По правде о «ваххабизме»



жүктеу 1.16 Mb.
бет1/6
Дата16.06.2018
өлшемі1.16 Mb.
  1   2   3   4   5   6

ПО ПРАВДЕ О «ВАХХАБИЗМЕ» 1

Шейх доктор Мухаммад Исмаиль аль-Мукаддам, да сохранит его Аллах!

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!



Предисловие редактора

В конце восьмого века от хиджры исламский мир достиг последней ступени в своём упадке. Двери иджтихада, знания и мысли были давно закрыты, а на практике всё обстояло ещё хуже. Однако в начале двенадцатого века от хиджры этот упадок достиг такой степени, что даже в душах неверующих шевельнулась жалость. Они растерялись, сравнив положение мусульман в этот период с их положением во времена сподвижников.

Американский писатель Стоддарт (lothrop Stoddard) сказал: «Что же касается религии, то её окутало чёрное покрывало, и единобожие, которое проповедовал обладатель послания (Мухаммад ), густо обросло суевериями и покрылось толстыми плёнками суфизма. В мечетях почти не стало молящихся, зато увеличилось число невежественных проповедников, и множество нищих дервишей ходили от места к месту, обвешанные талисманами, амулетами и чётками, внушая людям ложь и сомнения и побуждая их совершать паломничество к могилам святых и прикрашивая в глазах людей испрашивание заступничества у покоящихся в могилах. И люди пребывали в неведении относительно достоинств Корана. И повсеместно распространились спиртные напитки и опиум. Распространился порок, и установленные религией запреты нарушались без страха и стыда.

Благословенную Мекку и Пресветлую Медину постигло то же, что и другие мусульманские города, и священный хадж, который Аллах предписал совершать каждому мусульманину, имеющему такую возможность, превратился в обыкновенный балаган.

В общем, мусульмане перестали быть мусульманами и пали столь низко, что если бы обладатель послания вернулся в этот мир в ту эпоху и увидел это печальное зрелище, он непременно разгневался бы и проклял бы заслуживших проклятие мусульман подобно тому, как проклял он вероотступников и идолопоклонников»2.

Эмир Шакип Арслан говорил: «Если бы свой мудрый философ или талантливый историк, видящий все недуги общества, решил поставить мусульманам этой эпохи диагноз, он бы не смог не согласиться с тем, что сказал американский писатель Стоддарт»3.

Если вас не утомит, послушайте ещё одну историю, написанную другим западным комментатором: «В восемнадцатом веке чувства мусульман остыли и номинальный халиф лишился силы, так что жители южных областей не признавали его власть, а жители Йемена вышли из-под его контроля ещё несколько веков назад. А влиятельные люди Мекки противоречили своему правителю больше, чем христиане. Что же касается единства направления, которое наблюдается сейчас, то в те дни оно почти не ощущалось. Если говорить о духовном центре — Мекке, то там господствовала роскошь и изнеженность, и можно было обнаружить расположение и симпатию к чему угодно, но только не к воздержанности, равнодушию к мирским благам и благочестию… И это притом, что они своими глазами видели, как англичане завоёвывают Индию. И войска неверующих ступили на землю турок… Однако арабы почти не замечали этих событий. Что же касается гнева и желания отомстить, которое демонстрируют сегодня мусульмане по отношению к Великобритании, Франции и России, то в те времена ничего подобного не было. А поскольку не было гнева, не было и благородного пыла, — что уж там говорить о призыве к исламу!

В заключение можно сказать, что ислам двигался в сторону упадка. Что же касается подъёма, которого достигли исламские течения в Африке и Китае в девятнадцатом веке от хиджры, то ничего подобного никто не мог ожидать в те дни»4.

Вместе с тем положение в Неджде — сердце Аравийского полуострова — было ещё хуже. Самое малое, что можно сказать о нём: жители Неджда достигли дна в своём нравственном упадке и перестали различать добро и зло в своём обществе. Языческие убеждения утвердились в их сердцах за прошедшие века, и очень многие люди считали, что эти суеверия и есть правильная, настоящая религия, и они совершенно не были готовы к тому, чтобы хоть на шаг отойти от того, чего придерживались их отцы, вне зависимости от того, правильно это было или неправильно.

В аль-Джубайле (Вади Ханифа) поклонялись могиле Зейда ибн аль-Хаттаба, в ад-Дир‘ие также были подобные могилы и усыпальницы, приписываемые некоторым сподвижникам. Это были центры языческого поклонения в Дехне. В Вади Губайре стояла могила Дырара ибн аль-Азвара. С этим сооружением было связано много мифов и нововведений. Не описать пером то, что делали юноши и девушки со старым деревом в аль-Фида. Женщины, страдавшие бесплодием, шли к этому дереву, чтобы попросить у него детей, а у пещеры близ ад-Дир‘ии совершались такие непристойные деяния и мерзости!... Продолжать можно бесконечно5.

И всё это совершалось под именем религии, а люди, которые хоть что-то знали о фикхе и хадисах (их было крайне мало) не находили в себе силы, чтобы бросить вызов (этому язычеству) и побуждать к одобряемому и удерживать от порицаемого.

Если говорить о политической ситуации, то и она была по-настоящему плачевной. Гражданская война вспыхивала время от времени во всех концах Неджда. Бану Халид контролировали северную часть Неджда (Джабаль-Шамр). Там проживали племена Тайй и Хаса. А в ад-Дир‘ие было племя ‘Анза, старавшееся укрепить свою власть. А в Манфухе близ ад-Дир‘ии заправляли дауситы. Несмотря на маленькую площадь области, Неджд был поделен на несколько мелких государств и эмиратов6.

В те тёмные дни Мухаммад ибн ‘Абду-ль-Ваххаб, жил.

И поднялся, призывая к религии Аллаха и следованию за Его Посланником : «Я не призываю — и хвала Аллаху! — к мазхабу какого-нибудь суфия, факыха, приверженца калама или возвеличиваемого имама наподобие Ибн аль-Каййима, аз-Захаби, Ибн Касира и других. Но я призываю к одному лишь Аллаху, у Которого нет сотоварищей. И я призываю к Сунне Посланника Аллаха , следовать которой он велел и первым поколениям своей общины и последним. И я надеюсь, что никогда не отвергну истину, пришедшую ко мне. И я призываю Аллаха в свидетели, а также Его ангелов и все Его творения, что если придёт к нам от вас слово истины, я непременно приму его, но отброшу в сторону все слова имамов, противоречащие ей (Сунне), потому что только Посланник Аллаха  не говорил ничего, кроме истины…»7

Следовательно, шейх Мухаммад ибн ‘Абду-ль-Ваххаб заслуживает справедливого и беспристрастного отношения с нашей стороны, поскольку он не говорил и не делал ничего, кроме того, что заслуживает не просто справедливой оценки, но и поддержки и обращения к Аллаху с мольбами за него. Он не принёс ничего нового, он не изобрёл ничего от себя. Он основывался на Книге Аллаха, к которой не подберётся ложь, и на Сунне Его Посланника , то есть его словах, действиях и его молчаливом одобрении слов или действий других людей. Таким образом, все его мнения, слова и дела основаны на Коране, Сунне и программе наших праведных предшественников.

В призыве шейха Мухаммада ибн ‘Абду-ль-Ваххаба (да помилует его Аллах) нет никакой запутанности и неясности, и нет философии. Этот призыв так же ясен, как сам ислам. Этот проповедник следовал в своём призыве за Посланником Аллаха  и его благородными сподвижниками и праведными предшественниками из числа членом мусульманской общины. Он многое перенял от своих предшественников — мусульманских учёных, особенно от шейха ислама Ибн Таймиййи (да помилует его Аллах), который участвовал в джихаде на пути Аллаха. Следуя их примеру, он вернул людей к Корану и Сунне и отстаивал ‘акыду Ахлю-с-Сунна ва-ль-джама‘а. Их влияние хорошо заметно в призыве шейха Мухаммада ибн ‘Абду-ль-Ваххаба, главной осью которого был призыв к признанию Единственности Аллаха как Господа и Бога и Его Единственности в обладании совершенными именами и качествами. Он также призывал не обращать ни один из видов поклонения к кому-то или чему-то помимо Аллаха. Это основа призыва всех посланников (мир и благословение Аллаха им всем), в том числе и последнего из них и их предводителя — нашего Пророка Мухаммада , который усердствовал ради Аллаха истинным усердием, дабы люди поклонялись только Аллаху. Всевышний Аллах сказал: «Мы не посылали до тебя ни одного посланника, которому не было внушено: “Нет божества, кроме Меня. Поклоняйтесь же Мне!”» (21:25).

Это и есть цель сотворения Аллахом всего сущего. Как сказал Всевышний Аллах: «Я сотворил джиннов и людей только для того, чтобы они поклонялись Мне» (51:56).

Шейх Мухаммад ибн ‘Абду-ль-Ваххаб (да помилует его Аллах) был дальше всех людей от огульного обвинения людей в неверии, крайностей и чрезмерности, чем кто-либо другой, и в его книгах и письмах можно найти множество доказательств этому8. В их числе и слова шейха, сказанные им в свою защиту после того как его необоснованно обвинили в том, что он якобы считает мусульман, отклонившихся от прямого пути, неверующими. Шейх (да помилует его Аллах) сказал: «И я не считаю никого из мусульман неверующим по причине греха, и не считаю его вышедшим из ислама».

Он также сказал: «Есть среди нас люди, утверждающие, что я якобы считаю неверующими всех людей, кроме тех, кто последовал за мной, и утверждаю, что их браки недействительны… Как удивительно! Как может прийти такое в голову разумному человеку? Разве может сказать нечто подобное мусульманин или даже немусульманин, знающий или даже умалишённый?..»

Шейх в своей программе объединил переданное (аяты и хадисы) с разумом, потому что слепое следование мнениям определённого мазхаба и отдаление от Откровения, переданного нам, это и есть косность. Он возвращает мнение к ‘акыде и идею — к основе, несмотря на то, что это лишь усилие (иджтихад) человеческого разума… Шейх разъясняет свою программу, основанную на необходимости исходить из достоверного доказательства, переданного нам, а не из слепого подражания и «традиционного» мышления, которые в течение нескольких веков господствовали в мусульманской общине. Программа шейха предполагала открытие дверей иджтихада, основанного на переданном нам доказательстве при полном уважении к имамам мазхабов и их иджтихадам, при условии, что их иджтихады не являются препятствием для иджтихадов остальных учёных-имамов остальных эпох. Шейх кратко излагает основные положения своей программы в следующем высказывании:

«Между мной и вами нет разногласий в том, что если учёные достигли единодушия в каком-либо вопросе, следование им в этом вопросе становится обязательным. А если они разошлись во мнениях, то обязан ли я принимать истину от того, кто принёс её? Или же я должен принимать мнение кого-то из них без всяких доводов и утверждать, что истина — в его словах? Ты выбрал второе. Но это как раз то, что Аллах осудил и назвал ширком — превращение учёных в господ… Я же придерживаюсь первого, призываю к нему и отстаиваю его в дискуссиях».

Той же программе шейх следовал в своём отношении к мнениям ханбалитского мазхаба, которым он в основном следовал при условии их чёткой обоснованности (текстами Корана и Сунны). Если внутри мазхаба обнаруживалось несколько мнений, например, когда от самого имама Ахмада передавалось два мнения или его последователи высказали несколько мнений, то шейх говорил: «Если мнение последователей Ахмада отличается от мнения самого Ахмада, мы говорим, что данный вопрос следует возвращать к Аллаху и Его Посланнику (то есть к Корану и Сунне), а не к словам Ахмаду и не к словам его последователей. Что же до твоего утверждения: мол, у каждого свои доказательства, то достоверные доказательства не противоречат друг другу, а, напротив, подтверждают друг друга, однако бывает, что один из них допускает ошибку в доказательствах: либо приводит в качестве доказательства недостоверный хадис, либо приводит достоверный текст, однако неправильно понимает его».



Почему же некоторые люди намеренно поступают несправедливо по отношению к этому человеку?

Могу сказать, что несправедливы по отношению к шейху две категории его оппонентов. К первой категории относятся люди, которые не знают истинной сути этого призыва. Всё, что они знают, — неверные сведения, полученные ими от врагов призыва, которые прилагают усилия для того, чтобы испортить репутацию, как самого призыва, так и его основателя и его последователей и их государства. В действительности такие оппоненты стали жертвами пропаганды, направленной против призыва, прежде чем стать оппонентами для самого призыва. Эти заблудшие оппоненты нуждаются в тех, кто сказал бы им правду о саляфитском призыве, дабы они изменили своё негативное отношение к нему.

Ко второй категории оппонентов относятся те, кто знает правду о саляфитском призыве, однако относится к нему и его последователям враждебно по причине фанатизма и личной испорченности, злобы и зависти, нежелания блага другим и стремления быть на виду, а также нежелания думать о возможных последствиях. Для этой категории оппонентов нужны люди, которые дали бы им достойный ответ.

Нет ничего необычного в том, что оппоненты набросились на него — именно так всегда, во все времена, поступают слабые люди, следующие своим страстям и имеющие корыстные цели. Важно отметить, что он не вёл войну против них — это они стали бороться с ним. И он не пытался изгнать их из их земель, а они изгнали его из родных мест и заставили его переезжать с места на место в поисках убежища и великого человека, крепко стоящего на ногах в этом мире, чтобы соединить свою религию с его мирскими благами и исправить его жизнь посредством своей религии, дабы он защищал призыв и его основы и его последователей. И он нашёл такого человека. Он поверил в его правдивость и встал плечом к плечу с ним и позади него и предрёк ему царство, и предречённое им исполнилось, да так, что никто не мог себе прежде даже представить это. И вместе с тем он не потребовал для себя власти и не изъявил желания стать соправителем — он не желал ничего, кроме награды от Аллаха.

Они притесняли его и до сих пор относятся к нему несправедливо. Однако благодаря помощи Аллаха и благодаря усилиям верующих основы этого призыва распространились по миру, подобно лучам солнца, которые распространяются утром, вытесняя ночной мрак.

Способный видеть увидел эти лучи, а тот, кто слеп, не заметил их. Тот, кому Аллах помог в этом, смог увидеть силу этого призыва и проанализировать всё точно и беспристрастно.

Тебе, о читатель, о тот, кто уважает свой разум и беспристрастно и справедливо относится к самому себе, адресовано это послание…

Абу Умар Салим ибн Мухаммад аль-Газзи

ПРЕДИСЛОВИЕ

Хвала Аллаху, Который помог Своему возлюбленному пророку Мухаммаду  страхом, который испытывали его враги на расстоянии месяца пути от него, и сделал победу неизменным спутником его последователей до скончания времён. И да благословит Аллах Своего раба и посланника Мухаммада, членов его семьи и его сподвижников и да ниспошлёт он им мир постоянный и необъятный!

И далее…

Таков неизменный обычай, установленный Всевышним Аллахом: приверженцы ложного всегда противостоят приверженцам истины и призывающим к ней. Пытаясь настроить людей против них и посеять сомнения вокруг них, дабы отвратить их от пути Аллаха и заставить уклониться в сторону.

Но призывы к исправлению, реформам и очищениям не приемлют «срединные» и половинчатые решения. Поэтому они борются с неправильными убеждениями и, вначале, встречают яростное сопротивление — у оппонента срабатывает защитный рефлекс. Сталкиваясь с чем-то привычным, но неправильным, восставая против него и пытаясь изменить его, эти призывы бросают вызов сторонникам этого неправильного и всем тем, кому выгодно его существование. И это приводит к возмущению, настрою против себя. Какими бы жертвенными и спасительными ни были они по своей сути. И это естественное положение вещей.

Поэтому когда взошла звезда шейхуль-ислама Мухаммада ибн ‘Абду-ль-Ваххаба, да помилует его Всевышний Аллах, он столкнулся с нежеланием смиряться со стороны своих оппонентов и их упорством в приверженности ложному. И дело не ограничилось вооружёнными выступлениями против его призыва. Некоторые взялись за перо, стремясь исказить суть этого призыва, оклеветав и оболгав его, чтобы у людей сложилось ложное представление о нём.

Многие поспешили с выводами, причём некоторые из них вообще не читали ничего из написанного шейхом, а составили своё представление на основе того, что написали о нём его враги. И политика сыграла здесь немалую роль, особенно политика Британии, которая зорко следила за началом исламского возрождения, дабы успеть покончить с ним до того, как оно обретёт силу и принесёт плоды.

Кроме того, Османская империя, на просторах которой получили широкое распространения радикальные суфийские тарикаты, обрушилась на молодой призыв, так как указанный этим призывом путь, отличался от избранного ими и расходился с ними в некоторых вопросах ‘акыды. В частности, в вопросе посредничества при обращении к Аллаху с мольбами (тавассуль), испрашивания помощи у умерших и других нововведениях и разновидностях придавания Аллаху сотоварищей (ширк).

Сюда следует добавить и рафидитов, которые скверно отзывались о сподвижниках Посланника Аллаха  и известнейших членах семьи посланника Аллаха  (ахлю-ль-бейт) и практиковали различные проявления ширка, считая их основами религии.

И пусть же никто не думает, что трения и разногласия между последователями Ибн ‘Абду-ль-Ваххаба и их оппонентами сводятся исключительно к «ваххабитам». В действительности это убеждения наших праведных предшественников и первого поколения мусульман, основанные на доказательствах из Корана и Сунны и соответствующие пути пророчества. Заслуга шейха и его последователей состоит лишь в оживлении, возрождении этих убеждений, — они обновили их, напомнили о них мусульманам, поставили их на вид и стряхнули с них пыль нововведений.

И в подтверждение своим словам я приведу не только свидетельства сотен выдающихся исламских учёных, которые защищали этот призыв и признали его огромную обновленческую роль. Я собираюсь начать со свидетельств оппонентов ислама, которые оценивали этот призыв беспристрастно.

Как сказал поэт:

А также одна из жен, которую хвалят другие жены,

Ведь известно, что истинное достоинство — достоинство признанное соперниками!

А потом я перейду к высказываниям известных исламских учёных в поддержку этого призыва.

В Британской энциклопедии мы можем обнаружить следующее: «Ваххабитское движение — движение очищения в исламе. Ваххабиты следуют только учению Пророка и отметают всё остальное, и враги ваххабизма — это противники правильного ислама»9.

И сказал испанский востоковед Армано: «Ложь, возведённая на ваххабизм, и наклеенные на него ярлыки не имеют никакого отношения к действительности. Ваххабиты хотят возвращения к исламу эпохи сподвижников Мухаммада ».

Востоковед Гольдцейхер, автор книги «Убеждения и Шариат», писал: «Если мы станем исследовать природу связи между суннитским исламом и ваххабитским движением, мы обнаружим примечательный факт, достойный нашего внимания, особенно с точки зрения истории религий: каждый беспристрастный исследователь событий, связанных с исламом, обязан считать ваххабитов сторонниками исламской религии в том виде, в котором основал её Пророк и его сподвижники, и целью ваххабитов является возвращение ислама к первоначальному состоянию».

Бернард Льюис, автор книги «Арабы в истории», сказал: «Проповедуя ислам, свободный от любых примесей, ислам, который господствовал в первом веке его существования, Мухаммад ибн ‘Абду-ль-Ваххаб, призвал к отдалению от всего, что было добавлено к убеждениям и поклонению, считая эти добавления нововведениями, чуждыми правильному исламу».

И сказал английский востоковед Джоб, автор книги «Гражданские направления в исламе»: «Если говорить об области идеологии, то ваххабизм, посредством вмешательств, проявленных против агрессивного искажения и против теории единства бытия, цель которого заключалась в искажении исламского единобожия, был очень полезным фактором для спасения душ и движением очищения, которое постепенно достигает успеха в исламском мире».

Сказал Буркхардт: «Если мы захотим описать ваххабизм, то в действительности это не что иное, как ислам в его первозданной чистоте».

Он также сказал: «Описать религию ваххабитов — значит описать исламское вероубеждение, поэтому учёные Египта объявили, что не обнаружили никакой ереси в ваххабизме».

Немецкий историк доктор Дакберт пишет в своей книге «Абду-ль-‘Азиз», что «сердцем шейха Мухаммада ибн ‘Абду-ль-Ваххаба овладела новая идея, касающаяся силы арабов. Он считал, что причиной ослабления арабов, которое привело к подчинению их власти иностранных интервентов, было их отдаление от пути праведных предшественников, их разделение на разрозненные группы, а также отдаление от их исконной арабской нравственности».

Далее он говорит: «Шейх считал, что путём к спасению является возвращение к установлениям религии, к истинному учению Посланника. И он начал призывать по внушению своей совести и веры к борьбе с нововведениями, которые попали в религию за прошедшие века и вводившие в эти заблуждения, постановления учёных религии. Считая весомым аргументом лишь то, о чём ясно и однозначно говорится в Коране, а также то, о чём достоверно известно, что оно относится к пророку Мухаммаду . И он стал бороться, против почитания праведников как святых и превращением их в посредников между Аллахом и людьми, используя все свои силы, которые он черпал из своих непоколебимых убеждений. Он призвал разрушить до основания гробницы и мавзолеи “святых”, к которым стягиваются люди, взяв пример с благородного Пророка, который боролся с таким нововведением как святопочитание строений и поклонение идолам, унаследованное от времён невежества» (цитируется в сокращении).

Известный французский историк Сидьё сказал примерно следующее: «Англия и Франция, узнав о появлении Мухаммада ибн ‘Абду-ль-Ваххаба и Ибн Су‘уда и о том, что все арабы примкнули к ним из-за того, что они оба поднялись для возрождения слова религии, испугались, что мусульмане очнутся и примкнут к ним, и выйдут из отвлечённого и растерянного состояния, и ислам снова станет таким, каким был он во времена ‘Умара, следствием чего станут религиозные войны и исламские завоевания, в результате которых Европа окажется в огромном убытке. Поэтому они стали побуждать Османского государства воевать с ним, и поручили это Мухаммаду ‘Али-паше».

Доктор Таха Хусайн пишет в своей книге «Литературная жизнь на Аравийском полуострове» (с. 13) о ваххабизме: «Этот мазхаб — новый и старый одновременно. Он новый для его современников, однако, по сути своей он старый, поскольку является ничем иным, как разумным призывом к чистому исламу, очищенному от любых примесей ширка и язычества. Это призыв к исламу в том виде, в котором принёс его Пророк , в котором поклонение посвящено только Аллаху и устранены любые посредники между Аллахом и людьми».

Он также сказал на страницах 13 и 14: «И если бы не то обстоятельство, что турки и египтяне объединились для борьбы с этим течением в его вотчине, используя силу и оружие, с которым бедуины не были знакомы, то вполне можно было бы ожидать, что это течение сделало бы слово арабов единым в двенадцатом и тринадцатом веках от хиджры, как в своё время появление ислама объединило их в первом веке».

Таха Хусайн также сказал: «Ваххабитам не удалось повторить победу ислама, но им удалось доказать возможность её повторения или, по меньшей мере, подкрепить доводы тех, кто отвергает навязанное Западом решение».

Ахмад Амин сказал: «Шейх Мухаммад ‘Абдо вырос в Египте и видел, как учением Ибн ‘Абду-ль-Ваххаба пропитывается воздух. И он изучил основы этого учения со времён посланник Аллаха  и до времён Ибн Таймийи, а потом и до времён Ибн ‘Абду-ль-Ваххаба. И его заветной мечтой было сделать что-нибудь благое для мусульман. Его усердие и поиски привели его к двум принципам, на которых Мухаммад ибн ‘Абду-ль-Ваххаб построил своё учение. Первый принцип: борьба с нововведениями и оказавшим негативное влияние на исламскую ‘акыду придаванием Аллаху сотоварищей — “святых” и возвеличиванием могил и гробниц наряду с Всевышним Аллахом. Второй принцип: открытие двери иджтихада, которую закрыли слабоумные подражатели (мукаллид). И он посвятил себя служению этим двум целям» 10.

Шейх Хафиз Вахба упоминает в своей книге «Пятьдесят лет на Аравийском полуострове», что он слышал, как шейх Мухаммад ‘Абдо, муфтий Египта, «хвалил в своих лекциях, которые читал в “Аль-Азхаре”, шейха Мухаммада ибн ‘Абду-ль-Ваххаба, называя его великим реформатором, и возлагая ответственность за прекращение его реформаторского призыва на турок, а также на Мухаммада ‘Али-пашу из-за их невежества и слепого следования своим учёным современникам, которые пошли по стопам своих предшественников в утверждении нововведений и суеверий и отказе признать утверждённые исламом истины».

Ахмад ибн Са‘ид аль-Багдади сказал: «Если говорить о сущности этой группы, то она придерживается ханбалитского мазхаба, а всё, что пишут историки об убеждениях этой группы, суть искажение, поскольку полно противоречий, что очевидно каждому, кто возьмётся изучить сказанное ими с должным вниманием и обстоятельностью. Дело в том, что большинство восточных историков черпают сведениях в трудах и высказываниях историков западных. Если историк, от которого передаются сведения, действительно обладает знаниями и правдив в своих словах, то всё портит перевод, слишком сухой и буквальный, затушёвывающий истинный смысл сказанного. А если историк неправдив, то и говорить нечего. Некоторые из них утверждают, что эта группа запрещает применять к Пророку  описания, содержащие хвалу и возвеличивание. Они утверждают также, что представители этой группы верят в изначальность Корана. Уже здесь мы видим явные противоречия. Ведь верящий в изначальность Корана верит и в его содержание, а в Коране Пророк  восхваляется. Всевышний Аллах сказал:



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет