Перевод К. Ковальджи Василе Александри



жүктеу 1.04 Mb.
бет1/4
Дата30.03.2018
өлшемі1.04 Mb.
  1   2   3   4

Перевод К. Ковальджи

Василе Александри


Овидий
Драма в пяти действиях, в стихах.
Действующие лица:

Август Октавий Цезарь.

Публий Овидий Назон.

Меценат.


Алицидий Пинакс – актёр.

Ибис.


Хилларий – предсказатель.

Тигелий


Котта патриции.

Клеветий


Барр

Рутуба – гладиатор.

Мусс – римский проказник.

Сармис – житель Том.

Геттор – сарматский воин.

Ликтор.


Марциан.

Посланник короля Котизона.

Куртизанки:

Корина.


Актея.

Тиндарис.

Хлоя.

Гилис.
Сармиза – юная девушка из Том.



Дава, её мать.

Торговки:

Сага.

Пирра.


Римский народ, сарматы, патриции, ликторы, октофоры1, рабы, рабыни.
Действие происходит в 17 г. н. э. Первые четыре действия происходят в Риме, последнее – в Томах, в Сарматии.

Действие первое.

Сад императорского дворца в Риме. Рощи, отделённые одна от другой клумбами цветов. Слева – фасад дворца с мраморным тамбуром и бронзовой дверью. Справа скала, покрытая зеленью; на скале стоит статуя Юлия Цезаря. Ночь, в небе облака; из-за облаков изредка появляется луна. Одно из окон верхнего этажа дворца освещено.

Сцена 1.

Появляются Ибис и Хилларий.

Ибис

Хилларий, предсказатель, мне нужен твой совет,



Ты мне беду, я помню, предсказывал давно,

Ты говорил о кознях, что ждут меня в грядущем.

Хилларий

Да, Ибис; всё скажи мне – хороший ты платильщик,

А я – советчик добрый; так что тебя тревожит?

Ибис


Я огорчён безмерно!

Хилларий


Не затонул ли в море

Твой флот, что вёз лесбийских

Рабынь прекраснотелых в прозрачных одеяньях?

Ибис


Нет, худшая беда!

Хилларий


НО, ты – карфагенянин, наперсник Амилькара,

Весь золотом осыпан ты с ног до головы,

Неужто ты теряешь богов расположенье?

Ибис


(мрачно)

О, горе, друг! Я вижу ужасные приметы,

Вчера я в час обеда увидел вдруг ворону,

Закаркавшую слева.

Хилларий

Худой знак. Будь ей пусто!

Ибис

Потом три быстрых зайца, спасаясь от погони



Мой путь перебежали и в зарослях исчезли.

Хилларий


Знак худший!

Ибис


Предсказатель, ты думаешь, напрасно

За трапезой икнул я, разбив стакан?

Хилларий

Ужасно!


Ибис

Ты мне беду пророчил, ты видишь – вот она!

Хилларий

Корина?..

Ибис

Да, Корина. Её я потерял.



Хилларий

Она?


Ибис

Да, прошлой ночью из дома улизнула,

Спешила на свиданье с Овидием тайком.

Хилларий


С Овидием?

Ибис


О, в мире

Нет никого другого,

Кто ненависть такую во мне бы вызвать мог,

Как этот развращённый Овидий, соблазнитель.

Воспев её стихами, купил её любовь.

С тех пор, как сочинил он своё « Любви искусство»,

Красавицы столицы сбиваются с пути,

Бросаются в объятья коварного поэта,

Как бабочки ночные, летящие в огонь.

Хилларий


Что делать? Так бывает – распутник хладнокровный,

Заворожить умеет доверчивое сердце,

И женщины готовы легко и безрассудно

Простого негодяя в герои превратить.

Ибис

Корина, обладая возвышенной душою,



Как и другие, всё же попала в западню,

Обольщена стихами, ослеплена тщеславьем,

Пожертвовала слепо и совестью, и честью,

Нимало не колеблясь любовь мою забыла,

На гнев мой справедливый ответила презреньем.

Хилларий


Утешься; и Венера Вулкана обманула.

Ибис


Я исполнял мгновенно мечту её любую.

Желание любое, её любая прихоть

Святым приказом были, законом для меня,

Блеснуть хотелось тканью, из Тира привезённой,

Рабами или виллой, покрытой сплошь порфиром,

Что б превзойти богатых патрицианок Рима?

И всё осуществилось – она их превзошла.

И это было счастьем мою Корину видеть

На зависть всей столице сияющей звездой.

Когда же отправлялась их дома на носилках,

Она полулежала на шёлковых подушках,

Во всём великолепьи и нежной красоте,

В толпе рождала трепет и шёпот восхищенья.

И все её желали… Напрасно…

Хилларий

Это так.


Ибис

Напрасное желанье печаль в сердца вселяло.

Слепец! Я мнил, что в мире лишь я её избранник,

Ах, нет, не я – Овидий… О небо!

Хилларий

Что поделать!

Изменчивые девы, они как луч, который

То на цветке сияет, то на пустой скале!

Ибис

Ах я ещё не верю, всё кажется мне сном,



Зияющая рана горит в моей груди,

Меня обуревает желанье мести.

Хилларий

Верю.


Ибис

( таинственно)

Скажи мне, предсказатель, ты можешь ли помочь,

Весь Орк, тебе подвластный, в сообщники призвать?

Хилларий

Могу я, но не даром.

Ибис

О, я на всё готов!



Хилларий

На всё?


Ибис

Я обладатель большого состоянья.

Отдам всё, что б Овидий погублен был…

Хилларий


Отдашь!

Послушай, мне известен отважный гладиатор,

Давно он промышляет убийством по заказу.

Готов кого угодно убить без колебаний,

А если ненароком на этом попадётся,

Умрёт в ужасных муках, смеясь, умрёт, но тайны

Не выдаст!

Ибис


Где ж он? Где же? Охотно одарю

Его дождём сестерциев, но сам в тени останусь.

Поговори ты с ним.

Хилларий


Охотно. Согласен я, но где же

Овидия он встретит?

Ибис

Здесь, у дворца.



Хилларий

В саду?


Ибис

С тех пор, как Цезарь Август находится на Капри,

Охотится Овидий, как за добычей зверь,

Он исподволь крадётся в саду среди деревьев

И здесь, в саду дворцовом, встречает каждый вечер

Девицу, что соблазном его ослеплена.

(Показывает на бронзовую дверь).

Она выходит тайно, дрожа, из этой двери,

Лицо под покрывалом, богатая одежда.

Но кто она? Похожа на дочь аристократа,

Наверное, подруга племянницы царя.

Когда умрёт Овидий, мы скажем про него,

Что был захвачен стражей врасплох.

Хилларий


Прекрасный план.

Не думаешь ли, Ибис, что если на рассвете

Он и она лежали в крови среди цветов,

В столице повсеместно скорей предположили б,

Что сам отец девицы так насладился местью,

Или, наверно, кровью опекуны омыли

Честь царского жилища?

Ибис


Чудесно! Если так

Тогда пусть оба сразу идут в обитель смерти!

Ведь если их обоих не станет на Земле,

Тогда любовь Корины я вновь приобрету,

Никто не заподозрит меня в убийстве этом.

Иди же, друг Хилларий, иди и сговорись

С убийцей…

Хилларий


Хорошо же, но что я получу

За это соучастье?..

Ибис

О, всё, что пожелаешь.



Хилларий

Что пожелаю?.. Жди нас.

( Уходя, про себя).

Да, он в моих руках.

Сцена 2.

Ибис один.

Ибис

Он будет вырван с корнем, как ядовитый гриб,



Что поперёк дороги стоял, как наважденье.

Избавлю скоро Рим я от праздного гуляки,

Ворующего счастье семейых очагов,

Он соблазняет подло и девушек, и женщин,

Наносит оскорбленья мужьям, отцам и братьям.

О1 Месть моя святая, о дар жестокий фурий!

Твоим нектаром кислым я жажду утолю,

Когда его увижу лежащим без дыханья,

Как у подножья трона презренную змею.

Сцена 3.


Ибис. Слева появляется взволнованная Корина.

Корина


( в сторону)

Он где-то здесь?

Ибис

( про себя)



Корина? Она, наверно, ищет

Овидия.


Корина

( про себя)


О боги, душа поражена

Волнением жестоким… Его здесь нет.

Ибис

(громко)



Корина…

Корина


(вздрогнув)

Ты, Ибис?

Ибис

Я. Кого же теперь в саду ты ищешь?



Корина

(смутившись)

Те…бя!

Ибис


( саркастически)

Как? Верно ль слышу?.. Меня ли ищешь ты,

Ко мне ль вернулось снова твоё благоволенье,

И ты, затосковавши, презрев боязнь и стыд,

За мной спешишь по Риму, на полночь не взирая?

Ответь, какого бога благодарить я должен,

За то, что ты навстречу пошла моим желаньям?

И божеству какому я должен бить поклоны,

Что вспомнила ты снова о клятвах всех своих?

Корина


Насмешка неуместна. Ты лучше помоги,

Не упрекай меня ты, а самого себя.

Напрасно ты подумал, что женщина меняет

Богатство духа на довольство внешнее!

Ты думал – в женском сердце под грузом золотым

Любовь живая гаснет? Ты думал так? Напрасно!

Напрасно полагал ты, что роскоши отведав,

Вмиг женщина любая становится рабой.

Ты не имеешь права стоять с такою мыслью

Лицом к лицу со мною.

Ибис

Меня ты презираешь!



Тебя к такой гордыне Овидий приучил,

Внушил меня отвергнуть?..

Корина

Овидий?.. Может быть!



Ибис

Его ты ищешь?

Корина

Верно… Его… Ты намекнул мне,



Что он ежевечерне вот здесь, в тени, в саду –

Приходит незаметно. Приходит, что б встречаться

С какой-то незнакомкой, которую он любит.

Ты выдумкой нелепой хотел мне сердце ранить.

Плетёшь, я знаю, козни, что б нас разъединить,

Ты сам, в себе отчаясь, прибегнул к клевете!

Ибис

Коль нет его, не значит, что он не будет здесь.



Его ещё не видя, себя ты мыслью тешишь,

Что в сердце волокиты господствуешь одна?

Тебя так быстро гордость сумела ослепить

И весь твой ясный разум в мгновенье поглотить.

Ещё совсем недавно прекрасная Корина,

На всех людей надменно глядела свысока,

Везде и постоянно встречала поклоненье,

Немое обожанье и робость без надежды,

Теперь она смиренной рабыней увлеченья

Предпочитает слепо обманывать себя!

Сегодня, не взирая на блеск её и славу,

Соперницей коварной она оттеснена.

Корина

(возмущённо)



Молчи! Ты лжёшь!

Ибис


И эта соперница сегодня

С презрением глубоким взирает на тебя!

Корина

Молчи!


( сдержанно)

Меня напрасно ты оскорбить желаешь.

Вовек не стану слушать я лающую зависть.

Ты мне простить не можешь, что я теперь очнулась,

Что к свету устремилась из темноты душа.

Когда с тобой рассталась, избавилась от рабства,

И чистоту, и веру вернул Овидий мне.

Ибис


( гневно)

Овидий?


Корина

Да, Овидий, ему лишь одному

Я верю безраздельно, он никогда не лжёт.

Ибис


А Ибис лжёт? Послушай, а что бы ты сказала,

Когда его воочию увидела бы здесь,

Когда он обнимает красавицу… Другую!

И ей в любви клянётся, как некогда тебе?

Корина

Ах!.. Замолчи! Неправда!



Ибис

Да, что бы ты сказала?

И что бы делать стала?

Корина


Сама б убила их!

Ибис


Да? Потерпи немного; ты убедишься скоро,

Пустая ложь иль правда, что Ибис говорит.

И если это правда?

Корина


О небо!

Ибис


Ты убьёшь их?

Корина


О. нет ему прощенья! Убью… И с ним её!

Ибис


Неподалёку скройся, внимательно смотри.

Я сам за нас обоих сегодня отомщу.

И вот тогда поймёшь ты, как ты не справедлива

Ко мне.


Корина

( оглядываясь вокруг)

Всё нет его. Наверно,

Он не придёт.

Ибис

Останься


Вот там в тени. Оттуда его увидишь ты.

Когда ж умрёт Овидий…


Корина

( удаляясь)

Тогда и я умру.

Сцена 4.


Ибис один.

Ибис


( смотря вслед Корине)

Нет, не умрёшь; любовью тебя я охраню,

Я чувствую, как в сердце проснулось состраданье;

Оно, как щит надёжный, спасёт тебя от смерти,

Хотя тебя – о, горе! – навек я потерял!

Но, может быть… кто знает?.. Мои страданья снова

Признательность разбудят в твоей груди прекрасной.

Сцена 5.


Ибис, Хилларий и Рутуба.
Хилларий

Вот человек, который нам нужен.

Ибис

( увидев Рутубу; в сторону)



Не оттёсан.

( Рутубе)

Ты – человек бесстрашный?

Рутуба


О да. Я гладиатор,

Зовут меня Рутуба; взгляни в мои глаза:

В ни человек, пожалуй, не стоит и букашки.

Ибис


Такой мне нужен – храбрый, не знающий сомнений.

Рутуба


Мне нет цены, я знаю, ревнивцев расспроси, –

Я честь их защищаю от всякого соблазна.

И ценится высоко профессия моя.

Без всякого бахвальства скажу во весь я голос:

Я верный стаж морали – всё держится на мне.

Ибис


Тобой я восхищаюсь!

Рутуба


Ты прав, я по заказу

Убью, иль только раню, беру по соглашенью

По стольку за увечья, по стольку за раненья,

А за лишенье жизни – побольше.

Ибис

Мы сойдёмся:



Скажи мне, сколько хочешь, что б одного прикончить?

Рутуба


Он молод?

Ибис


Да, он молод.

Рутуба


Мне знать необходимо:

В расцвете сил он?

Ибис

Да.


Рутуба

Моя цена зависит от возраста и рода.

За чужестранца – меньше, за римлянина – больше.

Старик – пятьсот сестерциев, а юноша – пять тысяч.

Пять тысяч, ибо может прожить он много дней,

Владеет кладом добрых деяний и любви.

И смерть его для мира – ущерб невозместимый.

Ибис


Не пять, а даже десять даю за смерть его.

Рутуба


Ты не скупишься! Видно, не слишком дорожишь им.

Согласен; но Рутуба – не рядовой артист,

Я знать хочу, кого ты моей рукой желаешь

Отправить в виде дара на тот далёкий свет?

Ибис

Ах, просто негодяя.



Рутуба

А как его зовут?

Ибис

Овидий!


Рутуба

Что? Овидий! Известнейший поэт?

Овидий, слава Рима, Овидий, царь мелодий?

Овидий, друг Мецены? Друг молодости римской,

2. « Кодры», № 8.

Что Цезарем был поднят на высшую ступень?

Стой! Стой! Другое дело… Ты захотел лишить

Такого дара наши и будущие годы?

О! Вот так преступленье! Я содрогаюсь весь…

Тогда полсотни тысяч – предел цены от низу.

Хилларий

Полсотни тысяч хочешь? Рутуба, это слишком…

Рутуба

Для вещуна, возможно.



Ибис

Убьёшь его?

Рутуба

Клянусь!


Ибис

Да я и не торгуюсь, но я хочу, вдобавок,

Что б ты убил с поэтом и девушку одну.

Рутуба


И девушку? О боги! Нежнейшее созданье,

Волнующее души улыбкой всех своей:

Ту девушку, что в мире быть матерью должна.

Родить должна героя иль Цезаря?.. Не шутка.

Рука моя слабеет, дрожит и не желает

Всадить кинжал холодный в девическую грудь…

Но сколько дашь?

Ибис


А сколько за всё?

Хилларий


Да, сколько?.. Сто?

Рутуба


Давайте сговоримся. Если она дурнушка,

Сто тысяч за обоих, а врозь – по пятьдесят.

А коль патрицианка, к тому ж ещё красива

То я за эту сумму сгубить её не в силах.

Я жалостлив, невольно любуюсь нежным взглядом.

Поэтому, что б сделку скорее заключить,

Прошу я только двести за них обоих вместе.

Ибис


( протягивая Рутубе руку)

Что ж, по рукам, Рутуба. Хилларий, ты свидетель.

Хилларий

( касаясь их рук)

Тот, кото нарушит клятву, разорван будет псами,

Того задушат змеи, кто клятву не исполнит!

Сцена 6.

Ибис, Хилларий, Рутуба и Корина.

Корина

(вбегая)


Идёт, вот он!

Рутуба


( выхватывает кинжал)

Прекрасно. Он мёртв уже!

Ибис

( удерживая его)



Постой-ка,

Постой, ещё не время… Ступай сюда, к скале.

Когда придёт красотка, которую он ждёт,

Когда они сойдутся, в объятиях сольются,

Тогда ударом быстрым их в трупы преврати!
Корина

( заглянув за сцену и возвращаясь)

Подходит… и один он.

Ибис


Не надолго один.

Идём же в тень подальше и будем наготове.

Корина

( про себя)



О небо!

Ибис


Что ж, пора нам!

Хилларий и Рутуба

Пора уже. Идём.

Все уходят вправо.

Сцена 7.

Овидий, потом Юлия.

Овидий

О! Как приятен час сей! О благостная ночь,



Пусть будут крылья тени простёрты над любимой,

Над милой, самой нежной и самой дорогой,

Над Юлией, над тайной, над нашею любовью.

Венера, ты – богиня, рождённая из моря,

Тебе душою вечно и сердцем поклоняюсь,

Ты помоги мне снова и Юлию зови.

Пускай она скорее идёт ко мне, ко мне!

( Смотрит в освещённое окно).

Вот наверху окошко лучится тайным светом,

Она в нём появилась, как ясная звезда;

Вот тень её отходит. Отходит вдаль, ушла.

Свет от окошка тихо уходит, удалился…

Ах! В сердце изумлённом прилив восторга бьётся

И кажется, что сердце покинет грудь мою.

( Прислушивается).

Идёт она!

(Восторженно).

О небо, мучительное счастье!

Юлия открывает дверь. Овидий бежит к ней навстречу.

Ах! Юлия, родня!

Юлия

( сходит по лестнице)



Овидий! Это ты?

Скажи, в саду пустынно? Никто нас не увидит?

Овидий

Нет никого, взгляни-ка, сомкнулись облака,



Что б от богов небесных и от людей на скрыть.

Вот небо стало чёрным, исчезнувшие звёзды

Свой чистый свет, лучистый оставили тебе,

Что б ты одна светилась, глаза мои слепила.

Овидий и Юлия приближаются вдвоём к скамье, что около скалы.

Юлия


Спокойна я, как только услышала твой голос.

Меня ты любишь?

Овидий

Сердцем я поднят так высоко,



Что ослеплённый счастьем, забыл, кто я, кто ты.

Ты – на вершине Рима, я – с улицы певец,

Осмелился безумно до Цезаря подняться,

Любить любовью дерзкой племянницу его.

Юлия

Твоя душа крылата, тебе подвластно небо.



Любовь твоя не знает преграды и границ,

Твоя любовь свободна, она меня влечёт

И потому послушно я покоряюсь ей.

Права имеет гений, каких не знает смертный,

Ему подвластны троны, престолы, алтари.

Овидий


Любовь была бы разве богинею любви,

Когда бы примерялась, колеблясь пред полётом,

Когда бы сердце вместо простора беспредела

Желало бы для взлёта каких-то два вершка?

Быть может, я безумец, что не закрыл глаза,

Когда ты появилась, как Солнце, как мечта;

Но мыслима ль преграда меж сердцем и любовью,

И мыслима ль преграда меж светом и глазами?

Юлия

О! Нет! Не знай преграды, гляди, и ты увидишь:



Любовью отвечает любимая тобой,

Родиться на вершине мне было суждено,

И мне на той вершине судьба предначертала

Казаться еле видным высоким божеством,

Внушать повиновенье и трепет подчинённым,

Внушать им поклоненье, не дерзкую любовь.

Но вот теперь богиня, на зов любви ответив,

Спускается с вершины к прекрасному певцу.

Ей кажется, спускаясь, что с каждым шагом выше

Взлетает в счастья небо, единственное небо.

Так пожелал Юпитер, что бы Олимп небесный

Любовью сочетался с земным прекрасным раем.

Что б стёрлось меж сердцами любое расстоянье.

Любовь – прекрасней славы и божества светлей!

Прекрасная Венера любила пастуха2,

Тебя я полюбила, пленительный поэт!

Овидий

Нежна ты и прекрасна! В себе соединяешь



Величие царицы с девическою лаской,

И потому я счастлив, так счастлив, что не верю,

Как будто сон я вижу и всё боюсь проснуться.

Ты сердце наполняешь божественным величьем,

И я теперь не смею руки твоей коснуться.

Мой ум не в состояньи с порывом совладать,

И мне осталось только колени преклонить.

( Падает на колени).

Корина

( около скалы, про себя)



Бесчестный!

Юлия


(поднимая Овидия)

Дай мне руку… Любя, я забываю,

Что я царевна. Только, что молода я, – помню.

Меня впервые Эрос возносит в Эмпиреи,

И я твоя, Овидий, вот так же, как ты – мой.

( Садится с Овидием на скамью).

Тебя я полюбила давно, наверно, с детства.

Любовь со мною вместе годами вырастала.

С тобой встречалась часто – ты к деду приходил

С увенчанными славой поэтами, певцами,

Друзья твои – Меценат, Вергилий и Гораций –

С тобою вместе были, как гении, как братья.

Вам, Цезарем любимым, я много раз внимала,

Когда вы пели гимны, и в тайне избрала

Тебя своим поэтом, тебя – своей мечтою.

Твои стихи и песни меня очаровали,

В них чувствую я трепет взволнованной души.

И днём мечты со мною, и ночью до рассвета.

В каком краю чудесном ты песни собираешь?

Тебя какая муза на песни вдохновила?

Корина? Что с Кориной? Жива ли? Кто она?

Овидий


( неясно)

Ты, Юлия, и только была моею музой.

Корина – только имяч и только для стихов,

Скрывает нашу тайну, твоё скрывает имя.

Любовь – святая тайна, она бежит от света,

Огласки сторонится, и тем она сильней.

(Встаёт).

Ах! Юлия, когда бы я гордости поддался,

Я мог бы ненароком безумье совершить.

На весь бы мир я крикнул торжественно и громко:

Моя, и мной любима дочь Августа, – моя!

Но нет, молчит Овидий, не верит никому,

И только дальним звёздам, и только тихой ночи

Он доверяет тайну любви своей и счастья.

Когда я жду свиданья, когда ночные тени,

Зовут к любви и ласке, раздумью и мечте,

Когда сады шуршаньем и шёпотом полны,

Будя в душе волненье и отклики желанья,

Тогда пою я песни, тебя не называя,

Но верб я, что отклик найдут в твоей груди.

Юлия

Как ласковая молния, они проникли в душу.



Любовь к тебе внушили, её не скрыла я.

( Опускает голову на грудь Овидия).

Овидий

( обняв её)



Ах! Юлия!

Юлия


(тихо)

Овидий!


Овидий

(указывая на полную луну)

Луна, царица ночи,

Нам улыбнулась с неба.

Сцена 8.

Овидий, Юлия, Корина, Ибис, Хилларий, Рутуба.

Корина

( с болью, про себя)



Ах! Сердце разорвётся!

Ибис


( Рутубе, появляясь из-за скалы)
Убей их!.. Смерть обоим!

Ибис, Хилларий и Рутуба быстро двигаются вперёд, пряча свои лица под плащами.

Корина

( желая их остановить, в отчаянии)



Нет, не его, не надо!

Ибис


( подходит к Овидию)

Предатель!

Овидий

Кто такие?



Ибис

Теперь ты, соблазнитель, попался, наконец.

( Рутубе)

Её убей сначала… Пусть смерть её увидит.

Овидий

( желая защитить Юлию)



Прочь, воры!

Ибис и Хилларий хвтают его за руки и удерживают на месте. Рутуба взмахивает кинжалом над головою Юлии.

Юлия

(поднимая свою вуаль и показывая лицо)



Прочь, злодеи! Вот, на меня взгляните!

Я Юлия, я – Юлия, племянница царя!

Ибис

( отпуская Овидия)



Как?

Корина


Она?

Рутуба


( выпуская из рук кинжал)

Она?


Все застывают на месте. Овидий и Юлия подходят друг к другу.

Юлия


Идём со мной, Овидий… А вы… (Жестом приказывает убийцам удалиться).

Овидий и Юлия быстро уходят во дворец.

Корина

О муки ада!



Соперница – царевна!

Хилларий


Погибли мы!

Ибис


Молчите!

Овидий и Юлия скрылись во дворце.

Теперь тебе, Овидий, сам Цезарь отомстит!

Падает занавес.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет