Подвешенная Британия: виги потеряли, а тори не взяли // 2000, 2010.№20. С. F4



жүктеу 108.3 Kb.
Дата21.04.2019
өлшемі108.3 Kb.
түріСказка


http://2000.net.ua/2000/forum/evropa/66711
Подвешенная Британия: виги потеряли, а тори не взяли // 2000, 2010. -№ 20. - С. F4
«Как думаете, нам здесь не встретится брауни?
Люди говорят, что встреча с ним не к добру».
Спутник ее рассмеялся каким-то странным смехом.
«Фэрн-Дэнский брауни»,
шотландская сказка

Впервые за 13 лет британская Лейбористская партия проиграла общенациональные выборы. Одно место пока остается незаполненным — округ Терск и Молтон в Северном Йоркшире из-за смерти кандидата от выступающей за выход Британии из ЕС Партии независимости определится лишь 27 мая. Но неожиданностей не будет — округ является традиционно консервативным, да и на внутренние парламентские расклады результат в нем не повлияет. Дело в том, что 306 мест в парламенте завоевала Консервативная партия во главе с Дэвидом Кэмероном, увеличив свое представительство в палате общин на 108 мест. Политическая сила действующего премьера Гордона Брауна удержала лишь 258 мест (потеряв 91), а вот упустившие пять мест по сравнению с прошлыми выборами либеральные демократы под руководством Ника Клегга заняли 57 мест в парламенте, но именно они сыграли первую скрипку в процессе формирования нового кабинета.

Подвешенный парламент

«Подвешенный парламент» (Hung Parliament) — редкое явление в британской политической истории, возникающее в обстоятельствах, когда ни одна из партий не достигла результата в 326 мест (всего в палате общин 650 мест). В таком случае начинаются переговоры с другими политическими силами (ведь предполагается, что не доставшиеся обеим партиям места кто-то занял, а двухпартийность в принципе не является

догмой, хотя обе главные партии имеют значительные привилегии).

Впервые «подвешенный парламент» образовался в 1885 г., в основном из-за все более широкого участия в выборах в палату общин ирландских политиков, требующих изменить положение дел на своей родине. Тот парламент (как и все «подвешенные») долго не прожил. Дело в том, что в мажоритарной системе политик отвечает не только перед партией, но и перед округом, и пытается поэтому не идти на скользкие компромиссы (лучше уж решиться на досрочные выборы).

Второй «подвешенный парламент» образовался в 1929 г. — именно тогда выступавшие крайними левыми лейбористы во главе с Рэмзи Макдональдом обошли вторую главную партию, либералов, и сместили ее с привилегированной позиции в избирательной системе.

Наконец, последний раз подобная ситуация сложилась в Великобритании в феврале—октябре 1974 г. Лейбористы взяли на 4 места больше, но консерватор Хит, не сумев договориться с ольстерскими парламентариями, предложил союз добившимся первого за много лет крупного успеха либералам. Они потребовали от премьера поддержки электоральной реформы, ослаблявшей двухпартийный компонент избирательной системы. На это Хит пойти не мог и подал в отставку.

В этот раз положение в чем-то похожее — лидер «трудовиков» Гордон Браун, пытаясь остаться у власти, соблазнял наследников либералов и эсдэков, либерал-демократов Ника Клегга реформой избирательного законодательства, а Дэвид Кэмерон — солидными постами в коалиции с консерваторами. В конце концов более убедительным оказался лидер консерваторов.

В прошлый раз лейборист Гарольд Вильсон вновь отправил британцев в избирательные кабинки — лейбористы получили большинство благодаря неудавшейся партийной дипломатии Хита. Забавно, что по нынешним правилам Вильсон проиграл бы, поскольку за 36 лет палата общин увеличилась на 15 мест. После 6 мая 2010 г. Великобритания получила четвертый «подвешенный парламент» в своей истории, в котором консерваторам не хватает 21 места, а лейбористам — 68 мест до большинства.

Если бы сформировать кабинет на коалиционной основе не удалось, парламент был бы распущен.

Комбинации большинства

Считавшийся наиболее вероятным и в итоге реализованный вариант — это коалиция консерваторов и либерал-демократов. Основание для нее очень простое — хотя право первой ночи на попытку договориться и посетить Букингемский дворец с большинством мест в кармане по традиции предоставляется действующему премьеру, Гордон Браун чрезвычайно утомил британское общество. Избиратель, совершив поворот вправо, тоже дал понять, что желает стабильности, скромности и предсказуемости. Кроме того, и Кэмерон, и Клегг принадлежат к другому, более юному поколению политиков, им психологически легче договориться, да и закат лейбористов никто не хочет тащить на себе в будущее. Такая коалиция будет контролировать уверенное большинство в 362 места.

Правда, до сих пор совершенно непонятно, каким образом тори смогут «переварить» такие программные требования либерал-демократов, как переход к пропорциональной системе выборов в палату общин и ликвидация палаты лордов. Кроме того, в отличие от ФРГ, где либерал-демократы нынешнего главы МИДа Гидо Вестервелле скорее правые, в Британии они скорее левые и не раз заключали так называемые «пакты» с лейбористами. Впрочем, стоит отметить, что коалиционные правительства (за исключением военного времени) в Британии долго у власти не усиживали и стабильности не приносили.

Второй вариант, гораздо более трудоемкий, но реалистичный, в том случае если Кэмерон и Клегг у власти не уживутся, — это коалиция лейбористов, либерал-демократов и еще минимум 11 членов парламента из некоторых миноритарных партий (это могут быть, например, Социал-демократическая и лейбористская партия, а также Демократическая юнионистская партия и некоторые другие «выходцы» из Северной Ирландии). Кстати, Гордон Браун — шотландец, поэтому он мог бы побороться и за симпатии шотландских националистов. Теоретически такая коалиция могла бы представить 327—333 места. Проблема состоит, однако, в чрезвычайной личной непопулярности Гордона Брауна.

В свое время скандальный ведущий автомобильного шоу на Би-би-си Джереми Кларксон, выступая в австралийском Сиднее, заявил: «Впервые в жизни я увидел мирового лидера (австралийский премьер Кевин Радд), который признал, что мы действительно оказались по уши в дерьме. У нас же есть одноглазый шотландский идиот, который твердит нам, что все отлично, что он спас мир. Мы знаем, что он лжет, а он продолжает нам говорить то же самое». Кларксона, конечно, вынудили извиниться за это заявление — шотландские парламентарии даже угрожали ему «отключением» от эфира. Безусловно, атака Кларксона была некорректной до жестокости (хотя это его узнаваемый стиль), но британский избиратель косвенным образом признал его правоту. Позже мы вернемся к другим свершениям Гордона Брауна на премьерском посту.

Можно лишь задуматься о прозорливости Тони Блэра, соскочившего с лейбористского поезда если и не в самом зените политической карьеры, то где-то на удобном спуске с вершины. Браун же смог вызвать неудовольствие британцев практически сразу после вступления в должность — он воспользовался правом не подтверждать выборами свое право управлять Британией, поскольку сменил Блэра в середине срока.

Третий, весьма туманный, но имеющий право на существование вариант состоит в коалиции между консерваторами и миноритариями, поскольку мест, занятых представителями «четвертых партий», больше, чем консерваторам не хватает до большинства. Однако вряд ли националисты английские, составляющие определенную часть политической среды и избирателей тори, смогут примириться с необходимостью коалиции с шотландскими, североирландскими и уэльскими националистами. Тем не менее вошедшие в правительство либерал-демократы теперь знают, что в случае необходимости консерваторам есть кем их заменить.

Миноритарные акционеры

Несмотря на двухпартийность как основу политического процесса и избирательного законодательства, в Британии малые партии также играют определенную роль, и даже большую, чем в США (это объясняется долгими процессами перерождения вигов и тори, все левые партии, в том числе лейбористы и либерал-демократы — наследники тори). Например, они являются региональными союзниками основных политических сил. Так, в нынешнем парламенте 8 и 5 мест досталось конкурирующим североирландским партиям — демократическим «юнионистам» и Шинн Фейн, 6 мест получила Шотландская национальная партия, по 3 места — Партия Уэльса и Социал-демократическая и лейбористская партия, по одному месту — Партия зеленых и центристский ольстерский «Альянс». Наконец, 1 место из числа распределенных по Северной Ирландии завоевала независимый кандидат — леди Сильвия Хермон, недавно покинувшая ряды Юнионистской партии Ольстера, заключившей союз с консерваторами.

Если переговоры между консерваторами и либерал-демократами с одной стороны и между либерал-демократами и лейбористами с другой потерпят крах, «цена» занятых миноритариями мест чрезвычайно вырастет. От таких ситуаций исторически выигрывал Ольстер, требуя все новых прав.

Как Гордону Брауну удалось завоевать Англию



Семейство Гордона Брауна прощается с Даунинг-стрит

Начал Браун свое премьерство неплохо — да и наследство было неплохим. Как бы ни презирали Тони Блэра за подхалимаж перед Джорджем Бушем-младшим (один клип Джорджа Майкла Shoot the dog («Застрелите собаку») чего стоил), экономика Великобритании при нем процветала. Считалось, что в этом есть и большая заслуга талантливого партийного экономиста Гордона Брауна.

Первые 100 дней премьерства Брауна ознаменовались инициативами (поскольку он на выборах не возглавлял партию, то никакой отдельной программы у него не было), которые британцы восприняли очень позитивно. Среди них — строительство нового дешевого жилья в британской глубинке и на территории бывших военных полигонов, новый пакет законодательных мер для усиления прозрачности работы бюрократии, предложения по реформированию международных институтов, более сдержанные и деловые отношения Лондона и Вашингтона.

Браун возглавил борьбу с последствиями наводнения и эпидемией ящура летом 2007 г., а обновленный состав правительства сумел оперативно отреагировать на попытки терактов в Лондоне и Глазго.

Но увы, на протяжении практически всего короткого срока пребывания Брауна у власти продолжался вялотекущий скандал вокруг необоснованных трат парламентариев. Основной причиной потери популярности Брауном стали ухудшения в экономике — а ведь «новая экономика» была любимым детищем лейбористов поколения Блэра и Брауна, десять лет руководившего казначейством.

Первым тревожным звонком стал кризис ипотечного банка Northern Rock. Собственно, крупный банк из Ньюкасла оказался жертвой расползавшегося по миру кризиса ипотечного кредитного рынка США. Банк Англии влил в него 25 млрд. фунтов стерлингов, которые в итоге (как и почти во всех случаях, в том числе и украинских) так и не смогли удержать Northern Rock на плаву. В феврале 2008 г. он был национализирован.

На протяжении правления Брауна росли инфляция и безработица. В 2009 г. произошло падение ВВП, продолжал увеличиваться дефицит бюджета. Премьер-министр обвинял во всех напастях мировой кризис, но по мнению бывшего экономического советника Блэра Дерека Скотта, «вызванный мировыми проблемами экономический кризис — это одна сторона вопроса, но корни многих проблем стоит искать в десяти годах работы Брауна на посту канцлера казначейства».

Внедренная Брауном реформа подоходного налога привела к критике со всех сторон. Средняя ставка налога была снижена на 2%, однако была отменена и минимальная ставка в 10%. В условиях высокой инфляции, характерной для предшествовавшего кризису периода, эти шаги нанесли удар по наименее обеспеченным слоям общества — студентам и молодым рабочим, пенсионерам, госслужащим.



Сложности внешней политки

На международной арене британский премьер оказался в сложной ситуации в связи с Лиссабонским договором. С одной стороны, Лондон сумел выторговать себе немало преференций и компромиссов при обсуждении этого соглашения, с другой — буквально перед завершением ратификации в британском парламенте против договора проголосовала соседняя Ирландия. Получилось, что Ирландия повела себя независимее и консервативнее в отношениях с Брюсселем, нежели Великобритания, а правительство во многом проигнорировало общественное мнение ради европейского признания.

Неудачным оказалось и назначение Дэвида Миллибэнда на ответственный пост министра иностранных дел. Британский премьер предпочитал дистанцироваться от интенсивного вмешательства во внешнюю политику в ряде аспектов. В частности, это касалось ближневосточного урегулирования и отношений с Россией. В то же время г-н Миллибэнд доверия премьера не оправдал — передавая «обеспокоенность» своего правительства кавказским конфликтом, британский министр явно переоценил свой авторитет, что, как известно, привело к незамедлительной отповеди со стороны российского коллеги.

По мнению британских аналитиков, список внешнеполитических приоритетов тори, идущих на смену лейбористам, будет выглядеть следующим образом: первым делом — ситуация в Афганистане и смежном с ним Пакистане, где бывшая империя сохраняет весомое влияние, далее — иранский ядерный вопрос, который потребует цементирования позиции Лондона и Вашингтона. Третий приоритет — Европа. В Брюсселе будут пристально наблюдать за новым кабинетом — не является ли он настолько же враждебным к политике евроинтеграции, каким были правительства Тэтчер/Мэйджора? На четвертом месте — Россия и ее соседи: сможет ли Кэмерон переступить через «дело Литвиненко» и установить такие же сердечные отношения с «энергетической сверхдержавой» (Тим Маршалл, международный редактор SkyNews), как большинство континентальных соседей?

Украина в свою очередь находится на периферии британских интересов, особенно после того как потеряла приоритетность тема интеграции Украины в НАТО. Вероятнее всего, при новом правительстве отношения с Украиной сохранят прагматичный характер, что, впрочем, не отменяет участия представителей украинской элиты в многозначительных конференциях британского МИДа в Вильтон-парке.

Признать поражение

Лейбористская партия теперь оказалась в положении многих политических организаций, успешных на протяжении продолжительного времени, — заменить Брауна пока некем. Однако подавляющее большинство (почти две трети) британцев посчитали, что Браун должен признать поражение и уйти.

На это указывают данные исследования службы изучения общественного мнения YouGov для издания Sunday Times. Премьер пока не признал своего поражения и ждет от других партий ответа на свое предложение заключить соглашение для формирования нового кабинета. Но 62% респондентов YouGov были уверены, что Браун должен отправиться к королеве и просить ее об отставке, чтобы открыть путь консерваторам для формирования устойчивого правительства. 48% респондентов также посчитали, что именно консерваторы должны возглавить следующее правительство — даже если это будет коалиционное правительство или разрешенный британскими законами кабинет меньшинства. Всего лишь 31% хотели бы видеть в правительстве коалицию лейбористов — либерал-демократов. Служба опросила 1406 жителей Великобритании.

Во вторник 11 мая Гордон Браун смирился с общественным мнением и нежеланием либерал-демократов отвечать на его предложения руки и сердца. Вечером он отправился к королеве с прошением об отставке и согласно традиции рекомендовал на свое место Дэвида Кэмерона, ранее в этот же день ставшего премьером де-факто, поскольку лидер тори сумел добиться создания коалиции с третьей силой. Ник Клегг согласился стать заместителем премьер-министра, в кабинет войдут пять представителей либерал-демократов (в частности, их представитель Дэвид Лоус займет пост канцлера казначейства, Дэнни Александер — секретаря по делам Шотландии, а Винс Кейбл — секретаря по предпринимательству), а еще пятнадцать получат должности в аппарате правительства.

В течение 50 дней коалиция подготовит чрезвычайный бюджет, сокращающий расходы на 6 млрд. фунтов стерлингов. В рамках соглашения тори отказались от планов по ущемлению средних слоев (планка налога на наследство), а либералы — от «налога на особняки».

В общем, сбылось пророчество ставшей известной благодаря Брауну бабушки Джиллиан Даффи из города Рочдэйл. 28 апреля Браун в рамках предвыборной кампании ответил на несколько вопросов пожилой избирательницы, мило с ней попрощался — а затем, забыв о включенном микрофоне, сказал: «Это катастрофа. Кто подсунул мне эту женщину? Наверное, Сью... это просто смешно. Это просто узколобая тетка». В этот же день глава кабинета извинился перед пенсионеркой в прямом эфире и даже поехал к ней домой. Однако она так и не вышла с ним к прессе и по сути выставила лидера лейбористов за дверь. И лишь потом обратилась к Брауну: «Мне вас жаль, Гордон



Максим МИХАЙЛЕНКО

Данная статья вышла в выпуске №20 (510) 21-27 мая 2010 г.


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет