П. М. Деревянко (главный редактор), О. А. Ржешевский (заместитель главного редактора), Л. Б. Валев, А. А. Горегляд, И. И. Жигалов, С. П. Козырев, А. Ф. Рыжаков, В. И. Салов, В. А. Секистов, В. Т. Фомин



жүктеу 9.72 Mb.
бет14/37
Дата13.09.2018
өлшемі9.72 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   37
Глава одиннадцатая. Цели и планы фашистской агрессии против СССР
1. Цели агрессии фашистской Германии против Советского Союза
Страна Советов являлась для германского империализма главным препятствием на пути к установлению мирового господства. Германский фашизм, выступая в роли ударного кулака международной реакции, в войне против СССР стремился к уничтожению советского общественного строя, а не только к захвату его территории, то есть преследовал классовые цели. В этом состояло коренное отличие войны фашистской Германии против СССР от войн, которые она вела против капиталистических стран.
Уничтожением первого в мире социалистического государства — главной силы общественного прогресса — гитлеровцы рассчитывали нанести смертельный удар международному рабочему и национально-освободительному движению, повернуть вспять социальное развитие человечества. Гитлер признавался М. Борману, что целью всей его жизни и смыслом существования национал-социализма являлось уничтожение большевизма{628}.
Война против СССР рассматривалась фашистами как особая война, в которой они делали ставку на физическое истребление большинства советских людей — носителей марксистско-ленинской идеологии. На совещании руководящего состава вермахта 30 марта 1941 г. глава фашистского государства, как свидетельствует дневник начальника генерального штаба сухопутных войск, резюмировал: «Речь идет о борьбе на уничтожение... На Востоке сама жестокость — благо для будущего»{629}. Нацистское руководство требовало беспощадно уничтожать не только бойцов Советской Армии, но и гражданское население СССР.
Документы фашистского рейха свидетельствуют, что Советское государство подлежало расчленению и полной ликвидации. На его территории предполагалось образовать четыре рейхскомиссариата — германские колониальные провинции: «Остланд», «Украина», «Москва» и «Кавказ», — управление которыми должно было осуществляться специальным «восточным министерством» во главе с А. Розенбергом{630}.
По «Инструкции об особых областях», подписанной начальником штаба верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршалом В. Кейтелем, высшим представителем вооруженных сил на территории [227] рейхскомиссариатов назначался командующий оккупационными вооруженными силами. Он наделялся диктаторскими полномочиями.
О преступных целях немецких империалистов по отношению к народам Восточной Европы, и особенно к народам Страны Советов, убедительно говорят так называемый генеральный план «Ост», директива «Об особой подсудности в районе «Барбаросса» и особых мероприятиях войск», указания об отношении к советским военнопленным и другие документы.
Хотя в подлиннике генеральный план «Ост» до сих пор не найден, имевшиеся в распоряжении Нюрнбергского военного трибунала материалы дают о нем ясное представление{631}. Этим планом предусматривалась колонизация Советского Союза и стран Восточной Европы, уничтожение миллионов людей, превращение в рабов рейха оставшихся в живых русских, украинцев, белорусов, а также поляков, чехов и других народов Восточной Европы. Планировалось выселить в течение 30 лет 65 процентов населения Западной Украины, 75 процентов населения Белоруссии, 80 — 85 процентов поляков с территории Польши, значительную часть населения Латвии, Литвы и Эстонии — всего около 31 млн. человек. Позднее германское руководство увеличило число лиц, подлежавших выселению из Восточной Европы, до 46 — 51 млн. человек. Намечалось на «освободившиеся» земли переселить 10 млн. немцев, а оставшихся местных жителей (по расчетам гитлеровцев, около 14 млн. человек) постепенно «онемечить»{632}.
На захваченной территории Советского Союза гитлеровцы предусматривали уничтожение высших и средних школ. Они полагали, что образование порабощенных народов должно быть самым элементарным — достаточно человеку уметь расписаться и считать самое большее до 500. Главная цель обучения, по их мнению, состояла в том, чтобы внушить советскому населению необходимость беспрекословного подчинения немцам{633}.
Фашистские захватчики намеревались «разгромить русских как народ, разобщить их». При этом вершители «восточной политики» планировали разделить территорию Советского Союза, «населяемую русскими, на различные политические районы с собственными органами управления» и «обеспечить в каждом из них обособленное национальное развитие»{634}. Генеральным планом «Ост» намечалось истребление русской интеллигенции как носителя культуры народа, его научных и технических знаний, а также искусственное сокращение рождаемости.
Программой массового уничтожения советских людей явилась директива «Об особой подсудности в районе «Барбаросса» и особых мероприятиях войск», подписанная начальником штаба верховного главнокомандования вермахта 13 мая 1941 г. Она снимала ответственность с солдат и офицеров вермахта за будущие преступления на захваченной территории СССР, требуя быть безжалостными к советским гражданам, осуществлять массовые репрессии и расстреливать на месте без суда всех, кто окажет хотя бы малейшее сопротивление или будет сочувствовать партизанам.
Для советских людей, оказавшихся в плену, предписывалось создавать режим нечеловеческих условий и террора: устраивать лагеря под [228] открытым небом, огородив их только колючей проволокой; заключенных использовать лишь на тяжелых, изнурительных работах и содержать на полуголодном пайке, а при попытке к бегству — без предупреждения расстреливать.
Звериный облик фашизма раскрывает «Инструкция об обращении с политическими комиссарами» от 6 июня 1941 г., которая требовала истреблять всех политработников Советской Армии{635}.
Таким образом, фашистская Германия готовилась уничтожить Страну Советов, превратить ее в свою колонию, истребить большинство советских людей, а оставшихся в живых превратить в рабов.
Экономические цели агрессии включали в себя ограбление Советского государства, истощение его материальных ресурсов, использование общественного и личного достояния советского народа для нужд «третьего рейха». «Согласно приказам фюрера, — гласила одна из директив немецко-фашистского командования, — необходимо принять все меры к немедленному и полному использованию оккупированных областей в интересах Германии... Получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти — такова главная экономическая цель кампании»{636}.
Инициаторами экономического ограбления СССР были германские военно-промышленные концерны, приведшие Гитлера к власти. Конкретные предложения и директивные указания по использованию экономических ресурсов СССР в течение войны разрабатывало управление военной экономики и вооружений, входившее в ОКБ. Это управление возглавлял генерал пехоты Г. Томас — член наблюдательного совета концернов Геринга и Бергман-Борзига и член совета вооружений, куда входили такие представители германских монополий, как Ценген, Фёглер, Пенсген{637}.
В ноябре 1940 г. управление Томаса начало разработку предложений об использовании экономических ресурсов для нужд вермахта уже в первые месяцы войны против СССР на всей его европейской части вплоть до Уральских гор. В предложениях отмечалось, что необходимо воспрепятствовать уничтожению Советской Армией при отступлении запасов продовольствия, сырья и промышленных товаров, разрушению заводов оборонной промышленности, шахт и железнодорожных магистралей. Особое внимание обращалось на важность захвата кавказского нефтеносного района. Овладение Кавказом, а также районом устья Волги предлагалось включить в число важнейших задач восточной кампании{638}.
С целью получения и изучения подробных данных о советской военной промышленности, об источниках сырья и топлива в управлении Томаса в, начале 1941 г. был образован отдел военно-хозяйственного штаба специального назначения под условным наименованием «Ольденбург»{639}. Для верховного командования и промышленных кругов Германии управление Томаса составило справку, содержавшую оценку экономического и военного потенциала Советского Союза по состоянию на март 1941 г. К ней прилагалась картотека с перечислением важнейших заводов СССР{640}. На основе этих и других документов велась разработка планов экономического ограбления захваченных территорий Советского Союза.
12 февраля 1941 г. под председательством Геринга состоялось совещание по «восточному вопросу», на котором разъяснялись цели экономического [229] ограбления СССР. «Высшей целью всех мероприятий, проводимых на востоке, — говорил на этом совещании Геринг, — должно быть укрепление военного потенциала рейха. Задача состоит в том, чтобы изъять из новых восточных районов самое большое количество сельскохозяйственных продуктов, сырья, рабочей силы»{641}.
29 апреля 1941 г. гитлеровское руководство уточнило функции штаба «Ольденбург» и расширило его структуру. С началом военных действий против Советского Союза на штаб возлагалось руководство экономикой оккупированной территории СССР. Штабу на местах подчинялись 5 хозяйственных инспекций, 23 хозяйственные команды и 12 их филиалов. В тылу каждой из групп армий должна была действовать хозяйственная инспекция, задачей которой являлось «экономическое использование» данной территории.
Организационные структуры штаба «Ольденбург», хозяйственных инспекций и команд были тождественны. В каждом звене учреждались: «группа М», которая отвечала за снабжение и вооружение войск и за организацию перевозок; «группа Л», ведавшая вопросами продовольственного снабжения и сельского хозяйства; «группа В», отвечавшая за состояние торговли и промышленности, а также занимавшаяся лесным хозяйством, финансовыми и банковскими проблемами, обменом товарами и распределением рабочей силы{642}.
Штаб «Ольденбург» разработал инструкции и директивы по руководству экономикой оккупированных областей СССР. Эти документы были сведены в так называемую «Зеленую папку»{643}. В них подробно излагались цели и последовательность экономического ограбления Советского Союза. В документах «Зеленой папки» предусматривался немедленный вывоз в Германию запасов ценного сырья (платины, магнезита, каучука и др.) и оборудования. Другие важные виды сырья должны были сохраняться до того момента, пока «идущие вслед за войсками хозяйственные команды не решат, будет это сырье переработано в оккупированных областях или вывезено в Германию»{644}. Большинство советских промышленных предприятий, выпускавших мирную продукцию, планировалось уничтожить. Какую отрасль промышленного производства надлежало сохранить, восстановить или организовать вновь в оккупированных областях СССР, фашистское руководство определяло, исходя только из нужд германской военной машины{645}.
Гитлеровские захватчики рассчитывали обеспечивать продовольствием свои вооруженные силы за счет ограбления оккупированных районов СССР, что обрекало местное население на голодную смерть. «Несомненно, — говорилось на одном из совещаний по экономическим вопросам 2 мая 1941 г., — если мы сумеем выкачать из страны все, что нам необходимо, то десятки миллионов людей умрут голодной смертью»{646}.
Военные цели агрессии фашистской Германии против СССР состояли в том, чтобы еще до окончания войны с Англией в ходе скоротечной летней кампании разгромить Советские Вооруженные Силы и оккупировать большую часть европейской территории Советского Союза до Волги и Северной Двины. Достижение этих целей представляло собой центральное звено фашистских планов завоевания мирового господства. Геополитическая теория К. Гаусхофера, являвшаяся одной из основ фашистской [230] идеологии и германской военной доктрины, гласила: тот, кто владеет Восточной Европой от Эльбы до Волги, тот владеет всей Европой и в конечном счете всем миром{647}.
Политические, экономические и военные цели Германии в войне против СССР были тесно связаны между собой и отражали совокупные интересы германских монополий, фашистского руководства и командования вермахта.
2. Разработка германских стратегических планов войны против СССР
Планирование германской агрессии против Советского Союза началось задолго до войны. Еще в середине 30-х годов, как можно судить по документам, политическое и военное руководство Германии в решении ряда внутренних вопросов исходило из варианта «А», под которым подразумевалась война против СССР. В то время гитлеровское командование уже накапливало сведения о Советской Армии, изучало основные операционные направления восточной кампании и намечало возможные варианты военных действий.
Начавшаяся война против Польши, а затем кампании в Северной и Западной Европе временно переключили германскую штабную мысль на другие проблемы. Но и в это время подготовка войны против СССР не уходила из поля зрения гитлеровцев. Планирование войны, конкретное и всестороннее, германский генеральный штаб возобновил после разгрома Франции, когда, по мнению фашистского руководства, был обеспечен тыл будущей войны и в распоряжении Германии оказалось достаточно ресурсов для ее ведения.
Уже 25 июня 1940 г., на третий день после подписания перемирия в Компьене, обсуждался вариант «ударная сила на Востоке»{648}. 28 июня рассматривались «новые задачи». 30 июня Гальдер записал в служебном дневнике: «Основное внимание — на Восток»{649}.
21 июля 1940 г. главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. Браухич получил приказ — начать разработку детального плана войны на востоке.
Стратегические взгляды на ведение войны против СССР у гитлеровского руководства складывались постепенно и уточнялись во всех подробностях в высших военных инстанциях: в штабе верховного главнокомандования вермахта, в генеральных штабах сухопутных войск, военно-воздушных сил и в штабе военно-морского флота.
22 июля Браухич поручил начальнику генерального штаба сухопутных войск Гальдеру всесторонне продумать различные варианты, «касающиеся операции против России».
Гальдер энергично взялся за выполнение полученного приказа. Он был убежден, что «наступление, предпринятое из района сосредоточения в Восточной Пруссии и северной части Польши в общем направлении на Москву, будет иметь наибольшие шансы на успех»{650}. Преимущество этого стратегического замысла Гальдер видел в том, что кроме прямой угрозы, создаваемой Москве, наступление с этих направлений ставит в невыгодное положение советские войска на Украине, принуждая их вести оборонительные сражения фронтом, повернутым на север.
Для конкретной разработки плана восточного похода к генеральному штабу сухопутных войск был прикомандирован начальник [231] штаба 18-й армии генерал Э. Маркс, считавшийся знатоком Советского Союза и пользовавшийся особым доверием Гитлера. 29 июля Гальдер подробно проинформировал его о существе намечаемой кампании против России, и генерал незамедлительно приступил к ее планированию.
Эта стадия разработки замысла вторжения в Советский Союз завершилась 31 июля 1940 г. В этот день в Бергхофе состоялось совещание руководящего состава вооруженных сил фашистской Германии, на котором были уточнены цели и замысел войны, намечены ее сроки. Выступая на совещании, Гитлер обосновывал необходимость военного разгрома Советского Союза стремлением завоевать господство в Европе. «В соответствии с этим... — заявил он, — Россия должна быть ликвидирована. Срок — весна 1941 года»{651}.
Фашистское военное руководство рассматривало этот срок нападения на СССР как наиболее благоприятный, рассчитывая, что к весне 1941 г. Советские Вооруженные Силы не успеют закончить реорганизацию и не будут готовы отразить вторжение. Продолжительность войны против СССР определялась в несколько недель. Завершить ее намечалось к осени 1941 года.
Предполагалось нанести по Советскому Союзу два мощных удара: южный — на Киев и в излучину Днепра с глубоким обходом района Одессы и северный — через Прибалтику на Москву. Кроме того, предусматривались проведение на юге самостоятельных операций по захвату Баку, а на севере — удар немецких войск, сконцентрированных в Норвегии, в направлении Мурманска.
Гитлеровское руководство, готовясь к войне с Советским Союзом, придавало огромное значение политической и оперативно-стратегической маскировке агрессии. Предполагалось провести серию крупных мероприятий, которые должны были создать впечатление о приготовлениях вермахта к операциям в Гибралтаре, Северной Африке и Англии. О замысле и плане войны против СССР знал весьма ограниченный круг лиц.
На совещании в Бергхофе 31 июля было принято решение выяснить, будут ли союзниками в войне против СССР Финляндия и Турция. Чтобы втянуть эти страны в войну, намечалось отдать им некоторые территории Советского Союза после успешного завершения кампании. Тут же были рассмотрены соображения об урегулировании венгерско-румынских отношений и гарантиях Румынии{652}.
1 августа Гальдер снова обсуждал с генералом Марксом план войны против СССР и уже 5 августа получил первый вариант этого плана.
По оценке фашистского руководства, Советская Армия к августу 1940 г. располагала 151 стрелковой и 32 кавалерийскими дивизиями, 38 механизированными бригадами, из которых 119 дивизий и 28 бригад находились на западе и были разделены Полесьем примерно на равные части; резервы располагались в районе Москвы. К весне 1941 г. увеличения Советских Вооруженных Сил не ожидалось. Предполагалось, что Советский Союз будет вести оборонительные действия вдоль всей западной границы, за исключением советско-румынского участка, где ожидался переход Советской Армии в наступление с целью захвата румынских нефтепромыслов. Считалось, что советские войска не будут уклоняться от решительных сражений в приграничных районах, не смогут сразу отойти в глубь своей территории и повторить маневр русской армии 1812 г.{653}.
Исходя из этой оценки, гитлеровское командование намечало главный удар сухопутных сил нанести из Северной Польши и Восточной [232] Пруссии в направлении на Москву. Поскольку сосредоточение немецких войск в Румынии в это время было невозможно, южное направление не принималось в расчет. Был исключен и маневр севернее московского направления, который удлинял коммуникации войск и в конечном счете выводил их в труднопроходимую лесистую область северо-западнее Москвы.
Главной группировке ставилась задача уничтожить основные силы Советской Армии на западном направлении, овладеть Москвой и северной частью Советского Союза; в дальнейшем — повернуть фронт на юг, чтобы во взаимодействии с южной группировкой занять Украину. В итоге предполагалось выйти на рубеж Ростов, Горький, Архангельск.
Для нанесения главного удара намечалось создать группу армий «Север» из трех армий (всего 68 дивизий, из них 15 танковых и 2 моторизованные). Северный фланг ударной группировки должен был прикрываться одной из армий, которой на первом этапе предстояло, перейдя в наступление, форсировать Западную Двину в нижнем ее течении и продвигаться в направлении Псков, Ленинград.
Вспомогательный удар мыслилось нанести к югу от Припятских болот группой армий «Юг» в составе двух армий (всего 35 дивизий, в том числе 5 танковых и 6 моторизованных) с целью захвата Киева и переправ, на Днепре в его среднем течении. В резерв главного командования сухопутных войск выделялось 44 дивизии, которым надлежало продвигаться, за группой армий «Север»{654}.
Военно-воздушным силам Германии ставилась задача уничтожить советскую авиацию, завоевать господство в воздухе, нарушить железнодорожные и автодорожные перевозки, воспрепятствовать сосредоточению советских сухопутных войск в лесных районах, поддерживать немецкие подвижные соединения атаками пикирующих бомбардировщиков, готовить и осуществлять воздушно-десантные операции и обеспечить прикрытие с воздуха скоплений немецких войск и транспорта.
Военно-морскому флоту предстояло нейтрализовать советский флот на Балтийском море, охранять транспорты с железной рудой, идущие из Швеции, и обеспечить морские перевозки на Балтике для снабжения действующих немецких соединений.
Наиболее благоприятным временем года для ведения войны против Советского Союза считался период с середины мая до середины октября{655}.
Главная идея плана войны против СССР в этом варианте сводилась к проведению операций на двух стратегических направлениях, врезавшихся в территорию клиньями, которые перерастали затем, после форсирования Днепра, в гигантские клещи для охвата советских войск в центральных районах страны.
В плане выявились серьезные просчеты. Как заключило немецко-фашистское командование, план в этом варианте недооценивал силу сопротивления Советской Армии в приграничной зоне и, кроме того, был трудно осуществим из-за сложности намеченного маневра и его обеспечения. Поэтому гитлеровское руководство сочло необходимым улучшить первый вариант плана войны против СССР. Разработка его была продолжена в генеральном штабе сухопутных войск под руководством генерал-лейтенанта Ф. Паулюса, и параллельно — в штабе оперативного руководства верховного главнокомандования, начальником которого был генерал артиллерии А. Йодль.
К 15 сентября 1940 г. начальник группы штаба ОКВ подполковник Б. Лоссберг представил генералу Йодлю новый вариант плана войны против [233] СССР. Многие идеи Лоссберг заимствовал из плана ОКХ: предлагались те же формы стратегического маневра — нанесение мощных рассекающих ударов с последующим расчленением, окружением и уничтожением в гигантских котлах войск Советской Армии, выход на рубеж нижнее течение Дона и Волги (от Сталинграда до Горького), далее Северная Двина (до Архангельска){656}.
Новый вариант плана войны против СССР имел особенности. Он допускал возможность организованного отхода советских войск с западных оборонительных рубежей в глубь страны и нанесение контрударов по растянувшимся в ходе наступления немецким группировкам. Считалось, что наиболее благоприятная обстановка для успешного завершения похода против СССР сложится в том случае, если советские войска основными своими силами окажут упорное сопротивление в приграничной зоне. Предполагалось, что при таком развитии событий немецкие объединения за счет своего превосходства в силах, средствах и маневренности легко нанесут поражение войскам Советской Армии в приграничных районах, после которого советское командование не сможет организовать планомерного отступления своих вооруженных сил{657}.
По проекту Лоссберга планировалось вести боевые действия на трех стратегических направлениях: киевском (украинском), московском и ленинградском. На каждом из них намечалось развернуть: от сухопутных войск — группу армий и от военно-воздушных сил — воздушный флот. Предполагалось, что главный удар нанесет южная группа армий (так она «была названа в проекте) из района Варшавы и Юго-Восточной Пруссии в общем направлении Минск, Москва. Ей придавалась основная масса танковых и моторизованных соединений. «Южная группа армий, — говорилось в проекте, — перейдя в наступление, направит главный удар в промежуток между Днепром и Двиной против русских сил в районе Минска, а затем поведет наступление на Москву». Северная группа армий должна была наступать из Восточной Пруссии через нижнее течение Западной Двины в общем направлении на Ленинград. Предполагалось, что в ходе наступления южная группа армий сможет в зависимости от обстановки на какое-то время повернуть часть своих сил с рубежа восточнее Западной Двины на север, чтобы не допустить отступления Советской Армии на восток.
Для ведения операций южнее Припятских болот Лоссберг предлагал сосредоточить третью группу армий, боевой состав которой был бы равен трети немецких войск, предназначенных для действий севернее Полесья. Этой группе ставилась задача в ходе двойного охватывающего удара (из района Люблина и с рубежа севернее устья Дуная) разгромить войска Советской Армии на юге и захватить Украину{658}.
К войне против СССР привлекались союзники Германии — Финляндия и Румыния. Финские войска вместе с немецкими, переброшенными из Норвегии, должны были образовать отдельную оперативную группу и наступать частью сил на Мурманск, а основными силами — севернее Ладожского озера — на Ленинград. Румынской армии предстояло прикрывать действовавшие с территории Румынии немецкие войска{659}.
Германские ВВС по проекту Лоссберга обеспечивали подавление та уничтожение советской авиации на аэродромах, поддержку с воздуха наступления немецких войск на избранных стратегических направлениях. В проекте учитывалось, что характер прибрежной полосы Балтийского моря исключает применение крупных немецких надводных сил против [234] советского Балтийского флота. Поэтому германскому военно-морскому флоту ставились ограниченные задачи: обеспечить охрану собственной прибрежной полосы и закрыть выходы советским кораблям в Балтийское море. При этом подчеркивалось, что угроза немецким коммуникациям в Балтийском море со стороны советского надводного и подводного флота «будет устранена только в том случае, если русские военно-морские базы, включая Ленинград, будут захвачены в ходе сухопутных операций. Тогда для снабжения северного крыла можно будет использовать и морской путь. Раньше на надежную связь морем между портами Балтики и Финляндией рассчитывать невозможно»{660}.
Вариант плана войны, предложенный Лоссбергом, неоднократно уточнялся. Возникали и новые разработки, пока в середине ноября 1940 г. ОКХ не представил детального плана войны, первоначально получившего условное наименование «Отто». 19 ноября Гальдер доложил его главнокомандующему сухопутными войсками Браухичу. Тот не внес в него каких-либо существенных изменений. План предусматривал создание трех групп армий — «Север», «Центр» и «Юг», которые должны были наступать на Ленинград, Москву и Киев. Основное внимание уделялось московскому направлению, где сосредоточивались главные силы{661}.
5 декабря план «Отто» был представлен Гитлеру. Фюрер одобрил его, подчеркнув при этом, что важно воспрепятствовать планомерному отходу советских войск и добиться полного уничтожения военного потенциала СССР. Гитлер потребовал так вести войну, чтобы уничтожить максимальное количество сил Советской Армии еще в приграничных районах. Он дал указание предусмотреть окружение советских войск в Прибалтике. Группе армий «Юг», по словам Гитлера, следовало начать наступление несколько позже, чем группам армий «Центр» и «Север». Завершить кампанию намечалось до наступления зимних холодов. «Я не повторю ошибки Наполеона. Когда пойду на Москву, — заявил самоуверенный фюрер, — я выступлю достаточно рано, чтобы достичь ее до зимы».
По плану «Отто» с 29 ноября по 7 декабря под руководством генерала Паулюса была проведена военная игра. 13 и 14 декабря 1940 г. в штабе ОКХ состоялась дискуссия, которая, по словам Гальдера, способствовала выработке единой точки зрения на основные вопросы ведения войны против СССР. Участники дискуссии пришли к выводу, что для разгрома Советского Союза потребуется не более 8 — 10 недель{662}.
3. План «Барбаросса»
Вечером 18 декабря 1940 г. Гитлер подписал директиву на развертывание военных действий против СССР, которая получила порядковый номер 21 и условное наименование вариант «Барбаросса» (Fall «Barbarossa»){663}. Она была изготовлена лишь в девяти экземплярах, из которых три вручили главнокомандующим видами вооруженных сил (сухопутных войск, ВВС и ВМФ), а шесть были закрыты в сейфах ОКБ{664}.
Директива № 21 излагала лишь общий замысел и исходные указания о ведении войны против СССР и не представляла собой законченного плана войны. План войны против СССР — это целый комплекс политических, [235] экономических и стратегических мероприятий гитлеровского руководства. Помимо директивы № 21 план включал в себя директивы и распоряжения верховного главнокомандования и главных командований видов вооруженных сил по стратегическому сосредоточению и развертыванию, материально-техническому обеспечению, подготовке театра военных действий, маскировке, дезинформации и другие документы.
Среди этих документов особо важной была директива по стратегическому сосредоточению и развертыванию сухопутных войск от 31 января 1941 г. Она конкретизировала и уточняла задачи и способы действий вооруженных сил, изложенные в директиве № 21.
Планом «Барбаросса» предусматривался разгром Советского Союза в ходе одной кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии. Главными стратегическими объектами были признаны Ленинград, Москва, Центральный промышленный район и Донецкий бассейн. Особое место в плане отводилось Москве. Предполагалось, что ее захват будет иметь решающее значение для победоносного исхода всей войны. «Конечной целью операции, — говорилось в директиве № 21, — является создание защитного барьера против азиатской России по общей линии Волга — Архангельск. Таким образом, в случае необходимости последний индустриальный район, оставшийся у русских на Урале, можно будет парализовать с помощью авиации»{665}.
Для разгрома Советского Союза планировалось использовать все сухопутные силы Германии, исключая лишь соединения и части, необходимые для несения оккупационной службы в порабощенных странах. Германским ВВС ставилась задача «высвободить такие силы для поддержки сухопутных войск при проведении восточной кампании, чтобы можно было рассчитывать на быстрое завершение наземных операций и вместе с тем ограничить до минимума разрушение восточных областей Германии вражеской авиацией»{666}. Для боевых действий на море против трех советских флотов — Северного, Балтийского и Черноморского — предусматривалось выделить значительную часть боевых кораблей германского ВМФ и военно-морских сил Финляндии и Румынии.
По плану «Барбаросса» для нападения на СССР выделялось 152 дивизии (в том числе 19 танковых и 14 моторизованных) и 2 бригады. Сателлиты Германии выставляли 29 пехотных дивизий и 16 бригад. Таким образом, если принять две бригады за одну дивизию, всего выделялось 190 дивизий. Кроме того, к войне против СССР привлекались две трети имевшихся в Германии ВВС и значительные силы флота.
Сухопутные войска, предназначенные для нападения на Советский Союз, сводились в три группы армий: «Юг» — 11, 17 и 6-я полевые армии и 1-я танковая группа; «Центр» — 4-я и 9-я полевые армии, 2-я и 3-я танковые группы; «Север» — 16-я и 18-я полевые армии и 4-я танковая группа. 2-я отдельная полевая армия оставалась в резерве ОКХ, армия «Норвегия» получила задачу действовать самостоятельно на мурманском и кандалакшском направлениях.
План «Барбаросса» содержал несколько уточненную оценку Вооруженных Сил СССР. Согласно немецким данным, к началу германского вторжения (на 20 июня 1941 г.) в Советских Вооруженных Силах имелось 170 стрелковых, 33,5 кавалерийских дивизий и 46 механизированных и танковых бригад. Из них, как полагало фашистское командование, 118 стрелковых, 20 кавалерийских дивизий и 40 бригад дислоцировались в западных приграничных округах, 27 стрелковых, 5,5 кавалерийских дивизий и 1 бригада — на остальной европейской части СССР, а 33 дивизии [236] и 5 бригад — на Дальнем Востоке. Предполагалось, что советская авиация насчитывает 8 тыс. боевых самолетов (в том числе около 1100 современных), из которых 6 тыс. находилось в европейской части СССР{667}.
Немецко-фашистское командование серьезно ошибалось в определении количества и дислокации советских войск. В действительности только в западных приграничных округах находилось 170 дивизий и 2 бригады Советской Армии{668}. Особенно большой просчет был допущен гитлеровцами в определении численности советских войск, дислоцировавшихся во внутренних округах.
Гитлеровское командование предполагало, что советские войска, развернутые на западе, используют для обороны полевые укрепления на новой и старой государственных границах, а также многочисленные водные преграды, вступят в бой крупными соединениями западнее рек Днепр и Западная Двина. При этом советское командование будет стремиться удержать авиационные и морские базы в Прибалтике, а южным крылом
фронта опираться на побережье Черного моря. «При неблагоприятном развитии операций южнее и севернее Припятских болот, — отмечалось в плане «Барбаросса», — русские будут пытаться остановить немецкое наступление на линии рек Днепр, Западная Двина.
При попытках ликвидации немецких прорывов, а также при возможных попытках отвести находящиеся под угрозой войска на линию Днепр, Западная Двина следует считаться с возможностью наступательных действий со стороны крупных русских соединений с использованием танков»{669}.
Согласно плану «Барбаросса» крупные танковые и моторизованные
силы, используя массированную поддержку авиации, должны были нанести стремительный удар на большую глубину севернее и южнее Припятских болот, прорвать оборону главных сил Советской Армии, предположительно сосредоточенных в западной части СССР, и уничтожить разобщенные группировки советских войск{670}.
Севернее Припятских болот планировалось наступление двух групп армий: «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Ф. Бок) и «Север»{командующий генерал-фельдмаршал В. Лееб).
Группа армий «Центр» наносила главный удар и должна была, сосредоточивая основные усилия на флангах, где развертывались 2-я и 3-я танковые группы, осуществить глубокий прорыв этими объединениями севернее и южнее Минска, выйти в район Смоленска, намеченный для соединения танковых групп. Предполагалось, что с выходом танковых соединений в район Смоленска будут созданы предпосылки для уничтожения полевыми армиями советских войск, оставшихся между Белостоком и Минском. В последующем, по достижении основными силами рубежа Рославль, Смоленск, Витебск, группе армий «Центр» предстояло действовать в зависимости от обстановки, складывающейся на ее левом крыле. Если соседу слева не удастся быстро разгромить обороняющиеся перед ним войска, группа армий должна была повернуть танковые соединения на север, а наступление в восточном направлении на Москву развивать полевыми армиями. Если же группа армий «Север» сможет осуществить разгром войск Советской Армии в своей полосе наступления, группе армий «Центр» надлежало немедленно нанести удар на Москву{671}. [237]
Группа армий «Север» получила задачу, наступая из Восточной Пруссии, нанести главный удар в направлении Даугавпилс, Ленинград, уничтожить оборонявшиеся в Прибалтике войска Советской Армии и, захватив порты на Балтийском море, включая Ленинград и Кронштадт, лишить советский Балтийский флот его баз. Если же этой группе армий окажется не под силу разгром группировки советских войск в Прибалтике, ей на помощь должны были прийти подвижные войска группы армий «Центр», финская армия и переброшенные из Норвегии соединения. Усиленной таким образом группе армий «Север» предстояло добиться уничтожения противостоящих ей советских войск. По замыслу немецко-фашистского командования, операция усиленной группы армий «Север» обеспечивала группе армий «Центр» свободу маневра для захвата Москвы и решение оперативно-стратегических задач во взаимодействии с группой армий «Юг»{672}.
Южнее Припятских болот планировалось наступление группы армий «Юг» (командующий генерал-фельдмаршал Г. Рундштедт). Она наносила один сильный удар из района Люблина в общем направлении на Киев и далее на юг вдоль излучины Днепра. В результате удара, в котором главную роль должны были сыграть мощные танковые соединения, она должна была отрезать советские войска, находившиеся в Западной Украине, от их коммуникаций на Днепре, захватить переправы через Днепр в районе Киева и южнее его. Этим она обеспечивала свободу маневра для развития наступления в восточном направлении во взаимодействии с войсками, продвигавшимися севернее, или для наступления на юг Советского Союза с целью захвата важных экономических районов{673}.
Войска правого крыла группы армий «Юг» (11-я армия) должны были, создавая ложное впечатление о развертывании крупных сил на территории Румынии, сковать противостоящие войска Советской Армии, а в дальнейшем, по мере развития наступления на советско-германском фронте, препятствовать организованному отходу советских соединений за Днестр.
В плане «Барбаросса» намечалось использовать принципы боевых действий, оправдавшие себя в польской и западноевропейской кампаниях. Однако подчеркивалось, что в отличие от действий на Западе наступление против советских войск необходимо вести одновременно на всем фронте: как на направлении главных ударов, так и на второстепенных участках. «Только таким образом, — говорилось в директиве от 31 января 1941 г., — можно будет воспрепятствовать своевременному отходу боеспособных сил противника и уничтожить их западнее линии Днепр, Двина»{674}.
План «Барбаросса» учитывал возможность активного противодействия советской авиации наступлению немецких сухопутных войск. Германским ВВС ставилась задача с самого начала боевых действий подавить советские ВВС и поддерживать наступление сухопутных сил на направлениях главных ударов. Для решения этих задач на первом этапе войны предусматривалось использование почти всей немецкой авиации, выделенной для действий против Советского Союза. Удары по тыловым промышленным центрам СССР планировалось начать только после того, как войска Советской Армии будут разгромлены в Белоруссии, Прибалтике и на Украине.
Наступление войск группы армий «Центр» намечалось поддержать 2-м воздушным флотом, «Юг» — 4-м воздушным флотом, «Север» — 1-м воздушным флотом. [238]
Военно-морской флот фашистской Германии должен был нести оборону своего побережья и не допустить прорыва кораблей советского Военно-Морского Флота из Балтийского моря. При этом предусматривалось избегать крупных морских операций до овладения сухопутными войсками Ленинградом как последней военно-морской базой советского Балтийского флота. В дальнейшем перед военно-морскими силами фашистской Германии ставились задачи обеспечить свободу плавания по Балтийскому морю и снабжение войск северного крыла сухопутных сил{675}.
Нападение на СССР намечалось осуществить 15 мая 1941 г.
Таким образом, согласно плану «Барбаросса» ближайшей стратегической целью гитлеровцев в войне против СССР был разгром войск Советской Армии в Прибалтике, Белоруссии и на Правобережной Украине. Последующая цель заключалась в том, чтобы на севере овладеть Ленинградом, в центре — Центральным промышленным районом и столицей Советского Союза, на юге — как можно быстрее захватить всю Украину и Донецкий бассейн. Конечной целью восточной кампании являлся выход немецко-фашистских войск на Волгу и Северную Двину.
3 февраля 1941 г. на совещании в Берхтесгадене Гитлер в присутствии Кейтеля и Йодля заслушал подробный доклад Браухича и Гальдера о плане войны против СССР. Фюрер одобрил доклад и заверил генералов, что план будет успешно выполнен: «Когда начнется осуществление плана «Барбаросса», мир затаит дыхание и замрет»{676}.
Вооруженные силы Румынии, Венгрии и Финляндии — союзников фашистской Германии — должны были получить конкретные задачи непосредственно перед началом войны.
Использование румынских войск определялось планом «Мюнхен», разработанным командованием германских войск в Румынии. В середине июня этот план был доведен до сведения румынского руководства. 20 июня румынский диктатор Антонеску отдал на его основе приказ вооруженным силам Румынии, в котором излагались задачи румынских войск.
Румынские сухопутные силы до начала боевых действий должны были прикрывать сосредоточение и развертывание немецких войск в Румынии, а с началом войны сковать группировку советских войск, располагавшуюся по границе с Румынией. С отходом советских войск с рубежа реки Прут, который, как полагали, последует в результате наступления немецкой группы армий «Юг», румынским войскам надлежало перейти к энергичному преследованию частей Советской Армии. Если бы советским войскам удалось удержать свои позиции по реке Прут, румынским соединениям предстояло осуществить прорыв советской обороны на участке Цуцора, Новый Бедраж.
Задачи финским и немецким войскам, развертывавшимся в Северной и Центральной Финляндии, были определены директивой ОКБ от 7 апреля 1941 г. и объявлены оперативными директивами финского генерального штаба, а также директивой командующего армией «Норвегия» от 20 апреля. Директива ОКБ предусматривала, что вооруженные силы Финляндии до наступления гитлеровских войск должны были прикрыть развертывание германских соединений в Финляндии, а с переходом вермахта в наступление — сковать советские группировки на карельском и петрозаводском направлениях. С выходом группы армий «Север» на рубеж реки Луга финским войскам предстояло перейти в решительное наступление на Карельском перешейке, а также между Онежским и Ладожским озерами, [239] чтобы соединиться с немецкими армиями на реке Свирь и в районе Ленинграда{677}.
Немецким войскам, развернутым на территории Финляндии, согласно директиве командующего армией «Норвегия» ставилась задача наступать двумя группировками (каждая состояла из усиленного корпуса): одной — на Мурманск, другой — на Кандалакшу. Южная группировка, прорвав оборону, должна была выйти к Белому морю в районе Кандалакши и затем наступать вдоль Мурманской железной дороги на север, чтобы во взаимодействии с северной группировкой уничтожить советские войска, находившиеся на Кольском полуострове, и захватить Мурманск и Полярное. Авиационное обеспечение финских и немецких войск, наступавших из Финляндии, возлагалось на 5-й воздушный флот Германии и ВВС Финляндии.
В конце апреля политическое и военное руководство фашистской Германии окончательно установило дату нападения на СССР: воскресенье, 22 июня 1941 г. Перенесение сроков с мая на июнь было вызвано необходимостью передислоцировать к границам СССР силы, участвовавшие в агрессии против Югославии и Греции.
Готовя войну против СССР, гитлеровское руководство наметило крупные мероприятия по перестройке своих вооруженных сил. Они касались в первую очередь сухопутных войск. Планировалось довести количество дивизий действующей армии до 180 и увеличить армию резерва. К началу войны против СССР вермахт, включая армию резерва и войска СС, должен был иметь около 250 полностью укомплектованных дивизий{678}.
Особое внимание обращалось на усиление подвижных войск. Намечалось развернуть 20 танковых дивизий вместо имевшихся 10 и повысить уровень моторизации пехоты. С этой целью предусматривалось дополнительно выделить на производство военных грузовиков, вездеходов и бронемашин 130 тыс. тонн стали за счет флота и авиации{679}.
Большие изменения планировались в производстве вооружений. Согласно намеченной программе важнейшей задачей стал выпуск новейших образцов танков и противотанковой артиллерии. Предусматривалось .и значительное увеличение производства самолетов тех конструкций, которые выдержали испытания в ходе боев на Западе.
Огромное значение придавалось подготовке театра военных действий. В директиве от 9 августа 1940 г., получившей условное наименование «Ауфбау Ост» («Строительство на Востоке»), намечались перевод с запада на восток баз снабжения, строительство в восточных районах новых железных и шоссейных дорог, полигонов, казарм и т. д., расширение и усовершенствование аэродромов, сети связи.
В приготовлениях к агрессии против СССР гитлеровское руководство отвело важнейшее место обеспечению внезапности нападения и скрытности проведения каждого мероприятия подготовительного характера, ^касалось ли оно перестройки экономики, стратегического планирования, подготовки театра военных действий или развертывания вооруженных сил и т. п. Все документы, связанные с планированием войны на Востоке, готовились с соблюдением особой секретности. К их разработке допускался предельно узкий круг лиц. Сосредоточение и оперативное развертывание войск намечалось осуществлять с соблюдением всех мер маскировки. Однако гитлеровское руководство понимало, что невозможно полностью скрыть сосредоточение и развертывание у советских границ многомиллионной [240] армии с огромным количеством современной боевой техники. Поэтому оно прибегло к широко задуманной политической и оперативно-стратегической маскировке готовящейся агрессии, признав задачей номер один введение правительства Советского Союза и командования Советской Армии в заблуждение о плане, масштабах и времени начала агрессии.
В разработке мероприятий по маскировке сосредоточения войск вермахта на востоке принимали участие как органы оперативно-стратегического руководства, так и абвер (разведка и контрразведка). Абвер разработал директиву, подписанную 6 сентября 1940 г. Йодлем, в которой конкретно излагались цели и задачи дезинформации{680}. Указания о скрытности приготовлений к агрессии содержала и директива № 21 — вариант «Барбаросса». Но, пожалуй, наиболее полно вероломную тактику гитлеровцев раскрывает директива по дезинформации противника, изданная ОКБ 15 февраля 1941 г. «Цель дезинформации заключается в том, — указывалось в директиве, — чтобы скрыть подготовку к операции «Барбаросса». Эта главная цель и должна лечь в основу всех мероприятий по дезинформации противника»{681}. Маскировочные мероприятия планировалось осуществить в два этапа. Первый этап — приблизительно до середины апреля 1941 г. — включал маскировку общих военных приготовлений, не связанных с массовой перегруппировкой войск. Второй — с апреля по июнь 1941 г. — маскировку сосредоточения и оперативного развертывания войск у границ СССР.
На первом этапе предусматривалось создать ложное представление относительно истинных намерений немецкого командования, используя различного рода приготовления к вторжению в Англию, а также к операциям «Марита» (против Греции) и «Зонненблюме» (в Северной Африке). Первоначальное развертывание войск для нападения на СССР планировалось проводить под видом обычных для армии перемещений. При этом ставились задачи создать впечатление, что центр концентрации вооруженных сил находится на юге Польши, в Чехословакии и Австрии и что скопление войск на севере сравнительно невелико.
На втором этапе, когда, как отмечалось в директиве, скрыть подготовку к нападению на Советский Союз станет уже невозможно, сосредоточение и развертывание сил для восточной кампании планировалось представить в виде ложных мероприятий, проводимых якобы с целью отвлечения внимания от намеченного вторжения в Англию. Этот отвлекающий маневр гитлеровское командование выдавало за «величайший в истории войн»{682}.
Фашистская клика добивалась того, чтобы сохранить у личного состава своих вооруженных сил впечатление, будто подготовка к высадке в Англию продолжается, но в новой форме; выделенные для этой цели войска отводятся в тыл до определенного момента. «Необходимо, — говорилось в директиве, — как можно дольше держать в заблуждении относительно действительных планов даже те войска, которые предназначены для действий непосредственно на востоке»{683}.
Важное значение придавалось, в частности, распространению дезинформационных сведений о несуществующих авиадесантных корпусах, предназначавшихся якобы для вторжения в Англию. О предстоящей высадке на Британские острова должны были свидетельствовать такие факты, [241] как прикомандирование к войсковым частям переводчиков с английского языка, выпуск новых английских топографических карт, справочников и т. п. Среди офицеров группы армий «Юг» распространялись слухи, что германские войска якобы будут переброшены в Иран для ведения войны за захват английских колоний.
Директива ОКБ по дезинформации противника указывала, что, чем больше будет сосредоточено сил на востоке, тем больше усилий необходимо прилагать, чтобы держать общественное мнение в заблуждении относительно германских планов{684}.
В указаниях начальника штаба ОКБ от 9 марта рекомендовалось представлять развертывание вермахта на востоке и как оборонительные мероприятия по обеспечению тыла Германии на время высадки в Англии и операций на Балканах{685}.
Гитлеровское руководство было настолько уверено в успешном осуществлении плана «Барбаросса», что примерно с весны 1941 г. приступило к детальной разработке дальнейших замыслов завоевания мирового господства. В служебном дневнике верховного главнокомандования немецко-фашистских вооруженных сил за 17 февраля 1941 г. было изложено требование Гитлера о том, что «после окончания восточной кампании необходимо предусмотреть захват Афганистана и организацию наступления на Индию»{686}. Исходя из этих указаний, штаб ОКБ начал планирование операций вермахта на будущее. Эти операции намечалось провести поздней осенью 1941 г. и зимой 1941/42 г. Замысел их был изложен в проекте директивы № 32 «Подготовка к периоду после осуществления плана «Барбаросса», разосланном сухопутным войскам, ВВС и ВМС 11 июня 1941 г.{687}.
Проект предусматривал, что после разгрома Советских Вооруженных Сил вермахту предстоит захват английских колониальных владений и некоторых независимых стран в бассейне Средиземного моря, Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, вторжение на Британские острова, развертывание военных действий против Америки. Гитлеровские стратеги рассчитывали уже с осени 1941 г. приступить к завоеванию Ирана, Ирака, Египта, района Суэцкого канала, а затем и Индии, где планировалось соединиться с японскими войсками. Немецко-фашистское руководство надеялось, присоединив к Германии Испанию и Португалию, быстро захватить Гибралтар, отрезать Англию от ее сырьевых источников и предпринять осаду островов. Разработка директивы № 32 и других документов свидетельствует, что после разгрома СССР и решения «английской проблемы» гитлеровцы намеревались в союзе с Японией «устранить влияние англосаксов в Северной Америке». Захват Канады и Соединенных Штатов Америки предполагалось осуществить, произведя высадку крупных морских десантов с баз в Гренландии, Исландии, на Азорских островах и в Бразилии — на восточное побережье Северной Америки и с Алеутских и Гавайских островов — на западное{688}. В апреле — июне 1941 г. эти вопросы неоднократно обсуждались в высших штабах германских вооруженных сил.
Таким образом, немецко-фашистское руководство еще до агрессии против СССР наметило далеко идущие планы завоевания мирового господства. Ключевые позиции для их осуществления, как представлялось гитлеровским заправилам, давал поход против СССР. [242]
* * *
В отличие от подготовки кампаний против Польши, Франции и балканских государств война против СССР готовилась гитлеровским командованием с особой тщательностью и в течение более длительного времени.
План войны против СССР ставил решительные цели, носившие ярко выраженный классовый характер. В его основе лежала идея ведения войны на уничтожение с неограниченным применением самых жестоких методов вооруженного насилия.
План «Барбаросса» был тщательно разработан. Однако его создатели оказались не в состоянии верно оценить силу и прочность советского общественного и государственного строя. Они исходили из преувеличения политических, экономических и военных возможностей блока фашистских государств и недооценки мощи СССР — его экономического и военного потенциала, морального духа советского народа и боеспособности его Вооруженных Сил.
Агрессия против СССР по плану «Барбаросса» намечалась как скоротечная кампания, конечную цель которой — разгром Советских Вооруженных Сил и уничтожение Советского Союза — предполагалось достигнуть уже осенью 1941 г.
Боевые действия вооруженных сил мыслилось вести в форме блицкрига. При этом наступление основных стратегических группировок представлялось в виде непрерывного продвижения в быстрых темпах. Короткие паузы допускались лишь для перегруппировок войск и подтягивания отстающих тылов. Возможность остановить наступление из-за сопротивления Советской Армии исключалась. Чрезмерная уверенность в непогрешимости своих замыслов и планов загипнотизировала фашистский генералитет. Гитлеровская военная машина набирала разгон для завоевания победы, которая руководителям «третьего рейха» казалась легкой и близкой. [243]


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   37


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет