Подавление мятежа



жүктеу 130.96 Kb.
Дата26.10.2018
өлшемі130.96 Kb.
түріЗакон

Подавление мятежа

http://правь.рф/istorija-rossii-xx-vek/9-podavlenie-myatezha.html


«Представлялось избрать один из двух путей: назначить энергичного военного человека и всеми силами постараться раздавить крамолу; затем была бы передышка, и снова пришлось бы через несколько месяцев действовать силой; но это стоило бы потоков крови... Другой путь — предоставление гражданских прав населению... Кроме того, обязательство проводить всякий законопроект через Думу — это, в сущности, и есть конституция»
(Император Николай II)

То, что революция 1905 года была не спонтанной, а хорошо организованной, стало ясно сразу же после трагических событий 9 января. Страна будто бы взорвалась: Прибалтика, Польша, Кавказ, Закавказье и Малороссия восстали как по команде. Мятеж, который революционная оппозиция готовила на деньги Шиффа, Исаака Мортимера, Рокфеллера и японской разведки, начался.

Удивительная скоординированность революционеров и высокий уровень вооруженности так называемых дружин боевиков полностью развенчивает миф о стихийности событий 1905 года. Это было хорошо подготовленное террористическое нападение на нашу Родину. Сразу после событий 9 января, словно по команде, начались вооруженные мятежи по всей стране.

11 января социал-демократы и БУНД организовали беспорядки в Риге. 18 февраля бундовцы устроили восстание в Минске. 18 января началась забастовка в Тифлисе, организованная на японские деньги Деканозовым. Боевики попытались остановить перевозки на кавказской железной дороге, и только решительные действия двух рот пехоты смогли разблокировать движение поездов. 23 января в том же Тифлисе в районе Ереванской площади произошло столкновение между полицией и революционерами. И здесь кровопролитие организовали не царские войска, но революционеры-экстремисты.

«Войска и полиция действовали шашками и нагайками, а рабочие отвечали выстрелами из револьверов и ударами камней и палок» (Из воспоминаний большевика В.К. Таратуты).

Беспорядки начались также в Сухуми, Батуми, Баку и Кутаиси. Шла война с Японией, но повсюду происходили диверсии на железных дорогах, словно это была не русская страна, не Россия, но окуппированная немцами Белоруссия образца 1942 года. На страну обрушился настоящий шквал грабежей и убийств. Убивали полицейских, убивали чиновников, убивали земских врачей и учителей, убивали даже рабочих, тех, которые отказывались бастовать. Кровь текла рекой.

Вот хроника одной только весенней недели того страшного года. 5 апреля ночью в пределах одной только Тверской губернии был убит подполковник Добровольский. 6 апреля в Тифлисе в местное общество сельскохозяйственного кредита явились аж 15 человек, вооруженных револьверами и кинжалами. Они похитили из кассы банка 7 тысяч рублей и убили директора общества. 9 апреля в Тамбове совершено покушение на генерала Клавера. 13 апреля в городе Холме был убит начальник жандармского управления.

Всего за революцию террористы убьют около 50 тысяч человек. Это ровно столько же, сколько наша страна потеряет в войне с Японией.


Вспыхнул мятеж в Царстве Польском. 5 июня начались беспорядки в городе Лодзе, подготовленные польскими революционерами Пилсудским и Дмовским. Начались бои с полицией. Восстанием руководили БУНД и польская социалистическая партия ПСН. Один из активных членов боевых дружин ПСН по кличке Цыган признал после ареста, что самолично убил 19 чинов полиции и жандармерии.

«Цыган всегда присутствовал на похоронах убитых им. Его неудержимо влекло к трупу умерщвленного им человека» (П.Мультатули «Император Николай II и революция 1905-1907 годов»).

Одним из руководителей ПСН был предок знаменитого телеведущего Владимира Позднера. Вообще, родственные связи играли в среде революционеров существенную роль. В своей статье «Александр Позднер и его братья» Александр Владимирович Островский рассказывает историю революционных предков Владимира Позднера. Его дедушку звали Александр Позднер. Один из братьев Александра Позднера Семен являлся лидером польской партии социалистов и был одним из руководителей военной организации этой партии. Особую известность получил другой брат Александра Позднера Соломон – известный еврейский общественный деятель, сыгравший большую роль и в еврейской общественной жизни в России до 1917 года, затем иммигрировавший заграницу, где он также обладал большим влиянием в российской политической иммиграции. Но особый интерес представляет еще один брат – Матвей Позднер. Он был женат на Розалии Гоц, дочери известного московского чаеторговца Рафаила Гоца, один из сыновей которого, Михаил, был народовольцем, а затем стал создателем партии социалистов-революционеров. Надо сказать, что с этой партией был связан и его младший брат Абрам Гоц. Матвей Гоц, который был, кстати, банкиром, был связан родственными узами с семьей, которая играла огромную роль в революционном движении.

Всеобщая забастовка

В сентябре-октябре 1905 года Россию охватила всеобщая стачка. В это время из заграницы в Петербург прибыл один из главных организаторов революции некто Парвус, он же Израиль Лазаревич Гельфанд, выходец из Одессы. Германская социал-демократия начинает оказывать существенную помощь русским социал-демократам. Связующим звеном между германскими социал-демократами и русскими революционерами как раз и оказывается Гельфанд-Парвус.

Говоря о личности Парвуса, не следует преуменьшать интеллектуальную мощь этого политического игрока. Именно Парвусу принадлежит замечательная идея публиковать в газетах заказные статьи, которые провоцировали экономический кризис. Так уж получается, что, если общество начинает верить в то, что страна находится на грани экономической катастрофы, эта экономическая катастрофа превращается из мифа в реальность. Вкладчики начинают забирать свои вклады, наступает хаос в банковской системе. Задолго до Джорджа Сороса Парвусом была опробована эта методика в России.

Россия оказалась на краю гибели. Страна подверглась нападению как снаружи, атакуемая Японией, так и изнутри, раздираемая революционерами. Прекратилось производство боеприпасов и военной техники для японского флота. Стали прерываться железнодорожные перевозки. Власти во всей стране, как и в Петербурге, оказались не готовы к сопротивлению революционному террору. Люди отказывались занимать должности губернаторов и чиновников, боясь быть убитыми. В довершение, началась всероссийская забастовка.

«Что такое всеобщая забастовка Россия теперь очень хорошо узнала на практике. Она остановила движение железных дорог, почт, телеграфов, погрузила города во тьму, остановила подвоз съестных припасов, прекратила работу фабрик и заводов, прекратила занятия науками, лишила население всей страны возможности добывать средства к существованию… (Л.Н. Тихомиров, Российский государственный исторический архив).
 Показать / Скрыть текст

Волнения охватили деревню. Организаторами крестьянских беспорядков выступили эсеры. В течение всего 1905 года и в лето 1906 горели поместья, имения и дачи. Но наибольшей силы выступления достигли в первопрестольной столице.



Московский мятеж

9 декабря 1905 года в Москве разыгрался нешуточный бой между революционными дружинниками и войсками. Боевики планировали захватить Николаевский вокзал и прервать сообщение Москвы с Санкт-Петербургом. 10 декабря дружинники, вооруженные иностранным оружием, начали убивать солдат, офицеров и полицейских. Мятежники выгоняли горожан на улицы и заставляли строить баррикады. Начались грабежи магазинов и убийства простых обывателей. Московские власти самоустранились от борьбы с восстанием. Ими не было оказано никакой помощи войскам. А вот революционеры получали действенную помощь от весьма влиятельных лиц.

«15 декабря полиция арестовала 10 боевиков. При них оказалась переписка, из которой стало понятно, что в восстании замешаны такие богатые предприниматели, как Шмидт и Морозов, а также либеральные круги России, которые через газету «Русские ведомости» передавали значительные пожертвования «борцам за свободу» (П.Мультатули «Император Николай II и революция 1905-1907 годов»).

На фабрике Шмидта революционеры устроили свой штаб. Там разместилось командование примерно семидесяти боевых отрядов, так называемых дружинников. При этом работники фабрики Шмидта подвергались с их стороны репрессиям. Их заставляли строить баррикады и доставлять боевикам еду. Московские власти, да и не только московские, активно помогали революционерам. Вот что писал министр внутренних дел Дурново московскому генерал-губернатору Дубасову:

«В Москве организовано беспримерное в истории дело – вооруженный грабеж, задавшийся целью истребить государственные, общественные и частные достояния…Грабеж этот черпает материальные средства из международного масонского заговора, из денег, ассигнованных премьером (Витте) и его кликой. Сейчас наступил момент, когда боевые дружины революционеров под угрозой смерти облагают гласно и негласно отдельные лица и целые учреждения. И ничего, платят!»

16 декабря центром боев стала Пресня. Мятежники захватили железнодорожные станции и перерезали сообщение Москвы с Казанью. Великая сибирская магистраль оказалась в блокаде. И тогда император посылает в Москву отряд лейб-гвардии Семеновского полка под командованием полковника Мина и полковника Римана, при этом государь-император приказал действовать решительно и жестко.

«Император высочайше указать соизволил, что на выстрелы войска должны отвечать выстрелами и сокрушать малейшее поползновение вооруженного восстания» (министр внутренних дел П.Н. Дурново).

Полковник Мин подавил московский мятеж. Он захватил штаб боевых дружин революционеров – фабрику Шмидта, очистил Пресню, а также освободил рабочих фабрики Прохорова, которых терроризировали революционеры.

«На фабрике имелся специальный дом, так называемый парламент, где ежедневно проходили сборища… Противодействовать этому никто не мог, так как руководители с помощью дружинников всех держали в страхе. В 4 часа дня полк дружинников оставил Прохоровскую мануфактуру, провожаемый благодарностью рабочих за избавление от негодяев, державших их в своих руках» (Из доклада полковника Г.А. Мина).

Вторая часть семеновского полка под командованием полковника Римана разблокировала железнодорожное сообщение Москвы с фронтом. После освобождения станции Люберцы крестьяне благодарили гвардейцев за избавление их от революционного террора.



Манифест 17-го октября

Подавление московского мятежа есть целиком заслуга самого царя. Назначение Николаем Александровичем генералом-губернатором Москвы волевого адмирала Дубасова и посылка в первопрестольную Семеновского полка остановили московский пожар. В целом по стране революционеры получили отпор лишь благодаря монархическим настроениям населения и преданности войск. Местные же власти часто не только не препятствовали революционерам, но и содействовали им.

«В Уфе по распоряжению губернатора Б.П. Цехановского были сняты все воинские патрули и оцепление, чтобы не мешать «праздновать торжество революции» Оружейные магазины, по распоряжению губернатора, торговали оружием, и революционеры спокойно покупали его. Была создана революционная милиция. Дело закончилось тем, что само население, которому надоели революционные игрища, безо всякой помощи войск и полиции разогнало революционеров» (из работы О.А. Платонова «Николай II»).

Подавляя революцию, поддержанную либеральной русской элитой, император прекрасно понимал, что спасти ситуацию в стране можно только возродив в ней традиционную систему управления. Николай II еще до японской войны хотел в полном объеме восстановить упраздненное Петром I земское управление. Но деятельность революционеров не позволяла это осуществить. Николай Александрович понимал и важность возрождения патриаршества, также упраздненного Петром Великим. Царю также было ясно, что необходимо возродить народное представительство, существовавшее в доромановской Руси. Но государь сознавал, что реформы должны быть постепенными. Однако, революция и русско-японская война требовали быстрых решений. Коммунисты в такой ситуации залили бы страну потоками крови. Но царь не мог на это пойти. Он пошел на реформы.

«Моя воля – воля Царская – созывать выборных от народа – непреклонна. Пусть установится, как было встарь, единение между Царем и всей Русью, общение между мной и земскими людьми…» (Император Николай II).

17 октября 1905 года император издал манифест, в котором была учреждена Дума, к работе в которой привлекались все классы населения. Автором самой реформы был император, но сроки ее проведения лоббировал Витте, убеждая Николая II в том, что, по его информации, мятеж сразу же прекратится. Давление на царя с целью как можно быстрее провести конституционные реформы оказывали не только либералы и премьер Витте, но и великий князь Николай Николаевич.

Царь прекрасно понимал, что учреждение Думы во время революции – дело рискованное. Мятеж уже вынудил его закончить войну с Японией, подписав портсмутский мир. В этой ситуации невозможно было рисковать тем, что на сторону мятежников встанет вся элита страны, ведь именно элита, а народ, требовала учреждения Думы.

«…вся смута происходит не от народа, а от образованного общества, с которым нельзя не считаться: государством управляет образованное общество» (Министр внутренних дел П.Н. Дурново из работы М.Ферро «Николай II).

Однако учреждение думы не улучшило ситуацию в стране. Революционеры восприняли манифест от 17 октября 1905 года как слабость власти. Вот что писал по этому поводу известный оппозиционер и масон Милюков:

«Ничего не изменилось – борьба продолжается!».

Для революционных партий манифест был большой неожиданностью. Они чувствовали, что забастовка ускользает у них из рук, что в народе нарастает сопротивление. У них не было ощущения победы. Издание манифеста о свободах и о законодательных правах Думы вызвало в их рядах полное недоумение. Вдали от столицы, революционеры приняли его за полную капитуляцию власти, тогда как в широкой массе преобладало ощущение, что «Царь дал свободу». Эту свободу понимали по разному, представляли себе весьма туманно; но народные толпы, вышедшие на улицу с царскими портретами и национальными флагами, праздновали издание манифеста, а не протестовали против него.

Введение военно-полевых судов

В начале 1906 года кровавый революционный террор достиг апогея. В Москве группа боевиков во главе с неким Масуриным разъезжала по городу на «Форде» и обстреливала полицейских, офицеров и торгующие магазины. Только за май 1906 года революционерами были убиты 122 высокопоставленных представителя власти. 13 августа был убит славный полковник Мин, командир Семеновского полка, спасший Москву в дни декабрьского восстания. А 14 августа в Варшаве был убит генерал-губернатор. Охранное отделение получило информацию о готовившемся покушении на самого царя.

В некоторых регионах революционеры и вовсе открыто захватывали власть в городах. Так в Новороссийске эсеры выгнали из города губернатора, при этом революционеры обложили население чудовищными налогами, запретили все партии, кроме революционных, ввели цензуру и назвали весь этот уголовный беспредел Новороссийской республикой.

В этой ситуации спас страну от полного коллапса сам император. Его слабохарактерность, как мы теперь видим, есть не более чем черный миф, сочиненный недоброжелателями русского царя и русского народа.

«Все боятся действовать смело, мне приходится заставлять их и самого Витте быть решительнее. Никто не привык брать на себя, и все ждут приказаний, которые затем не любят исполнять» (Николай II, из работы А.Н. «Боханова» император Александр III).

Император принял два важных решения: он назначил министром внутренних дел Петра Аркадьевича Столыпина и ввел военно-полевые суды. Дело в том, что военные суды не могли, по законам Российской империи, судить гражданских лиц, а суды присяжных часто оправдывали революционеров и мародеров, при этом террористы превращали суды присяжных в политические митинги. 24 августа 1906 года был опубликован указ о введении военно-полевых судов. По этому указу учреждались судебные тройки. Их приговор должен был приводиться в исполнение в течение 48 часов. При этом число казненных было многократно меньше числа жертв революционного террора.

«Всего военно-полевыми судами, за все время их существования с августа 1906 года по апрель 1907 года было приговорено к смертной казни 683 человека» (из работы Л.Г. Прайсмана «Террористы и революционеры, охранники и провокаторы»)

Число казненных было ничтожно по сравнению с числом людей, убитых революционерами. Общее количество жертв, павших от рук экстремистов - несколько десятков тысяч. А сколько погибло из-за революционеров людей на фронте? Ведь уже со времени январских событий в Петербурге, то есть в самый переломный момент войны, из-за забастовок на военных заводах поставки боеприпасов на фронт сократились. Из-за забастовок на железных дорогах сократился и подвоз свежих войск.

Николай II лично не упускал возможности, даже в период разгула террора, остановить казнь, если на это были хоть какие-то причины.
Дежурный флигель-адъютант Николая II генерал Орлов вспоминал, что в годы смуты во время своего дежурства в Петергофе он однажды вечером услышал в соседней приемной шум и голоса. Войдя в эту комнату, он увидел женщину, всю в слезах. Генерал Орлов успокоил ее, как мог. Она рассказала, что она – невеста студента. Он чахоточный. Войдя в партию эсеров, он не мог больше выпутаться и выйти из партии. Организация была арестована, и он также. Он осужден на смертную казнь и на следующий день должен быть казнен. Мольбы женщины подействовали на генерала Орлова. Он приказал подать тройку и поехал к государю; разбудив камердинера, просил о себе доложить. Государь вышел. Генерал Орлов доложил и подал прошение. Прочитав его, государь сказал:

«Я очень благодарю вас за то, что вы так поступили. Когда можно спасти жизнь человеку, не надо колебаться».

Государь вышел и, вернувшись, передал генералу Орлову две телеграммы - на имя министра юстиции и коменданта Петропавловской крепости: «Задержите казнь. Ждите приказаний». Государь отправил генерала Орлова в дворцовый телеграф, отправить телеграммы. Генерал Орлов исполнил приказание и сообщил женщине результаты. Она упала в обморок.

Год спустя генерал получил однажды письмо из Ялты. Письмо было от невесты помилованного, которая сообщала, что ее жених по приказанию государыни был осмотрен придворным врачом и послан за счет государыни в Крым. Она добавила, что ее жених совсем поправился и они теперь женаты.



Конец революции 1905 года

Оклеветанная страна, оклеветанный царь, народ и армия, оболганная история… Подвергшаяся нападению Японии, оплаченному Шиффом и прочими с Уолл-стрит, поддержанному Англией и Америкой вполне официально, а Германией тайно, а также попавшая под удар террористов и экстремистов, организованных Акаси, Троцким, Циллиакусом, Позднером, наша страна не сорвалась в кровавую истерику, в которую позже погрузится страна советов. Царь подавил революцию, не залив страну кровью. Император, его народ и армия выстояли против страшной агрессии, не преступив нравственных законов и не потеряв человеческого лица.

«В эти тяжелые годы сотни русских офицеров и солдат, тысячи стражников, жандармов и полицейских запечатлели своей кровью и страданиями преданность Родине…эти люди спасли свою страну, свой народ, спасли и озлобленную общественность – спасли ее физически, и за это не получили иной благодарности, как эпитеты «палачей народа», «кровопийц» и «нагаечников» (А.А. Керсновский, из работы «История русской армии»).

Революция победила не только армия, но и русский народ. Так, летом 1905 года рабочие Нижнего Новгорода разогнали революционную демонстрацию под красными знаменами. В Ярославле монархическая манифестация была атакована революционерами, захватившими город. В ответ население, вооружившись камнями и кольями, выгнало мятежников из города. В Архангельске тысячи рабочих разогнали революционную демонстрацию и убили лидера революционеров профессора Гольштейна. В Казани произошли столкновения революционеров с народом. Население штурмом захватило городскую думу и расправилось с революционерами.

В Нижнем Новгороде центром революционных манифестаций был Филологический институт; толпа в несколько тысяч крестьян из окрестных деревень собралась 21 октября у собора, направилась к зданию института, потребовала, чтобы студенты пошли за нею с царским портретом, и заставила студентов встать перед собором на колени и принести присягу «не бунтовать, Царя поважать».

В Томске, на другом конце России, после революционной демонстрации с красными флагами, многочисленная толпа 20 октября осадила демонстрантов в здании городского театра; те отстреливались; театр был подожжен, и в пожаре погибло около 200 человек. В Симферополе, в Ростове-на-Дону, в Саратове и Казани, в Полтаве и Ярославле, Туле и Кишиневе, — всех городов не перечесть — прокатилась народная антиреволюционная волна, всюду бывшая ответом на выходки торжествующих левых партий.



«Революция, объективно, кончилась» (П.Б. Струве)

Итак, почти вся история, сочиненная большевиками и либералами для России – это миф. Россия была не отсталой страной, а империей, находящейся на экономическом взлете. Русский народ в эту страшную годину, в отличие от русской знати, остался верен царю и Отечеству. Армия не проиграла войну Японии, но проиграла ее революционерам и русским либералам. Русский царь был человеком не безвольным и кровожадным, но волевым, и при этом милосердным. Революция 1905 года была не восстанием угнетенного народа, а террористической атакой внешнего врага, щедро оплатившего антигосударственный мятеж. Мятеж этот был подавлен прежде всего потому, что русский народ его не принял, а русская армия осталась верной царю. К сожалению, в 1917 году этой армии у России уже не будет.

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет