Подвиги инквизиции и суды над ведьмами



жүктеу 0.5 Mb.
бет1/4
Дата05.10.2018
өлшемі0.5 Mb.
  1   2   3   4

Подвиги» инквизиции и суды над ведьмами

Преследование ведьм и колдунов впервые началось по приказанию Доминиканской инквизиции, образованной в 1220 гг. для борьбы с катарами: дуалистами, которые присвоили женщинам равный с мужчинами статус. Когда их уничтожили, пришла очередь (в 1307 г.) рыцарей-тамплиеров. Девятнадцать лет спустя, в 1326 г., папа Иоанн XXII, параноик, убежденный, что его враги хотели убить его с помощью магии, принял требование доминиканцев начать охоту на ведьм, объявив «колдовство» (в отличие от «ереси») преступлением. В то время мало кто считал ведьмовство преступлением. Практика «искусства ловкости» была распространена повсюду как для лечения, так и для проклятия. Была еще в силе старинная языческая религия плодородия. Народ нелегко принимал, что в ней было что-то неверное (сатаническое или антихристианское).


Первый публичный суд над ведьмой состоялся в Париже в 1390 году. Жене де Бриго, обвиненную человеком, которого она вылечила, когда он находился при смерти, подвергли пыткам. Она «призналась» в том, что была знакома с демонами, и ее за это сожгли на костре. Пришло время. Прошло только сорок лет после первой атаки Черной Смерти. Испуганные, больше неуверенные в старой жизни люди были легко убеждены, что Бог зол на них. Евреев уже обвинили в заговоре и стали подвергать гонениям по всей Европе; катары и тамплиеры исчезли; теперь пришла очередь Женщины. Говорили, что Ева была виновата в падении, обратив внимание на Сатану; было просто достаточно заявить, что дьявольская женская хитрость угрожала выживанию христианского общества. Так утверждали доминиканцы, эксплуатируя древнее и усиливающееся женоненавистничество. Однако настоящая истерия началась только спустя век.

Инквизиция в Испании

Весьма распространены колдовство и магия были в Испании.


В Испании подпольные подрывные общества набирали своих неофитов из мусульман и широко поддерживались мусульманами из Гранады* и из Марокко, а также евреями, которые, несмотря на законы, постоянно увеличивавшие размер процентной ставки, которая уже итак стала огромной и с применением которой им разрешалось ссужать деньги, все равно были недовольны, даже когда ростовщикам разрешили брать по ссудам до сорока процентов.

--------------------------------------------------


* Средневековое государство вдоль средиземноморского побережья Испании (прим. ред.).

Изменники, которые были известны как «маладнн», заполонили южную часть полуострова как саранча, в некоторых городах они подолгу занимали высокие посты, практикуя страшную тиранию.


Так в 853 г. они стали верховенствовать в Толедо*, где правили приблизительно столетие.
С годами опасность возрастала, это держалось в секрете, поэтому только такие проницательные умы и великие души, как Ферран Мартинез или Висент Феррер, которым не только Испания, но и вся Европа обязана (и это не преувеличение) свое» свободой и процветанием, которой она ныне наслаждается, могли распознать ее.
Среди марранов, или перевернутых, как их называли, была найдена пятая колонна анархистов, отчаянная и ужасная хунта.
Коварство, с которым они скрывали свои истинные цели и играли роль верных н лояльных сторонников Церкви и короля, почти исключало их обнаружение.
Распространению колдовства н сатанизма на Иберийском полуострове сильно способствовало падение Готского королевства, когда после убийства короля Родерика одержавшие победу арабы вторглись в Андалусию** н оккупировали Толедо, готскую столицу, в то время как евреи, которых было очень много в городах той местности, способствовали продвижению арабов.
С захватом Сарагоссы в 714 г. Мусой, правителем Берберин***. началось господство мусульман, и этот город оставался мусульмнм центром более четырех столетий. В Сарагоссе и Толедо были созданы школы медицины н философии, под этим термином скрывались откровенная астрология, гадание по звездам н всевозможные колдовские науки.
Сарагосса. Толедо и университет Саламанки (основанный в двенадцатом столетни) имели во всей Европе дурную репутацию рассадннков черной магии. там вскармливались н бурно расцветам! всевозможные виды колдовства.
Особенно дурную славу имел Толедо. Между прочим, в одной популярной поэме о нем даже поется как о колыбели чародейства.
Говорят, что одно время там открыто заседал Совет черной магии. Гуаццо говорит о семи годах открытой власти в Толедо черных искусств и черной магии.
В начале тринадцатого столетия один магистр, практиковавший волшебство в Маастрихте, был настолько популярен, что заработал на своем грязном спиритизме большое состояние.
В «Романе о Юстасе» тех времен пишется, что Юстас провел i; 1о.\едо
Город на оеиеро-востоке Испании (npu.w.
' Автономная области ИСПАНИИ, располож .саном н Средиземным морем (при.и. иере
Регион н» севере Африки от западных границ Епнт до Атлантического океан»
** Автономная области ИСПАНИИ, расположена на юге Испании, омывается Атлантическим океаном н Средиземным морем (npu.u.
(мри.м. пере»,).
шесть месяцев, изучая некромантию; в другом популярном старом французском рассказе о Маугнсе, сыне графа Огремонта, герой во время своих приключений получает доступ в секретные колдовские общества Толедо, где проводит исследования колдовских наук и в конечном счете получает должность профессора в Университете Толедо.
Постепенно эти ужасные школы с дурной репутацией стали уходить в подполье и наконец были искоренены королевой Изабеллой Католической (1451—1504 гг.), которая провела тщательные чистки в оскверненных Толедо и Саламанке. Существует интересное упоминание о Толедо поэта тех времен итальянца Пуичи (1432—1474 гг.) в его произведении «Моргайте Маггиоре»:
Некогда в городе Толедо Обучали искусству некромантии* Профессора, искушенные в колдовстве, С кафедр открыто учили пнромантни** Или геомантни*** или проводили Эксперименты по гидромантии****...
Королевство Арагон***** представляло собой особую проблему, потому что было колыбелью этих губительных обществ, в которые, как подозревалось, входили наиболее богатые и высокопоставленные вельможи, не говоря уже об алькальдах (судьях) и дворянах.
Как было обнаружено настоятелем доминиканского монастыря Сан-Паб-
* Некромантия — гаданне на трупах людей (прим, автора).
** Пиромантня — это гадание по огню, огненным знакам и тому, что связано с огнем (прим, автора).
*** Геомантия — это гадание по линиям и внешним чертам, которые формируются брошенным комком земли на гладкой поверхности, впоследствии к ней относили также случайное проставление точек на бумаге и чтение того, что будет написано таким образом. Некоторые ге-оманты считали, что надежнее всего гадать по тому, как песок или земля с церковного двора падают на крышку гроба (прим, автора).
**** Греческое слово «гидро» означает вода. Гидромантня — это гаданне с помощью воды или с использованием духов, которые появляются в воде или рядом с водой, поскольку эта стихия, как говорил Фалес из Милета, — начало всех существ. Эта форма колдовства, распространенная в древности почти во всем мире, является достаточно популярной и сегодня. Колдун или просто тот, кто гадает, фиксируя взгляд на водоеме или резервуаре с тихой и гладкой водой, должен увидеть в ее отражении точную картину того, что он хочет узнать.
Страбон, рассказывая в своей «Географии» о персах, говорит, что среди них очень почитаемы маги, которые фактически яа\яются волшебниками и которые хорошо разбираются во всех видах гадання, особенно хорошо они читают будущее, рассматривая чистую воду, которая с соблюдением церемоний вылита в горшки и кастрюльки различной формы. Это искусство называется леканомантией, греческое слово «лекане» означает посуда. Это тоже ветвь гидромантии (прим, автора).
***** Автономная область Испании (прим, персе.).
ло, Севилья, Фреем Алонсо де Хойедой, в ночь страстной пятницы члены этих грязных братств (у которых одна цель, как бы их ни называли) собирались на нечистую пирушку для того, чтобы совершить сатанинские обряды.
Для сохранения общественного порядка и стабильности в обществе монархия была вынуждена организовать что-то, что могло противостоять такой серьезной угрозе.
Местные власти, казалось, были запутаны или просто ленивы, поэтому был создан центральный трибунал, Супрема, в чьи функции входило назначать официальных представителей в различные княжества, провинции и подчиненные территории, с правом пресекать любые попытки мятежей или восстаний. Задача была деликатная, потому что во многих местах существовали старые правила, которые нельзя было нарушать, и суды, члены которых были готовы ревностно отстаивать свои привилегии.
Нельзя было доводить народные массы до столкновений. Новые трибуналы должны были быть выбраны очень тщательно и составлены из судей, которые были не только учеными, но и знакомыми с практикой опытными администраторами, которых нельзя было бы запугать или подкупить, мягкие, но решительные, люди неизменно и безукоризненно честные, а также, насколько это возможно, со знанием местных традиций и правил.
4 мая 1484 г. для Арагона было назначено десять уполномоченных, в число которых входил юридический советник, два нотариуса, адвокат, и альгвазил. Среди них был и Петер Арбуес, священник кафедрального собора Сара-госсы.
Для этой цели нельзя было найти более подходящего человека, потому что он был известен и уважаем за свою благотворительность, он никогда не уставал помогать тем, кто был доведен до нищеты сатанистами-марранами, которые, прибрав к рукам политическую власть, используя поистине сатанинское коварство, сделали членов своего общества ростовщиками, ссужающими деньги по всей этой местности. Как только эти грабители улавливали в свои сети человека, был он аристократом или крестьянином, несчастную жертву доводили до нищеты, за исключением случаев, когда он соглашался стать членом их братства.
Снова и снова Арбуес расстраивал их планы и спасал обманутых людей, которых сатанисты грабили. Он и так был уже очень известным человеком, но когда эти «вольные каменщики» зла услышали о его назначении, они решили убить его.
Ловушка готовилась с большой осторожностью, над ее созданием долго думали. Был открыт фонд для найма убийц, ресурсы сатанистов были настолько велики, что они назначили трех казначеев, которые собрали около десяти тысяч реалов (по тем временам это были огромные деньги).
шрговец кожей, известный своим зверским и жестоким нравом, взялся найти убийц, и вскоре он нашел около десяти бандитов, каждый из которых получил задание проследовать за добрым каноником и напасть на него в самый подходящий для их цели момент. Было известно, например, что в конце дня он
любил пройтись вдоль прохладного берега реки, и если бы не два его друга, которые присоединились к нему в этот вечер, два бандита задушили бы его и выбросили тело в Эбро.
Меняя друг друга, злодеи месяцами следили за его домом. Наконец поздно ночью 15 сентября 1485 г. потерявший терпение кожевенник, подкупивший уже и слуг, велел в течение получаса собрать как можно больше своих головорезов со всех таверн и борделей. Скоро их было уже восемь человек, включая его самого и Дюранжа, его французского слугу.
Одев на лица черные маски и хорошо подпоясав плащи, они направились к Кафедральному собору, вошли в дверь часовни, которая была открыта, потому что хор пел заутреню.
Недалеко от алтаря склонившись в молитве на коленях стоял каноник Ар-буес (в соответствии с другими записями это произошло в капелле Девы Марии). Они подкрались к нему, и лидер бандитов прошептал своему слуге: «Вот он, взять его». Дюранж ударом меча сзади рубанул каноника по шее, и когда истекающий кровью человек встал и, шатаясь, машинально пошел по направлению к хору, второй удар поразил его руку, после этого второй убийца пронзил мечом его тело.
Он упал, и убийцы поспешили удалиться, затем, встревоженные бряцаньем стали и странным шумом, прибежали люди. Они подняли умирающго и понесли его в дом, где вызванный хирург сказал, что раны смертельные.
Время от времени было слышно, как он произносил молитвы, но они постепенно прекратились, и он умер утром 17 сентября. Эти ночные убийцы были изображены на одном из полотен Мурильо*.
Депо яеди Элис Кайтяер
Через десять лет после смерти великого магистра ордена тамплиеров в Ирландии состоялся известный судебный процесс над леди Элис Кайтлер из Килкенни. В том же 1324 г. в Англии слушалось дело Джона Ноттингемско-го. На Британских островах обвинение представителей высшей знати в колдовстве отнюдь не являлось чем-то новым. Однако в Ирландии это было первое дело подобного рода, и в течение значительного промежутка времени оно было одновременно и последним. Здесь уже приводились ссылки на это дело, однако было бы полезно кратко изложить его суть, поскольку оно может служить иллюстрацией всех подобных обвинений, которые теперь вновь вошли в моду.
Именно мода сыграла здесь важную роль, поскольку это дело не было местной инициативой, и леди Элис вполне могла бы продолжать свою карьеру
* Бартоломео Эстебан (1617—1682 гг.), испанский художник (прим, персе.).
знатной отравительницы, если бы не епископ Оссери. Он, действуя в свете новых булл*, направленных против колдовства, только что обнародованных папой Иоанном XXII, стал расследовать обвинение, выдвинутое против леди Элис ее третьим мужем в том, что она его околдовала. Этот епископ был англичанин, он явно не пользовался популярностью у местной знати, и светские власти отказались ему помочь. Леди Элис, занимавшую высокое положение в обществе, отпустили на свободу, и она отделалась всего лишь предупреждением. Однако вскоре она снова взялась за старое, и тогда ее обвинили уже «по полной программе». Ей предъявили все те обвинения, которые в то время были в ходу в континентальной Европе. Вполне возможно, что многие обвинения были справедливы. Если кратко изложить их суть, то леди Элис обвинили в том, что она отреклась от Христа, выполняла колдовские обряды и жертвоприношения живых существ на перекрестках дорог, бросала жребий и совершила ритуальное проклятие своего мужа (этот ритуал был основан на сжигании дьявольских свечей). Кроме того, она готовила адское варево, в состав которого входили кишки петухов, травы, волосы, тела некрещеных младенцев и тому подобные ингредиенты, — все это нужно было кипятить в черепе недавно обезглавленного разбойника. Еще она сожительствовала с таинственным Робином Артиссоном, который благополучно исчез со сцены. Но и это еще не все. Было установлено, что она владела святой облаткой, на которой вместо имени Иисуса стояло имя дьявола, а также мазью, с помощью которой она могла «скакать галопом, преодолевая любые препятствия».
Но все это было уже потом, после того как ей самой тоже удалось бежать. В конце концов благодаря помощи своих влиятельных друзей она добралась до Англии. Эти друзья либо не верили в предъявленные ей обвинения, либо сами принадлежали к тому же движению, либо считали, что истинной причиной этого судебного дела стала зависть к ее богатству (которое она приобрела благодаря своему любимому сыну от первого мужа), либо просто отличались либеральными взглядами в подобных вопросах. Нескольким другим обвиняемым тоже удалось бежать. Петронилья де Мит, любимая компаньонка леди Элис, подтвердила обвинения, но только после того, как ее по приказанию епископа шесть раз высекли. Когда ее — вернее, то, что от нее осталось — принесли, чтобы подвергнуть порке в седьмой раз, она согласилась подтвердить все. Потом ее вынесли на улицу и публично сожгли. Перед смертью она с презрением отталкивала священников, насмехалась над своими палачами и оскорбляла их. Двух других обвиняемых публично сожгли, некоторых высекли на рыночной площади или в других местах, двоих выслали. После этого колдовство в Ирландии снова почти на век стало тайным культом и не было зафиксировано в истории.

Загадочная Жанна д'Арк

Булла — грамота, постановление или распоряжение римского папы (в средние века также императорский указ), скрепленное характерной круглой печатью (прим, перев.).


Суды над ведьмами продолжались в течение всего четырнадцатого века. Европа в это время страдала от «вавилонского пленения», великой схизмы (раскола), затянувшейся и изматывающей Столетней войны. В обществе то и дело появлялись новые в интеллектуальном и культурном отношении идеи. Церковь обычно воспринимала эти идеи как еретические (по крайней мере, в их ранних формах). Папство боролось против новых проявлений национализма и городов, добившихся права на самоуправление. Эта борьба лишь частично увенчалась успехом. Кроме того, шла упорная борьба против древней религии, по жестокости сравнимая с недавними антиеврейскими зверствами, учиненными в 1945 г. отступавшим третьим рейхом. Считалось, что души людей должны быть чистыми и что только это справедливое требование могло помочь в борьбе против новой экономики и новой лояльности, а также против возобновив-шейся угрозы со стороны восточных варваров. Еретики должны умереть, ведьм нужно сжечь. В социальном плане в Европе тоже царил хаос. В 1345 г. до Западной Европы наконец добралась эпидемия чумы, распространявшаяся из Азии. Она стала одной из причин великих крестьянских бунтов: Жакерии во Франции и крестьянского восстания в Англии. Спорадически возникали экстремистские вспышки истерии — такие, как танцевальная мания или движение флагеллантов*. Великий страх навис над Европой. В Англии — Виклиф, а в Чехословакии — Ян Гус, сожженный в 1415 г., еретически отрицали власть церкви и ввели новые формы лич-ной религии и теологической демократии.


В результате церковь увеличила темп борьбы против евреев и ведьм, которых L она считала агентами дьявола, виновными во всех этих проявлениях зла. Тысячи людей были осуждены и сожжены. Хотя в Италии даже в 1340 г. все еще не было прецедентов деятельности инквизиции, к концу века судебные процессы над ведьмами приобрели уже более или менее стандартный вид на всем европейском контн-


* Шлагеллантм (Сшчуюциюси) — религиозные нскеты-фшмтнкн. ироноведонамшне публичное самобичевание ради искупления резон. Флагелланты были объявлены еретиками и жестоко преследовались (прим, пс^ен.).
ненте. Судьи содрогались под напором свидетельств, а у простых людей все это вызывало сильнейшее любопытство, смешанное с ужасом и садистским мстительным злорадством. Здесь стоит упомянуть о трех крупнейших судебных процессах этого периода, хотя у меня нет намерения рассматривать материалы этих или каких-либо других процессов в полном объеме.
Первым из них был состоявшийся в 1430 г. суд на Жанной д'Арк — Орлеанской девой. Ортодоксальный вариант этой истории, изложенный в учебниках, основан на том, что через пятьсот лет после смерти Жанны римская католическая церковь канонизировала эту молодую женщину, которую сама же и послала на костер. В нем нашли отражение также восхищение нарождавшимся в то время национализмом и романтический ореол, которым англичане всегда окружали некоторых избранных героев из числа своих врагов — от Сала-дина до Роммеля. Это история крестьянской девушки, полной благородного энтузиазма, героизма и мужества, которая привела свою страну к победе над захватчиками и в результате предательства умерла у столба, причем дело не обошлось без английского солдата, который вручил ей крест, когда она погибала в пламени. Все это превратилось в нравоучительную историю и в очередной повод для осуждения инквизиции. До сих пор все, за исключением разве что историков, считают, что это чистая правда, несмотря на интересное переосмысление этих событий, предложенное Бернардом Шоу в предисловии к «Святой Жанне».
В действительности же реабилитация Жанны д'Арк была гораздо менее удовлетворительным и честным делом, чем ее обвинение. Конечно, можно не сомневаться, что Жанне были свойственны верность идеалам, мужество и предприимчивость. Однако с точки зрения человека, разделяющего убеждения того времени, есть достаточно веские причины согласиться с приговором суда, который счел ее виновной. На самом деле сентиментальное отношение к ней — это значительно более позднее явление, и Шекспир, например, не подвергает сомнению ее виновность.
В то время как католические историки, разумеется, вынуждены признать святость Жанны д'Арк, некоторые другие историки теперь склоняются в пользу ее формальной виновности. По крайней мере, судьи располагали весомыми доказательствами против нее, которые, похоже, были получены без применения пыток. В нашем распоряжении имеются полные письменные материалы этого судебного процесса.
Вероятно, нет необходимости вслед за профессором Марри проходить весь путь до конца и считать, что Жанна была всеми признанной главой культа Дианы, «воплощением божества» древней религии, поэтому, когда корона потерпела неудачу, простые солдаты узнали ее и последовали за ней*. Но через всю
*& *^У„
ото дело коротко, но убедительно изложено в приложении к книге профессора Марри
«1хульт ведьм в Западной Европе». Далее она высказывает предположение, что Уильям Ру-
Фус и юмас Ьекет тоже были подобными жертвами (тайными вождями «древней религии»,
оторых признавал таковыми простой народ). Это предположение подтверждает Хью Росс
ильямсон в книге «Стрела и меч», изданной в 1947 г. Такую одностороннюю аргументацию
можно толковать скорее как теорию Бэкона (прим, автора)
обширную литературу, посвященную этой теме, красной нитью проходит целый ряд обстоятельств, которые действительно свидетельствуют о тесной взаимосвязи с известными аналогиями, свойственными культу ведьм, причем многие из этих обстоятельств никто даже не пытается отрицать. На суде Жанна д'Арк отказалась прочитать молитву «Отче наш» — разве что при условии, что она будет находиться под защитой исповедальни. А ведь ведьмы, как известно, тоже были «неспособны» на это. Она никогда не произносила имя Христа, однако упорно использовала другую, совсем необязательную форму «мой господин» («Господь»). По мнению профессора Марри, под этим она подразумевала главу культа. Она упоминала людей из «нашей партии» и рассказывала, что таинственные «голоса», которые она якобы слышала, часто являются ей в человеческом облике и что они ходят «среди христиан». Она призналась, что эти голоса она слышала в лесах, окружавших ее родную деревню Домреми, где крестьяне танцевали в «роще фей» вокруг священного дерева. Жанна практиковала трансвестизм и предпочитала носить короткую стрижку и мужскую одежду. Она рассказала о том, что ее часто посещал «святой Михаил», но отказалась сообщить, появлялся ли он перед ней обнаженным, — это могло бы заставить ее обвинителей поверить, что он был ее инкубом. Кроме того, она делала еретические заявления о личном откровении. После того как ее сожгли в Руане, золу бросили в реку. Именно так в течение многих веков поступали после человеческих жертвоприношений.
Возмущение церковью после этого почти достигло предела. Церковь в данном случае обвинялась в раболепстве перед победившей стороной, что было выражено анафемой убийц Жанны д'Арк престолом св. Петра. Тем, кто с этим незнаком, можно сказать, что главный обвинитель Жанны Пьер Кошон, недостойный епископ Бове, внезапно сраженный смертью от руки Божьей, был после смерти отлучен от церкви Каликстом IV, его останки были извлечены из земли и брошены в канализацию. Следовательно, Орлеанскую деву судило и осудило плохое священничество и отступники, а не церковь. Карл VII, который отдал благородную деву в руки ее погубителей, впоследствии пал от руки карающего провидения: он умер, уморив себя голодом, боясь быть отравленным собственным сыном. Король посвятил свою жизнь куртизанке, и ради нее он обременил долгами королевство, которое было спасено для него девственницей. Куртизанка и Девственница были впоследствии прославлены великими французскими поэтами: Агнес Сорель была воспета Беранже и Жанна д'Арк — Вольтером.
Жанна погибла невинной, но вскоре законы Магии были обращены против главного виновника. В данном случае речь идет о самом храбром из капитанов гхарла VII, но заслуги, которые он имел перед государством, не уравновешивают размах и патологию его преступлений. Все сказки о людоедах и страшилищах были реализованы и превзойдены этим фантастическим негодяем, чья история осталась в памяти детей под именем Синей Бороды*.
* В действительности легенда о «Синей Бороде» впервые в бретонском фольклоре появилась в VI веке. Впоследствии эту легенду обнаружили на полинезийских островах — кстати, она рассказывала об одном французе из Нанта (прим, автора).



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет