился.

КЛОД. Вы просто молодец. И что вы пишете?

АЛЬБЕРТ. Автомобили в основном. В абстрактной манере. Стоят себе на стоянке и позируют. Мне даже студия не нужна.

КЛОД. Автомобили в абстрактной манере. Картины продаются?

АЛЬБЕРТ. Ну, люди смотрят на машины, им же на них ездить, а на картины ноль внимания… Попытался я как-то сдавать на прокат картины, но не получилось.

КЛОД. Вам нравится Фрагонар? (КЛОД указывает на роспись на задней стенке.)

АЛЬБЕРТ. Нет, только не перед обедом.

КЛОД. Фрагонар – художник. Стена расписана в стиле Фрагонара. Около тысяча семьсот восемьдесят шестого года.

АЛЬБЕРТ (смотрит на роспись). Я-то сам пишу в стиле Рэндж Ровер… По желанию клиента выписываю его имя на номере машины.

КЛОД. Оригинально.

АЛЬБЕРТ. А чем вы занимаетесь?

КЛОД. Держу магазин. Антикварные книги. Классика, издания в основном первые… Виктор Гюго, Эмиль Золя, Чарльз Диккенс.

АЛЬБЕРТ. Да вы счастливчик. Проводить время в такой компании.

КЛОД. Честно говоря, в магазин эти люди не заходят.

АЛЬБЕРТ. Так они в магазине постоянно. Их книги стоят на полках, круглые сутки, в ожидании, когда их откроют и начнут листать… А в вашем распоряжении есть письма знаменитостей?

КЛОД. Да, у меня есть письмо, адресованное Эйнштейном своему родственнику в Австрии.

АЛЬБЕРТ. Родственник Эйнштейна. А, может, в этом и разгадка…

КЛОД. Ну, вы и фантазер. (Оглядывается.) Интересно, а где остальные. Сегодня семнадцатое, да?

АЛЬБЕРТ. (Подносит часы к глазам и искоса смотрит на них.) Точно сказать не могу. Цифры такие мелкие, что тут без микроскопа не обойдешься. И на самом циферблате цифр нет. Самый «смак» говорят в этом.

(Демонстрирует их КЛОДУ.)

КЛОД. Ну, и какая же в них «изюминка»?

АЛЬБЕРТ. На распродаже купил.

КЛОД. В этом все и дело. По дешевке… Может, и картины ваши надо уценить?

АЛЬБЕРТ. Пробовал. Продал шесть рам, без картин… В таких делах вам надо быстро соображать.

КЛОД. Раньше получалось лучше, сейчас нет… Это вы быстро соображаете.

АЛЬБЕРТ. Верно… А народу много будет, как вы считаете?

КЛОД. Вряд ли. Стол на шесть персон. (Указывает на обеденный стол.)

АЛЬБЕРТ. А Поль всегда мало гостей приглашает?

КЛОД. Я на его обедах еще никогда не присутствовал.

АЛЬБЕРТ. Я тоже. Я в компаниях редко бываю. Я по вечерам картины пишу.

КЛОД. А, ну да, машины разных марок… А л ю д е й вы пишите?

АЛЬБЕРТ. Только если они сидят в автомобилях.

КЛОД. Ну конечно, то, что вы называете… «своим стилем»… Итак, Поль не близкий ваш друг.

АЛЬБЕРТ. Он занимался моим разводом.

КЛОД. Вот как? И моим тоже… Вы остались довольны его работой?

АЛЬБЕРТ. Трудное было время.

КЛОД. Кому вы рассказываете.

АЛЬБЕРТ. О, это длинная история…

КЛОД. Да нет, это выражение такое… «Кому вы рассказываете» - это значит, я столкнулся с такой же проблемой. Вы не слышали такое выражение?

АЛЬБЕРТ. Честно говоря, нет. На людях редко бываю… (Оглядывается.) А вы здесь раньше бывали?

КЛОД. В La Cassette? Только один раз. В ресторане этажом выше. Оформлен несколько вычурно, на мой взгляд, но еда превосходная.

АЛЬБЕРТ. А я к изысканной еде равнодушен. Люблю простую пищу… Никаких субпродуктов…Никаких легких, почек, печени et cetera.

КЛОД. Вообще мясо не едите?

АЛЬБЕРТ. Немного ем… если оно типа вырезки.

КЛОД. Понятно.

АЛЬБЕРТ (оглядывается). И ни одного официанта.

КЛОД. Да, я тоже заметил. Похоже, круг гостей будет очень узким.

АЛЬБЕРТ. Согласен. Во всем этом есть какая-то доля таинственности, вам не кажется?

КЛОД. В каком смысле?

АЛЬБЕРТ. Таинственное. Неопределенное. Загадочное. Интригующее. Двусмысленное.

КЛОД. Что вы конкретно имеете в виду?

АЛЬБЕРТ (озадаченно смотрит на него). Ну, то, что я сказал. Использовал все синонимы.

КЛОД. Вы хотите сказать, что с трудом разбираетесь в ситуации.

АЛЬБЕРТ. Именно. С трудом разбираюсь в ситуации.

КЛОД. Возможно, так оно и з а д у м а н о. Нечто скрытное.

АЛЬБЕРТ. Скрытное, еще один синоним. А почему вы так думаете?

КЛОД. Чтобы преподнести всем сюрприз.

АЛЬБЕРТ. Званый обед – сюрприз? Зачем приглашать на него м е н я? Я не знаком ни с одним из его друзей. А вы?

КЛОД. Раз я не знаю, кто придет, я не з н а ю, будут ли те, кого я знаю.

АЛЬБЕРТ. А может быть, мы попали в список по ошибке?

КЛОД. Исключено. Он слишком хороший юрист, чтобы допустить такую ошибку.

АЛЬБЕРТ. Ну, может, он и хорош как адвокат, а по части званых обедов не очень?

(Через выходную дверь, наклонившись, входит еще один мужчина. Это АНДРЕ. Привлекательный, одет в хорошо сшитый серый деловой костюм, в красивой рубашке и «бабочке».)

АНДРЕ. Простите, Поль Жерар здесь гостей собирает?

КЛОД. Надеемся. Сами не уверены.

АНДРЕ. Я первый, кто пришел?

АЛЬБЕРТ. Нет. Мы первые.

(КЛОД и АЛЬБЕРТ стоят рядом друг с другом.)

АНДРЕ. Так вы гости?.. А я подумал, что официанты.

КЛОД. Официанты? Потягивающие шампанское? (Улыбается.) Боюсь, что нет.

АНДРЕ. Боже мой, это из-за «бабочки». Вот уж не думал.

КЛОД. Правда? Но она указана в приглашении.

АЛЬБЕРТ (КЛОДУ). Вообще-то нет. Но само приглашение такое симпатичное. Все эти бантики из голубой ленты. Вот я и подумал –

КЛОД. И я подумал то же самое.

АНДРЕ. Раз в нем не сказано про черную «бабочку», значит, она необязательна.

(КЛОД и АЛЬБЕРТ смотрят друг на друга.)

КЛОД. Поехать домой и переодеться?

АЛЬБЕРТ. Я костюм напрокат взял. К десяти обязан вернуть.

КЛОД. Может, не стоит волноваться?

АЛЬБЕРТ. Туфли тоже прокатные. Рубашка моя. «Бабочка» отцовская. С отцом все просто –

КЛОД. Ладно, забудем. (Подходит к АНДРЕ.) Меня зовут Клод Пишон.

АНДРЕ. Андре Бувиль.

(Пожимают друг другу руки.)

АЛЬБЕРТ. Альберт Доней.

(Обмениваются рукопожатием. Альберт отдергивает руку и морщится от боли.)

АНДРЕ. Извините.

АЛЬБЕРТ. Пустяки. Повредил палец, когда «бабочку» нацеплял. (Подносит палец к шее.)

КЛОД. Бувиль, может быть, вы прольете свет на происходящее?

АНДРЕ. В каком смысле?

КЛОД. В смысле приглашения на званый обед.

АНДРЕ. А я и понятия не имел, что это званый обед.

КЛОД. Вы получили приглашение?

АНДРЕ. Нет. Я отлучился по делам. А из моего офиса пришел факс. «Быть в La Cassette, в банкетном зале, в четверг, семнадцатого, в восемь вечера, Поль Жерар»,

АЛЬБЕРТ. Трудно было догадаться?

АНДРЕ. У меня по шесть деловых встреч в день. Я носки-то путаю. Я только что с самолета. Пилоту пришлось будить меня.

КЛОД. У вас свой пилот?

АНДРЕ. Он полагается к самолету.

КЛОД. У вас свой самолет?

АНДРЕ. Нанять самолет в наше время дело привычное.

АЛЬБЕРТ. Насчет проката я в курсе. Я им сам занимаюсь.

АНДРЕ. Вот как? И какие самолеты вы сдаете напрокат?

АЛЬБЕРТ. …Не самолеты …Автомобили, трейлеры и тому подобное.

АНДРЕ. Слушайте меня. Переключайтесь на прокат самолетов… Это шампанское?

АЛЬБЕРТ. Да, шампанское. Я принесу вам бокал. (Направляется к бару.)

КЛОД (АНДРЕ). А чем вы занимаетесь, смею вас спросить?

АНДРЕ. Мужской одеждой. Модной. Владею сетью бутиков по всей стране.

АЛЬБЕРТ (АНДРЕ). Бувиль, ну конечно. Ведь это ваша фамилия? Боже мой, да ваши магазины везде, куда ни глянь.

АНДРЕ. Ну, уж не везде. Местоположение магазина в наше время тоже жанр искусства. (Берет бокал.) Благодарю.

АЛЬБЕРТ. Маркетинг у вас превосходный. Но в магазины ваши пока не заходил.

АНДРЕ. Ну, так зайдите и купите настоящий выходной костюм. Все лучше, чем на прокат брать. (Потягивает шампанское, потом смотрит на стакан.) Теплое. А куда официанты запропастились?

КЛОД. Понятия не имею. Похоже, мы сегодня на самообслуживании.

АНДРЕ. Ни одного официанта? В La Cassette? Невероятно.

КЛОД. По-моему, Поль задумал что-то необычное.

АНДРЕ. То есть?

АЛЬБЕРТ. Что-то непривычное. Неоднозначное. Загадочное.

АНДРЕ. Так что же все-таки?

КЛОД. Трудно сказать. Что-то неопределенное. Невразумительное. Трудновыразимое.

АЛЬБЕРТ (КЛОДУ). Здорово. Добавили еще синонимов.

АНДРЕ. О чем вы говорите, никак ума не приложу.

КЛОД. Андре, у меня к вам вопрос. Вы женаты?

АНДРЕ. Нет.

КЛОД. И н и к о г д а не были?

АНДРЕ. Был. Один раз. Развелся несколько лет назад.

КЛОД. А вас не удивляет тот факт, что мы с Альбертом о б а разведенные.

АНДРЕ. Нисколько.

КЛОД. И почему?

АНДРЕ. Потому что жены изучают приглашения более внимательно и не доложат вам, что «бабочка» должна быть обязательно черной.

АЛЬБЕРТ. А ведь правда.

КЛОД. Раз Поль Жерар занимался нашими с Альбертом разводами, видимо, он и к вашему руку приложил.

АНДРЕ. Приложил, приложил.

КЛОД (указывая на обеденный стол). Как видите, стол сервирован на шесть персон, и первые из трех приглашенных – мужчины в разводе, и к тому же видят друг друга впервые в жизни. Странно, правда?

АНДРЕ. Нет, не нахожу. Мне приходилось бывать на званых обедах, где я ни с кем не был знаком.

АЛЬБЕРТ. И опять он дело говорит.

КЛОД. И на них были только мужчины? И все разведенные?

АНДРЕ (раздраженно). И мужчины были, и женщины. А были они разведенные, я не в курсе.

АЛЬБЕРТ. А мужчины приходили первыми? И официантов не было?

АНДРЕ. Да, официанты были. Кто появлялся первым, понятия не имею. Женатые пары были. Простите, но протокол я не вел.

КЛОД. Вот я и говорю: официантов нет, женщин нет. И никаких женатых пар.

АНДРЕ (раздраженно). Господи, еще только пять минут девятого. Женщины собираются дольше и имеют обыкновение приходить позже.

АЛЬБЕРТ (КЛОДУ). Хорошо сказал.

КЛОД. Но мы не можем оспорить тот факт, что Поль Жерар пригласил только тех, кому помогал развестись.

АНДРЕ. Всего шесть человек. С таким же успехом он мог бы пригласить еще шестьсот. И к тому же у Поля Жерара достаточно душевной чуткости, чтобы затевать такое дурацкое дело.

АЛЬБЕРТ. Дурацкое? В моих разводах ничего дурацкого нет. А вот тягостного в них было хоть отбавляй.

КЛОД. Мой был дурацким, но будем ждать дальше.

АНДРЕ. Будем, Пишон.

(Подходит к столу с напитками.)

КЛОД (АНДРЕ). Должны появиться еще трое гостей. Кто они?

АНДРЕ. Ну, судя по всему, это будут Поль с женой, кстати, не в разводе, а вот кто шестой, одному богу известно.

КЛОД. Да, а что если Поль придет б е з жены? Вдруг он с ней разводится?

АНДРЕ. Маловероятно.

КЛОД. Но почему?

АНДРЕ. Они вчера отметили тридцать вторую годовщину свадьбы.

КЛОД. А с е г о д н я ты с ними общался? Может, за ночь они сумели насмерть поссориться?

АНДРЕ. Какое бы тут слово подобрать?

КЛОД. Более точное?

АНДРЕ. Бессмысленное предположение. Абсолютно бессмысленное.

АЛЬБЕРТ. А может, просто подождать, там видно будет.

КЛОД. Хорошо, пока суд да дело, рассмотрим персону Поля Жерара. Что он за человек?

АНДРЕ (КЛОДУ). Это что, ваша профессия? Частный детектив, специалист по званым обедам?

АЛЬБЕРТ. Нет. Он редкими книгами торгует.

АНДРЕ (АЛЬБЕРТУ). Это я пошутил. Не принимайте близко к сердцу.

КЛОД. Андре, скажите, что в характере Поля самое значительное? Как в профессионале?

АНДРЕ. Что он недостаточно знает подноготную своих клиентов.

АЛЬБЕРТ. Но в этом нет особой необходимости, Андре.

АНДРЕ. А я думаю, что есть и очень большая.

АЛЬБЕРТ (АНДРЕ). Я хочу сказать, что Клод вращается в кругу величайших литераторов нашей эпохи, и мне кажется, вы должны извинить его.

АНДРЕ. Дело в том, что Клод слишком назойлив насчет вопросов. Но вы правы, Альберт, как говорится, «живи своим умом».

АЛЬБЕРТ. С меня хватит. (Отворачивается.)

КЛОД. Хотите, я скажу, что самое интересное в Поле?

АНДРЕ (КЛОДУ). Вашим назойливым вопросам нет конца, вам не кажется?

КЛОД. Самое замечательное качество его характера – это его чуткость.

АНДРЕ. Об этом я уже сказал. (АЛЬБЕРТУ.) Сигаретой не угостите?

АЛЬБЕРТ. Я не курю.

АНДРЕ. А могли бы.

КЛОД. И как человек с чуткой душой, Поль делал все возможное, чтобы отговорить меня от развода.

АНДРЕ (АЛЬБЕРТУ). Он всегда такой?

АЛЬБЕРТ. Я с ним знаком не дольше вашего.

КЛОД. «Вы уверены, что действительно желаете развода?» - сказал мне Поль. «Все ли вы сделали для того, чтобы ваши отношения вновь стали гармоничными?».

АНДРЕ. По-моему, он нас не слышит, вы согласны?

КЛОД. И я подумал про себя: «Какой же он чуткий. Ну и юрист: готов лишить себя очень приличного гонорара».

АНДРЕ (АЛЬБЕРТУ). Как думаете, он заметит, если мы выйдем на минутку?

КЛОД. Замечу, замечу… Итак, обладая определенными сведениями о происходящем, кто появится следующим, как вы полагаете?

АНДРЕ. Портной, чтобы забрать у Альберта взятый напрокат костюм… НУ ЧТО ВЫ ТАЛДЫЧИТЕ ОДНО И ТО ЖЕ? Свихнуться можно.

КЛОД (улыбается). Андре, вы просто прелесть. Что думаете, то и говорите. А какое острое чувство юмора? Какой сарказм в словах. Но, как ни странно, я на вас не обижаюсь.

АНДРЕ. Наверное, я в чем-то неправ.

АЛЬБЕРТ. Да. Но зато я обижаюсь.

АНДРЕ. Спасибо, Альберт. Хоть вы меня понимаете.

КЛОД. А знаете, кто придет следующим?

АНДРЕ. Говорит таким тоном, как будто это вопрос жизни и смерти.

КЛОД. Следующей будет женщина. Симпатичная, в возрасте от тридцати до тридцати восьми лет. И незамужняя.

АЛЬБЕРТ. А почему вы решили, что незамужняя?

АНДРЕ (АЛЬБЕРТУ). Здесь трое холостых мужчин. Как истинный джентльмен, Поль ни за что не пригласит замужнюю женщину.

КЛОД. Правильно, Андре.

АНДРЕ. Он со мной соглашается, а мне это противно.

АЛЬБЕРТ (АНДРЕ). Жаль, что вы так настроены.

АНДРЕ (АЛЬБЕРТУ). А мне жаль, что у вас сигаретки не нашлось.

КЛОД. Итак, кем же будут еще двое приглашенных?

АЛЬБЕРТ. Это ж ясно, как божий день. Придут еще две женщины… Я прав?

КЛОД. Вы правы… Две симпатичные женщины и – способные достаточно далеко зайти в отношениях с мужчинами.

АЛЬБЕРТ. И насколько далеко?

КЛОД (ухмыляется). Ну, а это уже будет полностью зависеть от нас.

АНДРЕ. По вашему мнению, Поль Жерар, один из самых уважаемых людей своей профессии, будет заниматься сводничеством?

КЛОД. Да ну что вы, женщины будут достойны всяческого уважения. Мне кажется, Поль чувствует себя виноватым, что не смог помочь нам сохранить брак, вот и решил несколько загладить свою вину. Подыскать подходящую замену.

АНДРЕ. Итак, он приглашает трех порядочных женщин, чтобы облегчить нашу душевную боль. В таком случае, он не просто сводник, а благородный сводник.

АЛЬБЕРТ. Именно, именно. И очень тактично с его стороны.

АНДРЕ. Пусть так, хоть я в этом и не уверен. Только я лично не нуждаюсь в новых знакомствах. Их с меня достаточно. Так что, учитывая сказанное, данный званый обед – пустая трата времени. До свидания.

(Направляется к двери.)

КЛОД. Вы не можете просто взять и уйти. Этим вы нанесете обиду Полю.

АНДРЕ. Я за сигаретами… Можете обсудить мою персону, пока меня нет.

(Выходит, закрывает дверь.)

КЛОД. Что за НАПЫЩЕННЫЙ ОСЕЛ!

(Дверь открывается. АНДРЕ заглядывает в комнату.)

АНДРЕ. Зато в подобающем случаю костюме, смею заметить.

(улыбается, закрывает дверь.)

АЛЬБЕРТ (КЛОДУ). Еще раз достал вас.

КЛОД. Он еще и сноб, ко всему прочему. Он здесь долго не пробудет. Значит, три женщины на нас двоих. Неплохо, неплохо.

(Подходит к другой двери.)

АЛЬБЕРТ. Вы куда?

КЛОД. В туалет, к сожалению. Если появится женщина, никаких заигрываний до моего прихода. Понятно?

АЛЬБЕРТ. Понятно, только уж как получится. Обещать не могу.

КЛОД. Простите, но первый пришел я.

АЛЬБЕРТ. И первым отправляетесь в туалет.

КЛОД. Вы меня недооцениваете. В таких делах я более опытный.

АЛЬБЕРТ. В таком случае, вы бы сначала посетили туалет, а потом пришли сюда.

КЛОД (открывает боковую дверь). Необходимости не было. Все равно выбор есть. Из двух свободных.

АЛЬБЕРТ. Не обязательно.

КЛОД. Это почему?

АЛЬБЕРТ. Потому что первая из пришедших может мне не понравиться, а вы все еще будете торчать в туалете.

КЛОД. С вас станет. По-моему, вы переняли дурные привычки от своего друга Бувиля.

(В крайнем раздражении выходит и закрывает за собой дверь.)

АЛЬБЕРТ. Моего друга? Да он меня терпеть не может больше, чем вас… моего друга.

(АЛЬБЕРТ рассматривает закуски и прикладывается к ним. Они ему явно по вкусу.

Открывается входная дверь. Входит женщина. Это МАРИЕТ. Ей лет тридцать шесть-тридцать семь. Симпатичная и в нарядном костюме. АЛЬБЕРТ пока ее не видит.)

МАРИЕТ. Простите, это званый обед Жерара?

(АЛЬБЕРТ, застигнутый врасплох, оборачивается, кивает и, делая глотательное движение, предупредительно поднимает палец.)

АЛЬБЕРТ. Хм.

МАРИЕТ. Так Жерара?

(АЛЬБЕРТ снова поднимает палец, поворачивается к ней спиной, делает еще одно глотательное движение. Быстро вытирает салфеткой рот и поворачивается.)

АЛЬБЕРТ (с едой во рту). Пррростите, я не… (Проглатывает кусок.) Простите. Не ел целый день… (Вытирает рот, снова отворачивается.) Званый обед Жерара? Да.

МАРИЕТ (оглядывается). Вы первым пришли?

АЛЬБЕРТ. Нет. Вторым. А вы четвертой. Проходите, пожалуйста. (Она входит и закрывает за собой дверь.) Меня зовут Альберт Доней.

МАРИЕТ. Здравствуйте. А меня Мариет Левьё. (Обмениваются рукопожатием. АЛЬБЕРТ, прикусив губу, пытается унять боль. Бормочет что-то и натянуто улыбается.) Вам нехорошо?

АЛЬБЕРТ. Нет-нет, все в порядке. Я всегда такой, когда знакомлюсь. (Она странно смотрит на него.) Вы мисс Левьё?

МАРИЕТ. Да… А где же номер один и номер три?

АЛЬБЕРТ. Простите?

МАРИЕТ. Если нас двое, а всего пришло четверо, то?..

АЛЬБЕРТ. А, понял. Номер один и номер три. Номер три пошел за сигаретами, а номер один в туалет.

МАРИЕТ. Понятно.

АЛЬБЕРТ. Как насчет бокала шампанского?

МАРИЕТ. Не откажусь, спасибо.

АЛЬБЕРТ (подходит к напиткам). Как ни странно, номер один только что сказал, что номером четыре обязательно будет женщина.

МАРИЕТ. Вот как? И что в этом странного?

АЛЬБЕРТ (наливает шампанское). Потому что номер один, два и три оказались все мужчинами.

(Подходит к ней с бокалом.)

МАРИЕТ. Вот как?.. А почему они все под номерами?

АЛЬБЕРТ. Да это так, чтобы не запутать вас незнакомыми именами.

(Подает ей бокал.)

МАРИЕТ. Ну что ж, я знаю, что вы Альберт, вы – что я Мариет. Для начала неплохо.

АЛЬБЕРТ (улыбается). Даже очень.

МАРИЕТ. Красивая комната. (Смотрит на обеденный стол.) Нас должно быть шестеро?

АЛЬБЕРТ. По всей видимости… Меня зовут Альберт, запомнили?

МАРИЕТ. Да, да, конечно.

АЛЬБЕРТ. Решил напомнить на всякий случай.

МАРИЕТ. Хорошо, Альберт, я учту… А пятым и шестым, наверное, будут Поль Жерар и его жена?

АЛЬБЕРТ. Точно неизвестно. Есть предположение, что они вообще не придут.

МАРИЕТ. На собственный званый обед? К чему он тогда?

АЛЬБЕРТ. И этого толком никто не знает. Ни номер один, ни номер три. Я был номером два, но теперь я Альберт… Может быть, Жерары вам как-то намекнули?

МАРИЕТ. Честно говоря, я с ними обоими никогда не имела дела.

АЛЬБЕРТ. Но вы ведь подруга Жераров?

МАРИЕТ. Не Поля. Его жены. Но он написал мне такое милое письмо и вложил в конверт приглашение, что я решила прийти.

АЛЬБЕРТ (улыбается). И правильно сделали. Между прочим, бабочка на мне [не] черная. Невнимательно прочел приглашение.

МАРИЕТ. Я что, слишком нарядно выгляжу?

АЛЬБЕРТ. Что вы, что вы, вы одеты безупречно. На самом деле, это я слишком нарядился. И номер один тоже… Тоже слишком нарядился. Номер три, наверное, прав. Понятия не имею, как будут одеты номер пять и шесть.

МАРИЕТ. Раз уж вы их не знаете.

АЛЬБЕРТ. Вот именно.

МАРИЕТ. И если это не Жерары, то кто же?

АЛЬБЕРТ. Так, Клод… это номер один… Он предположил, что Жерары пригласили трех женщин.

МАРИЕТ. Каких женщин?

АЛЬБЕРТ. Которые, скорее всего, не знакомы друг с другом.

МАРИЕТ. Вы считаете, что все шестеро встретятся первый раз в жизни?

АЛЬБЕРТ. Не все. С Полем Жераром так или иначе все знакомы. Я понятно говорю?

МАРИЕТ. Вообще-то, не совсем… Трое незнакомых друг с другом мужчин, но серьезней всех эта встреча, по-видимому, касается вас.

АЛЬБЕРТ. Ну, и номера один и номера два даже в большей степени.

МАРИЕТ. Так номер два это вы.

АЛЬБЕРТ. А, ну да. (Проливает шампанское.) Простите. (Достает носовой платок и расстилает его на полу. Подает ей руку, и она перешагивает через платок. Затем АЛЬБЕРТ вытирает платком пол. Подходит к ней с платком в одной руке и с бокалом в другой.) Если вы не знали заранее состав приглашенных, почему вы пришли?

МАРИЕТ. Тут все просто. По-моему, пришло время выходить на люди и заводить новые знакомства.

АЛЬБЕРТ. И я поэтому пришел. (Ищет глазами место, куда бы положить мокрый платок, и, не найдя, выжимает его в бокал с шампанским, а потом опускает в бокал и сам платок.) Вот и завели.

МАРИЕТ. Честно говоря, я имела в виду новую компанию, а не одного человека. К знакомству с одним я еще не готова. Вы уж извините.

(АЛЬБЕРТ подходит к маленькому столику и ставит на него бокал.)

АЛЬБЕРТ. Ничего, ничего. Я понимаю. Вам нужна компания самых разных людей, а не какой-то определенный человек.

МАРИЕТ. Именно.

АЛЬБЕРТ. А если бы в этой разношерстной компании вы встретили бы совершенно особого человека? Вы не возражали бы против такого поворота?

МАРИЕТ. Не знаю. Первый раз в жизни заговорила на такую тему.

АЛЬБЕРТ. Со мной такое тоже в первый раз. (МАРИЕТ собирается выйти из комнаты, но АЛЬБЕРТ преграждает ей дорогу.) Если вы думаете, что я намекаю на свою собственную персону, то это не так. Я человек очень сдержанный, но с вами так легко общаться.

МАРИЕТ. Ну, я думаю, не со мной одной. (Оглядывается.) Извините, но мне нужно срочно позвонить по телефону.

(АЛЬБЕРТ открывает перед ней дверь.)

АЛЬБЕРТ. Буду ждать вас.

МАРИЕТ (проходя через дверь). Не сомневаюсь.

АЛЬБЕРТ. Альберт.

МАРИЕТ (из коридора). Альберт.

(Она уходит. АЛЬБЕРТ закрывает за ней дверь. В этот момент через боковую дверь входит КЛОД.)

КЛОД. Есть еще теория. Альберт, послушайте, что я надумал…

АЛЬБЕРТ. Пропустили ее. Номер четыре. Вы оказались правы. Это была женщина.

КЛОД. Черт! И как она выглядела?

АЛЬБЕРТ. Точно, как вы ее описали.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет