Первое действие



жүктеу 0.58 Mb.
бет1/4
Дата06.07.2018
өлшемі0.58 Mb.
  1   2   3   4





Михаил Шадрин


ОТЕЦ СЕМЕЙСТВА
(моралитэ в двух действиях)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ОТЕЦ – мужчина среднего роста и возраста. Склонный к полноте.

МАТЬ – по возрасту ровесница Отца, сохранившая определенную привлекательность.

ДРУГ – счастливец , которого не тронуло время. Несмотря на свои сорок с хвостиком выглядит намного моложе. Спортивная фигура плейбоя эпохи первоначального накопления капитала.

СЫН. – кудрявый юноша семнадцати лет.

ДОЧЬ – моложе брата на год. Длинноволосая красивая барышня.

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ.


( Две комнаты обычной «хрущовки». Первая ,большая – «зала» . Она же , по совместительству, спальная родителей. Меньшая комната – детская. По бокам стоят небольшие односпальные кровати, два ученических стола и полки с книгами. Комнаты освещаются по очереди.)

( В двуспальной постели в «зале» спят Отец и Мать. Они просыпаются. )

МАТЬ. Который час?

ОТЕЦ. Подыматься пора… Холодно то как! В плаще уже не побегаешь.

МАТЬ. Куртки у детей некудышные.

ОТЕЦ. Мать, куртки старенькие , но чистые.

МАТЬ. Рукава коротки.

ОТЕЦ. Не потянем мы новые . Слава Богу, обувь справили приличную. Обувь им важнее. Куртку скинул и бегай себе в помещении. А прятать ноги из-за старых башмаков – последнее дело.

МАТЬ. На улице посмотришь: народ одевается все лучше и лучше. Откуда люди деньги берут?

ОТЕЦ. Мать, на честную зарплату в норковых шубах не походишь! Давай подыматься.

( Слышен топот соседей сверху и приглушенные крики ругани «Что ж ты, сука, делаешь?! – Детей разбудишь, гад!»)

ОТЕЦ. Подорвать бы этот домик.

МАТЬ. Может у них любовь такая.

ОТЕЦ. «Любовь»?! Они не знают как это слово пишется.


ЗАТЕМНЕНИЕ
( Освещается комната детей)

ДОЧЬ. Все: папа с мамой проснулись.

СЫН. О чем они говорят?

ДОЧЬ. О чем? О нас.

СЫН. Наверное хорошо утром говорить о своих детях?

ДОЧЬ. Наверное. Или спи, или подымайся: только не бубни.

СЫН. Вот это мороз!

ДОЧЬ. Принеси теплое одеяло.

СЫН. Не могу. Внизу сплошное хулиганство.

ДОЧЬ. У тебя и хулиганство мелкое. ( накидывается с подушками на брата, потом пытается сорвать с него одеяло) Беги в туалет, а то лопнешь. О и Отец , как слон топает. Почему родителям не дают отпуск, чтоб дети выспались на каникулах?!


ЗАТЕМНЕНИЕ.

( Сцена освещается. На сцене приличных размеров обеденный стол накрытый скатертью с расставленными столовыми приборами на четыре персоны. Во главе стола сидит Отец, напротив него Сын , слева Дочь.)

ОТЕЦ. ( Сыну) Убери локти со стола и не сутулься. ( Сын убрал локти и выпрямился.) Мааать, заждались! ( голос Матери с кухни «Иду, ненаглядные!»)

МАТЬ. (Входит с большой кастрюлей каши и половником) Иду, мои хорошие. Птенцы мои голодные.

( Мать накладывает кашу по тарелкам: сначала Отцу , потом Сыну, Дочери и себе)

ОТЕЦ. Ну , с Богом!

СЫН. ( беззлобно) Почему «с Богом»? Ты же не веришь.

ОТЕЦ . ( спокойно) Поверишь, когда у соседей сына посадили. А мальцу, как и тебе семнадцатый год.

МАТЬ. Давно по нему тюрьма плакала. Забрали и на душе полегчало. Как не зайдешь: в подъезде – одна шпана. Бритые головы, глаза стеклянные, как у акул. Не поймешь : то ли обкуренные, то ли обколотые. Как свора голодных собак, не знаешь когда бросятся.

ДОЧЬ. Мама, и это завтрак?! Утро: при чем тут шпана?

ОТЕЦ. Ладно, что делать будете в первый день каникул?

СЫН. Высплюсь, железо потягаю и снова спать завалюсь.

ОТЕЦ. Не на весь же день? Прогуляйся с сестрой. Я не знаю, там в кино, в театр.

СЫН. Папа, на что?

ДОЧЬ. На кукольный спектакль.

СЫН. Я про деньги.

ОТЕЦ. Дети, потерпим пару, тройку дней. Папа улучшит наше материальное состояние и тогда будет вам дискотека.

ДОЧЬ. Правда?

ОТЕЦ. Обещаю.

МАТЬ. По улицам не гуляйте где не надо.

ДОЧЬ. Мам!?

МАТЬ. Нарветесь на негодяев: кто защитит, куда бежать по нынешним временам?

СЫН. Мама, пожалуйста…

ОТЕЦ. Мать, лучше кофе давай .

СЫН. Я чай буду.

ОТЕЦ. Пей чай. Только следи за локтями. Выпрямись и не чавкай. Пригласит домой девушка, а ты согнешься в три погибели. Да еще руки об скатерть вытрешь для полного счастья. Что подумают, из какой ты семьи?

СЫН. Если вытру: подумают из богатой. Ладно. ( убирает локти со стола и расправляет плечи) Так?

ОТЕЦ. ( Сыну) Посмотри на меня. Мать, дальше терпеть нельзя !

МАТЬ. Что такое?

ОТЕЦ. Бриться ему пора.

МАТЬ. Пусть с пушком походит .

ОТЕЦ. Все, с меня бритва.

СЫН. Па, купи как в рекламе с двойным лезвием.

ДОЧЬ. Не надо железякой по коже! Полотенцем брейся !

СЫН. Сама полотенцем .

МАТЬ. Дети, не ругайтесь. Будет тебе бритва . Правда , Отец?

ОТЕЦ. Правда. ( Дочери) И не смей так разговаривать с братом. Он старше и он мужчина.

ДОЧЬ. Мужчина?! С каких пор?

ОТЕЦ. С пеленок.( Матери) Давай быстрее, а то опоздаем. И уходить от вас не хочется, медвежата пушистые.

МАТЬ. Дети, только не ссорьтесь.

( Отец и Мать уходят. Слышны их голоса.) ОТЕЦ. Где галстук ? МАТЬ. Какой? ОТЕЦ. У меня их миллион? МАТЬ. Вот он. Бросишь и забудешь. (Дети во время этого диалога сидят нахмурившись, уставившись друг на друга. Прервав эту напряженную паузу , в комнату вбегают сначала Отец, потом Мать. )

ОТЕЦ. ( целуя сначала Дочь, потом Сына) Побежали. Мать, шевелись. ( уходит)

МАТЬ. ( целует сначала Сына, потом Дочь) Не шалите.

( уходит)

( Дети набирают в рот молока и брызгаются)

ДОЧЬ. Мужчина, положите правильно руки на стол. Не так… Почему он все время на нас орет ?

СЫН. Отец… Все-таки. Интересно купит он бритву или нет?

ДОЧЬ. Зачем? Кожа у тебя, правда, бархатная , не как у мужиков.

СЫН. Где ты и где мужики?

ДОЧЬ. А папа? Напьется и начнет целовать . Щеки как наждак. …

Он будет ревновать к тебе.

СЫН. КТО!?

ДОЧЬ. Мой первый мужчина. И надерет тебе уши.

СЫН. Где ты его найдешь. В нашем доме?

ДОЧЬ. В шикарном ночном клубе. Он подъедет на огромном белом «Мерсе».

СЫН. И окажется бандитом или наркоманом .

ДОЧЬ. Тогда на рок-концерте. Включай музыку.

( Сын вместе с ней подходит к «центру» и включает)

ДОЧЬ. Представь: мы на стадионе. Я машу футболкой. Дай футболку. Кому сказала! Потом ты несешь меня по улице, и все на меня смотрят. И девки от зависти зеленеют, как болотные жабы в пупырышках, такие противные.

СЫН. А пацаны, глядя на меня, сворачивают шеи . Поправь юбку, бесстыжая рожица! И слазь уже. Всю спину титьками исцарапала.

ДОЧЬ. Где ты такую грудь найдешь?! Твердая как скала.

СЫН. Вот скала, а у тебя холодец. ( демонстрирует мышцы) .

ДОЧЬ. Сказал: и холодца захотелось.


ЗАТЕМНЕНИЕ
( В темноте слышно прерывистые дыхание. Сцена освещается. Сын качается)

СЫН. (считает количество отжиманий) Тридцать девять, сорок, сорок один.

ДОЧЬ. ( входит в полотенце и садится Сыну на спину) Сколько раз отожмешься: столько у тебя будет женщин.

СЫН. Нечестно. Надо было сначала считать.

ДОЧЬ. Так ты будешь заниматься сексом . Кряхтеть, потеть и кашлять.

СЫН. Я буду заниматься любовью, дура! Ласкать девушек всем телом…. ( Он начинает изгибаться все телом) Чтоб они только обо мне и говорили …

ДОЧЬ. Где? Во дворе?

СЫН. Во дворе… не надо. А потом все буду рассказывать тебе в мельчайших подробностях. И ты сгоришь от злости.

ДОЧЬ. Почему от злости?!

СЫН. Потому что я буду всегда сверху!

ДОЧЬ. ЧЕГО? ( слышится как «чиииво?)

СЫН. Того! Твое дело только визжать и кудахтать как курица.

( сверху доносится приглушенный полустон, полукрик женщины)

ДОЧЬ. Кому-то весело.

СЫН. Секс – главная радость в жизни.

ДОЧЬ. Еще телевизор и водка.

( Дети начинают передразнивать соседей сверху)

СЫН. Расскажешь как у тебя будет в первый раз?

ДОЧЬ. Всей семье сообщу эту радостную весть . Назло…

СЫН. Ох, ты и негодяйка. А я возьму наведу полную хоту голых девок и устрою оргию.

ДОЧЬ. А я наведу голых парней и тоже устрою. Представь на секундочку. В квартире оргия и приходит Папа?

СЫН. С ума сойдет.

ДОЧЬ Никто никуда не сойдет, и ничего не будет.

(Дочь встает, хватает его за ноги и они в таком положении бегают по комнате. Входит Мать. Дочь , отпустив ноги Сына, начинает гоняться за ним. Дети играют то ли в прятки, то ли в догонялки , используя Мать как живой щит. )

СЫН. Ма, привет.

МАТЬ. Что ж вы делаете?

ДОЧЬ. Бесимся. Другие удовольствия нам не по карману. О, пока не забыла. Мам, у тебя есть черное белье: бюстгальтер, пояс…?

МАТЬ. У меня и не было никогда. Тебе то зачем?

ДОЧЬ. За хлебом ходить.

МАТЬ. В кого ты такая ?

ДОЧЬ. В тебя. Только у меня тормоза не работают.

СЫН. Мам. Вкусненького купила?

( Дочь подставляет вместо себя Мать)

МАТЬ. Не купила, чудо мое кудрявое. Отец позвонил : взял он тебе бритву, как в телевизоре. И крем, и гель.

ДОЧЬ. Он тебя про вкусненькое спрашивает, а ты о телевизоре. Лучше б деньги ему на модельную прическу дали.

МАТЬ. Обкорнает себя как эти бультерьеры. Видеть их не могу. Все в кожаных куртках, как чернорубашечники и ходят стаями. Не вздумай так стричься.

СЫН. Не буду, мама, не волнуйся.

МАТЬ. У тебя такие шелковые волосы.

ДОЧЬ. ( приторно ласково)А губы как бархат.

МАТЬ. Не тебе судить.

ДОЧЬ. А ресницы, как в рекламе французской туши.

МАТЬ. Господи, растила, растила, а придет тупая лахудра, заберет мое сокровище, да еще кровь пить будет.

ДОЧЬ ( ехидно) Вот именно.

СЫН. Мам, все будет в порядке: и с прической, и девушку хорошую найду.

МАТЬ. Где сейчас найдешь хороших?! Одни…проститутки кругом.

ДОЧЬ. ( аплодируя) Правильно, мама!

МАТЬ. Вчера иду и две девушки навстречу. Одна такая хорошенькая . Думаю: вот родителям повезло. А она у подружки сигарету попросила, да через каждое слово мат. Меня аж передернуло… Что это я? Отец сейчас придет, а в доме шаром покати, да и вы голодные.

СЫН. Еще как!

ДОЧЬ. Отец не один придет . Он бритву принесет, от всех щедрот. «На, сынок, брейся и помни мою доброту за сто рублей» .

МАТЬ. Отца хоть не трогай.

ДОЧЬ. Разве не так? Первым делом обьявит, и глазками по сторонам зыркать будет: как мы оценили его безграничную любовь.

МАТЬ. Язык тебе оторвать , язва. А что это за бесштанная команда?! Быстро одеваться. Как вам не холодно?

(Дети убегают в свою комнату и возвращаются, на ходу натягивая одежду. Входит Отец)

ДОЧЬ. ( одевая халат) Ну…

ОТЕЦ. Что «ну»?

ДОЧЬ. Где бритва?

ОТЕЦ. ( безразлично) Бритва? ( достает из портфеля пакетик с бритвенными принадлежностями) Держи, сынок. ( кричит) Мать, иду я сейчас с остановки, вдруг визг тормозов. Прямо передо мной «Мерседес» навороченный останавливается. Белый , широченный на пол улицы. И как думаешь, кто оттуда выходит? ( Отец насвистывает или напевает любую популярную мелодию середины 70-х )

( Входит Мать в переднике с мокрыми руками)

МАТЬ. Быть не может?!

ОТЕЦ. Весь в белом, пальто, костюм, даже шляпа. Как огромный скат, как его? С крыльями такими вот. ( показывает руками)

СЫН. Манта.

ОТЕЦ. Точно. Улыбка голливудская сияет. Сейчас приедет. Наверное, за подарками поехал.

ДОЧЬ. Подарки? Какие подарки?! Кто, кто? Па, кто приедет?

ОТЕЦ. Ты его не помнишь.

МАТЬ. Может и помнит. Мужчина тебе круг подарил?

ДОЧЬ. Китенка большого? Конечно, помню. Он все время конфеты приносил.

МАТЬ. Быстро стол, скатерть. В хате бедлам!

ДОЧЬ. Почему ? Все чистенько, ни пылинки.

МАТЬ. А посуда?!

ДОЧЬ. Я забыла.

( Звучит ритмичная молодежная музыка, работает стробоскоп : в проблесках света Семья носится со стульями и столом, белым пятном вспыхивает скатерть.)
ЗАТЕМНЕНИЕ.
( Сцена освещается. Вся семья сидит за столом. Отец и Сын во главе, женщины по бокам)

ДОЧЬ. Скоро он придет? Я его уже ненавижу.

ОТЕЦ. Потерпи.

СЫН. Кушать хочется.

ДОЧЬ. Я уже плачу желудочным соком.

ОТЕЦ. Не капризничай. ( Сыну) Выпрямись и убери локти со стола.

( Сын недовольно вздыхает)

МАТЬ. Слушай Отца , он дело говорит.

( длинная пауза)

ДОЧЬ (не выдержав) Все, не могу! ( Встает и подходит к музыкальному центру, включает громкую ритмичную музыку и возвращается на место).

ОТЕЦ. ( вскакивает, подбегает к центру и выключает музыку) С ума сошла?!

( В дверь звонят)

ОТЕЦ. Не выключи я твой грохот, звонок пропустили бы! Слушать надо не музыку твою дурацкую, тыгды-тыгдын-тыгдын , а отца!

ДОЧЬ. Ез, сэр! ( прикладывает руку к виску)

( Отец уходит. Звук открываемой двери тонет в музыке .

Входит Друг, он, действительно, во всем белом: белое пальто, белый костюм и белая шляпа. В одной руке переносной магнитофон, в другой два огромных пакета с игрушками. Друг подходит к Матери, нарочито небрежно целуя ее сначала в одну щеку, Мать пытается после этого сесть, он не дает и целует в другую щеку. Возле детей он останавливается в недоумении.)

ДРУГ. А где дети? ( глядя на Сына и Дочь)

ДОЧЬ. Мы дети.

ДРУГ. Куда делись два смешных карапуза? (Он пожимает руку по очереди сначала Сыну, потом Дочери) И кому теперь это ?

(достает из пакетов двух больших игрушечных медведей.)

ДОЧЬ. Мне! Спать буду с ними в обнимку. Они белые, большие и пушистые.

ОТЕЦ. ( отстраняя Дочь) Ну как ты? Тринадцать лет не виделись. Позвонил бы.

ДРУГ. И чтоб я рассказал?

ОТЕЦ. ( Матери и Дочери) Женский пол, быстро на кухню.

ДРУГ. ( Недовольно оглядев стол) А что на кухне? ( Не дожидаясь ответа, уходит, напевая. Семья застыла в недоумении.)

ОТЕЦ. Он такой. Исчез на тринадцать лет, а зашел , словно два часа не было.

ДРУГ. ( возвращаясь) Молодежь, оделись и быстро за мной.

МАТЬ. Куда ?!

ДРУГ. Тележки я буду за вас таскать? Тут не далеко новый супермаркет открылся. Поедем бомбить.

ДОЧЬ. Ура!

ОТЕЦ. Ну, ты даешь!
ЗАТЕМНЕНИЕ.
( Сцена освещается . Тот же стол завален дорогими импортными продуктами. В глаза бросается абсент, несколько сортов виски, шампанское, всевозможные баночки. По полу разбросаны пустые пакеты. Везде творческий беспорядок. Друг сидит в рубашке без галстука, Отец рядом с ним, дети копошатся, открывая очередной деликатес. Мать смотрит на Друга обалдевшими глазами.)

ОТЕЦ. ( рассматривая бутылку) Это что за зеленая гадость?

ДРУГ. Абсент. Наливай.

ОТЕЦ. Знаем мы это дело. Он скосил не одно поколение французских поэтов.

ДРУГ. Кто ж так делает?! Сначала сахар…

ОТЕЦ. Без церемоний никак?

ДРУГ. И то правда. За детей. За вас, медвежата!

ДОЧЬ. А нам ?!

ОТЕЦ. Сок . Только сок!

ДОЧЬ. Вот так всегда!

ОТЕЦ. Молчать, ребенки! ( Другу) Что на очереди?

ДРУГ. Виски.

ОТЕЦ. Тут выпендриваться не надо?

ДРУГ. Так пьем.( Наливает виски) За тебя.

( Они пьют)

ОТЕЦ. Самогон самогоном… Но душу греет.

ДРУГ. ( двигаясь к детям) Дайте вас разглядеть.

ОТЕЦ. ( Сыну) Встань. Я говорю, встань. ( Другу) Какой красавец. А? ( дочери) И ты становись. Кто я теперь рядом с ними?! А?! Прекрасны, что ангелы. А кто у нас промеж ангелов народу является?! Произнести страшно… Гляди на него.

ДОЧЬ. Зубы его покажи?

ОТЕЦ. ( с пьяным запалом) И покажу. ( лезет раздвигать Сыну губы)

ДОЧЬ. Пап!? Осталось только хвост задрать! Коня нашел.

ОТЕЦ. ( не обращая внимания) Смотри. Как жемчуг, крупные ровные. А плечи. Мышцы – железо! А волосы?! ( Показывает фас и профиль Сына ) Хорош! ( целует его)

ДРУГ. ( успокоительно, но безразлично) Хорош, хорош.

ОТЕЦ. А эта ?! ( манит Дочь к себе) Посмотри. (Дочери) Иди сюда! ( Дочь нехотя подходит к Отцу) Смотри на нее, смотри. Она прекрасна как утренний рассвет. Титьки уже отрастила, что твоя голова.

МАТЬ. Отец!

ДОЧЬ. Да, папа!

ОТЕЦ. ( недоуменно) Оно ж свое, не чужое! ( шлепает Дочь по заднице) Иди, пострел!

ДРУГ. Закуси лучше.

ОТЕЦ. Что за гадость? ( вытаскивает из пакета устрицу, рассматривает ее. Друг смотрит на Отца, но молчит. Тот пробует устрицу на зуб, бьет по столу, берет нож, но у него ничего не получается) Я ее или разобью, или руки порежу.

ДРУГ. Давай. Для устриц специальная вилка нужна.

( Друг вскрывает устрицу и отдает Отцу.)

ОТЕЦ. И как эти ,эту… едят?

ДРУГ. Сначала мякоть, потом сок… Только не залпом, не стакан же водки.

(Отец выпивает содержимое и кривится.)

ОТЕЦ. Как вы этими соплями давитесь?!

ДРУГ. Лимон выдавить, дурень.

ОТЕЦ. КУДА?!

ДРУГ. Сказал бы.

ОТЕЦ. И почем нынче модная слякоть?

ДРУГ. Пустяки . ( глядя как Мать делает бутерброды с икрой) Такие бутерброды с икрой делают в буфете провинциального театра. Берешь ложку и толстым слоем. Я сказал, толстым, в два пальца. Понятно? Умница. До начала нового тысячелетия пять лет осталось, а ты экономишь изо всех сил.

ОТЕЦ. Объясни: ты же был разгильдяй-разгильдяем. И вдруг: «Мерседес», шмотки черт знает за сколько, ужин – я за полгода столько не заработаю.

ДРУГ. Наш бизнес. От которого несет парашей, потом качалок, или партийным крысятничеством. Экспорт-импорт. Первые два года летал в неделю по пять раз туда и обратно. Думал на руках элероны вырастут, а на заднице номер автомобиля. Втянулся: по началу понравилось, азарт. Потом понял: не мое. Теперь живу как скромный акционер.

ОТЕЦ. И дивиденды платят?

ДРУГ. Дядя и двоюродный брат. Им легче платить мне , чем давать в долг.

ОТЕЦ. Люблю, вечно что-нибудь отчебучишь.

ДРУГ. Чего это стоит?! А ты молодец.

ОТЕЦ. Дети хорошие?

ДРУГ. Славные.

ОТЕЦ. «Славные» не то слово. ( входит Мать) Мать, каких красавцев мне родила, до сих пор не нарадуюсь. Потанцуйте. Иди, потанцуй с ним. Он хороший. Я разрешаю. ( Друг встает, включает магнитофон и приглашает Мать. Они танцуют. )

ОТЕЦ. Всем танцевать. И вам, детвора. Папка напился. В драбадан.

ДОЧЬ. Пап, если бы в драбадан, ты б лежал, как мычащее полено.

ОТЕЦ. Много ты понимаешь?! У папки все есть: верная жена, красивые дети, и настоящий друг. Что еще надо?! Всем танцевать!

( Все танцуют. Отец не в такт дирижирует музыкой)
ЗАТЕМНЕНИЕ.
( Декорация «залы». За столом Отец и Друг. Мать потихоньку начинает убирать посуду)

ОТЕЦ. Объясни , как делать эти проклятые деньги?!

ДРУГ. Обьясняю: деньги делать легче, чем детей.

ОТЕЦ. Разве ты бизнесмен? Ты добрый: последнее отдавал. Помнишь марки?

ДРУГ. Помню.

ОТЕЦ. ( матери) Представляешь, все альбомы отдал мне и не моргнул. Разве только марки?

ДРУГ. Бизнес и такая ерунда несовместимы.

ОТЕЦ. Ты в Бога веришь?

ДРУГ. Почему спросил?

ОТЕЦ. Что спрашивать при жене после второй бутылки?

ДРУГ. Где ж второй?!( считает) Четвертая пошла. А насчет... Пытался я верить. Только не понял: от скуки или от страха. Больше не пьем?

ОТЕЦ. Как не пьем?! ( наливает) А я верю только в одно справедливое возмездие…Не поперхнись.

ДРУГ. Чуть не задохнулся…И часто оно справедливое?

ОТЕЦ. Не нам решать. Запомни, ничего нет страшнее Возмездия. Оно накрывает как волна. ВСЕХ!

ДРУГ. Как же невинные?

ОТЕЦ. Этого, хоть убейся, понять не могу. …..Даже в церковь ходил.

ДРУГ. С хорошей жизни в церковь не пойдешь. А насчет невинных? Слабые, невезучие, да еще оказались не в том месте и не в то время. Все, хватит о грустном. Коньячок и сигары?

ОТЕЦ. Не на помойку же их. Давай, давай, давай. ( трет руки) Гавана?

ДРУГ. Нет. Крыжополь. Что делаешь?! Руки на стол, и не шевелись! Это настоящее искусство. Смотри внимательно. Сначала это, потом это, а потом прикуриваем. Да не от зажигалки. Огонь должен быть живым. ( Друг обрезает карманным резаком кончик сигары и прикуривает)

ОТЕЦ. По простому никак?

ДРУГ. Не «Беломор» же?

ОТЕЦ. Помнишь нашу первую беломорину?

ДРУГ. Мне тогда плохо стало.

ОТЕЦ ( затянувшись сигарой) Они с уксусом?

ДРУГ. На халяву уксус слаще сиропа. Не в затяжку! Идиот.

ОТЕЦ. ( прокашлявшись) Столько шума о красивой жизни. А виски дрянь. Самогон у бабки лучше идет. Текила – одно паскудство, бураковка. Рыбка, да вкусно. Но клубника поздняя – силос.

ДРУГ. Это мелочи.

ОТЕЦ. Согласен. Вот тачка не отнимешь. Не наш вторчермет. Красиво. Но настоящая красота…Понимаешь, она живая. Как сказать, не знаю. Дети заходят , и меня в дрожь бросает. Даже не верится, что они мои. Помнишь, про церковь говорил. Я смотрел на тамошние лица: ну мужики суровые, слащавые юнцы. Мои другие. Они ангелы. На земле такой красоты нет. Вокруг прыщавые, потные рожи. А на них посмотришь: и в глазах искры. На черта мне седьмое небо, когда мое небо здесь.

ДРУГ. Нельзя так хвалить детей.

ОТЕЦ. Знаю. Самому страшно. Особенно сейчас . Зачем они развалили страну?!

ДРУГ. Так воровать легче. По частям тащить сподручнее.

ОТЕЦ. Идем смотреть детвору.

ДРУГ. Пусть спят.

ОТЕЦ. Идем.

ДРУГ. Пей лучше.

ОТЕЦ. Пойми, я счастливый , только благодаря им. У меня самые умные и здоровые дети. Что еще надо отцу? Иногда мне страшно дышать в их присутствии. Они обязательно станут кинозвездами или телеведущими. Они прославятся и не забудут своего Отца. Даже, если останутся простыми людьми – счастья не убавится. У них будут красивые возлюбленные, и тогда их дети обязательно добьются высот в этой жизни. Потому что мы честные и чистые люди . Даже, если не добьются: не велика беда. Мы будем встречаться по выходным и праздникам. По всем комнатам будут носиться счастливые малыши. ( слышится многоголосье детского хора) Когда мы будем прогуливаться по улице все будут знать : идет достойная семья.

ДРУГ. ( почти шепотом) Они не будут счастливы и медленно сойдут с ума друг от друга.

ОТЕЦ, Кто сойдет?

ДРУГ. Что?

ОТЕЦ. Ты сейчас сказал.

ДРУГ. Ничего я не говорил. Послышалось.

ОТЕЦ. Напились… До чертиков.


ЗАТЕМНЕНИЕ
( «Детская» постели Сына и Дочери стоят напротив . Сын и Дочь сидят каждый на своей постели с подаренными мишками.)

ДОЧЬ. (встает, пытаясь забрать медведя у Сына) Отдай. У тебя железяки есть.

СЫН. Их же два!

ДОЧЬ. Мало! Все белые пушистые в этой квартире мои. Отпусти, порвем .

СЫН. Ты как маленькая.

ДОЧЬ. ( завладев обеими медведями) Буду их целовать, обнимать и мыть им глазки.

СЫН. Смех ты ходячий.

ДОЧЬ. Он такой молодой.

СЫН. Который ? Их двое.

ДОЧЬ. Наш новый знакомый, папкин друг.

СЫН. Мама сказала: он старше отца на полгода.

ДОЧЬ. Ты похож на него.

СЫН. ( беззлобно) Брось .

ДОЧЬ. Правда. И рост, и фигура. Погоди. ( Дочь выбегает в «залу»)

( Сын подходит к шкафу и открывает дверцу и смотрит на себя в зеркало. Он ощупывает себя, напрягает мышцы рук и живота. Вбегает Дочь .)

ДОЧЬ. Он пьяный спит на диване.

СЫН. Еще бы, они с отцом так намешали.

ДОЧЬ. Он красивый. Правда, красивый. И ты красивый. Думаешь Мать ?

СЫН. Прекрати.

ДОЧЬ. Что прекрати?! Представь , что ты его сын. Денег много, не жадный. Видел, как в супермаркете он брал самое дорогое, не глядя на цены. Отец, даже с прессом баксов , искал бы подешевле. Он заберет нас , купит тебе дорогую машину «Порш» или «Феррари» и мы будем гонять во всех этих «Гуччи», «Версаче». Крутизна.

СЫН. А Мама с Папой?

ДОЧЬ. Мы им денежку станем высылать каждый месяц. Папка купит себе приличный костюм, а мама вечернее платье. Будут ходить по театрам , и делать себе бутерброды в палец толщиной из черной икры.

СЫН. Хорошо, я сын, а ты?

ДОЧЬ. Кто устоит перед такой девушкой? Посмотри, грудь какая. Это не расплывшиеся бабские медузы . Целлулоид сплошной.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет