О. Н. Дубровская



жүктеу 82.72 Kb.
Дата09.07.2018
өлшемі82.72 Kb.

О.Н. Дубровская


Речевое общение как источник пополнения

системы имен сложных речевых событий1
Темп жизни современного человека ускоряется. Заимствованные в большом количестве слова и выражения (например, компьютерная лексика) подвергаются ассимиляции. При этом важно, что большие группы слов так же быстро покидают язык: например, имена собственные — названия политических партий, названия телепередач и др. Многие термины, заимствованные слова и другие лексические единицы часто использовались в речи, но по разным причинам не вошли в систему языка. Молодежный жаргон, например, характеризуется наличием слов и выражений, которые либо используются очень узким кругом лиц, либо “умирают”, так и не успев широко прижиться, переходят в разряд устаревших слов. Это свидетельство изменений политического, экономического и социокультурного характера. Первоначально такие изменения находят отражение в речи (появление новых форм общения), результатом же этого процесса становится рост числа заимствований в языке.

Современная эпоха в России и многих других странах ознаменовалась “бумом” заимствований из английского языка (прежде всего его американского варианта). Мы считаем закономерным увеличение числа англоязычных заимствований в русском речевом общении. Заимствования возникали еще в эпоху формирования национальных языков и способствовали расширению кругозора и обогащению коммуникативного опыта носителей языка, часто являясь обозначениями фактов чужой культуры. Например, в древних германских языках получил отражение процесс христианизации, а также великое переселение народов. При этом английский язык, несмотря на огромное число французских и латинских заимствований, выжил, сохранил свою грамматическую структуру и теперь сам оказывает влияние на другие языки и культуры. Поэтому английские заимствования в русском языке следует рассматривать как неизбежный в эпоху глобализации процесс, который вызван тем, что Россия отстает по ряду параметров от развитых стран. В работах по этнографии коммуникации приводятся факты широкого использования английского языка в менее развитых странах, причем не только в сфере высоких технологий [McCarthy 2001; Saville-Troike 1994].

В современной России на английской терминологии основываются многочисленные международные фонды и программы, учебные семинары, тренинги и “семинары-тренинги”, охватывающие практически все социокультурные сферы коммуникации: бизнес, деловое администрирование, юриспруденция, обучение иностранным языкам и др.

Англоязычные вкрапления свойственны речи тех, кто изучает английский язык как иностранный. Это неизбежно, поскольку представители иностранных фирм проходят обязательную подготовку, а занятия ведутся либо иностранными специалистами, либо теми, кто прошел обучение у иностранных специалистов. Корпоративный жаргон, профессионализмы входят в речевой обиход тех, кто не занимался изучением языка специально. Только 3 % английского лексикона для носителей английского языка является общеупотребительной лексикой. Остальное — поле деятельности специалистов [McCarthy 2001]. Так, в США новые сотрудники госаппарата знакомятся с “бюрократической субкультурой”. Данная субкультура, формирующая институциональный дискурс, включает множество акронимов, идиоматических выражений, используемых в повседневном общении служащих, а также формы обращений, формы общения по телефону и даже особые формулировки просьб, приглашений, шуток и оскорблений. В Канаде проводились количественные исследования (сопоставлялась самая частотная лексика в деловой переписке с наиболее употребительной лексикой в целом), согласно которым наиболее употребительные глаголы в деловой сфере — make, attach, enclose, receive, require, appreciate, provide; самые частотные общеупотребительные глаголы — go, ask, say, come, make, know, get, see. Большинство используемых правительственными чиновниками слов — французские заимствования (латинские по происхождению). Общеупотребительная лексика — германского происхождения (см. об этом в книге M. Saville-Troike [1994]).

Считается, что та или иная политическая система, политическая идеология отражаются в языке. После революции в Советском Союзе типичной моделью для образования акронимов стало использование не начальных букв, а начальных слогов (ср. Дж. Оруэлл “1984”). Для академических или правительственных целей используются акронимы, которые создаются по первым буквам.

Лексическая система языка очень подвижна. Изменение и перераспределение социальной окрашенности слова, его коннотативного значения первоначально происходит в речи. Например, из молодежного жаргона лексика переходит в общий жаргон. Лагерный жаргон также почва для заимствования в литературный язык. В России этот процесс связан с общественно-политическими событиями. Заметим, что подобное проникновение в литературный язык жаргона характерно не только для русского языка. Например, в 60-70е годы ХХ века в США водители грузовиков использовали особый жаргон для общения по радио. Этот “язык” использовался не только для сообщения о положении дел на дорогах, но и для предупреждения о приближении полицейских патрульных машин. В середине 70-х годов этот жаргон стал достоянием всех, у кого был доступ к Citizens’ Band Radio. Водители были недовольны тем, что их язык понимали и использовали представители других социальных групп. Но, как отмечает M. McCarthy [2001], им было приятно, что Бетти Форд, жена президента Форда, участвовала в общении на этой радиоволне.

Проникновения в язык иноязычных элементов через речевое общение представителей определенной профессиональной сферы — широко распространенное явление. Примером использования иноязычных слов может быть результат наблюдений за речью специалистов в области рекламы и маркетинга, не изучавшими английский язык или изучавшими его в рамках школьного курса и/или в объеме, предусмотренном для неязыковых вузов. Как правило, для данной категории изучавших иностранный язык характерно отсутствие навыков устного общения на иностранном языке. Основной путь проникновения иноязычной лексики в сферу их профессионального общения носит непрямой характер — обучение после приема на работу, общение с сотрудниками других компаний и фирм. Часто специальная терминология используется теми, кто не имеет не только языковой подготовки, но и экономического образования. В результате термины подвергаются ассимиляции, “русифицируются” не только на фонетическом уровне, но и на семантическом уровне. В значительной степени такая лексика ограничивается обозначениями сложных коммуникативных событий данной профессиональной сферы, а также связанных с ними имен участников и компонентов события.

Например, промакция (рекламная акция) представляет собой сложное, многокомпонентное событие, способствующее продвижению товара на рынке. Терминология, которой пользуются служащие маркетинговых отделов в связи с этой рекламной акцией: промоушен (от английского promotion), промакция для обозначения самого события; промоутеры — непосредственные участники акции (например, организующие дегустации или раздающие рекламные буклеты) — “официальные” термины; как жаргонизмы используются термины промодевушки (поскольку в роли промоутеров выступают девушки, сотрудничающие с тем или иным рекламным агентством) или даже сниженное бабы. Заметим, что данная терминология понятна всем “рекламщикам” (сотрудникам рекламных агентств) и “маркетологам” (то есть сотрудникам отделов маркетинга). Отсюда закономерное жаргонное обозначение супервайзера (официальный термин — английское заимствование) — сутенер (поскольку в его обязанности входит организовывать доставку девушек к месту акции, наблюдение за их работой). Таким образом, англицизмы находят русские соответствия только в разговорной и жаргонной лексике. Многие должности в этой сфере имеют иноязычные названия. Ср., например, менеджер (причем семантическое значение этого термина несколько меняется по сравнению с английским языком, в русском языке менеджер становится скорее обозначением профессии, чем должности, поскольку у российских менеджеров зачастую нет подчиненных: менеджер по рекламе, менеджер по брендам оказываются сотрудниками одного отдела, занимая самую низкую ступень служебной лестницы.).

К числу других сложных речевых событий этой сферы относится, например, фокус-группа. Следует обратить внимание на регулярную метонимию, которая характерна для значительного числа сложных речевых событий — событие называется по основным его участникам. (Ср. имена сложных речевых событий: ученый совет (заседание ученого совета), кафедра (заседание кафедры), комиссия (заседание комиссии) и др.). Такой метонимический перенос в разговорном общении характерен для разных профессиональных сфер. В данном случае маркетинговое исследование предпочтений потребителей (социальной группы с общими параметрами: сходство по полу, возрасту или доходам) становится фокус-группой, по названию основных участников события, представителей потенциальной целевой аудитории. Такое событие многокомпонентно и включает целый ряд сложных речевых событий: анкетирование, интервью разных типов. Ведущий фокус-группы — модератор (moderator). Для каждого такого события создается сценарий, которого строго придерживаются в ходе события. Этот сценарий имеет также английское название — гайд (от английского guide). Таким образом, организаторы и ведущие фокус-группы автоматически включают в свое профессиональное общение англоязычные заимствования. Важно заметить, что овладение иноязычной лексикой (в очень ограниченном объеме), носит косвенный характер, поскольку не зависит от желания конкретного специалиста. Английская терминология не изучается “намеренно”, как часть курса иностранного языка. Ее проникновение в сферу профессионального общения обусловлено контекстом ситуации общения (в частности, новизной данного вида профессиональной деятельности, отсутствием русских эквивалентов).

Исследование знания продукта у целевой группы потребителей имеет только английское название — TGI (Target Group Index), в результате в устной речи используется обозначение “тижиай”, не отражающее фонетических особенностей английского языка. Кроме того, использующие данный термин в своей работе очень часто не знают, что это аббревиатура и тем более не знают, как она “расшифровывается”, поскольку такое знание предполагает овладение еще как минимум тремя лексическими единицами английского языка. В то же время, значение используемого слова “тижиай” известно и такого знания оказывается вполне достаточно.

Таким образом, профессиональная лексика сферы рекламы и маркетинга в основном англоязычная, что объясняется недавним появлением этой сферы в российском деловом мире, а также отсутствием эквивалентов английских терминов в русском языке. Следовательно, группа людей, работающих, например, в отделе маркетинга, представляет собой коллектив, выделяющийся не только по профессиональному признаку, но и по речевому.

Такая же ситуация и в другой быстро развивающейся и изменяющейся профессиональной сфере — сфере СМИ. Причем как профессионально, так и на языковом уровне СМИ связаны со сферой маркетинга и рекламы. Например, распределение рекламы по каналам называется медиапланом. Порции рекламы, появляющиеся с определенной периодичностью — лончи (от английского launch). Перевод англоязычных терминов, как правило, многословен, а сами термины заимствуются вместе с реалией. Это подтверждает необходимость таких заимствований.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что в результате профессионального речевого взаимодействия пополняется словарный состав языка. Обозначения компонентов события, связанных с его предметным планом, акциональным планом и участниками заимствуются вместе с обозначением самого события. В дальнейшем обозначения элементов структуры события используются в профессиональном общении во время других сложных речевых событий. Ср., например, использование англоязычной терминологии в следующих примерах: “Сегодня на планерке обсуждали работу модераторов”, “Менеджер по брендам должен подготовить отчет к совещанию”, “Информация по опыту работы с фокус-группами должна быть готова к конференции”.

Безусловно, такое проникновение английской лексики в русской язык связано с развитием международных отношений. Глобализации экономики приводит не только к созданию единого экономического пространства, но и к созданию единого коммуникативного пространства. Социокультурные факторы активно влияют на формирование соответствующих форм речевого общения в профессиональной сфере. На таком фоне процесс заимствования имен сложных коммуникативных событий из английского языка закономерен и естественен.



ЛИТЕРАТУРА

McCarthy M. Issues in Applied Linguistics. Cambridge University Press, 2001.

Saville-Troike M. The Ethnography of Communication. An Introduction. (2nd edition). Blackwell, Oxford UK & Cambridge USA, 1994.


1 Поддержка данного проекта была осуществлена АНО ИНО-Центр в рамках программы “Межрегиональные исследования в общественных науках” совместно с Министерством образования Российской Федерации, Институтом перспективных Российских исследований им. Кеннана (США) при участии корпорации Карнеги в Нью-Йорке (США), Фондом Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров (США). Точка зрения, отраженная в данном документе, может не совпадать с точкой зрения вышеперечисленных благотворительных организаций. Грант КИ 311-2-02.


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет