П. М. Деревянко (главный редактор), О. А. Ржешевский (заместитель главного редактора), Л. Б. Валев, А. А. Горегляд, И. И. Жигалов, С. П. Козырев, А. Ф. Рыжаков, В. И. Салов, В. А. Секистов, В. Т. Фомин



жүктеу 9.72 Mb.
бет4/37
Дата13.09.2018
өлшемі9.72 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37
Глава третья. Развертывание вооруженной борьбы на море
1. Оперативно-стратегическая обстановка на океанско-морских театрах
После того как Франция и Англия объявили войну Германии, вооруженная борьба между империалистическими державами распространилась на океанско-морские театры: Северное и Норвежское моря и Атлантический океан, через которые вступившие в войну страны осуществляли торгово-экономические связи.
К этому времени более трех четвертей мирового судоходства приходилось на Атлантический океан.
Основными направлениями трансатлантического судоходства являлись: североатлантическое — из Западной Европы (главным образом из Англии) к восточному побережью США и Канады (по удельному весу перевозок — 65 — 70 процентов), южно-атлантическое — из Англии вокруг Африки с ответвлением на Гибралтар и в Средиземное море (20 — 21 процент). Имелись и менее насыщенные направления: из Европы в страны Карибского моря и Южной Америки, из США в Гибралтар и другие.
В северной и центральной частях Атлантического театра сходились морские пути, связывавшие Великобританию, США, страны Южной Америки, Средиземноморья, Азии, Африки и Австралию. Важнейшими узлами коммуникаций являлись западные, юго-западные и южные подходы к Великобритании (включая Ла-Манш), район Гибралтара, подход к северо-восточному и восточному побережью США и район Карибского моря с Панамским каналом{97}.
Большое значение для Великобритании имели морские перевозки между ее портами в прибрежных водах.
Англия на протяжении столетий строила свою экономику и стратегию на использовании ресурсов обширной колониальной империи и в огромной, если не в решающей, степени зависела от ввоза морем промышленного сырья и продовольствия. Перед войной она ввозила 75 процентов потребляемой нефти, 95 процентов меди, 99 процентов свинца, 88 процентов железной руды, 93 процента алюминия, 81 процент никеля, 80 процентов олова, 85 процентов марганца, 91 процент каучука, 89 процентов пшеницы, 84 процента мяса, 93 процента масла и т. д.{98}. В страну ежегодно ввозилось морем более 68 млн. тонн грузов{99}. Выступая как крупный [51] торговец и посредник в мировой торговле, она обладала торговым флотом около 21 млн. тонн{100} (31,8 процента мирового тоннажа). Ежедневно в море находилось в среднем 2500 судов{101}. Общая протяженность морских коммуникаций Англии превышала 80 тыс. миль. Обеспечение их безопасности в случае войны составляло основу всей, системы обороны Британской империи.
В несколько меньшей, но все же значительной степени зависела от океанско-морских сообщений союзница Англии — Франция. Ее экономику во многом обеспечивали колонии, в первую очередь африканские, и торговый обмен через море со странами Западной Европы, Канадой и США. Тоннаж морского флота Франции составлял 2746 тыс. тонн (4,5 процента мирового тоннажа){102}. Большое значение имел импорт и для Германии. Из общего количества ввозимых грузов, достигавшего 56,5 млн. тонн, более половины — 29 млн. тонн — доставлялось по морю{103}. В частности, из Скандинавии вывозилось не менее 40 процентов всей потребляемой железной руды, которая летом транспортировалась в Германию из Лулео — шведского порта на Балтийском море, а зимой, когда замерзал Ботнический залив, — по железной дороге в норвежский порт Нарвик и оттуда морем вдоль норвежского побережья. Кроме руды из Швеции и Финляндии в Германию ввозилось значительное количество лесоматериалов; некоторые виды сырья (каучук, олово и др.) доставлялись из стран Азии и Южной Америки.
Рассматривая проблему судоходства в будущей войне, немецко-фашистское командование еще в мае 1939 г. отмечало: «В случае войны с Англией, помимо отдельных прорывов блокады, мы не можем рассчитывать на торговлю с другими государствами, в связи с этим задачи защиты торгового судоходства ограничатся главным образом Балтикой и прибрежными водами Северного моря»{104}.
К 1 сентября 1939 г. в составе торгового флота Германии числились суда общим тоннажем 4 492 708 тонн (около 7 процентов мирового тоннажа). Из этого количества 198 судов тоннажем 829 568 тонн, то есть около 20 процентов, к началу войны находилось в иностранных портах{105}.
Таким образом, воюющие стороны в различной мере зависели от состояния коммуникаций и снабжения метрополий. Это во многом определяло стратегию и характер борьбы на морях и океанах.
Фактором стратегической важности являлось соотношение сил на море между англо-французским и немецким флотами.
Как видно из таблицы 4, англо-французский флот обладал огромным превосходством над немецким, хотя значение этого превосходства снижалось из-за того, что Англия и Франция вынуждены были защищать слишком разветвленные морские коммуникации, базируя отдельные группировки флота не только на порты метрополии, но и Средиземного моря, Индийского и Тихого океанов, то есть распылять свои силы. Однако и при этом английское и французское командования имели возможность противопоставить любой группировке немецкого флота более мощные соединения.
Английский флот имел в своем составе больше линкоров и линейных крейсеров, чем флоты всех других воюющих стран, вместе взятые. Это расценивалось как показатель огромной боевой мощи и способности флота обеспечить господство на морских театрах. [52]
Таблица 4. Соотношение сил военно-морских флотов союзников и Германии на 1 сентября 1939 г.




Страны

Классы кораблей


Англия

Франция

Германия


Соотношение сил союзников и Германии

Линкоры и линейные крейсеры

15

7

2{~1}

11 : 1

Авианосцы

7

1



8 : 0

Крейсеры

64

19

11{~2}

7,6 : 1

Эсминцы

184

32

22

9,8 : 1

Миноносцы



38

15

2,5 : 1

Подводные лодки

58{~3}

77

57

2,4 : 1

{~1}Без учета двух устаревших линкоров.
{~2}Включая три так называемых «карманных» линкора: «Адмирал граф Шпее», «Дойчланд» и «Адмирал Шеер». По своим тактико-техническим данным они были ближе к тяжелым крейсерам.
{~3}Кроме того, в стадии постройки находились 24 подводные лодки.
Большинство кораблей этих классов было построено еще в годы первой мировой войны или после ее окончания, два спущены на воду в 1925 г. и лишь два линкора — накануне войны. Однако ввиду того что их вооружение составляла мощная артиллерия (калибром 356 — 406 мм), они считались становым хребтом флота. «Если мы внимательно ознакомимся с боевой подготовкой и военной мыслью периода между двумя войнами, — пишет английский историк С. Роскилл, — мы увидим, что и то и другое было направлено исключительно на противоборство надводных кораблей и даже защита торговых коммуникаций рассматривалась лишь с точки зрения действий против надводных кораблей»{106}.
Английское адмиралтейство, недооценивая роль подводного флота, уделяло мало внимания легким силам, способным вести борьбу с подводными лодками. Еще в 1937 г. оно заявило консультативному совету по защите судоходства: «Подводный флот никогда больше не сможет поставить перед нами те же проблемы, что и в 1917 г.»{107}. Это мнение, несомненно, было порождено переоценкой эффективности системы конвоев в первой мировой войне{108} и некоторых успехов в разработке многообещавшего средства обнаружения подводных лодок в подводном положении — гидролокатора (прибор «асдик»{109}).
Ядром французского флота, как и английского, являлись крупные надводные корабли с мощным артиллерийским вооружением. Многие из линкоров и линейных крейсеров были спущены на воду в 1911 — 1913 гг., два — в 1935 — 1936 гг. и один — в 1939 г. Силы флота, предназначенные для борьбы с подводными лодками, были малочисленны. Взгляды командования ВМС Франции на роль различных родов сил флота не отвечали требованиям времени. Как отмечает французский адмирал Баржо, «командование нашего флота ограничивалось изучением первой Мировой войны (1914 — 1918 гг.), в частности Ютландского сражения, что наталкивало [53] на выводы о главенствующей роли боев, проводимых соединениями крупных кораблей. Изучение же возможных форм ведения боевых действий в будущей войне не проводилось... противовоздушная оборона (ПВО) кораблей явно недооценивалась... Что касается средств противолодочной обороны (ПЛО), то они остались почти такими же, как в 1918 г., и подводная война со стороны Германии в 1939 г. застала нас врасплох... В 1939 г. у нас не было ни гидролокатора, который имели англичане, ни других равноценных средств обнаружения»{110}. Морская авиация французского флота насчитывала лишь 350 самолетов{111}.
Руководство фашистской Германии понимало, что способность Англии вести войну в огромной степени зависит от надежности ее океанских и морских коммуникаций. Однако, сосредоточив почти все свое внимание на сухопутном театре военных действий, германское командование не имело возможности вести борьбу на море, прежде всего против Англии, так же широко, как и на суше. Оно считало, что начать морскую войну можно будет примерно в 1943 — 1944 гг. К этому сроку и намечалось выполнить основные мероприятия плана строительства мощного флота (план «Z»). Гитлеровское руководство выделяло на строительство флота лишь около 10 процентов средств, предназначенных для развития вооруженных сил. В военном производстве на строительстве флота было занято около 5 процентов всех рабочих. Из стали, производившейся в Германии, для флота выделялось менее 5 процентов{112}. В результате к сентябрю 1939 г. германский флот еще не был подготовлен к большой войне на море. Главнокомандующий германским флотом Э. Редер в заметках о начале военных действий писал: «Подводные силы слишком слабы, чтобы добиться какого-либо решающего результата в войне... Надводные силы, значительно уступающие (флотам Англии и Франции. — Ред.) в количественном отношении и в боевой мощи, даже действуя с полным напряжением, могут лишь продемонстрировать свое умение храбро идти навстречу гибели»{113}.
Ограниченные возможности германского флота в начале войны многие буржуазные историки объясняют тем, что Гитлер будто бы не понимал значения «морской мощи». Американский историк С. Морисон пишет, что «к счастью для союзников, Гитлер имел слабое представление о большом значении морской мощи и ничтожное понятие о морской стратегии»{114}. Между тем подлинная причина недостаточного внимания гитлеровского руководства к строительству флота состояла в том, что в борьбе за мировое господство оно на первый план выдвинуло цель завоевания господствующего положения на Европейском континенте. По расчетам гитлеровских стратегов, это создавало предпосылки для решающих побед на море сравнительно небольшим флотом.
По своим тактико-техническим характеристикам, уровню боевой выучки личного состава, особенно подводников, организации управления немецкий флот являлся вполне современным. Но во много раз уступавший флотам англо-французской коалиции и мало пополнявшийся новыми кораблями, он не обеспечивал достижения крупных стратегических успехов.
К началу войны обстановка на морских театрах была более выгодной для Англии и Франции, чем для Германии. Удобное географическое [54] положение, свободный выход в океан, а главное — разветвленная система базирования флотов как в метрополии, так и в колониальных владениях позволяли союзникам с успехом вести активные боевые действия против Германии. Силы флота в английской метрополии к началу войны были развернуты в Скапа-Флоу на Оркнейских островах (5 линкоров, 2 линейных крейсера, авианосец, три эскадры — 12 крейсеров, две флотилии эскадренных миноносцев — 17 эсминцев), в Розайте (авианосец и легкие силы), в Портленде (2 линкора, 2 авианосца, 3 крейсера, флотилия эскадренных миноносцев — 7 эсминцев). Значительное количество эсминцев и подводных лодок базировалось в Данди, Блайте, Хамбере, Дувре, Портсмуте. Крупные силы флота несли боевую службу на Средиземном море и на базах в Вест-Индии, Южной Атлантике, Ост-Индии и других.
Корабли французского флота базировались на Средиземном море (Тулон, Бизерта, Оран) и в Бресте. Небольшие по численности силы имели пункты базирования в Шербуре, на Антильских островах, в Марокко. Английский и французский военно-морские флоты имели возможность вести боевые действия на море против фашистской Германии с разных направлений, контролировать выходы из Северного моря через Ла-Манш, Датский пролив и проход между Шотландией и Исландией.
Используя разветвленную систему базирования, военно-морское командование союзников могло осуществлять стратегический маневр крупными корабельными группировками, создавая перевес сил на угрожаемом направлении.
Флот фашистской Германии к началу войны располагал довольно ограниченной системой базирования. Он имел два основных района, из которых его силы могли развертываться для активных боевых действий: район Северного моря — так называемый «мокрый треугольник» (ограниченный островами Боркум, Зильт и Гельголанд) с главной базой в Вильгельмсхафене и район Балтийского моря с военно-морскими базами на его побережье.
Базирование сил военно-морского флота Германии в Северном и Балтийском морях, а также то, что большинство баз находилось в радиусе действия английской бомбардировочной авиации, ограничивали возможность выхода немецких кораблей как в район южных и юго-западных подходов к Британским островам, так и в Атлантику. Это сковывало боевую деятельность германского флота и облегчало противнику борьбу на морских театрах.
2. Боевые действия германского флота
Гитлеровское руководство, начиная боевые действия на море, исходило из разработанных еще в довоенное время оперативно-стратегических положений. Они предусматривали действия против английского судоходства в прибрежной полосе Великобритании — при посредстве мин, поставленных эсминцами, подводными лодками и самолетами; на дальних подступах к Англии — при посредстве подводных лодок; на океанах — при посредстве линкоров и крейсеров, действующих в одиночку или группами, а также вспомогательных крейсеров, замаскированных под торговые суда.
19 августа 1939 г. немецко-фашистское командование начало развертывание подводных лодок в районы западных подходов к Британским островам и в Северном море, у северо-восточного побережья Англии. 21 августа оно направило в Южную Атлантику, к восточному побережью Южной Америки, «карманный» линкор «Адмирал граф Шпее», а 24 августа в Северную Атлантику другой корабль такого же типа — «Дойчланд». [55]
Согласно оперативной директиве от 4 августа 1939 г. им предстояло нарушать судоходство и уничтожать торговые суда противника всеми возможными способами{115}.
31 августа 1939 г. в директиве № 1 перед военно-морским флотом Германии была поставлена общая задача: вести войну против торгового судоходства{116}. Готовясь к ее выполнению, гитлеровское командование еще до начала военных действий развернуло основные силы флота на направлениях наиболее оживленного движения судов и в районах важнейших пересечений морских путей.
Это делалось для того, чтобы иметь в Атлантике силы, готовые немедленно воздействовать на коммуникации союзников, если Англия и Франция объявят войну. Кроме того, заблаговременным выводом сил флота в районы вероятных боевых действий заранее исключалась необходимость преодоления морской блокады, которую мог установить англо-французский флот. При выходе в море немецкие подводные лодки получили указание атаковать английские суда лишь по особому приказу{117}.
Однако 3 сентября в Северной Атлантике, в 200 милях к западу от северного побережья Ирландии, немецкая подводная лодка «U-30» без предупреждения потопила английский лайнер «Атения», который шел без охранения из Ливерпуля в Монреаль с пассажирами на борту.
Потопление «Атении» явилось акцией, противоречившей намерению Гитлера до поры до времени не раздражать Англию, Францию и нейтральные страны. Было сделано заявление о непричастности немецкого флота к этому событию и пущен слух, что «Атения» потоплена самими англичанами. Верховное командование фашистской Германии было вынуждено отдать подводным лодкам приказ вести боевые действия, соблюдая нормы призового права, то есть атаковать без предупреждения только вооруженные или сопровождаемые военными кораблями торговые суда, а остальные останавливать для досмотра и при обнаружении «запрещенных» грузов — топить.
«Карманным» линкорам «Адмирал граф Шпее» и «Дойчланд» предписывалось временно воздержаться от каких-либо действий против судоходства противника и находиться в «районах ожидания». 9 сентября было приказано вообще не задерживать французские торговые суда и при всех обстоятельствах избегать «неприятностей» с Францией{118}.
Ограничения на ведение боевых действий против английских судов существовали до 26 сентября, а против французских они оставались в силе до середины ноября: фашистское командование пыталось таким образом вызвать разногласия между союзниками.
В начале войны боевые действия немецких подводных лодок облегчались тем, что английские и французские торговые суда возвращались в свои порты широким потоком и к тому же не имели вооружения. Несмотря на это, подводные лодки действовали крайне осторожно и, как правило, разрозненно.
23 сентября на совещании в ставке Гитлера адмирал Редер, докладывая, что «первая фаза подводной войны в Атлантике и в Английском канале закончилась»{119}, сообщил, что действия лодок были затруднены [56] политическими ограничениями, а именно запрещением вести боевые действия против судоходства Франции.
К этому времени, по данным немецкого командования, подводные лодки потопили суда общим тоннажем 232 тыс. брт.
Когда в октябре стало ясно, что английское правительство не желает идти на примирение с Германией, действия немецких подводных лодок активизировались. В течение 13 и 14 октября они потопили шесть судов. В ночь на 14 октября подводная лодка «U-47» проникла на внутренний рейд базы английского флота Скапа-Флоу, потопила там линейный корабль «Ройал Оук» и благополучно возвратилась в базу. В эти же дни пять немецких подводных лодок предприняли первую в войне попытку совместной атаки конвоя. Им удалось потопить три судна, потеряв при этом две лодки.
С началом войны боевые действия развернули и другие силы немецкого флота. Эскадренные миноносцы выходили к восточному побережью Англии и ставили минные заграждения на прибрежных фарватерах. Крупные надводные корабли совершили два кратковременных выхода к норвежскому побережью. Авиация произвела несколько налетов на английские корабли в море и на военно-морские базы в Ферт-оф-Форте и в Скапа-Флоу. Опасаясь новых налетов и потерь кораблей, английское адмиралтейство перевело главные силы своего флота в базы на западном побережье, в устье реки Клайд{120}.
В конце октября немецкое военно-морское командование, оценивая результаты борьбы против английского судоходства, вынуждено было отметить, что хотя их «следует признать удовлетворительными в военном отношении, но при данной форме ведения этой борьбы они являются совершенно недостаточными и не могут оказать решающего влияния на исход войны»{121}.
В начале ноября германское командование отозвало из Атлантики для ремонта «карманный» линкор «Дойчланд», переименованный вскоре в «Лютцов».
Корабль «Адмирал граф Шпее» продолжал крейсерство в Южной Атлантике. До начала декабря он потопил 6 судов (27,3 тыс. брт) и один танкер. В декабре им было уничтожено еще 3 судна (21,9 тыс. брт).
Анализ боевых действий на море заставил фашистское руководство произвести переоценку боевых возможностей корабельного состава ВМС и пересмотреть программу строительства флота по плану «Z». Строительство линейных кораблей, за исключением «Бисмарка» и «Тирпица», находившихся в стадии достройки, прекратилось.
Основные усилия сосредоточивались на ускоренном наращивании подводных сил. Если до войны предусматривалась закладка 9 подводных лодок в месяц, то после начала войны военно-морское командование фашистской Германии поставило перед кораблестроительной промышленностью задачу как можно скорее довести эту цифру до 29 единиц. 22 ноября был рассмотрен и утвержден новый план строительства подводных лодок, согласно которому численность этого класса кораблей за вычетом ожидаемых потерь (10 процентов общего числа участвующих в боевых действиях) должна была достигнуть к концу января 1941 г. — 85, к концу апреля — 107, к концу октября — 179, к концу марта 1942 г. — 245, а еще через год — 308 единиц{122}. [57]
Планирование строительства подводных лодок на столь отдаленные сроки и в таких масштабах показывает, что гитлеровское руководство готовилось к расширению войны на море, делая ставку на подводные лодки. Однако в это время главные усилия военной экономики Германии по-прежнему направлялись на обеспечение потребностей армии и военно-воздушных сил. «Ускоренного» строительства подводных лодок так и не получилось.
«Осенью и зимой 1939/40 г., — писал бывший гитлеровский адмирал Ф. Руге, — Редер через короткие промежутки времени снова и снова являлся к нему (к Гитлеру. — Ред.), дабы программа строительства подводных лодок была признана делом первостепенной важности. Тщетно! Несколько раз ему приходилось даже жаловаться на то, что сырье и рабочая сила, предназначенные для текущего строительства подводных лодок, забираются для нужд армии и военно-воздушных сил»{123}.
Тем временем немногочисленные немецкие подводные лодки продолжали разрозненные атаки на одиночные суда и конвои. Изменились тактические приемы использования лодок. В первые месяцы войны лодки, опасаясь самолетов, атаковали одиночные транспорты из подводного положения. Это позволяло английским кораблям обнаруживать их прибором «асдик». К ноябрю гитлеровцы отказались от дневных атак и перешли к ночным атакам из надводного положения. В сентябре 97 процентов общего числа потопленных транспортов были атакованы в светлое время, а в ноябре уже больше половины их было потоплено ночью. Потери немецких подводных лодок в первые месяцы войны составили: в сентябре — 2, в октябре — 5 (из них 2 подорвались на минах), в ноябре — 1, в декабре — 1.
Начало 1940 г. не внесло чего-либо нового в общий характер боевых действий на море. По-прежнему немецкие подводные лодки предпринимали разрозненные атаки против транспортов противника. Причем на 1 января подводных лодок оказалось меньше, чем было к началу войны.
Характерно, что английская разведка намного преувеличивала численность немецких лодок. По оценке морского штаба, к 1 июля 1940 г. их должно было быть 109{124}. В действительности у фашистской Германии в это время было лишь 53 лодки.
Не имея сил для активизации боевых действий на коммуникациях, германское командование пыталось оказать давление на Англию, Францию и нейтральные страны, расширив запретные зоны, в которых суда нейтральных стран подвергались такой же опасности уничтожения без предупреждения, как и суда противника. В конце января было решено увеличить блокадную зону у северо-восточного побережья Шотландии, расширить угрожаемый район на подходах к Бристольскому заливу, включить в запретную зону Ирландское море и объявить опасным новый район в северной части Английского канала (от Дувра до мыса Фламборо-Хед). 26 марта немецко-фашистское командование объявило, что, так как Исландия используется в качестве опорного пункта для судов, идущих в Великобританию, она включается в зону действий немецких кораблей. Таким образом, опасным для плавания стал район всей Северной Атлантики, от французского побережья до юго-восточного побережья Гренландии.
Еще в феврале немецкое командование, готовясь к норвежской операции, начало ставить некоторые лодки на ремонт. В начале марта в Атлантике на подходах к Англии действовало только 5 лодок. К середине марта в этом районе не осталось ни одной немецкой подводной лодки. [58]
Постепенное снижение боевой активности было характерно и для действий немецких надводных кораблей. «Лтотцов», как было уже сказано, в ноябре возвратился в Германию. Линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау», пройдя необнаруженными зону патрулирования английских крейсеров, вышли в район к юго-востоку от Исландии, где 23 ноября потопили английский вспомогательный крейсер «Равалпинди». Но, опасаясь встречи с превосходящими силами британского флота, поспешили отойти в Норвежское море, а затем укрыться в Гельголандской бухте.
13 декабря английский тяжелый крейсер «Эксетер», легкие крейсеры «Аякс» и «Ахиллес» обнаружили в Южной Атлантике «карманный» линкор «Адмирал граф Шпее». Начался бой, в ходе которого корабли обеих сторон получили серьезные повреждения. «Адмирал граф Шпее» укрылся в нейтральном порту Монтевидео, а английские крейсеры блокировали выход из него в океан. 17 декабря командир немецкого рейдера, лишенный возможности пополнить боезапас и отремонтировать корабль, приказал взорвать его на рейде Монтевидео{125}. После этого в Атлантике не осталось ни одного крупного надводного немецкого корабля.
Фашистские эсминцы с 17 октября 1939 г. по 10 февраля 1940 г. под прикрытием крейсеров совершили девять выходов в море, поставив на английских морских путях от устья Темзы на юге до Хамбера на севере 1800 мин. Один из таких выходов состоялся в ночь на 13 декабря 1939 г., когда 5 эскадренных миноносцев под прикрытием крейсеров «Лейпциг», «Нюрнберг» и «Кёльн» поставили мины в устье Тайна. Но на обратном пути отряд немецких кораблей атаковали английские подводные лодки. Они серьезно повредили и вывели из строя «Нюрнберг» — до мая и «Лейпциг» — до декабря 1940 г. Кроме того, в ночь на 23 февраля 1940 г. у голландского побережья немецкие самолеты потопили два своих эсминца, возвращавшиеся в базу после минных постановок у побережья Англии.
В начавшейся войне на море ограниченный характер носили и боевые действия немецкой авиации.
Первоначально немецко-фашистское командование недооценило роль авиации в борьбе на море, в частности значение воздушных ударов по портам, базам, кораблям и транспортам в море.
В это время флот не располагал авиацией. Главнокомандующий немецким флотом имел самолеты лишь в оперативном подчинении — всего 14 эскадрилий авиации берегового базирования (около 150 самолетов). Они предназначались главным образом для разведки. В начале войны флоту было передано еще семь боевых групп самолетов. Но и с таким составом авиации, к тому же остававшимся лишь в оперативном подчинении, командование флота могло решать весьма ограниченные задачи. Основная роль в борьбе против Англии и ее флота отводилась военно-воздушным силам, подчиненным Г. Герингу. Ему приписываются слова: «Моя авиация будет искать английский флот и гонять его вокруг островов из одной бухты в другую до тех пор, пока ему негде будет скрыться»{126}. В директиве верховного главнокомандования вермахта от 31 августа 1939 г. перед авиацией ставились задачи воздействия на морские коммуникации Англии и уничтожения транспортов, отправляемых во Францию. Эти задачи оказались нереальными.
Первую атаку английских кораблей немецкая авиация предприняла только 26 сентября, а первый транспорт был потоплен ею лишь 18 декабря 1939 г. В декабре было уничтожено в общей сложности 10 судов, [59] в январе — 11. Всего с начала войны по март 1940 г. авиация потопила 30 судов, большинство из которых были малого водоизмещения. В это время она не наносила ударов по береговым объектам Англии — портам, базам, предприятиям судостроительной промышленности и т. д. «Страна получила возможность, — констатирует английский историк Дж. Батлер, — перестроить свою экономику на военный лад в соответствии с принятыми планами, без помех со стороны авиации противника»{127}.
Мало приносила успеха вначале и минная война, развернутая немецко-фашистским флотом. Боевое использование минного оружия осложнялось из-за распрей между командованием гитлеровских военно-воздушных и военно-морских сил.
Говоря об использовании немецким командованием минного оружия, адмирал Руге пишет, что в вопросе о применении мин между ВВС и ВМФ не было единства. Первые рассматривали минную войну как собственную задачу; они намеревались начать ее только тогда, когда будет заготовлено достаточно мин для массовой их постановки, то есть не раньше весны 1940 г. Командование флота «не хотело, однако, ожидать так долго и приступило к постановке мин подводными лодками с самого начала войны, а эсминцами — с октября, будучи убеждено, что англичанам понадобится очень много времени, чтобы изобрести средство борьбы с магнитными минами. Военно-воздушные силы не без колебаний, как оказалось обоснованных, последовали его примеру в конце ноября и сбросили незначительное число мин (68!)»{128}.
Во время одного из первых сбрасываний с самолета магнитных мин две из них упали на отмель. Когда их подобрали, английским специалистам удалось разгадать секрет магнитных взрывателей и быстро развернуть работу по созданию средств борьбы с ними.
Таким образом, в боевых операциях против Англии приняли участие подводные лодки, надводные корабли и авиация. Однако вплоть до марта 1940 г. их боевые действия носили ограниченный характер, велись малыми силами, разрозненно.
3. Мероприятия союзников по защите своего судоходства и начало морской блокады Германии
Боевые действия немецкого флота, несмотря на свой ограниченный характер, вызвали серьезную тревогу у английского адмиралтейства и французского морского командования. Они создавали угрозу переброске экспедиционных войск во Францию и, главное, всему союзному судоходству, защита которого являлась важнейшей задачей английского и французского флотов. Причем им приходилось брать под охрану и судоходство нейтральных стран, поддерживавших торговые связи с Великобританией и Францией.
Кроме того, английскому флоту, базировавшемуся на порты метрополии, предстояло самостоятельно или совместно с армией и военно-воздушными силами быть готовым к борьбе с возможными морскими десантами противника, а также к участию в противовоздушной и противоминной обороне и защите военно-морских баз и портов. Важнейшее значение приобретала защита трансатлантических путей. Британское адмиралтейство не имело возможности обеспечить боевыми кораблями охрану и оборону одновременно тысяч судов, совершавших переходы морем. Уже 3 сентября оно дало указание тем из них, которые находились в океане, постараться [60] прибыть в британские или нейтральные порты, избегая обычных маршрутов. Выходы судов из портов Великобритании были временно прекращены. Английский флот начал развертывание для блокады надводных кораблей германского флота, а его легкие силы — патрулирование в районах вероятного нахождения подводных лодок противника
Разрабатывая планы боевого использования флота, английское адмиралтейство в общих чертах согласовывало их с французским военно-морским командованием. Еще до начала войны союзники договорились, что за безопасность судоходства в западной части Средиземного моря ответственность несет французское командование, а в восточной — английское. Это позволило английскому адмиралтейству перевести сюда почти все силы своего Средиземноморского флота без существенного ослабления флота метрополии.
По согласованию с французским командованием была создана оперативная группа флота «Форс де Райд» в составе новейших линейных кораблей «Дюнкерк» и «Страсбург», авианосца, 3 крейсеров и 10 эскадренных миноносцев, которой предстояла борьба с рейдерами противника в восточной части Атлантического океана с базированием этой группы на Брест.
Английское адмиралтейство считало, что гитлеровское командование будет использовать для нарушения коммуникаций главным образом надводные корабли, в том числе «карманные» линкоры и вспомогательные крейсеры-рейдеры. Поэтому развертывание флота проходило в расчете на организацию дальней блокады, аналогичной блокаде периода первой мировой войны. «Английский флот снова приступил к решению тех задач, которые были поставлены перед ним еще в 1918 г. Флот метрополии перебазировался в Скапа-Флоу и вновь начал блокаду так называемого Северного прохода»{129}.
В состав сил, осуществлявших дальнюю блокаду в начале сентября 1939 г., вошли главные силы флота метрополии: линейные корабли «Нельсон», «Родней», линейный крейсер «Рипалс», авианосец «Арк Ройал», крейсеры «Аврора», «Шеффилд» и 10 эскадренных миноносцев. Для поддержки боевых действий этих кораблей было намечено использовать силы, базирующиеся на Розайт и Скапа-Флоу.
Задача перехвата крупных боевых кораблей противника возлагалась и на подводные лодки. Они были развернуты в Гелъголандской бухте и на выходах из пролива Скагеррак.
Начиная с октября 1939 г. английский флот проводил поиск немецких надводных кораблей в различных районах Атлантического океана. Для этого использовалось 8 поисковых групп, в состав которых вошли 3 линкора, 4 авианосца и 15 крейсеров. В эти группы входили и корабли французского флота: 2 линкора, авианосец и 5 крейсеров{130}.
Английское адмиралтейство испытывало серьезные затруднения с организацией защиты судоходства от действий немецких подводных лодок. Надо было резко ограничить выход подводных лодок противника из районов базирования в Атлантику, непрерывно вести их поиск и уничтожение в море и в то же время обеспечивать надежную защиту торговых судов и конвоев. Главные надежды в решении этих задач английское адмиралтейство возлагало на применение «асдика», которым были оснащены эскортные корабли{131}. Однако кораблей, пригодных для борьбы с немецкими подводными лодками, оказалось мало. Когда началась война, в английском флоте имелось лишь 200 надводных кораблей всех типов, [61] вооруженных «асдиками». Но только немногие из них могли быть использованы для конвойной службы: одни были слишком малы для борьбы в открытом океане, другие — необходимы для обороны баз и соединений крупных кораблей{132}.
Английское военно-морское командование нашло выход из создавшегося положения, реквизировав у судовладельцев 1240 судов различных типов. Они спешно переоборудовались для выполнения задач по борьбе с лодками, для противовоздушной и противоминной обороны.
Чтобы затруднить действия немецких подводных лодок и обезопасить движение своих судов по фарватерам, у входа в Бристольский залив, на подступах к устью Темзы и вдоль восточного побережья Англии в сентябре и октябре 1939 г. англичане поставили минные заграждения. В Дуврском проливе был создан минный противолодочный рубеж{133}. На этих заграждениях 8 октября 1939 г. подорвалась и затонула германская подводная лодка «U-12», а 13 октября — «U-40». После этого попытки немецких лодок пройти через пролив прекратились.
С началом войны для поиска и уничтожения подводных лодок противника было организовано патрулирование противолодочных траулеров, корветов, китобойных судов и частично эсминцев в Северном море и в районе западных и северо-западных подходов к Англии. Из-за малых скоростей траулеров и китобойных судов и отсутствия на них гидролокаторов патрулирование результатов не дало и было прекращено.
Чтобы защитить морские сообщения от немецких подводных лодок, 5 сентября была введена система конвоев{134}, оправдавшая себя в первой мировой войне. 7 сентября началось движение конвоев из Англии в США, в Канаду, а 16 сентября — из Галифакса (Канада) в Англию. В октябре система конвоев была введена на всех основных направлениях союзного судоходства и почти полностью освоена.
Частично задачи конвоирования возлагались на французский флот. Он обеспечивал судоходство из Бискайского залива в обход мыса Финистерре (Испания) до Гибралтара и далее вдоль побережья Западной Африки до Дакара и Фритауна. С 12 по 18 октября корабли французского флота участвовали в охранении больших караванов судов на подходах к Бискайскому заливу. С ноября 1939 г. по май 1940 г. французский флот совместно с английским провел 8 конвоев, шедших из Галифакса, и активно действовал во время перехода конвоев из Гибралтара в Англию. На этом направлении французские корабли с октября 1939 г. по май 1940 г. провели 56 конвоев. В их составе прошло около 2100 судов. За тот же период от Гибралтара в порты Бискайского залива было проведено около 200 конвоев, включавших 1532 судна.
Океанские конвои подразделялись на три группы: тихоходные со скоростью хода до 7,5 узла, быстроходные со скоростью 9,5 — 10 узлов и войсковые со скоростью хода 12 — 15 узлов. Кроме того, самостоятельную группу составляли прибрежные (местные) конвои. В случаях особой необходимости формировались конвои специального назначения. Пунктами формирования конвоев служили укрытые с моря заливы на западном побережье [62] Англии. Движение конвоев на основных направлениях осуществлялось по специально разработанным графикам. Так, на линии Галифакс — Англия они шли через каждые 8 дней. Сравнительно быстро установился и средний типовой состав океанских конвоев, в которые включалось от 40 до 60 судов{135}.
Для охранения конвоев английское адмиралтейство смогло выделить лишь немногим более сотни кораблей: 81 эсминец (включая миноносцы старой постройки и три польских эсминца, которые пришли в Англию), 30 шлюпов и 9 корветов. Кроме того, в конвоировании принимали участие около 30 французских кораблей.
Из-за недостатка сил конвои охранялись небольшими группами кораблей и на ограниченных участках пути. Так, конвои, выходившие из Англии в Канаду, в начале войны сопровождались кораблями охранения до меридиана 15° западной долготы, после чего при конвое оставался только линкор или крейсер для охраны от надводных кораблей противника. Эпизодически конвои прикрывались авиацией берегового командования английских ВВС, а в районе подходов к Галифаксу — канадской авиацией.
Для защиты конвоев от атак подводных лодок и авиации противника союзное командование оснащало торговые суда зенитно-артиллерийскими средствами. Эти средства сыграли свою роль в обеспечении безопасности судоходства. Даже устаревшие орудия, открывая огонь, оказывали моральную поддержку экипажу судна и снижали точность бомбовых ударов авиации, атакующей с малых высот.
Несмотря на ограниченное использование Германией минного оружия, оно создало серьезную угрозу морским сообщениям. К концу октября от немецких мин было потеряно 19 судов тоннажем 59 027 тонн. Многие из них подорвались и затонули у восточного побережья Англии и в устье Темзы. Между тем тральные силы флота состояли лишь из 76 кораблей. Британское адмиралтейство с большим трудом налаживало противоминную оборону. Для борьбы с минами были привлечены мобилизованные, закупленные и вновь построенные малые суда, но поспешно созданные силы оказались недостаточно подготовленными к ведению противоминной борьбы.
В ноябре положение с противоминной обороной стало еще более угрожающим. Минная разведка со значительными трудностями обнаруживала и ограждала безопасные проходы в устье Темзы. В течение ноября от мин было потеряно 27 торговых судов тоннажем 120 958 тонн. Кроме того, на минах подорвался и затонул эсминец «Бланш», от мин получили повреждения крейсер «Белфаст» и минный заградитель «Адвенчер». «До конца марта траление магнитных мин продвигалось медленно, поэтому потери в судах и дезорганизация нашего судоходства, — пишет Роскилл, — продолжали вызывать серьезное беспокойство»{136}.
Организованное английским военно-морским руководством противодействие немецкому флоту имело ярко выраженный оборонительный характер. Исключение составили лишь активные действия быстроходных минных заградителей и подводных лодок, которые совершили несколько походов в Гельголандскую бухту и поставили плотные минные заграждения в районах предполагаемого движения боевых надводных кораблей, подводных лодок и торговых судов противника.
Не проявила достаточной боевой активности и английская авиация. В начале сентября она предприняла налет на одну из наиболее защищённых [63] баз немецкого флота Вильгельмсхафен, но потеряла во время него несколько самолетов. После этого английское командование ограничилось лишь организацией разведывательных полетов в район Гельголандской бухты и эпизодических налетов на корабли противника в море.
Правительство Великобритании, стремясь к подрыву военно-промышленного потенциала противника, предпринимало меры для экономической блокады Германии с моря. Оно ввело в действие применявшуюся еще в первую мировую войну систему принудительного досмотра торгово-транспортных судов, следовавших в сторону германских портов или из них. Для выполнения этой задачи были сформированы специальные группы вспомогательных крейсеров, которые вели наблюдение за судоходством в водах между Шотландией и Исландией. В наблюдении за судоходством принимали участие и специальные силы из состава французского флота, развернутые на подходах к побережью Испании, Португалии и Ла-Маншу. В результате досмотров англичане смогли захватить в сентябре 1939 г. 300 тыс. тонн грузов, предназначавшихся для Германии. Но позже количество захваченных грузов резко снизилось.
В течение первых четырех месяцев войны проводившие досмотр силы обнаружили 676 судов, большинство которых шло в восточном направлении. Многим из них после проверки документов было разрешено следовать по назначению. 253 судна были направлены в пункты досмотра, 97 судов зашли туда самостоятельно. По результатам досмотров было захвачено 17 германских судов{137}. Такие потери не могли заметно повлиять на состояние экономики фашистской Германии и ее способность продолжать войну.
Ход вооруженной борьбы на море с сентября 1939 г. до апреля 1940 г. показывает, что фашистская Германия, концентрировавшая свои главные усилия на ведении войны на суше и располагавшая сравнительно малым флотом, не ставила и не могла ставить перед ним крупных стратегических целей. Боевая деятельность немецко-фашистского флота ограничивалась борьбой против судоходства противника на коммуникациях. Однако военно-морским силам Германии удалось нанести торговым флотам союзников существенный урон. Общие их потери с сентября 1939 г. по март 1940 г, составили 403 судна тоннажем 1 303 827 брт.
Военно-морские флоты Англии и Франции, имея такие решающие преимущества перед немецким флотом, как подавляющее превосходство в численности и разветвленная система базирования, не воспользовались этими преимуществами для ведения войны на море с решительными целями.
Военно-морская стратегия союзников на начальном этапе войны носила оборонительный характер и все еще была привязана к традиционным методам ведения борьбы на море. Английское адмиралтейство продолжало делать главную ставку в войне на крупные надводные корабли, недооценивая подводные лодки и авиацию.
Развертывание вооруженной борьбы на море в это время не оказало значительного влияния на общий ход войны.


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет