Онтологическое обращение разума к субстанции в философии спинозы



жүктеу 64.06 Kb.
Дата16.06.2018
өлшемі64.06 Kb.


Онтологическое обращение разума к субстанции в философии Спинозы

Политов Андрей Викторович

Пермский государственный национальный исследовательский университет,

614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15;

E-mail: erikhczeren@yandex.ru


В статье исследуется классическая тема для европейской философской традиции - онтологическое обращение разума к субстанции в философии Спинозы. Ведь изначальная связь социального и онтологического аспекта классической мысли Нового времени очень важна для понимания и дальнейшей интерпретации фундаментальной основы нашего разума – свободного спонтанного мышления. Классические философы, такие как Спиноза, дают нам почву для такого понимания.
Бенедикт Спиноза был первым философом – маргиналом во всей плеяде философов классической эпохи. Происходивший из еврейской семьи, он был изначально связан узами бытия внутри своей общины. В этой связи его уход из еврейской общины города Амстердама представляется чётко спланированным, сознательно инициированным актом воли. Можно считать его первой ступенью процесса очищения сознания, ибо Спиноза в этом вопросе не составляет исключения, поскольку среди философов – классиков идея тотального очищении сознания от всяческих аффектов и неверных знаний была невероятно популярна. Спиноза составляет исключение в другом.

Когда Декарт уехал в Голландию и жил там затворником, не изучая языка (роли языка континентальные философы уделяли мало внимания), то это, несомненно, было целиком обдуманное действие: сознание избавляется от воздействия на него ложных знаний и аффектов; личность теряет свою публичную ангажированность. Спиноза, живя в обществе и даже принося ему некоторую пользу (он работал шлифовальщиком линз), тем не менее, был вне общества; уйдя из еврейской общины, он не принял и христианской веры, и, следовательно, оказался вне религии, а в те времена быть вне религии автоматически означало быть вне общества. Для Спинозы жизнь в обществе и приверженность какой бы то ни было религии являются такими же аффектами, как и прочие низменные страсти.

Родоначальник классической философии Декарт объявил свою грандиозную программу по полному и бесповоротному очищению сознания. Спиноза в своей жизни довёл эту программу до абсолютизма. И его философия была соответственной. Если Декарт говорил о том, что разум застилают аффекты, но сам разум способен избавиться от них посредством процедуры сомнения, инициируемой специальным актом воли, то Спиноза прямо говорит: разум человека болен и его нужно лечить так же, как человеческое тело. Эта антропологическая позиция прямо и непосредственно просматривается в заголовке спинозовской работы «Трактат о врачевании разума».

Разум человека уже сам по себе, изначально болен. Так что, получается, что всё дело вовсе не аффектах и не в неверном знании? Разум сам по себе работает неправильно, он изначально устроен так, что он работает неправильно. Но Спиноза не был бы классическим философом, если бы он не ответил на этот вопрос таким образом: да, разум изначально неправилен, но существует возможность по его исправлению и улучшению. Возникает вполне обоснованный вопрос: каким образом больной разум сможет вылечить себя адекватно? Ведь тогда больной разум в силу своей ущербности будет просто неправильно действовать, и ещё более усложнит своё и без того плохое положение.

Но разум вовсе не существует в мире в одиночестве – поскольку существует ещё субстанция, под которой Спиноза понимает то, что существует само в себе и представляется само через себя; то, представление чего не нуждается в представлении другой вещи, из которого оно должно было бы образоваться; и которое является причиной самой себя (знаменитое спинозовское causa sui) и причиной всего сущего, следовательно, и причиной существования разума.

Итак, в святом деле очищения разума до того предела, пока сама субстанция не будет явлена в нём по атрибуту мышления (атрибут у Спинозы – это то, что ум представляет в субстанции как составляющее её сущность), субстанция выступает гарантом самой возможности процесса очищения разума и правильного хода этого процесса.

У Спинозы мы видим практическую работу по очищению человеческого разума. Как и положено, нам следует высветлить наш разум, и посмотреть, что же там находится. Обыватели по совсем непонятной причине думали, да и думают сейчас, что содержимое их сознания представляет собой некую сокровищницу мирового и их собственного, сокровенного знания. Как отлично показали гносеологии ХVII века, обывательское сознание, да и любое сознание до его модификации представляет собой совсем не ровное поле. Сознание необходимо очистить, вы должны и обязаны его очистить, сознание необходимо очистить потому, что оно изначально неправильно, и Спиноза очень хорошо это показывает. Сознание своей изначальной неправильностью как бы само призывает к своему лечению, и чем скорее, тем лучше.

Философия Спинозы отличается от философии Декарта не только тем, что абсолютизирует чистоту сознания как таковую. Как мы помним, в результате редукции сознания к чистому Я у Декарта новое чистое сознание становится медиумом трансцендентного чистого Я, транслирующим его рациональную волю на Земле. Но, строго говоря, человеческое Я никогда не сможет быть абсолютно тождественным чистому Я в силу своей временной и пространственной ограниченности.

У Спинозы дело обстоит по-другому: человеческое Я не может полностью соответствовать субстанции, потому что оно ограничено по атрибуту протяженности (то есть по физическим, пространственным параметрам). Но вот по атрибуту мышления, если мы адекватно (после соответствующей очистки разума) мыслим субстанцию, то она актуально присутствует в нас, стало быть, рационализированный разум по атрибуту мышления равен субстанции. Субстанции же присуще вечное существование и вообще все блага. Значит, если моё сознание адекватно мыслит субстанцию, то оно обретает совместное с этой субстанцией существование. Это очень сильное положение.

Да, увы, тело человека конечно и смертно, но вот моё сознание, Я как идеальный объект, может существовать вечно, только если Я буду мыслить субстанцию адекватно. Что значит мыслить адекватно? Это значит, что моё чистое Я ясно и отчётливо мыслит субстанцию как непосредственно открытую моему сознанию чистую данность.

Конечно, Я, Бенедикт Спиноза, например, хочу существовать вечно, но вовсе не как больное туберкулёзом тело, валяющееся в грязной каморке. Спиноза, видимо, всю свою жизнь яростно думал, как выбраться из этой социальной ловушки, куда он попал. Человеческое тело подвержено болезням и недолговечно, человеческий разум весь забит страстями, и вообще человек не свободен, а находится под властью обстоятельств и тотальным контролем со стороны общества и государства. Но Я непосредственно дано только мне и никому другому, и в этом выход из положения. Я, стремящееся к субстанции/богу, сознательно уходит от общества, и таким образом избавляется от аффектов, а потом и достигает бесконечности, сливаясь с субстанцией по атрибуту мышления.

Сливаясь с субстанцией/богом, Я, конечно же, получает невероятное, почти космическое наслаждение. И это не аффект вовсе, а то, что Спиноза называет специальным термином «amor Dei intellectualis», то есть «интеллектуальная любовь к богу». Тут всё на первый взгляд является совершенно непонятным. Что это ещё за «интеллектуальная любовь»? Ведь любовь это один из аффектов, против которых Спиноза всё время борется. И как аффект может быть интеллектуальным, то есть разумным, сознательным?

Спиноза отвечает на эти вопросы таким образом: «amor Dei intellectualis» – это «нечувственное чувство». Я, сливаясь с субстанцией по атрибуту мышления, испытывает интеллектуальный экстаз. Так как мы имеем дело с субстанцией, следовательно, ни о каких аффектах говорить не приходится. Здесь имеют место исключительно акты волнения, рационально инициированные чистым сознанием, которое по атрибуту мышления ни много ни мало равно самой субстанцией и представляет собой чистую трансцендентную структуру. И вообще, после редукции сознания все его волевые акты должны восприниматься исключительно как рационально инициированные.

Во всём этом философствовании прослеживается ещё одна крайне важная вещь: субстанция у Спинозы представляет собой актуальную бесконечность. Но ведь актуальная бесконечность не может существовать в опыте, а человеческое Я существует как раз только в опыте. Получается, что «amor Dei intellectualis» это выход чистого Я за пределы опытного мира, и здесь прослеживается отличие философии Спинозы от философии Декарта. У Декарта конечной целью редукции Я является объективация Я, отождествление с чистым Я и последующий за этим выход в объективный мир и восприятие сознанием мира как чистой данности. Спинозистское Я вовсе не хочет выйти в мир, наоборот, оно хочет уйти из мира, оно хочет выйти из мира к трансцендентной субстанции и в экстазе слияния с ней обрести абсолютную бесконечность и вечность. Таким образом, у Декарта будет выход в мир и его познание посредством тождества Я с чистым Я, а у Спинозы будет выход из мира к субстанции посредством полного отождествления Я с субстанцией по атрибуту мышления и обретение абсолютной бесконечности и вечности.




An ontological return of human reason to substance in philosophy of Spinoza
Andrew. V. Politov
Perm State National Research University, 15, Bukirev str., Perm, 614990, Russia

In this article were explored a classical theme for traditional European philosophy - an ontological return of human reason to substance in philosophy of Spinoza. Connection of social and ontological theories on the great New philosophical age era it is very important to understand foundations of drive our mind. Classical philosophers, such as Spinoza, give to us this foundations.


Рецензия-рекомендация

на статью Политова Андрея Викторовича «Онтологическое обращение разума к субстанции в философии Спинозы»


Статья представляет интерес, прежде всего, для студентов и аспирантов, изучающих социальную философию. Сравнений философских взглядов Спинозы и Декарта, выделение особенностей их восприятия мира и человека в мире не утраивает актуальности и сегодня. Знание философских концепций может помочь современнику выбрать соответствующую модель оценки социальной реальности. Статья рекомендуется к печати.
Доцент каф. социологии и

политологии ПГНИУ,



к.и.н. Л.А. Хачатрян

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет