Погребение 15



жүктеу 0.78 Mb.
бет1/6
Дата07.02.2019
өлшемі0.78 Mb.
түріОтчет
  1   2   3   4   5   6

Аннотация.

Отчет содержит Открытый лист, аннотацию, 43 страницы текста, 50 страниц иллюстраций (76 иллюстраций), список иллюстраций, опись коллекции, справку о местонахождении коллекции.

Ключевые слова: Кольский полуостров, Большой Олений остров, могильник, эпоха раннего металла, антропология.

В июле 2003 года КАЭ проводила исследования на территории Кольского района Мурманской области РФ. Работы были сосредоточены на Большом Оленьем острове в северной части Кольского залива, в районе ЗАТО г. Полярный.

Основным объектом изучения стал могильник эпохи раннего металла на Б. Оленьем острове. Открытый в 1925 г., он подвергался раскопкам в 1928 г. (А. В. Шмидт) и в 1947-1948 г. г. (Н. Н. Гурина). В 1999 г. КАЭ возобновила исследование могильника. В 2002 г. был заложен пробный раскоп в котором было обнаружено парное захоронение.

Раскоп 2003 г. был прирезан к восточной стенке раскопа 2002 г. и пролегал вдоль южного края песчаного карьера. Вскрытая площадь составила примерно 68 кв. м. В ходе раскопок были обнаружены пять погребений включавшие двенадцать костяков. Два погребения были коллективными и содержали, соответственно, 4 и 5 костяков.

Своеобразные могильные конструкции по форме и характеру прослеженных деталей напоминали байдарку. Еще в одном случае можно предположить захоронение в люльке. В коллективных погребениях были прослежены остатки деревянных перекрытий из широких досок или плах в 3-4 слоя. У трех погребений были зафиксированы каменные обкладки по периметру.

Можно сделать вывод о том, что захоронения в коллективных погребениях производились не единовременно. Поза и ориентировка костяков единообразна - они положены вытянуто на спине с руками в области таза, головой на северо-восток. Среди погребенных - и мужчины, и женщины. Возраст - от нескольких месяцев до 50-55 лет.

В большинстве погребений был обнаружен сопроводительный инвентарь, который располагался в области таза или за черепом. В его составе наибольший интерес представляют изделия из рога и кости: кинжалы, наконечники стрел, гарпуны (в том числе поворотные), рыболовные крючки, иглы, проколки, лощила, рукояти и др. Особо выделяются два костяных стержня с навершиями в виде головок лося и костяная накладка с прорезанным геометрическим орнаментом. Также обнаружена бронзовая пластинка размером 3 х 1,4 см. Немногочисленный каменный инвентарь включает в себя сланцевые шлифованные топоры, кремневый кинжал, обломок наконечника копья, отщепы. В двух погребениях встречены фрагменты керамики с примесью асбеста; в трех были найдены куски бурого железняка. В одном погребении зафиксированы следы охры, видимо, положенной вместе с инвентарем.

По характеру каменных и костяных орудий и керамике можно датировать могильник эпохой раннего металла (II тыс. до н. э.).



Оглавление

Введение


3

Краткая история археологического исследования района


3

Работы КАЭ на могильнике Б. Оленьего острова в 2003 г.


5

Описание погребений


9

Реконструкция погребальных сооружений и элементов погребального обряда


23

Инвентарь погребений из могильника Большого

Оленьего острова



26

Предварительная характеристика кранио-остеологических материалов из могильника Большого Оленьего о-ва



37

Результаты естественнонаучных анализов из могильника Большого Оленьего острова.


41

Заключение

43

Библиография


44

Иллюстрации


45

Список иллюстраций


96

Опись находок


100

Введение.

В июле 2003 г. Кольская археологическая экспедиция ИИМК РАН работала в Кольском районе Мурманской области. Целью экспедиции было продолжение раскопок могильника эпохи раннего металла на Большом Оленьем острове в Кольском заливе Баренцева моря. Работы проводились на основании Открытого Листа № 426 выданного Отделом Полевых Исследований ИА РАН. Финансирование экспедиции осуществлялось администрацией ЗАТО г. Полярный.

Состав экспедиции:

Шумкин В.Я. - к.и.н., с.н.с. отдела Палеолита Института истории материальной культуры РАН;

Хартанович В.И. - к.и.н., заведующий отделом Антропологии Музея антропологии и этнографии им. Миклухо-Маклая (Кунсткамера);

Васильев С. В. – д.и.н., заведующий отделом Антропологии Института этнологии и антропологии им. Миклухо-Маклая;

Колпаков Е.М. – к.и.н., сотрудник ООО «Реквизит»;

Вербин О.Г. - главный хранитель Историко-краеведческого музея г. Полярный;

Рябцева Е.Н. - старший преподаватель Высших административных курсов при мэрии С.-Петербурга;

Шаяхметова Л. Г. - лаборант отдела Палеолита Института истории материальной культуры РАН;

Тарасов А. Ю. - м.н.с. отдела археологии Института истории, языка и литературы Карельского научного центра РАН;

Мурашкин А.И. - ассистент кафедры археологии С.-Петербургского государственного университета;

Косых А. М., Микряков С. А., Саятина Т. А., Шашмолова Э. А. - студенты кафедры археологии С.-Петербургского государственного университета.
Краткая история археологического исследования района1.

Археологическое изучение района, можно считать, началось в 1925 г. с открытия Г. Д. Рихтером и С. Ф. Егоровым остатков разрушенного погребения на Большом Оленьем острове (Шмидт, 1930). Первые раскопки Оленеостровскго могильника были проведены палеоэтнологической партией Антрополого-этнографического отряда Кольской экспедиции АН СССР под руководством А. В. Шмидта в 1928 г. Общая площадь раскопов и шурфов заложенных в восточной части могильника составила 94 кв. м. Было обнаружено 11 погребений сопровождавшихся разнообразным каменным и костяным инвентарем. Результаты работ экспедиции были отражены в серии специальных публикаций А. В. Шмидта и других членов экспедиции (Шмидт, 1930; Гаммерман, 1930; Громова, 1930; Синицын, 1930). Материалы были переданы в Этнографический отдел Русского музея.

В 1934 г. во время строительства комплекса береговых укреплений на Б. Оленьем острове на месте могильника разрабатывался карьер по добыче песка. В ходе работ воентехником II ранга А. В. Ципленковым был собран археологический и антропологический материал из примерно 25 погребений. 4 предмета были переданы в МАЭ АН СССР. Судьба остальной коллекции не известна. Из документов относящихся к этим событиям в нашем распоряжении осталось только письмо А. В. Ципленкова в МАЭ АН СССР (архив Московского антропологического музея).

В 1947-1948 г. г. Кольская археологическая экспедиция ИИМК АН СССР под руководством Н. Н. Гуриной провела раскопки на Оленеостровском могильнике. Площадь раскопа составила около 56 кв. м, было вскрыто 10 погребений. Также экспедиция Н. Н. Гуриной обследовала соседний Екатерининский остров, открыла на нем две стоянки эпохи раннего металла и провела их раскопки. На стоянке № 1, поврежденной карьером, была вскрыта площадь около 20 кв. м., на стоянке № 2 – 32 кв. м. Стоянки не были раскопаны полностью, культурный слой по сообщению Н. Н. Гуриной распространялся на большую площадь (Гурина, 1953). Материалы из этих раскопок были переданы в МАЭ АН СССР и частично в Мурманский историко-краеведческий музей.

С 1998 г. изучение района было возобновлено КАЭ ИИМК РАН под руководством В. Я. Шумкина. Первые поездки в 1998 и 1999 г. г. убедили нас в том, что могильник на Б. Оленьем острове не исследован полностью и незатронутые раскопками части памятника разрушаются в результате эрозии. В результате работ 2001 г. были выявлены реальные масштабы разрушения памятника, был собран значительный подъемный материал пополнивший археологическую и антропологическую коллекцию историко-краеведческого музея г. Полярный. Также были открыты два новых памятника на Б. Оленьем и Екатерининском островах (рис. 1-2). В 2002 г. экспедицией были проведены раскопки небольшого участка в разрушенной части могильника, в результате которых было вскрыто парное погребение, сопровождавшееся богатым костяным инвентарем. Эта находка полностью подтвердила первоначальный вывод о незавершенности исследования могильника и о наличии нетронутых участков на его площади (Мурашкин, Отчет…2001, 2002).
Работы КАЭ на могильнике Б. Оленьего острова в 2003 г.

Большой Олений остров (рис. 1-2) расположен в северной части Кольского залива, в 6 километрах от выхода в Баренцево море. Площадь острова составляет примерно 72 га. Основание его сложено гнейсами и гранитами. В некоторых местах на острове имеются отложения гальки и морского песка. Гранитное основание и песчаные отложения во многих местах закрыты торфом толщиной иногда до полуметра. Наибольшие песчаные отложения (площадью около 1000 кв. м) находятся в южной части острова, на седловине между двумя гнейсогранитными возвышениями. Высота седловины достигает 14 м над уровнем моря (измерения выполнены при самом низком уровне отлива в июле 2001 г.). На этой седловине и расположен древний могильник (рис.3-6).

По наблюдениям А. В. Шмидта, для этой части острова характерна следующая стратиграфия (Шмидт, 1930, с. 125):


  • Торф (вместе с дерном) до глубины 0.17 – 0.27 м

  • Песок, окрашенный окислами солей

железа в коричневый цвет 0.24 – 0.32

  • Торфогумусная прослойка

(погребенная почва по С. Ф. Егорову) 0.27 – 0.34

  • Песок окрашенный в коричневый цвет 0. 43 – 0.47

  • Чистый, эолового происхождения песок глубже.

Погребенная почва отмечается не везде; есть пункты, где под торфом идет непрерывающийся слой темного песка.

В 2003 г. перед экспедицией была поставлена задача вскрыть нетронутый участок в южной части могильника, выявить новые погребения, отобрать серию образцов для радиоуглеродного датирования. Также продолжался сбор подъемного материала и просеивание отвалов у раскопа 1947-1948 г. г. с целью полного сбора антропологических и археологических находок.
Методика работ.

При работах в 2003 году нашей экспедицией применялась методика раскопок выработанная в предыдущие годы.

Новый участок был прирезан к раскопу 2002 г. и поэтому сохранил ориентировку с некоторым отклонением от оси север – юг. Координатная сетка была разбита еще в 2002 г. с учетом возможной необходимости прирезок в трех направлениях, и включила в себя раскопы всех предыдущих лет. В системе координат были использованы цифровые обозначения по осям Х (направление запад – восток) и Y (направление юг – север). В качестве репера была выбрана точка на скальном выходе к югу от раскопа обозначенная выбитым и прорисованным черной краской крестом. Ее координаты: Х = 100/Y = 0. Условная высота репера равна 0. Точка репера привязана с помощью артиллерийской буссоли ПАБ-43 по следующим долговременным сооружениям на местности (измерения в тысячных, ориентировка на север по магнитному азимуту):


  1. Труба (высокая) котельной в г. Полярный - 32-07;

  2. Крест на колокольне Никольской церкви в г. Полярный – 30-46;

  3. «Маяк» на правом берегу Тюва-губы (по низу его) – 18-53;

  4. Тригонометрический пункт на о. Екатерининский – 34-59;

  5. «Башня» (маяк?) севернее г. Полярный – 41-70.

В этом году были сделаны дополнительные привязки репера и сетки раскопа с помощью теодолита на те же ориентиры на местности:

Теодолит на репере – точка X=100/Y=0, ориентирован по сетке по правому краю кола X=100/Y=12.

Ориентиры:


  1. Труба (высокая) котельной в г. Полярный – 205°52’

  2. Крест на колокольне Никольской церкви в г. Полярный – 196°15’

  3. Маяк в Тюва-губе – 124°42’

  4. Тригонометрический пункт на вершине о. Екатерининского – 220°59’.

Также были определены по GPS географические координаты могильника - N 6913.310; E 3329.078 (точка измерения Х = 100/Y = 15); координаты репера - N 6913.302; E 3329.078.

Для подробного изучения стратиграфии на новом участке на кв. кв. Х = 106/Y = 12-19 была оставлена бровка, снимавшаяся по мере надобности в ходе разборки погребений.

После разбивки координатной сетки проводилась нивелировка современной дневной поверхности с целью выявления возможных остатков могильных ям (рис. 11). Дерн снимался целыми кусками, просматривался на предмет наличия в нем находок и оставлялся в целости для консервации раскопа по окончании работ. Нижележащие слои (серый песок) снимались тонкими зачистками. Зачистка проводилась лопатами, весь грунт просеивался через металлические сетки с размером ячеи 4 х 4 мм. При зачистке серого песка особое внимание уделялось выявлению цветовых пятен – возможных могильных ям. После снятия торфогумусной прослойки и слоя мелкозернистого белесого песка была проведена тщательная генеральная зачистка площади раскопа и были выявлены погребения. На этом этапе была проведена еще одна нивелировка (рис. 12).

Разборка могил и расчистка костяков проводилась мастерками и кистями, а в некоторых случаях, чтоб исключить повреждение костей, деревянными инструментами. На разных стадиях разборки могил проводилась подробная фото- и графическая фиксация, нивелировка, как всего погребения, так и отдельных его деталей. Проводился отбор образцов угля, остатков органических материалов (дерева, шкур и др.) для спектрального, радиоуглеродного и других анализов.

После разборки погребений и снятия костяков были зарисованы контуры могильных ям по дну, проведена нивелировка, выполнены продольные разрезы. После этого были зарисованы и сфотографированы все стенки раскопа, а дно его по всей площади было прокопано на 40 см для выявления возможных более глубоких захоронений. По окончании этих работ раскоп 2003 г. был засыпан песком и заложен дерном (рис. 7).
Ход работ.

В 2003 г. были вскрыты два участка на площади могильника. Первый - кв. кв. Х = 96-99/Y = 17-18, площадью около 6 кв. м., располагался к северу от раскопа 2002 г. у края карьера. Второй - кв. кв. Х = 100-110/Y = 12-17, площадью 60 кв. м., находился к востоку от раскопа 2002 г. (рис. 4,11).

Здесь была прослежена следующая стратиграфия, в целом не отличающаяся от описанной А.В.Шмидтом (рис. 8-10):


  • Дерн 0.02-0.06 м

  • Серый песок (нижняя часть дерна) 0.03-0.1 м

  • Коричневый гумусированный песок 0.04-0.2 м

  • Черный торф 0.03-0.16 м

  • Белесый песок (подзол) 0.01-0.1 м

  • Черно-коричневый оторфованный песок 0.02-0.08 м

  • Светло-серый песок с раковиной глубже.

Участок между северной стенкой раскопа и краем карьера (кв. кв. Х = 100-110/Y =18-19), разрушенный в ходе оползания стенок карьера был прокопан с целью выявления разрушенных погребений или случайных находок. В ходе прокопки были обнаружены два разметочных кола расположенных на координатах: 1 - Х = 101,00/Y = 20,00, 2 - 106, 00/Y = 20,00. Эти два разметочных кола находятся на одной линии с колом, обнаруженным нами в 2002 г. на координате Х = 94,00/Y = 20,08. Скорее всего эти колы отбивают край траншеи длинной 12 метров, заложенной в 1948 г., о которой есть упоминание в дневнике Н. Н. Гуриной (Гурина, 1948, с. 25-27).

Также при прокопке на кв. кв. Х = 108-109/Y = 18-19 была обнаружена яма подпрямоугольной формы размером 2 х 1,5 м заполненная мешанным коричневым и серым песком с кусками торфа и разложившегося дерна. К дну яма сужалась. Глубина ямы достигала 1,5 м от современной дневной поверхности. Вполне вероятно, что это шурф у т. н. "основного столба" 1928 г., заложенный А. В. Шмидтом для изучения особенностей стратиграфии в этой части острова (Шмидт, 1930, с. 125-126). Рядом, на кв. Х =110/Y = 20 была обнаружена яма полукруглой в плане формы, заполненная серым мешанным песком. Дно ямы имело котлообразный профиль. Глубина ее от уровня обнаружения - слоя желтого стерильного материкового песка - составляла не больше 0,25 м. Никаких находок в перекопе не было найдено.

В ходе прокопки кв. Х = 102/Y = 17 на материковом желтом песке была обнаружена бедренная человеческая кость с обломанными эпифизами (рис. 12). По всей видимости, она происходит из разрушенного в древности погребения.

Видимо, из разрушенных в древности погребений происходят и некоторые другие находки обнаруженные в перекрывающих могилы отложениях. Это найденные в слое торфа фрагмент керамики с примесью асбеста на кв. Х = 101/Y = 12, и обломок трубчатой кости крупного млекопитающего на кв. Х = 109/Y = 14. Еще один фрагмент керамики был найден в слое коричневого песка на кв. Х = 103/Y = 12 (рис. 12).

После снятия торфа и слоя белесого и зачистки коричневого, переходящего в желтый, песка были обнаружены скопления камней - обкладки могил и некоторые другие элементы погребальных конструкций (12 –13).


Описание погребений.

Общие для всех погребений признаки

Могильные ямы устроены в светло-сером песке с мелким обломками раковин, который залегает под торфом (под черно-коричневым песком) на глубине 0.3-0.5 м от современной дневной поверхности.

Границы могильных ям прослеживаются исключительно плохо как в плане, так и в разрезе. (Для погребения 18 яма вообще не прослеживалась). В разрезах верхние границы могильных ям полностью сливаются с материковым песком (светло-серым с ракушкой) и не достигают торфа (чёрно-коричневого песка). Общим заполнителем является светло-серый песок с желтоватыми и коричневатыми оттенками в разных местах, в котором встречаются мелкие древесные угольки.

Погребения имеют обкладки из валунов (кроме особых случаев – № 14 и № 18). Высота и ширина обкладок 1-2 камня (ширина северо-восточной стороны обкладки погребения №16 до 4 камней), конфигурация в плане различна. Валуны обкладок залегали нижней своей частью в самых верхах материкового песка, а верхней уходили в чёрный торф. Собственно, уровень этих валунов и маркирует древнюю дневную поверхность, с которой устраивались могильные ямы (рис 12).

Остатки конструкций погребений сохранились в виде черно-коричневой дерево-органической массы, во многих местах которой отчетливо прослеживаются деревянные элементы, обладающие волокнистой структурой. При этом дерево обычно плавно переходит в такую же по цвету и характеру массу, но не обладающую какой-либо внутренней структурированностью. Судя по всему, эта внутренне неструктурированная масса также является, в большинстве случаев, остатками и следами деревянных элементов, возможно, просмоленных и обтянутых шкурой. (На чертежах в местах несомненного наличия волокнистых структур показано направление волокон).

Кости погребенных находились в тонкой плотной черной органической массе, вероятнее всего, остатках одежды из шкур.

Дальнейшее подробное описание погребений дается по единой схеме:

Номер погребения, его месторасположение;

количество погребенных;

характеристика могильной ямы;

глубина могильной ямы;

характеристика надмогильного сооружения;

положения скелета;

ориентировка погребенного головой;

возраст погребенного;

пол погребенного;

конструкция погребения;

инвентарь обнаруженный с костяком.
Погребение 14 (кв. кв. Х = 105-106/Y = 17) (рис. 12-16, 67).

Количество погребенных: 1.

Могильная яма: находилась в зоне сползания грунта в раскоп А. В. Шмидта. Поэтому её верхняя часть сильно деформирована и сползла в направлении на север. На уровне костяка яма имеет рваные очертания 1.8 х 0.75 м.

Глубина могильной ямы: 0.4 м от древней дневной поверхности (вероятно), 0.7 м от современной дневной поверхности.

Надмогильные сооружения: нет (возможно, они разрушены в результате оползания грунта).

Скелет: лежал в анатомическом порядке на спине вытянуто, кисти рук – на тазе. Череп – основанием вниз, нижняя челюсть – в анатомической последовательности.

Ориентировка: В.

Возраст: 40-50.

Пол: мужской.

Конструкция: костяк был перекрыт черно-коричневой дерево-органической массой. Однако, остатки собственно дерева читались только вдоль длинных стенок могильной ямы, на уровне костяка или чуть выше. Расстояние между двумя линиями истлевшего дерева вдоль стенок ямы - 0.5 м. Над этим перекрытием, над животом погребенного, лежал камень 19 х 17 см. Под костяком слоя плотной органической массы не было. К востоку от черепа, в заполнении ямы, находился фрагмент пластины из органического материала.

Инвентарь:

костяной рыболовный крючок – 0.2 м к югу от черепа над "покрышкой";

два костяных гарпуна (двузубый и однозубый) и составной рыболовный крючок из мыльного камня с костяным жалом – компактно на груди около правой ключицы;

роговой кинжал с рукоятью выделенной двумя выемками – на тазе;

костяная проколка – между бедренными костями;

костяной гребень с изображением головы животного или лодки – к северу от правого бедра.


Погребение 15 (кв. кв. Х = 104-108/Y = 15-16) (рис. 12-13, 17-23, 67).

Количество погребенных: 1.

Могильная яма: в плане не читалась отдельно от находившихся в ней конструкций; в разрезе её ширина 0.8 м.

Глубина могильной ямы: 0.45-0.5 м от валунов обкладки, 0.9 м от современной дневной поверхности.

Надмогильные сооружения: выкладка из валунов размерами 0.1-0.42 м вдоль северо-западного края погребения (рис. 12).

Скелет: лежал в анатомическом порядке на спине вытянуто, кисти рук - на тазе. Череп – основанием вниз, нижняя челюсть - в анатомической последовательности.

Ориентировка: ВСВ.

Возраст: 17-20.

Пол: женский (?).

Конструкция: костяк находился в конструкции напоминающей лодку 2 х 0.4 х 0.3 м. «Корма» (западный конец) - овальная в плане. В ней - отчетливые остатки дерева, плавно поднимающиеся по кривой от дна к верхнему зафиксированному краю «кормы». «Нос» (восточный конец) - в плане острый также плавно поднимающийся по кривой от дна кверху. «Бимсы» - три деревянные перекладины шириной до 1.5 см перекрывают поперек ноги костяка, прогибаясь от верха «правого борта» вниз. «Борта» и «дно» (на котором лежал костяк) - из черно-коричневой дерево-органической массы, волокна которой направлены по длинной оси «лодки». В поперечном разрезе «лодка» имеет овальный профиль дна и почти прямые немного раскрывающиеся наружу борта. Непосредственно над грудной клеткой и черепом лежал камень 45 х 23 х 23 см, который подстилался и перекрывался тонкими фрагментами черно-коричневой органической массы. В разрезе видно, что тонкие (до 1.5 см) черно-коричневые линии, начинающиеся с примерного уровня древней дневной поверхности, уходят изгибаясь под основание этого камня, а две другие находятся над ним (рис. 8-9, 17). В плане в этом месте также обнаружены тонкие пятна темной органики. В других местах признаков перекрытия погребения обнаружено не было. Выше этого камня, над погребением находилось ещё 3 камня меньших размеров.

К востоку от «лодки» с костяком, уступом к югу, но вплотную к носу «лодки» и на одном уровне с нею находилась «крышка» - «складчатая» черно-коричневая масса 1.9 х 0.5 м, поперечный разрез которой имеет большое сходство с разрезом «лодки» (рис. 22). В этой массе прослежены немногочисленные фрагменты дерева, имеющие, в основном, продольную (восток-запад) направленность волокон. Причем, западный конец «крышки» сужался в плане и поднимался в продольном сечении от «дна».

Связь между «лодкой» и «крышкой» археологически не прослеживается: на участке их сопряжения границы могильной ямы вообще не улавливались (несмотря на особую тщательность расчистки именно этого участка), перекрывания конструкций отсутствовали (рис. 23). К северу от места стыка «лодки» и «крышки» выше верхнего края «бортов» лежала створка раковины морского гребешка.

Инвентарь:

1. крупный круглый кусок пемзы, зубы и челюсть млекопитающего – к востоку от черепа;

2. створка раковины и заготовка рогового орудия – к востоку от черепа на дне могильной ямы, под лодкой;

3. два фрагмента бронзовой пластинки 3 х 1.4 см – на лобной кости черепа;

4. отщеп из черта (piece esquille) – на груди;

5. костяная проколка, челюсть оленя и створка раковины Unio с охрой – к северу от правой плечевой кости;

6. кремневый кинжал или наконечник копья, костяной кинжал и гребень – на тазе.
Погребение 16 коллективное (кв. кв. Х = 107-110/Y = 12-14) (рис. 12-13, 24-31, 67).

Количество погребенных: 4.

Надмогильные сооружения: прямоугольная выкладка из валунов размерами 0.1-0.86 м, ориентированная углами по сторонам света, с внутренними сторонами 2 м по оси СВ-ЮЗ и 1.5 м по оси СЗ-ЮВ. С северо-восточной стороны обкладка достигала 1 м в ширину (рис. 12). Причем камни обкладки с северо-западной и юго-восточной сторон, а также внутренние камни с северо-восточной стороны, находились уже над костяками. По периметру могильной ямы на материковом желтом песке были зафиксированы несколько пятен светло-коричневого песка диаметром 5-10 см. Глубина распространения потемненного песка не превышала 5-10 см от уровня обнаружения (рис. 13).

Могильная яма: после снятия камней обкладки читалась в плане как квадрат 2.5 х 2.5 м темного цвета, ориентированный углами также по сторонам света. Однако, вероятнее всего, она является сочетанием четырех отдельных могильных ям разной глубины, расположенных вплотную параллельно друг другу и ориентированных ЮЗ-СВ. К северо-востоку от костяков № 2 и № 3 уже в материковом светло-сером песке находились две узкие полоски древесного тлена с вертикальным расположением волокон, ориентированные ЮВ-СЗ.

Погребение 16-4 (крайнее юго-восточное) (рис. 24-25, 27-31, 29-40, 67).

Могильная яма: в плане вытянутая овальная, 2 х 0.4 м, с сужающимися концами.

Глубина могильной ямы: 0.5 м от валунов обкладки, лежавших по краям могильной ямы, 0.9 м от современной дневной поверхности.

Скелет: лежал в полной анатомической последовательности, на спине. Руки вдоль туловища, фаланги пальцев и кости пястья и запястья - под тазом и между бедренными костями. Дистальные концы левых малой и большой берцовых костей лежали на правых берцовых костях. Череп – основанием вниз, нижняя челюсть - в анатомической последовательности.

Ориентировка: СВ.

Возраст: 45-55.

Пол: мужской.

Конструкция: не менее 9 камней (размерами до 0.3 м) обкладки погребения находились фактически в могильной яме: 7 над костяком и 2 у северо-восточного её конца (рис. 12, 24, 28). На уровне этих камней и под ними зафиксированы мелкие фрагменты дерева. В тех случаях, когда они перекрывали друг друга, верхние были ориентированы поперек могилы (ЮВ-СЗ), нижние – вдоль (ЮЗ-СВ) (рис. 24). Несколько фрагментов круто наклонно уходили вниз по направлению к юго-восточной стенке ямы. Дно и нижняя часть стенок были покрыты черно-коричневой дерево-органической массой, волокнистая структура которой в данном случае не прослеживалась с уверенностью. В ногах костяка лежал плоский камень размерами до 0.1 м.

Инвентарь:

1. два двузубых костяных наконечника дротиков – у правого колена под северо-западной стенкой могильной ямы;

2. костяной гарпун, роговое тесло (?), подвеска из резца бобра (?), сланцевое тесло, кусок пемзы с пазом – на правой стороне таза и уходящих под таз костях предплечья;

3. фрагмент керамики – в заполнении над правыми берцовыми костями.



Погребение 16-1 (к северо-западу от погребения 16-4) (рис. 24-25, 27-32, 67).

Могильная яма: не читалась отдельно от находившейся в ней конструкции.

Глубина могильной ямы: 0.2 м от валунов обкладки, лежавших по краям могильной ямы, 0.6 м от современной дневной поверхности.

Скелет: кроме черепа, лежал в анатомическом порядке на спине, кисти рук - на тазе. Череп лежал на своём анатомическом месте, но основанием вверх. Севернее, рядом с ним лежала нижняя челюсть.

Ориентировка: СВ.

Возраст: 55-65.

Пол: женский.

Конструкция: костяк находился в конструкции напоминающей лодку 1.85 х 0.5 м. Деревянный «борт» отчетливо читался в плане почти по всему периметру. «Корма» (юго-западный конец) трапецевидная в плане, деформированная уступом на юг. «Нос» (северо-восточный конец) в плане острый, смещенный к юго-востоку относительно оси симметрии «лодки», плавно поднимался от дна кверху. Подстилался костяк черно-коричневой дерево-органической массой в пределах «бортов». Юго-западная часть «лодки» и, соответственно, костяк перекрывались такой же массой. На ней, «в корме лодки», лежал камень 27 х 16 см и на её уровне, над тазом, – створка раковины гребешка. По всему периметру «лодки» располагались фрагменты длинных пластин шириной 1-2 см из органического материала (один его образец был определен как береза).

Инвентарь:

1. костяная рамочная рукоять кинжала с прорезью и двумя отверстиями, две костяные пластины - к востоку от черепа;

2. костяной кинжал из расколотой кости крупного млекопитающего – на тазе, около костей правой руки.

Погребение 16-2 (к северо-западу от погребения 16-1) (рис. 24, 26-31, 67).

Могильная яма: не читалась отдельно от находившейся в ней конструкции.

Глубина могильной ямы: 0.3-0.35 м от валунов обкладки, лежавших по краям могильной ямы, 0.7 м от современной дневной поверхности.

Скелет: не в полном анатомическом порядке (некоторые ребра, шейные позвонки и кости кистей были найдены около костей ног) на спине, кисти рук на тазе. Череп лежал основанием вниз, нижняя челюсть - в анатомической последовательности.

Ориентировка: СВ.

Возраст: 55-65.

Пол: женский.

Конструкция: костяк находился в конструкции напоминающей лодку 1.85 х 0.5 м. Истлевшие деревянные «борта» и «дно» подстилали костяк. Их волокнистая структура хорошо читалась и была направлена по длинной оси могилы (ЮЗ-СВ). «Корма» (юго-западный конец) - трапецевидная в плане, деформированная уступом на юг, с массивными остатками дерева. «Нос» (северо-восточный конец) - в плане овальный. По всему периметру «лодки» располагались фрагменты длинных пластин шириной 1-2 см из органического материала. Костяк непосредственно был перекрыт фрагментированной черно-коричневой дерево-органической массой, волокна которой были ориентированы по его длинной оси (ЮЗ-СВ). Над ней – фрагменты деревянных плах в два слоя: нижний ориентирован вдоль костяка (ЮЗ-СВ), верхний – поперек (ЮВ-СЗ). Это двухслойное перекрытие размерами 2.2 х 0.6 м было шире и длиннее «лодки». Над черепом, поперек костяка, находился самый большой камень обкладки – плита размером 0.85 х 0.4 м.

Инвентарь:

1. костяная подвеска с отверстием – на левой стороне черепа;

2. куски бурого железняка – к югу от черепа;

3. кварцевый отщеп, обломок костяной иглы, костяная «лопаточка», фрагмент слюды – к востоку от черепа;

4. костяные пластинка, две «заколки», две «гребенки» – у правой плечевой кости, к северу от черепа;

5. восемь фрагментов костяных игл и проколка, костяной кинжал – под и между бедренных костей;

6. костяной стержень с навершием в виде головки лося или оленя – над костями предплечья правой руки на тазе;

7. донце сосуда – над позвонками поясничного отдела позвоночника (над животом), продавив покрышку костяка, но под фрагментами перекрытия.



Погребение 16-3 (к северо-западу от погребения 16-2) (рис. 24, 26-31, 34-38, 67).

Могильная яма: стенки ямы прослеживались с северо-западной и северо-восточной сторон.

Глубина могильной ямы: 0.3 м от валунов обкладки, лежавших по краям могильной ямы, 0.5-0.7 м от современной дневной поверхности.

Скелет: лежал фактически в анатомическом порядке, на спине. Кисти рук – на тазе. Правая рука в древности была развернута ладонью вверх. Череп сильно наклонен к груди и немного к правому плечу (поскольку под голову погребенного была подложена емкость с вещами).

Ориентировка: СВ.

Возраст: старше 60 лет.

Пол: мужской.

Конструкция: костяк находился в конструкции напоминающей лодку 2.05 х 0.55 м. Деревянный «борт» отчетливо читался в плане по всему периметру. «Корма» (юго-западный конец) - трапецевидная в плане. «Нос» (северо-восточный конец) - в плане овальный. Подстилался костяк черно-коричневой дерево-органической массой в пределах «бортов». «Правый борт» (ЮВ) раскрывался в сторону костяка № 2, на юго-восток. По всему периметру «лодки» располагались фрагменты длинных пластин шириной 1-2 см из органического материала. Погребенный был полностью перекрыт черно-коричневой дерево-органической массой. Причем над черепом и грудной клеткой она имела выпуклый профиль, опирающийся своим основанием на «борта лодки». Объём между нею и костяком был заполнен светло-серым материковым песком (рис. 35). Выше лежали все камни северо-западного прясла обкладки погребения № 16. Судя по округлым сероватым пятнам в разрезах, сделанных в дне могильной ямы погребения № 16 после снятия костяков, погребения 16-1 и 16-2, а также 16-2 и 16-3 были разделены бревнышками.

Инвентарь:

1. предметы из кости и рога: целый кинжал и обломки одного или двух кижалов, два игловидных наконечника стрел, два поворотных гарпуна, рыболовный крючок, две проколки, два фрагмента резца бобра, трапецевидная и китообразная подвеска, роговая "рукоять", три костяных предмета с прорезями (один из них похож на "заколку" из погребения № 13), костяное коленчатое острие, два «долота», три фрагмента фигурки оленя или лося, две «заколки с зубчатой головкой, два стержня, кости бобра, северного оленя и птиц;

кремневые скребок, проколка, обломок нуклеуса, отщеп, сланцевые отщеп, топор, обломок наконечника копья, «выпрямитель древков» из пемзы, пять фрагментов керамики – все это находилось очень компактно к востоку от черепа вплотную к нему (под этими вещами лежала истлевшая деревянная «пластина», ориентированная поперек могилы (СЗ-ЮВ), – вероятнее всего, это остатки прямоугольного короба (туеска, корзины из луба, шкатулки), в котором и находились перечисленные вещи);

2. костяная проколка – в ногах;

3. роговой стержень с навершием в виде головки лося или оленя с выделенными рогами, костяной кинжал, подвеска с просверленным отверстием и костяная пластина – на тазе;

4. игловидный наконечник стрелы – к северу от черепа, под стенкой погребения.


Погребение 17 коллективное (кв. кв. Х = 102-104/Y = 14-15) (рис. 12-13, 41-55, 67).

Количество погребенных: 5.

Надмогильные сооружения: две параллельные выкладки из валунов на расстоянии 1.6 м друг от друга длиной 1.5 м ориентированные ЮЮВ-ССЗ. Причем один из камней восточной линии нависал над западным концом погребения № 15. Крайние внутренние камни обкладки находились над могильной ямой, а несколько камней – в её заполнении, у восточной и западной стенок (рис. 12-41).

Могильная яма: читалась в плане как подквадратное пятно 2.3 х 2.3 м темного цвета с весьма неровными и извилистыми границами, ориентированное сторонами также как обкладка. В данном случае, практически, несомненно, что она является сочетанием трех отдельных могильных ям разной глубины, расположенных вплотную друг другу.

Погребение 17-1 (крайнее южное) (рис. 41-42, 44-57).

Могильная яма: в плане подпрямоугольная, 1.75 х 0.5 м.

Глубина могильной ямы: 0.3 м от валунов обкладки, лежавших по краям могильной ямы, 0.7 м от современной дневной поверхности.

Скелет: лежал фактически в полной анатомической последовательности, на спине, с небольшим разворотом на правый бок, кисти рук - на правой стороне таза. Ноги подогнуты так, что берцовые кости правой ноги стояли вертикально, левой – наклонно.

Ориентировка: ВСВ.

Возраст: 45-55.

Пол: мужской.

Конструкция: костяк лежал на дерево-органической массе и был перекрыт остатками досок в два слоя. Нижний слой досок перекрывал его поперек (ЮЮВ-ССЗ), распространяясь над погребением 17-2 и над южной половиной погребения 17-3. По южному краю этого перекрытия располагались отдельные плашки длиной 10-25 см и шириной 2-4 см ориентированные С-Ю. Причем они были заметно наклонены вниз своими южными концами (к южной стенке погребения), а северными концами находились над перекрытием. Верхний слой досок лежал вдоль погребения. Еще выше находились отдельные поперечные плашки. Все перекрытия оказались ниже правого колена погребенного (рис. 41, 46-53).

Инвентарь:

тазовая кость морского животного – у южной стенки погребения.



Погребение 17-2 (к северо-северо-западу от погребения 17-1) (рис. 41-42, 44-55, 58, 67).

Могильная яма: общая с погребением 17-3, в плане подпрямоугольная, 2.35 х 0.75 м.

Глубина могильной ямы: 0.4 м от валунов обкладки, лежавших по краям могильной ямы, 0.8-0.9 м от современной дневной поверхности.

Скелет: лежал фактически в полной анатомической последовательности, на спине, с небольшим разворотом на правый бок, кисти рук - на правой стороне таза. Череп деформирован.

Ориентировка: ВСВ.

Возраст: 10-12.

Пол: (?).

Конструкция: общая с погребением 17-3. Костяк лежал на досках ориентированных вдоль погребения и был перекрыт остатками досок в три слоя. Нижний слой досок перекрывал его вдоль (ЗЮЗ-ВСВ), второй снизу – поперек, третий снизу – опять вдоль (последний не фиксировался над ногами). Верхние два перекрытия являются общими с 17-1. Еще выше находились отдельные поперечные плашки. В тоже время, был небольшой разрыв между костяками 17-2 и 17-3 как в досках настила на дне могильной ямы, так и в досках первого снизу перекрытия. Восточные концы досок нижнего перекрытия, которые выступали за пределы общего с 17-1 поперечного перекрытия, поднимались наклонно вверх к стенке могильной ямы (рис. 41, 46-53).

Инвентарь: нет.

Погребение 17-3 (к северо-северо-западу от погребения 17-2) (рис. 41-42, 44-55, 59).

Могильная яма: общая с погребением 17-2 (см. выше).

Скелет: лежал в полной анатомической последовательности, на спине, кисти рук - на тазе. Череп деформирован.

Ориентировка: ВСВ.

Возраст: 35-45.

Пол: женский.

Конструкция: общая с погребением 17-2 (см. выше). На груди и у левого плеча находились фрагменты пластин из органического материала.

Инвентарь: нет.

Погребение 17-4 (к северо-северо-западу от погребения 17-3) (рис. 41, 43-55, 63-64, 67).

Могильная яма: не читалась отдельно от находившейся в ней конструкции.

Глубина могильной ямы: 0.4 м от валунов обкладки, лежавших по краям могильной ямы, 0.7 м от современной дневной поверхности.

Скелет: лежал фактически в полной анатомической последовательности, на спине, кисти рук - на тазе. Череп сломан и частично разрушен.

Ориентировка: СВ.

Возраст: 16-18.

Пол: мужской(?).

Конструкция: костяк находился в овальной конструкции из истлевшего дерева напоминающей лодку 1.9 х 0.57 м. Волокна деревянной массы ориентированы по длинной оси «лодки» (ЮЗ-СВ), «левый борт» стоял вертикально, не отчленяясь от стенки могильной ямы, «правый борт» лежал вплотную к деревянной конструкции погребения 17-3. Могильная яма была перекрыта деревянной плоскостью ориентированной по оси ямы (ЮЗ-СВ) и наклоненной от её юго-восточного края к северо-западному. На юго-восточном крае этого перекрытия лежали отдельные плашки длиной до 25 см ориентированные СЗ-ЮВ. Над черепом погребенного, на этом же перекрытии находился предмет, который представлял из себя плотную черно-серую органическую массу, округлую в плане, до 33 см в диаметре, слоистую внутри (рис. 64). Погребения 17-4 и 17-3 в их восточной части разделялись светло-серым материковым песком, а в западной – одним или двумя бревнышками (рис. 41, 45, 47, 50-51, 54).

Инвентарь:

1. костяной кинжал – на правой стороне таза, вместе с костями кисти правой руки.

2. роговое тесло или лощило (?), костяная пластина с геометрическим орнаментом, проколка, резец бобра, одиннадцать отщепов кварца и кусок бурого железняка – между бедренными костями, у кинжала.

3. кочедык для плетения сетей (?) – под правым коленом.



Погребение 17-5 (к северо-северо-западу от погребения 17-4) (рис. 41, 43-55, 63, 65).

Могильная яма: в могильной яме погребения 17-4.

Скелет: лежал в анатомической последовательности, на спине. Череп раздавлен.

Ориентировка: СВ.

Возраст: 1-2 месяца.

Пол: неопределим.

Конструкция: костяк лежал вдоль правой бедренной кости погребения 17-4 внутри его деревянной конструкции (под левым бортом «лодки»). Вокруг костяка, над ним и под ним находились остатки дерева, напоминающие в плане колоду или гробовище. Однако, они плохо отчленялись от «лодки» погребения 17-4.

Инвентарь:

костяной наконечник гарпуна – в области таза.


Погребение 18 (кв. кв. Х = 102-103/Y = 17) (рис. 13, 60-62, 66).

Могильная яма: не прослеживалась.

Глубина: 0.5 м от современной дневной поверхности.

Скелет: закладки зубов и фрагмент нижней челюсти младенца.

Возраст: до 1 года.

Пол: неопределим.

Конструкция: черно-коричневая плотная органическая масса овальная в плане 0.96 х 0.6 м, ориентированная СВ-ЮЗ по длинной оси, с выступом на восток, в пределах которого лежал камень 17 х 13 см; в разрезе – вогнутая, двухслойная. На ней три деревянных плашки шириной 2 см: одна по линии В-З длиной 62 см и две, почти под прямым углом к первой, длиной 41 см и 47 см, образуя букву «Н». Все находки располагались внутри органической массы или между её слоями, в том числе множество фрагментов длинных пластин шириной 2-4 см из органического материала, которые складывались в две линии вдоль длинной оси «овала».

Инвентарь:

костяная проколка.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет