Отчёт об Амстердаме



жүктеу 294.39 Kb.
Дата11.02.2018
өлшемі294.39 Kb.

Мюнхен.
В столице Баварии я побывал в общей сложности 6 раз, и город оставил очень приятное впечатление, показавшись каким-то светлым и ненапрягающим. Это видно даже на фотографиях. Туда хочется возвращаться снова и снова, поэтому для меня вполне понятно желание Тимощука перейти из «Зенита» в «Баварию». А вот Великому По, считаю, туда ещё рановато – не заработал.

…Первое известное поселение на месте современного города существовало ещё в VII веке, когда на холме Петра поселились монахи из окрестного монастыря. Поэтому и название города происходит от слова «монах» («мунихен»). Вместе с башнями Собора Богоматери монах является символом столицы Баварии. Ныне Мюнхен – третий по величине город Германии после Берлина и Гамбурга. Здесь находится множество музеев, проходят многочисленные театральные и музыкальные фестивали, функционируют академии наук и искусств, работает крупнейший немецкий университет, наконец, тут на «Альянц-Арене» играет великая «Бавария» – и всё это по праву делает Мюнхен культурным и спортивным центром мирового уровня. Кроме того, здесь расположены штаб-квартиры всемирно известных фирм Siemens, AGFA и BMW.

Возрождение Мюнхена после 2-й мировой войны, когда было разрушено около 80% зданий, является одним из символов немецкого трудолюбия. Река, на которой стоит город, называется Изар, и одним из неофициальных названий переменчивого, но всегда светлого Мюнхена является имя «Афины-на-Изаре», отражающее смешение культур и влияний в архитектуре города.


Часть 1.
…2-го ноября, в выходной день, рано утром (расписание поездов было составлено так, что, если не встать рано, в Мюнхене будешь только к обеду) мы с коллегой Михаилом выехали на поезде из Эрлангена. В пути к нам присоединилась Дина – она проходила практику в Кицингене, одном из множества маленьких городков Баварии. «Региональ бан» вёз нас до Мюнхена около 2 с половиной часов, которые я коротал чтением своей волшебной книжки про Германию. Время провёл с пользой – например, узнал, что в осеннее время года на столицу Баварии часто налетает ветер с юга (немцы называют его Фён), принося горожанам головные боли и раздражительность. В обмен на это он устанавливает ясную погоду, открывая изумительный вид на Альпы. За всё надо платить! «Прямо какая-то мистика», – я поделился этим фактом с товарищами-путешественниками («айн байерн тикет, вир райзен цузаммен» - «мы путешествуем вместе по одному билету» - так мы отрекомендовывались контролёрам, и те нас не трогали), и они тоже дивились такому коварству южного ветра. В общем, ступали мы на мюнхенскую землю из вагона если не настороженно, то близко к этому. Забегая вперёд, скажу, что никакого ухудшения настроения и болей на себе мы не почувствовали. Может, ветер был не тот, а может, у нас иммунитет какой в России к этим ветрам… Второе более вероятно.

Вокзал в Мюнхене очень просторный и красивый, путей – великое множество. Здоровенный фанерный мужик, стоящий у края платформы, приветствовал нас поднятой рукой – «Вилькоммен!» Мы нашли туристический офис (специальное заведение для туристов, в котором бесплатно можно получить любую информацию о городе и карту с подробными объяснениями, как добраться до нужного места). В отличие от других городов, здесь карты почему-то не раздавали, а продавали (так действует южный ветер). Я покупать не стал, потому что в моей книжке был подробный план центра города, а вот спутники мои карты приобрели. Мы двинулись искать главную пешеходную улицу Нойхаузер – и вскоре обнаружили себя перед старинными зубчатыми воротами, за которыми она начиналась. В зимнее время здесь устраивают рождественский каток и продают глювайн, а с возвышений прохожим улыбаются фигурки белых медведей в солнцезащитных очках.

Мы шли по мощёной булыжником мостовой и любовались древним городом. Всё вокруг дышало историей и величием. Прошагав мимо смешного фонтана Сатира (хитрый мужик брызгает струёй воды в уворачивающегося мальчика) мы, попали ко входу в Музей охоты и рыболовства. Его охраняют статуи кабана и огромного сома. Существует поверье – если загадать желание и потереть пятак кабана, то оно обязательно сбудется. Надо ли говорить, что начищенный пятак этот сверкает, как на солнце? А статую сома оседлал некий немецкий мальчик, криком побуждая рыбину сорваться с места и везти его по улице.

Миновав исторический музей и древний собор Богоматери с двумя зелёными куполами на башнях (первый символ города), мы попали на Мариенпляц. Я очень хорошо запомнил это название, потому что на этой красавице-площади бывал, наверное, раз десять, в том числе приезжая на метро, где диктор особенно трогательно объявлял её имя. В центре площади в честь того, что Мюнхен и окрестный городок Ландсхут в своё время уцелели во время шведской оккупации, на высокой колонне установлена золотая статуя «баварской заступницы» Девы Марии. Считается, что она спасает Баварию от любых неприятностей. Неподалёку от неё нас встретила фигура местного жителя в гриме и колпаке, стоящего неподвижно и изображающего историческую личность – обычное дело для городов Европы. Разумеется, каждый желающий может бросить монетку в стоящую рядом корзинку. И тогда фигура «оживёт», сделает реверанс и улыбнётся. Дети очень любят бросать монетки и наблюдать за «спектаклем». На площади находится гигантская Новая ратуша, при строительстве которой в 1867 году по приказу короля Людвига I были снесены 24 здания старой постройки (за то, что стояли на пути у прогресса). Жемчужиной ратуши является 85-метровая башня. На самой её верхушке находится маленькая фигурка монаха по имени Киндль, это и есть второй символ Мюнхена. Ежедневно под колокольный звон на ратуше 32 механические фигуры в натуральную величину представляют исторические сцены из жизни города. Подобное представление я увидел позже в другом баварском городе Ротенбурге. Фигуры оживают и движутся, как в кукольном театре, через каждый час, собирая большие толпы любопытствующих. Пройдя чуть дальше, мы полюбовались на фонтан со скульптурами рыб, колонну которого венчал гигантских размеров немецкий то ли карп, то ли карась самого важного вида. После этого мы покинули пешеходную зону и вышли на улицу с автомобильным движением. Мимо нас то и дело проезжали двухэтажные экскурсионные автобусы с довольными туристами. Ну, а нам и на своих двоих было неплохо. Тратить деньги на экскурсии при наличии такой полезной книжки, как у меня, было совсем ни к чему. Всё, что нужно, мы могли отыскать сами. Например, магазин сувениров, в котором можно было купить любые вещи, начиная от магнитов и заканчивая халатами. Сувениры в Мюнхене, по сравнению с другим немецкими городами, дорогие – я, например, купил магнит аж за 5 евро, а остальные приобрели футболки и рубашки, но уже совсем не за 5.

После магазина нам захотелось посидеть где-нибудь и отведать знаменитого мюнхенского пива, про которое мы столько слышали. В книжке я прочёл, что рядом находится легендарное заведение Хофбройхаус, в котором Гитлер устраивал «пивной» путч, после чего угодил в тюрьму. Здесь же выступал Ленин (наверняка, тоже напившись пенного напитка), и тут же была провозглашена Баварская Советская республика, просуществовавшая, правда, недолго - меньше месяца в 1919-м году. Именно в этой пивной начинается легендарный фестиваль Октоберфест. В предпоследнюю субботу сентября из её ворот выезжает повозка с бочкой, наполненной пивом, сваренным из хмеля и солода нового урожая. К ней при стечении народа подходит бургомистр и, словно нехотя, нацеживает себе кружку на пробу. С этого момента Октоберфест считается открытым. Ежегодно на празднике выпивается 6-8 миллионов литров пива! Правда, и выливается обратно не меньше, причём, по отзывам очевидцев, прямо на улицы: такова специфика праздника. Хозяева отелей в период Октоберфеста словно с ума сходят от радости и устанавливают астрономические цены за номера.

Чтобы отыскать Хофбройхаус (название переводится как «дворик пивного дома»), нам потребовалось около часа. В процессе поиска мы прошли мимо 5-этажного дома, полностью заросшего плющом – только окна были свободны от листьев. Работа неизвестного садовника впечатляла. Однако, мимо магазина с сувенирными солдатиками мы прошагали, даже не заглянув туда, потому что уже очень хотелось есть. И пить, конечно. Наконец, недалеко от Пассажа на Максимилинаштрассе, мы увидели надпись HofBräuHaus, множество гигантских пивных пробок на шесте и развевающиеся над входом стяги, среди которых выделялись два официальных флага Баварии (да-да, у Баварии сразу 2 флага) – «полосатый», разделённый на 2 половины белого и синего цветов, и «бриллиантовый», покрытый ромбами тех же оттенков. С трепетом и нетерпением мы переступили порог легендарного заведения. Внутри нас встретил невообразимый шум от множества голосов, на который накладывались звуки живого оркестра. У музыкантов есть свои собственные удобные стулья в центре главного зала, но они не любят сидеть на одном месте. Периодически их тянет «в народ», и они присаживаются на свободные места среди посетителей, не прекращая играть народные баварские мелодии. Поэтому иногда некоторым везёт опрокидывать кружку с пивом одновременно с трубой или гармошкой у самого уха. Процесс поиска свободного столика занял около 10 минут – территория пивной очень большая – и, наконец, пустой столик обнаружился в самом дальнем крыле, вдали от оркестра. По пути нам встретился человек в национальной баварской одежде. С пером на шляпе, сидя за столиком, он залихватски пил пиво. В ответ на просьбу сфотографировать его он только снисходительно кивнул, не переставая что-то втолковывать собеседникам. Для постоянных посетителей в пивной устроены специальные камеры хранения для именных кружек. Человек приходит, отпирает своим ключом ячейку, берёт кружку и важно следует пить пиво.

А нам тем временем принесли меню, и мы выбрали по литровой кружке (традиционная мера в Баварии) светлого пива сорта Хофброй Оригиналь, которое варится здесь же, в подвале, и по паре баварских белых сосисок. К тому моменту я уже умел обращаться с ними – меня научил мой сименсовский шеф мистер Фухс (что в переводе с немецкого означает «Лис» - он и вправду оказался весьма хитрым персонажем) во время поездки на корпоративный фуршет в Нюрнберг. «Есть их надо так», - объяснял он, орудуя вилкой, - «сначала следует снять кожу. И только потом резать на кусочки и сдабривать соусом. Дальше разберёшься.»

Вдогонку к заказу каждому из нас принесли по вкусному кренделю с большими кусочками соли – бесплатно. Сосиски и пиво всем очень понравились (а мне ещё больше понравился крендель и даже не потому, что бесплатный) и мы, естественно, сфотографировались сначала с полными, а потом с пустыми кружками для истории. Из окна был виден унылый осенний дворик, который принимал любителей выпить пива только в тёплую погоду. Пустые столы и сырые стулья резко контрастировали с весёлой обстановкой внутри главного помещения и нашим на глазах улучшающимся настроением.



Выйдя из Хофбройхауса, мы, довольные собой и жизнью, двинулись дальше. На той же улице, совсем рядом, расположены фанатские магазины мюнхенских футбольных клубов «TSV 1860» и «Бавария». В Фан-шопе TSV нас встретили среди набора традиционных кружек, фотографий и вымпелов пара игрушек – гном с мячом и медвежонок, оба в сине-белых баварских цветах TSV. Эта команда играет во второй бундеслиге и известна значительно меньше, чем «Бавария». Однако, оба клуба играют домашние матчи на «Альянц-Арене». Это удивительно, но большинство горожан болеет именно за скромную команду 2-й лиги TSV, недолюбливая «Баварию». А вот в других городах Германии (начиная уже с пригородов Мюнхена) «Бавария» безумно популярна. Осмотрев лавку TSV, мы перешли улицу и оказались в магазине самого известного немецкого клуба. Здесь мы полюбовались на раритетные мячи с автографами Канна, Тони, Рибери и других звёзд «Баварии» (один такой мяч стоит 50 евро), скользнули взглядом по красно-белым клубным шарфам, головоломкам (если всё собрать правильно, получалось общее фото футболистов команды, стоил такой паззл всего 10 евро; копейки по сравнению с мячом) и разнообразным вымпелам. Было интересно, но время не ждало, к тому же среди нас было совсем мало дорогих любителей футбола (всего один я), поэтому скоро мы снова очутились на улице. Вообще, надо сказать, что следующая пара часов после Хофбройхауса запомнилась значительно хуже остального времени, поэтому в процессе написания отчёта я освежал память с помощью фотографий, которые, не переставая, делал на всём протяжении прогулки вне зависимости от состояния.

…Через несколько минут мы достигли площади Макс-Йозеф-Пляц перед Национальным театром. Латинская надпись на нём гласит: «APOLLINI MVSISQVT REDDITVM MCMLXIII», что означает «Аполлон и музы вернулись 1963», иллюстрируя фреску на фасаде театра, где Аполлон стоит в окружении 9 муз. Здесь можно насладиться балетом или оперой в исполнении самых лучших артистов. В центре площади мы увидели памятник королю Баварии Максу I Йозефу, который основал театр в 1818 году. Монумент оказался с четырёх сторон окружённым строительными лесами, видимо, чтобы не убежал, пока его реставрируют. Рядом с площадью мы нашли магазин шоколадных изделий «Eilles», и в нём я впервые увидел шоколадный футбольный мяч. В дальнейшем, конечно, я встречал их неоднократно – в том числе и в Эрлангене – а тогда это было в новинку. Мы пооблизывались на витрину с разнообразными шоколадными изделиями, да и отправились дальше. Мимо царского вида львов, держащих щиты, мы проследовали по улице, приведшей нас к гигантскому сооружению, оказавшемуся Залом Полководцев. Среди массивных колонн укрылись несколько статуй самого внушительного вида. Сооружение было построено в честь военачальников – Тилли и фон Вреде, командующих войсками в Тридцатилетнюю войну и в противостоянии с Францией соответственно. Пара каменных львов возлежала по обе стороны от ступенек, охраняя вход. Но местные жители, не боясь, спокойно сидели рядом с ними, свесив ноги и отдыхая. Сфотографировался со львом и я, для верности обойдя его сзади. А справа от Зала мы увидели собор Театинеркирхе, построенный в честь рождения наследника престола курфюрста Фердинанда Мариа. Первый камень здесь заложили ещё в 1663 году, планируя создать придворную церковь и одновременно церковь ордена театинцев. Но из-за разногласий по поводу оформления фасада строительство собора затянулось, и в итоге фасад был достроен только через 100 лет после освящения здания. А в тот момент, когда там были мы, реставри-руемый фасад закрывал большой рекламный лист, приглашающий посетить почему-то Португалию. Купола собора возвышаются над площадью на 71 метр, а на вершинах башен мы заметили украшения в виде короны. Здесь же, на площади Одеонспляц, в 1923 году произошли столкновения нацистов с полицией во время «пивного путча», о чём напоминает мемориальная плита.

Половину Одеонспляц занимает велосипедная стоянка, полная двухколёсными средствами передвижения. Кстати, хочу заметить, что Мюнхен заметно менее Эрлангена приспособлен для езды по нему на велосипеде. Мне практически не встретилось специальных велодорожек, выделенных цветом. На ближайшем перекрёстке нам попалось сразу два «Смарта» - жёлтый и красный. «Значит, и зелёный где-то недалеко», - поняли мы. По всему видно, что эти микроавтомобили приобретают всё большую популярность в Европе. А вот у нас их пока совсем не видно.



Достав карту, мы стали искать дорогу к вокзалу и, когда стало ясно, что до него идти ещё немало, в полный рост встал вопрос, куда сходить в туалет. На улицах в тех местах почему-то не оказалось биотуалетов – ну просто совершенно, - и после короткого совещания было принято смелое решение идти в кусты на «островке» посередине улицы. И вот – центр Мюнхена, оживлённая штрассе разделена узкой зелёной зоной, по обе стороны которой деловито ездят машины. И тут мы - крадёмся под сенью деревьев к вожделенному кусту. Хорошо, что уже начало смеркаться, это придало нам храбрости, и мы с Михаилом, невзирая на опасность быть застуканными суровыми полицаями, успешно совершили задуманное. После этого путь к вокзалу мигом стал лёгким и приятным. На Бринер-штрассе мы полюбовались симпатичной клумбой, состоящей из немецкого аналога «анютиных глазок». К тому времени уже почти стемнело, и силуэты окрестных домов, пользуясь случаем, выгодно выделялись на фоне ещё светлеющего неба. По пути мы прошагали мимо магазина швейцарских ножей, в котором был представлен огромный их выбор, а потом нам попался на глаза салон BMW. Заходить внутрь мы не стали, но бросили любопытный взгляд на выставленные внутри автомобили. Скорее всего, это были электрокары, потому что лозунг над входом в салон гласил: «БМВ – чистая энергия». Бензин-то уж чистой энергией назвать точно нельзя. Действующие электромобили нам демонстрировали ещё в Университете Аахена, поэтому мы не удивились.

Достигнув вокзала, мы сверились с расписанием поездов на Нюрнберг. Оказалось, что у нас есть ещё около часа свободного времени, и мы решили потратить его на прогулку по турецкому кварталу, расположенному по соседству с вокзалом. По дороге я тренировался в съёмке ночных пейзажей на длительной выдержке – получилось несколько неплохих фотографий вечернего города. Нам попалось несколько кафе, и мы зашли в одно из них, влекомые любопытством. Внутри нам понравилось, и за круглым высоким столиком мы пробыли около получаса, попробовав ещё один сорт мюнхенского пива с острыми чипсами. Турки прекрасно поняли нас по-английски. Вообще, в Германии очень много турок, которые, помимо прочих своих занятий, любят держать похожие одно на другое кафе, где предлагают в основном нечто вроде шавермы и местное пиво. Но то турецкое заведение в Мюнхене было особенным – в уютном полумраке светились искусственные звёзды, играла негромкая музыка, а меню радовало большим выбором пива. В общем, мы попали в кафе высокой культуры! В поезде на обратном пути мы договорились назавтра тем же составом ехать в Вюрцбург, ещё один город Баварии, известный своими винодельнями. Ну, а пока региналь-бан мчал нас в Нюрнберг…
Часть 2.
Второй раз я побывал в мюнхенском Хофбройхаусе во время служебной командировки через 5 дней. Шеф в Эрлангене, которого я убедил в своей малой полезности для вверенного ему отдела, согласился отправить меня в Мюнхен к коллегам, чтобы я попытался найти точки пересечения и, может быть, остаться там на стажировку. Мы согласились, что это будет полезно как мне, так и шефу. Он дал денег на дорогу туда и обратно, а вот о том, как убедить мюнхенский «Сименс» взять меня к ним, думать должен был я сам. Очень обрадовавшись такой перспективе – Эрланген с Мюнхеном, конечно, не сравнить, - я был совсем не прочь провести оставшиеся до конца стажировки полтора месяца в столице Баварии. Взяв билет на самый лучший поезд – InterCity Express (это обошлось «Сименсу» в 105 евро в оба конца), я, полный надежд, отправился в Мюнхен. Найти «Сименс» - здесь он занимает целый квартал на Отто-хан-ринг – не составило труда. Департаменты располагаются в разноцветных домиках, похожих издали на игрушечные. Внутри одного из них я отыскал Ральфа Гроттманна, специалиста в области предсказаний цен на электроэнергию, с которым договаривался мой шеф. Примерно две трети дня я провёл у проектора в комнате для презентаций, объясняя с лазерной указкой и мелом в руках принципы работы российского оптового рынка электроэнергии. Я пытался заинтересовать Ральфа своими предложениями и кандидатурой. Мои презентации и предложения ему понравились, но не более того: вакантного места для стажировки у них для меня не нашлось. Ну нет вакансий в штатном расписании, сказал Ральф за обедом. Во время еды мы обсуждали футбол; выяснилось, что он иногда бывает на «Альянц-Арене» во время матчей «Баварии». Я, в свою очередь, рассказал о «Зените». Кто знал, что буквально через 4 месяца наши команды сойдутся в полуфинале Кубка УЕФА и «Бавария» потерпит сокрушительное поражение. Хотя, возможно, Ральф предвидел это (он же специалист по прогнозам), и поэтому не взял меня в свой отдел... Договорившись встретиться ещё раз недельки через три здесь же, чтобы обсудить аспекты дальнейшего сотрудничества «Сименс» и Волжского трубного, мы расстались.

Раздосадованный тем, что в Мюнхен меня не взяли, я отправился прямиком в «Хофбройхаус». Найти место за столиком для одного человека не составило труда. В этот раз я был, в отличие от остальных посетителей, в костюме и с ноутбуком, чего немного смущался. Заказал ровно то же самое, что и в первый раз – всё настолько понравилось, что не было даже желания пробовать что-то другое. Я с удовольствием пил пиво и разглядывал всё вокруг. В этот раз было время осмотреться, и я обратил внимание на потолок – он оказался полностью украшен росписью. А на стенах висели смешные картины и симпатичные фонарики. Гвалт стоял такой же, как и в первый раз, вдоль столиков ходили безместные посетители и облизывались на занятые места, а вокруг сновали расторопные официанты, доставляя пиво из подвала прямо к столу. Вдруг один официант зазевался и уронил поднос с посудой! Раздался звон разбитого стекла, и не успел труженик стакана выругаться, как зал взорвался одобрительным рёвом и аплодисментами, как будто на стадионе гол забили! Официант с улыбкой привычного к такой обстановке человека собрал осколки и ушёл. Очень удивительно было видеть такое единение людей в зале. Оркестр снова на месте не сидел, бродя по залу и присаживаясь к понравившимся посетителям. Кстати, любой желающий может сфотографироваться с музыкантами, они даже специально позируют. Из непонятных для меня традиций выделю одну – у любителей пива считается хорошим тоном портить людям фотографии, влезая в кадр в последний момент и весело смеясь над произведённым эффектом. Этим занимаются и простые посетители, и официанты. Видать, на них обстановочка в зале так действует.

Покончив с трапезой (в этот раз я попробовал ещё и тёмного пива, которое тоже очень понравилось), я захотел попросить счёт не на английском (это было слишком просто), а на немецком, который практически не знал. Мне пришлось достать ноут из сумки, загрузить словарь и, держа кружку с пивом одной рукой, другой искать нужное слово. Зато потом я подозвал официанта и бросил, как завсегдатай: «Цален, биттэ» (волшебное слово «шнелле» из вежливости я добавлять не стал). Расплатившись, я сразу отправился на вокзал, чтобы успеть на свой экспресс до Эрлангена..

Вообще, поездки в командировки оказались хороши не только сменой обстановки, но и комфортом. За свои деньги мы ездили на «медленных» поездах эконом-класса, а на командировочные Сименса – исключительно на ICE (inter city express), комфортабельных высокоскоростных экспрессах, разгоняющихся на хорошем перегоне за 300 км/ч.

Придя на вокзал, я в ожидании своего поезда гулял по перрону и от скуки сфотографировал соседний ICE стремительного вида, ждущий отправления на север в Росток. Вскоре подошёл и мой «айс», как мы его называли… Перемещаясь в таком поезде по Баварии в удобном кресле в костюме и с ноутбуком, легко почувствовать себя настоящим бюргером, едущим по делам своей фирмы за выгодным контрактом. Что я с успехом и делал, коротая время до приезда в Эрланген. Чувство досады от того, что устроиться на стажировку не удалось, сменилось предвкушением следующей командировки…
Часть 3.
В третий раз я побывал в Мюнхене ещё через неделю. Света прилетала в Мюнхен, и я поехал её встречать в аэропорт имени Франца-Йозефа Штрауса (бывшего премьер-министра Баварии). В этот день я до конца рабочего дня был в офисе «Сименс» в Эрлангене, а потом – так было согласовано заранее – все сотрудники отправились в кегельбан. Периодически (где-то раз в месяц) весь отдел выезжал на подобные корпоративы, правда, не всегда за счёт фирмы. И в тот раз мы предварительно скинулись на предстоящее развлечение. Меня на своём «Мерседесе» подбросил до места коллега Йенс Фогель. Он, кстати, оказался единственным, на кого никак не хотела налезать виртуальная фашистская каска, которую я примерял ко всем знакомым немцам. Этому препятствовала его врождённая интеллигентность и чувство юмора. На всех остальных немцев каска налезала без вопросов, а автомат уже сам просился в руки. А там и виртуальный мотоцикл с коляской подруливал…

По дороге я забежал в гостиницу к Лангу и прихватил ноутбук (а вот фотик забыл, о чём позже пожалел). Йенс терпеливо дождался меня, и через несколько минут мы вместе подъехали к крыльцу кегельбан-клуба. Обстановка внутри была домашней и очень спокойной. У меня было около полутора часов до поезда в Мюнхен, и я взял пива, а к нему - рыбу. Выпив по стаканчику, мы разделились на группы и начали играть на 2 дорожки. Скажу сразу – кегельбан мне не понравился: весь такой слащавый, напудренный - в боулинг играть гораздо интереснее. В кегельбане и шары меньше, и кегли реже сбиваются (за полтора часа при мне вся толпа играющих выбила только 2 «страйка»; скромно замечу, что 1 из них мой). Зал не новый, праздничных огней совсем нет, в отличие от подобных заведений в российских развлекательных центрах. Но коллективу всё нравилось. Мы двумя дорожками соревновались, кто быстрее выбьет все возможные комбинации кеглей – соседняя дорожка в итоге победила, особенно неистовствовал при этом зам. начальника отдела по прозвищу Джо (второй «страйк» выбил именно он). В это же время, кстати, играл и «Зенит» в Греции на Кубок УЕФА. Перед самым моим уходом позвонила сестра, которая смотрела матч в Питере, и поздравила с победой (3:2), отметив, что Текке забил потрясающий гол.



Уже одевшись, я получил смску из России от Светы («Взлетаем, я боюсь!!!»). Телеграфировав ей, чтобы не волновалась и не обращала внимания на этот страх (а уж как сам-то я боюсь самолётов!), я отправился на станцию «Эрланген Брук», до которой от клуба не более 15 минут пешком, правда, это если знать куда идти. А я знал чисто приблизительно – по распечатке схемы из Google maps. В том районе запустение и темень не хуже, чем где-нибудь в российской глубинке. Выручила ветка железной дороги, которая и привела меня на станцию. Доехав до Нюрнберга, я стал ждать пересадки. Услышав рядом русскую речь, я прислушался – люди не могли сориентироваться, как им попасть в Мюнхен. Я с удовольствием помог им, пояснив на какой поезд и во сколько садиться. Приятно почувствовать себя старожилом! Ну, а мне добраться до Мюнхена было делом техники – не в первый уже раз. В дороге я составлял на ноуте программу пребывания Светы в Германии. Примерно в середине моего пути она позвонила и обрадовала – долетела. Я пообещал быть в аэропорту часа через полтора. Прибыв на вокзал, я тотчас же нырнул в метро и сел на электричку S-bahn до аэропорта. Ехать пришлось около 45 минут. В темноте за окном (аэропорт находится за городом) я не мог разобрать, куда мы едем и даже начал сомневаться, на тот ли я сел поезд. Справа за окном возникало грандиозное сооружение, светящееся звёздами, по всем признакам напоминающее аэропорт, но и его мы проехали. Наконец, около полуночи, я всё-таки добрался до аэровокзала, который в это время был пустынным, в отличие от российских аэропортов, суета в которых не прекращается даже ночью. Поскольку мы со Светой не договорились заранее, где встретиться, рассчитывая на мобильные, я не знал, где её искать. Как назло, её сотовый выдавал заезженное: «Абонент недоступен». Я поднялся на второй ярус, прошёл до конца здания – её нигде не было. Тогда я встал на горизонтальный эскалатор и минут через десять (да, аэропорт в Мюнхене – один из самых больших в Европе) добрался до терминалов прибытия – её не оказалось и там! Во всём здании стояла тишина, народу не было практически совершенно, за исключением обслуживающего персонала. Паниковать я не стал, резонно рассудив, что Света никуда не денется и найдётся рано или поздно. Однако, надо было что-то предпринять, чтобы встреча не затянулась на всю ночь. Я подошёл к стойке, где сидели служащие-информаторы и попробовал договориться, чтобы мне дали микрофон для объявления (сами они объявляют только на немецком или английском). Мне отказали, и я расстроено отошёл от стойки – и тут увидел Свету. Оказывается, она шла за мной и не успевала догнать. Посовещавшись, мы решили не ночевать в аэропорту, а поехать в город и погулять там ночью. Успев на последнюю электричку, мы отправились на железнодорожный вокзал, куда прибыли около полвторого ночи. Поднявшись из метро, мы шли по улице к багажному отделению, как вдруг Света громко завизжала и отпрыгнула на несколько метров, спрятавшись за меня! Оказывается, она увидела крыс. В центре Мюнхена, у самого вокзала, они спокойно передвигались по тротуару, особо не скрываясь. Да такие отборные, откормленные немецкие крысы! Тут я особенно пожалел, что фотоаппарат остался в Эрлангене. С трудом уговорив Свету двигаться дальше (пришлось идти в обход), я привёл её к автоматическому багажному отделению, где мы сдали сумки и сразу же, не мешкая, отправились в Хофбройхаус наудачу. Я много рассказал в пути Свете про это заведение и она, разумеется, сразу захотела попасть туда. К сожалению, когда мы появились перед входом, пивная оказалась уже закрытой. А утром открывалось только в 10, когда мы по плану уже должны были ехать в Эрланген. Несолоно хлебавши, мы отправились в обратный путь, но теперь торопиться нам было уже некуда. В третьем часу ночи в пустом городе мы могли внимательно рассмотреть его, спокойно прогуливаясь. Мешали нам только два обстоятельства: было очень холодно (я так вообще одет был очень легко и периодически устраивал пробежки, чтобы согреться) и возникающее то тут, то там эхо от криков английских болельщиков, не успевших уехать в Англию после вчерашнего матча «Баварии» с «Болтоном». Однажды мы пересеклись с одним таким фанатом – он оказался пьяным и что-то несвязно говорил мне, однако, я не понимал, чего он хочет, и оставил его без внимания. Не дождавшись реакции, молодой англичанин растворился в кварталах ночного Мюнхена. Кстати, когда я ехал в аэропорт, за мной сидели ещё двое английских фанатов (только тогда я ещё не знал про матч), и всю дорогу я слышал позади дикий смех и факи через слово, удивляясь тому, как немцы терпят такое бескультурье в общественном транспорте. В общем, стало понятно, почему никто в Европе не любит английских фанатов.

Мы побродили по ночному городу ещё часа 2, устали и замёрзли. Чтобы согреться, мы нашли аппарат с кофе в подземном переходе и дали ему денег, а он нам – горячий напиток. Больше всего во время прогулки нам понравились эскалаторы для спуска в подземные переходы: большую часть времени они стоят, и начинают работать только тогда, когда на них ставишь ногу. А в 6-м часу утра город стал потихоньку заполняться прохожими. Мы после бессонной холодной ночи хотели только согреться и поспать. Неплохо было бы также поесть, но пока было негде. Скоротав время в рано открывающемся супермаркете, около 8 утра мы посетили «БюргерКинг» (немецкий «Макдональдс», сеть бесплатных туалетов). Затем добрались до перрона, где уточнили расписание и зашли в расположенную рядом забегаловку съесть пару хот-догов и выпить кофе. Здесь Свету, одетую в эффектные шляпку и плащ, назвали моделью (какая-то немка, проходя мимо, спросила: «Model?»), чем вызвали наш смех и одобрение. Приехав в Эрланген, мы немного отдохнули и, захватив любезно предоставленный Лангом сухой завтрак, отправились в Нюрнберг, где нас ждал комфортабельный автобус в Париж, но это уже другая история.


Часть 4.
В следующий раз я попал в Мюнхен через неделю, когда провожал Свету на самолёт обратно в Россию. Мы планировали быть в Мюнхене в день отлёта (в пятницу), а в четверг съездить в австрийский Зальцбург. Утром мы вышли из гостиницы в Эрлангене и отправились на ближайшую станцию Брук через пустырь. Там мы честно простояли около часа, ожидая поезда, но не пришёл ни первый ближайший по расписанию, ни второй, ни третий – случай для Германии неслыханный. Когда же, наконец, мы дождались четвёртого, то радостно сели в него и помчались в Нюрнберг, где, к своему удивлению, увидели ту же картину – ближайшие поезда не приходили. Мы решили, что, видимо, где-то что-то произошло с путями и после короткого совещания выбрали путь в Мюнхен в объезд основного направления, рассчитывая, что все затруднения мы минуем, попав в столицу Баварии, а к вечеру движение будет уже восстановлено. Мы спокойно ехали в направлении Тройхтлингена, радуясь хорошей погоде и открывающемуся пейзажу. За окном пролетали снежные поля и сосны, а над ними сияло чистое синее небо, редкость для ноября в Европе. Через час мы вышли в Аугсбурге для пересадки и снова увидели ту же картину – поезда один за другим снимались с расписания. Ехать дальше в Мюнхен возможности в ближайшее время не было. Мне ничего не оставалось, как занять очередь в райзецентрум (вроде нашей справочной и кассы в одном флаконе) для консультации. Представ перед окошком дружелюбной служащей DeutscheBahn, я объяснил ей наши затруднения. И вот тут-то я узнал, что, оказывается, причиной отсутствия движения является не банальная поломка путей, а забастовка локофюреров – предводителей профсоюзов немецких железнодорожников. Они требовали повышения тарифов на проезд вот таким радикальным методом. Никаких гарантий окончания забастовки нам не дали и настоятельно посоветовали возвращаться домой – с таким сценарием развития событий у нас были все шансы не только не добраться до Зальцбурга к вечеру, но и заночевать где-нибудь на промежуточной станции. А надо сказать, что все немецкие вокзалы на ночь зарываются, потому что ночного движения с пересадками тут практически нет. Да и не принято у богатых немцев ночевать на вокзале, если есть гостиницы. В общем, проводить ночь в дороге нам не улыбалось. А ведь завтра в полдень вылетает самолёт из Мюнхена - и его никак нельзя пропускать. Мы постояли, подумали и приняли радикальное решение – возвращаемся в Эрланген, отдыхаем и на вечернем поезде (расписание резервных поездов, которые точно не отменят, нам любезно распечатали в окошке райзецентрума) едем в Мюнхен. Там останавливаемся в гостинице (к тому времени у меня был приличный список привокзальных гостиниц с адресами и телефонами), вечером гуляем по городу, а с утра едем в аэропорт. Так мы всё и сделали.

В гостинице Ланга мы собрали сумку и, пока Света готовилась, я на велосипеде сгонял в «Лиддль» и затарился дешёвым Мартини (всего-то по 4 евро за литровую бутылку), воздушными конфетами и фруктами. Отмечать удачный план мы начали уже в поезде. Благодаря забастовке – или позднему времени – народу почти не было, и мы отрывались по полной: висели на поручнях сидений, бегали по вагону, фотографировались, в общем, вели себя непринуждённо. В Аугсбурге во время ожидания пересадки на другой поезд мы вышли в город в поисках магазина с сувенирами. Вечерняя привокзальная площадь была полна заснеженными велосипедами: усталыми стаями они понуро стояли под фонарями. Мы купили сувениры и, чуть не опоздав на поезд, тронулись в Мюнхен…

Около 8 вечера мы оказались в столице Баварии и сразу же отправились в перспективную гостиницу с самой маленькой ценой номера. Но оказалось, что за одноместный номер за двух человек они хотят 80 евро вместо заявленных сорока. Я уговаривал негра на рецепшене и так, и этак – ничего не помогло. Таким вот меркантильным кю оказался этот мюнхенский негр. Пришлось брать ноги в руки и бежать по району в поисках других предложений, которые, к счастью, не замедлили найтись. В итоге мы остановились в пенсионе «Локарно» за 60 евро прямо напротив бокового выхода из вокзала. Комната, правда, была маленькой и угловой, удобства на этаже, зато в остальном нас всё устраивало. Побросав вещи, мы побежали в Хофбройхаус и около 10 вечера, наконец, попали в вожделенное заведение. Нас снова встретили невообразимые шум и гвалт. Какое-то время ушло на поиск свободных мест, затем на то, чтобы подозвать официанта. Зато потом, когда нам принесли пиво, сосиски и крендели, стало очень весело. Настроения добавлял и оркестр, и сувениры, которые мы купили в местном магазинчике, и всё новые и новые подносимые кружки. За нашим столом напротив сидел какой-то фотограф, внешне похожий на Петржелу, а слева отрывалась испанская компания. «Петржела» что-то втолковывал нам, помогая себе руками (наверняка, пытался объяснить, куда лучше ставить Ширла), но мы слабо понимали его, слушая только из вежливости. А горячие испанцы разбавляли свой темперамент вместительными кружками пенного напитка, хохоча и сверкая чёрными очами на своём конце стола. Ну и, как обычно, нам испортили пару снимков – сначала в кадр нахально влезла официантка, а потом - в самый последний момент - и совсем незнакомая полная девушка. Традиция у них такая, хотя привыкнуть к ней очень тяжело. Хочется выругаться, но нельзя – культура мешает! Света сфотографировалась с музыкантами из оркестра и на фоне барной стойки. Один музыкант не сразу заметил, что Света подсела на свободный стульчик рядом; тогда второй насильно рукой развернул его к ней и так держал, пока я фотографировал. Очень довольные проведённым вечером, мы отправились в гостиницу. Не очень трезвый наш путь лежал через площадь Мариенпляц, где Света в эйфории прыгала по брусчатке около фонтана рыб, и, разумеется, мимо памятника Кабану, которому мы не забыли потереть пятачок на счастье. В гостиницу мы вернулись жутко уставшие и сразу завалились спать. Я, правда, успел из последних сил щёлкнуть ночной перекрёсток из окна, получилось удачно.

Утром мы празднично позавтракали Мартини и фруктами в номере. Затем за рекордные 10 минут успели собраться, выписаться из пенсиона и спуститься в метро. В аэропорт добрались без приключений, в магазине на 2-м ярусе докупили недостающие сувениры, и Света улетела в Россию. Я, конечно же, расстроенный тем, что Света уехала, добрался до вокзала и на выходе из метро сфотографировал оранжевую станцию метро MarienPlatz, так ей приглянувшуюся.

На привокзальной улице я приостановился ненадолго послушать весёлых музыкантов, которые на пару выводили бодрую мелодию. Люди с интересом останавливались послушать, некоторые бросали деньги в приготовленную ёмкость; я же двинулся дальше.

На перроне вокзала я снова окунулся в малоприятную атмосферу всеобщей отмены поездов. У райзецентрума висело суровое объявление о забастовке, «streiks» по-немецки. Толпа – кто мрачно, кто весело - наблюдала за табло, где бегущей строкой сообщалось о всё новых снятых с расписания поездах. Погода была не майская (табло находится на улице), и я начал замерзать. К счастью – и моему немалому удивлению – работники железной дороги не забыли о своих клиентах, и у табло вскоре появились раздатчики бесплатной еды и горячих напитков. Встав в одну из трёх коротких очередей (никакого ажиотажа с попыткой урвать больше халявы, разумеется, не наблюдалось), я получил свой стакан кофе и сухой паёк. После этой скромной, но такой приятной трапезы я, проанализировав свои ощущения, повторил манёвр и получил 2-ю порцию кофе и еды. «Отличная затея», - подумал я, - «заботиться о своей репутации, невзирая на забастовку». Ожидая поезд, я зашёл в вокзал и мне встретился забавный персонаж – с иголочки одетый старичок в цветном галстуке и шляпе над копной седых волос, не обращая ни на кого внимания, деловито шёл походкой Чарли Чаплина к выходу. Образ дополняли клетчатая сумка и стильный зонтик. Я успел обогнать его и снять спереди. Вылитый Док из фильма «Назад в будущее»!..

Через час подошёл мой поезд. В этот раз из-за отмены составов, впервые на пути из Мюнхена в Нюрнберг, мне пришлось ехать стоя примерно половину пути, а это без малого полтора часа! Поездка напомнила то, как я добирался в институт в 123-м автобусе в часы пик. В Ингольштадте, к счастью, вышло большое количество попутчиков, и мне удалось сесть. Я не покидал удобного кресла до самого Нюрнберга, где пришлось покинуть поезд для пересадки на поезд в Эрланген. В это время позвонила Света и сообщила, что успешно долетела. Также она добавила, что после Германии ждать электрички в Химках по соседству с задорно бьющей о перрон бутылки российской шпаной выше её сил. Я помог ей морально – а как ещё можно помочь на расстоянии в тысячи километров - и погрузился в поезд. Вскоре я оказался в гостинице у Ланга…


Часть 5.
Моё пятое посещение Мюнхена произошло в конце ноября на пути в Зальцбург (мы ездили вдвоём с Витей) и удостоилось включения в отдельный отчёт. Замечу только, что и в этот раз я побывал в Хофбройхаусе – там очень приятно проводить время. Да и пиво неплохое, чего скрывать! Пора, пора бы им уже выдать мне карту постоянного клиента и ключ от персональной ячейки…

На обратном пути на подходе к Мариенпляц нам встретился уличный музыкант, но не такой, как все остальные. Его инструментом была не какая-нибудь банальная скрипочка или гитара, а настоящий рояль! Сидя в белой куртке рядом с парой серебристых львов перед толпой слушателей, он вдохновенно исполнял классические произведения. Недалеко, как водится, стояло ведёрко для денег. Я снял игру пианиста на видео, после чего продолжил путь к вокзалу…


Часть 6.
Как я уже говорил, во время моей первой командировки в Мюнхен мы достигли договорённости с Ральфом Гроттманном о повторной встрече. Дело упиралось только в наличие его свободного времени и в согласие моих боссов в Эрлангене – ведь именно их подразделение оплачивало поездку. С согласием боссов проблем никаких не возникло – мистер Фухс был только «за», а вот свободного времени Гроттманна ждать пришлось больше месяца. Наконец, дата второй командировки была согласована, билеты на inter city express выкуплены и 14 декабря около 8 часов утра я выехал из дома на велосипеде (в костюме и галстуке) в направлении хауптбанхофа. Оставив «железного коня» на бесплатной стоянке на привязи, я вышел на платформу и сел в подъехавший экспресс. Мне даже не потребовалось пересаживаться в Нюрнберге – таким удобным оказался рейс в это время. В пути я прикидывал, что и как буду говорить Гроттманну, шлифовал в голове свои предложения «Сименс», чтобы от командировки был настоящий толк. Эти поездки были не чета просиживанию штанов в отделе разработок скоростных поездов - здесь была хоть какая-то близость к области моей профессиональной деятельности и возможность извлечь выгоду как для себя лично, так и для предприятия.

С вокзала Мюнхена я, имея около часа в запасе, отправился на главную пешеходную улицу Нойхаузер – посмотреть, что там нового. Рядом с древними воротами работал каток, в праздничных ларьках разливали пунш и глювайн, а фигуры белых медведей в чёрных очках приглашали всех желающих прокатиться на коньках. Времени кататься у меня не было, и я отправился в аптеку за зубной пастой. Я хотел приобрести «Лакалют», потому что в Эрлангене ни в одной аптеке её не оказалось. Хотя это и немецкая паста, аптекари, как один, удивлённо качали головами в ответ на мои расспросы. В Мюнхене история повторилась, и продавщица предложила мне альтернативу – «Elmex sensitive». “Is it good toothpaste?”- спросил я её. «Yes, very good.”- ответила аптекарша. Пришлось купить тюбик на пробу. Выйдя из аптеки, я транзитом через магазин сувениров вышел во двор двуглавого Собора Богоматери и cфотографировал его снизу. Он с трудом помешался в кадр, поэтому я оставил только самую верхушку башен с часами и куполами. На соседней улице на фоне оригинала в торговых рядах была установлена его уменьшенная копия. В ларьках шла бойкая торговля рождественскими сувенирами.

…Вторая встреча с Ральфом Гроттманном прошла более плодотворно с точки зрения результатов, чем первая. Снова полдня мы провели в комнате с проектором, я рассказывал о своей работе и проблемах, а он выдавал идеи, чем «Сименс» мог бы помочь. После окончания диалога Ральф сказал, что теперь ему стала намного более понятна суть нашей деятельности и наши трудности. Он так увлёкся, что договорился до того, что будет очень здорово устраивать соревнования между заводами ТМК по умению эффективно работать на рынке. В конце квартала он предлагал победителю чуть ли не переходящее красное знамя вручать. Ну, а помогать эффективно работать будут, по его словам, инструменты «Сименс» – специальное программное обеспечение и идеи. Это звучало заманчиво и вполне осуществимо – но только в части инструментов «Сименс», остальное же выглядело слишком фантастическим. После моей презентации Ральф устроил свою, немного приоткрыв ноу-хау «Сименс» по прогнозированию цен на энергорынках Германии, однако, понимал я не всё. На экране мелькало обилие математических формул и графиков. Ральф вдохновенно рассказывал о своей любимой теме, но на особо нудных моментах меня клонило в сон, и я с трудом удерживал заинтересованное выражение лица. Однако, сотрудничество с «Сименс» в принципе может состояться – с этой мыслью согласны были мы оба. Я пообещал Ральфу приложить все усилия для лоббирования его предложения у себя на заводе, уточнив, что смогу лишь предложить идею руководству, а уж принять решение о сотрудничестве – не в моих силах. Ральф всё понял правильно. На этой оптимистичной ноте мы и расстались, пожелав друг другу удачи.

У меня оставалось ещё 3 часа до отхода поезда и одно нерешённое дело. Я хотел, наконец, увидеть «Альянц-Арену» – стадион, на котором играет «Бавария». Примерно через час я уже поднимался на эскалаторе из станции метро Фрётманнинг. К тому времени уже стемнело и, выйдя из подземки, я сразу увидел знаменитый стадион – «Альянц-Арена» загадочно светилась синим цветом. Вся она снаружи состоит из полупрозрачных панелей, которые способны светиться тремя цветами. За панелями находятся офисы, служебные помещения и трибуны, а уж дальше – поле с изумрудной травой, по которой бегают весёлые футболисты. Когда стадион пуст, цвет меняется раз в 20 минут. Когда играет «Бавария», стадион окрашен в красные цвета, когда гостей принимает команда «TSV-1860», арена становится синей. Когда она становится белой, то играет бундестим - сборная Германии. Возможно, белой она также бывает, когда производится уборка после матчей – как символ чистоты, например.



Фотографировать синий цвет арены около метро было неудобно – расстояние было велико для качественного снимка, и требовалось подойти поближе. Казалось, что «Альянц-Арена» рядом, но вышло, что пешком до неё идти около 15 минут – причём в кромешной темноте, выбирая из множества змеящихся дорожек нужную. Пока я шёл, синий цвет сменился белым – арена с тихим шелестом за какие-то 5 секунд полностью «перекрасилась». Поэтому, когда я нашёл точку, с которой было удобно снимать (чтобы получить качественный кадр в темноте, требуется найти точку опоры для фотоаппарата), мне достались фотографии только белого стадиона. Оставшиеся 20 минут до следующего переключения я провёл, бродя по окрестностям. Одет я был довольно легко, а пространство перед ареной продувалось всеми ветрами, поэтому пришлось и побегать, и поискать укрытие от ветра. Повсюду на поверхности были видны большие «кротовые норы» - входы для болельщиков, как в метро. Над каждым входом имелась табличка, поясняющая, на какой сектор приведёт подземный ход. Благодаря этой системе на Арене в дни матчей не бывает такой давки, как у нас на стадионах. На близлежащем холме крутилась ветряная электростанция, вырабатывая электричество для арены.

В Мюнхене уже лежал снег, морозило, и я с трудом дождался, когда арена поменяет свой цвет на красный. Сняв её в нескольких ракурсах, я был вынужден тронуться в обратный путь, не дождавшись переключения на синий. Через полчаса у меня был поезд в Эрланген, а до вокзала ещё надо было добраться. Войдя в помещение станции минут через десять, я не сразу спустился вниз (станция метро здесь конечная, и было видно, что поезда ещё нет), а наблюдал за ареной, надеясь, что она всё-таки успеет переключиться на нужный цвет, и я сниму её хоть издали. Мне казалось, что в синем она особенно хороша; к тому же было жаль уезжать, не сфотографировав всех её оттенков. Однако, поезд подошёл раньше, и я отправился на вокзал, коря себя за то, что не снял синюю Арену по пути к ней, когда только приехал. А в Хофбройхаус в тот день я так и не попал – еле-еле успел на поезд в Нюрнберг.

…Вернувшись в Россию, через пару недель после прибытия я зашёл на сайт «Альянц-арены», чтобы скачать фотографии в синем цвете, но оказалось, что раздел с фото высокого качества защищён паролем. Тогда я нашёл адрес администрации стадиона и написал по-английски жалостливое письмо. Я рассказал, что сам из России, в декабре был около Вашего замечательного стадиона, но на улице было так холодно, так холодно, что я замёрз в ожидании переключения цвета. И – главное – что жить без этих фотографий теперь просто не могу. В ответ, примерно через день, мне пришло письмо с паролем. Так я стал обладателем официальной фотографии «Альянц-Арены» синего цвета.
Ещё пару раз я был в Мюнхене проездом, когда мы с Витей ездили в Италию (это случилось на следующий день после посещения стадиона) и обратно – наш поезд романтично назывался «Мюнхен - Венеция», но в те разы мы в город вообще не выходили, ограничившись пребыванием внутри вокзала.

Напоследок скажу, что очень и очень много достопримечательностей Мюнхена я ещё не осмотрел. Там огромное количество музеев, выставок, сооружений, парков и картинных галерей. Например, было бы здорово увидеть Олимпийский стадион, выстроенный для Олимпиады 1976 года. Или побывать в музее игрушек. Или в знаменитом Английском парке. Или в музее BMW. Или на матче «Баварии».



Или …

В общем, туда есть за чем возвращаться!

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет