Объективное измерение чувствительности и субсенсорная ее область



жүктеу 77.73 Kb.
Дата24.07.2018
өлшемі77.73 Kb.

Психология ощущений и восприятия. Хрестоматия по психологии. М., 1999. С. 250-255

Г. В. Гершуни, Е. Н. Соколов

ОБЪЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ И СУБСЕНСОРНАЯ ЕЕ ОБЛАСТЬ

(Резюме)

В психологических исследованиях чувствительность человека характеризуют чаще всего порогом ощущения, т.е. порогом осознания факта воздействия внешнего раздражите­ля и речевого сообщения об этом. Однако давно известно, что далеко не все из того, что воспринимается человеком и аффе-рентирует его поведение, осознается. Например, еще в 1863 году сотрудница И. М. Сеченова Н. Суслова наблюдала в экс­перименте эффект неосознаваемого восприятия. Она заметила, что характер ощущений, вызванных штриховым прикоснове­нием к коже волоском Фрея или ножками циркуля Вебера, изменяется при прохождении через кожу слабого электричес­кого тока, который сам по себе не вызывает каких-либо ощу­щений. Еще в прошлом веке стали известны факты бинау-рального взаимодействия: изменение локализации источника звука, слышимого одним ухом, под влиянием другого, неслы­шимого звука, подаваемого на второе ухо (Урбанчич, 1881)1.

Существование зоны чувствительности человека к неощу­щаемым раздражениям было прямо доказано в опытах из­вестного советского физиолога Г. В. Гершуни. Позднее эта зона была определена им и количественно.

Во время Второй мировой войны Г. В. Гершуни обследовал больных с закрытыми травмами головного мозга после воздуш­ной контузии, страдавших «постконтузионной глухотой» [1]. Он обнаружил, что сразу после контузии, когда слуховые ощу­щения либо полностью отсутствуют, либо появляются только при действии очень сильных звуков, возникают такие ответ­ные реакции организма, как изменение спонтанной электричес­кой активности коры головного мозга — появление ритмов более высоких частот, чем до звука, изменение разности потенциалов кожи (кожно-гальваническая реакция) и улитко-зрачковый рефлекс — изменение диаметра зрачка при действии звука. При нормальном слухе улитко-зрачковый рефлекс возникает

Эти эксперименты описаны в работе Г.В. Гершуни [2].

при действии звуков, интенсивность которых превышает по­рог слухового ощущения на 25—30 дб. В условиях же патоло­гии этот рефлекс возникает при интенсивностях звука на 20— 60 дб ниже порога ощущения. Любопытна динамика соотно­шения порогов ощущения и улитко-зрачкового рефлекса по мере восстановления слуховой функции (см. рис. 1). Сначала улитко-зрачковый рефлекс заметно усиливается, порог его резко снижается (II — III стадии патологического процесса). Это происходит, по-видимому, потому, что мозговые структу-





Рис. 1. Взаимоотношение порогов улитко-зрачкового рефлекса и порогов слухового ощущения на разных стадиях течения патологического про­цесса у больных с нарушением слуха после воздушной контузии. Орди­ната — интенсивность звукового раздражения в децибелах относительно нормального абсолютного слухового порога (0 дб); абсцисса — стадии па­тологического процесса. 130 дб — полная глухота; сплошная жирная линия — порог слухового ощущения; пунктирная — порог улитко-зрач­кового рефлекса; заштрихованная поверхность — диапазон субсенсорной активности. I — тотчас после травмы; IIV — стадии восстановления слуховой чувствительности; VI — норма. Внизу — схематическое изобра­жение степени расширения зрачка (слева — при отсутствии раздраже­ния, справа — при действии звука).

ры, ответственные за появление улитко-зрачкового рефлекса (не только средний мозг, где находится эффекторное ядро реф­лекса, но и представительство его в коре), раньше выходят из тормозного состояния, чем отделы коры, определяющие воз­никновение ощущения. В результате этого снижения порога улитко-зрачкового рефлекса существенно возрастает зона не­слышимых звуков, которые вызывают этот рефлекс. Эта зона была названа Гершуни субсенсорной областью. В дальнейшем происходит снижение порога не только улитко-зрачкового реф-




250

251


лекса, но и порога ощущения, субсенсорная область уменьша­ется (стадии III, IV) и, наконец, отношения между слуховым ощущением и улитко-зрачковой реакцией нормализуются — слух восстановлен (стадии V, VI).

Другие непроизвольные реакции, регистрируемые в ходе патологического процесса, «ведут» себя подобным же образом.

Описанная динамика непроизвольных реакций человека при снижении чувствительности в результате патологического про­цесса использовалась в дальнейшем для диагностики и про­гноза восстановления чувствительности.

Более поздние исследования Г.В. Гершуни и его сотрудни­ков показали, что субсенсорная область существует и в норме. Ее пределы сильно зависят от функционального состояния че­ловека и колеблются от 5 до 12 дб для слуха.

Все эти данные показывают, что полная и точная характе­ристика сенсорных возможностей человека может быть полу­чена только с помощью непроизвольных реакций.

Кроме того, в ряде случаев объективные реакции представля­ют единственную возможность измерения чувствительности: у маленьких детей, еще не полностью овладевших речью, при пато­логии головного мозга, связанной с нарушением речевой функ­ции, при симуляции нечувствительности, а также во всех тех случаях, когда желательно провести измерение чувствительнос­ти, не привлекая внимания испытуемого к раздражителям спе­циальной инструкцией, обусловливающей ответную реакцию.

Какие реакции организма используются в качестве объек­тивных индикаторов чувствительности?

Целый ряд реакций, не поддающихся прямому произволь­ному контролю и возникающих при действии раздражителя


как в самой сенсорной системе, так и в других системах орга­низма рефлекторным путем. Перечислим их:

  • реакции рецепторов (микрофонный эффект улитки, элек-
    троретинограмма и т. д.). Применение этих реакций в каче­стве индикаторов чувствительности весьма ограниченно, так
    как они позволяют судить только о состоянии периферическо­го отдела анализатора;

  • реакции корковых отделов анализаторов (вызванные по­тенциалы, изменение спонтанной электрической активности
    коры, например депрессия хорошо выраженного альфа-ритма
    (8—12 к/сек);




  • различные компоненты ориентировочного рефлекса (су­жение кровеносных сосудов конечностей, кожно-гальваничес-кий рефлекс, движение глаз и головы в направлении раздра­жителя и др.);

  • специальные адаптационные рефлексы (сужение зрачка на
    свет, сужение периферических кровеносных сосудов на холод);

— безусловно-рефлекторные реакции (например, рассмотрен­ный выше улитко-зрачковый рефлекс). Все перечисленные выше реакции возникают «с места», без предварительной вы­работки;

— различные условно-рефлекторные реакции, вырабатыва­емые в результате сочетания условного агента с различными


специальными раздражителями. Обычно в качестве условного
агента используется раздражитель, адекватный для того ана­лизатора, чувствительность которого измеряется. Выбор лее под­крепления зависит от характера вырабатываемой условно-реф­лекторной реакции: для депрессии альфа-ритма — свет, для
кожно-гальванической реакции — электрокожное раздраже­ние, для мигания — вдувание воздуха в глаз.

Определение чувствительности с помощью непроизвольных реакций ведется общепринятыми психофизическими метода­ми, обычно методом постоянных раздражений.

Г.В. Гершуни и Е.Н. Соколовым [3; 4] с их сотрудниками были проведены многочисленные исследования соотношения по­рогов различных реакций, вызванных одним и тем же раздра­жителем, определены ограничения и возможности использова­ния отдельных реакций в качестве индикаторов чувствительно­сти. Основные результаты этих исследований схематически пред­ставлены на рис. 2. Эта схема показывает ряд характерных соот­ношений разных реакций в процессе измерения чувствительно­сти. Чувствительность к индифферентным раздражителям мо­жет быть измерена только с помощью непроизвольных реакций типа R3 и оказывается довольно низкой (стадия I). Когда нее раз­дражителю придается сигнальное значение, чувствительность резко возрастает, пороги разных реакций расходятся. Наиболее низкий порог имеют непроизвольные реакции, являющиеся ком­понентами ориентировочного рефлекса. Пороги ощущений, о ко­торых мы судим по речевым ответам (R1 реч.), устанавливают­ся постепенно по мере уточнения смысла инструкции экспери­ментальной ситуацией и достигают своего высшего уровня.


252

253




Рис. 2. Схема изменений, определяемая по разным реакциям чувстви­тельности анализатора в зависимости от общего числа наносимых раздра­жителей — п, раздражителей, являющихся сигналами определенных от­ветных реакций, — г и числа неподкрепляемых (дифференцировочных) раздражителей — p. Rt — реакции, обусловленные речевой инструкцией испытуемому: R1 реч.— словесный ответ (типа «Вижу», «Слышу»...); R1 двиг.— произвольная условная двигательная реакция. R2 — условно-реф­лекторные реакции, вырабатываемые при безусловном подкреплении: R2 двиг.— условные мигательные; R2 вегет.— условные кожно-гальваничес-кие. R3 — реакции, возникающие без специальной выработки и речевых инструкций. Область расхождения порогов непроизвольных и словесной реакций заштрихована. I—IV — стадии изменения чувствительности. Переход от I стадии ко II соответствует приобретению раздражителем значения условного сигнала реакций Rt или R2. Ось ординат — чувстви­тельность в условных единицах; ось абсцисс — число п, Т, р.

На следующей, третьей стадии происходит упрочение и дифференцирование выработанных условных рефлексов. В силу этого ориентировочные реакции сохранны. Пороги всех реак­ций практически совпадают. Когда условные реакции упроче­ны (IV стадия), непроизвольные ориентировочные реакции уга­сают. Если о чувствительности анализатора судить только по ним, может показаться, что она резко снизилась. Однако поро­ги ощущения (R1, реч.) остаются на прежнем уровне, пороги произвольных условных двигательных реакций (R1, двиг.) даже несколько снижаются, т. е. при автоматизации обусловленного инструкцией ответного движения, например нажатия рукой на кнопку, иногда появляются неосознаваемые двигательные ответы на неощущаемые раздражители. Все другие реакции показывают более высокую чувствительность анализатора:



254

пороги условно-рефлекторных непроизвольных реакций ока­лываются несколько ниже порогов ощущения и произвольного двигательного ответа. Эта разница характеризует величину суб-сенсорной чувствительности нормального здорового человека. На основании этих данных исследователи приходят к выводу о необходимости, во-первых, разделения понятий порога реакции и порога анализатора в целом и, во-вторых, о необхо­димости полиэффекторной регистрации ряда произвольных и непроизвольных реакций человека в процессе измерения чув­ствительности. Это позволяет получить полную и точную ха­рактеристику предельных сенсорных возможностей, с одной стороны, и обоснованное суждение о чувствительности анали­затора, которая в каждый данный момент зависит от условий, характера и задачи деятельности, выполняемой человеком,— с другой.



Литература

  1. Гершуни Г. В. Изучение субсенсорных реакций при
    деятельности органов чувств. «Физиологический жур­нал СССР», т. 33, 1947, стр. 393.

  2. Гершуни Г. В. О количественном изучении пределов
    действия неощущаемых звуковых раздражений. «Про­блемы физиологической акустики», т. 2, 1950, стр. 28.

  3. Гершуни Г. В. Общие результаты исследования дея­тельности звукового анализатора человека при помощи
    разных реакций. «Журнал высшей нервной деятельно­сти», т. 7, 1957, стр. 13.

  4. Соколов Е. Н. Восприятие и условный рефлекс. Изд-
    во МГУ, 1958.


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет