Погребение 15


Инвентарь погребений из могильника Большого



жүктеу 0.78 Mb.
бет3/6
Дата07.02.2019
өлшемі0.78 Mb.
түріОтчет
1   2   3   4   5   6

Инвентарь погребений из могильника Большого


Оленьего острова2.

Инвентарь из погребений могильника на Большом Оленьем острове отличается обилием и большим разнообразием предметов из кости и рога. В гораздо меньшей степени представлены керамика, орудия из камня и металла. Сохранность костяных и роговых предметов в целом хорошая, только их наружная поверхность чаще всего повреждена корнями растений, образующими на ней причудливые узоры.



Предметы из кости и рога.

Кинжалы (рис. 68, 1; 69, 10; 70, 1; 71, 21; 72, 35-37; 74, 1). - 8 экз. Они находились во всех погребениях с сопроводительным инвентарем кроме погребений 16-4, 17-5 и 18 (но необходимо отметить, что два последних - погребения младенцев). В одном погребении (16-3) обнаружено по крайней мере 2 кинжала (один - целый, и несколько фрагментов от одного или двух кинжалов).

Все эти орудия изготовлены из продольно расколотых костей крупных млекопитающих (в шести случаях из задних метаподий северного оленя), имеют заостренную форму с колющим концом. В некоторых случаях они могут быть полыми и иметь небольшие (0.2-0.3 см) закраины в рукояточной части. У одного из кинжалов на рукояточном конце просверлено отверстие диаметром 0.5 см. Некоторые из кинжалов имеют заполировку.



Особняком стоит кинжал из погребения 16-1. Он имеет четко выделенный, уплощенный черешок, отграниченный двумя симметрично расположенными выемками от лезвия. Лезвие его имеет не уплощенную, как у всех кинжалов, а ромбическую форму в сечении. Этот кинжал очень похож на кинжал из погребения обнаруженного Г. Д. Рихтером и С. Ф. Егоровым в 1925 г. и представляет собой отдельный тип.

Наконечники метательного вооружения (стрел, дротиков и гарпунов) – 11 экз. Ещё три происходят из подъемного материала.

Игловидные наконечники (рис. 72, 19-21) - 3 экз. из погребения 16-3 (два - за головой, один - около правого плеча). По-видимому, все они сделаны из рога. По форме это округлые в сечении стержни, заостренные к одному концу и срезанные под углом около 45 градусов на другом конце. Возможно, к этой же группе относятся некоторые обломки толстых игл из погребения 16-2.

Длинные наконечники с двумя симметрично расположенными зубцами и скошенным насадом (рис. 73, 1-2) – 2 экз. из погребения 16-4. Они несколько отличаются по размерам и оформлению насада: у одного насад оформлен двумя симметричными сходящимися срезами, у другого - одним уплощающим срезом. При этом уплощение у наконечников сделано в разных плоскостях. Перо у обоих наконечников ромбическое в сечении.

Наконечники поворотных гарпунов (рис. 72, 22-23) – 2 экз. из погребения 16-3. По крайней мере, один из них изготовлен из задней метаподии северного оленя. Это орудия подтреугольной формы с отверстием в медиальной части и продольным прямоугольным желобом, вырезанном в губчатой части кости. Три таких же наконечника поворотных гарпунов были найдены при костяках VIII и IX при раскопках А. В. Шмидта в 1928 г. (Шмидт, 1930, рис. 12-13,таб. I, 6-7).

Наконечники гарпунов с двумя симметрично расположенными зубцами (рис. 68, 3; 75, 1) – 2 экз. из погребений 14 и 17-5. Эти наконечники имеют два зубца расположенные около острия, на разных сторонах орудия, напротив друг друга, симметрично относительно длинной оси орудия. На черешковой части у них имеется утолщение и поперечная круговая нарезка для крепления. Аналогичный наконечник был найден в погребении костякаVI при раскопках А. В. Шмидта в 1928 г. (Шмидт, 1930. таб. I, 8).

Наконечник гарпуна с одним зубцом расположенным у острия и утолщением и поперечной круговой нарезкой в черешковой части (рис. 68, 4) – 1 экз. из погребения 14. В погребении VIII при раскопках А. В. Шмидта был найден похожий наконечник с кремневой вставкой на острие (Шмидт, 1930, таб. II, 3).

Наконечник гарпуна с двумя асимметрично расположенными зубцами (рис. 73, 3) – 1 экз. из погребения 16-4. Наконечник сделан из расколотой трубчатой кости северного оленя. Он имеет два зубца, один из которых расположен около острия, а другой на некотором расстоянии от него. Зубцы расположены на разных сторонах орудия не симметрично относительно его длинной оси. В черешковой части у него оформлено трапецевидное расширение. Аналогии этому наконечнику отсутствуют в материалах могильника, но широко представлены в материалах из раскопок поселения эпохи раннего металла Маяк II в Дроздовской губе на северо-восточном побережье Кольского полуострова (Гурина, 1997, рис. 40).

Обоюдоострые наконечники (рис. 75, 3-5) – 3 экз. (два целых и один фрагмент). Все они найдены при просеивании отвалов у раскопа 1947-1948 г.г. Они имеют вытянутую форму с сужающимися концами. Черешковая часть уплощена с одной из широких поверхностей. Медиальная часть и перо - ромбические в сечении. Такие же наконечники были найдены в погребении, содержавшем костяки IV и V при раскопках А. В. Шмидта в 1928 г. (Шмидт, 1930, таб. III, 2-3) и в разрушенном погребении 12 при наших раскопках в 2002 г. (Мурашкин, Отчет.., 2002, рис. 42).

Проколки (рис. 68, 5; 69, 6; 72, 10, 25, 33; 74, 6; 75, 2) – 7 экз. Все они сделаны из расколотых костей животных. Три из них имеют достаточно стандартизованную форму: подпрямоугольная аккомодационная часть и оформленное двумя сходящимися гранями острие. Еще у одной проколки, сделанной из нижней части метаподии северного оленя, оставлена часть эпифиза. Три оставшиеся орудия сделаны на обломках костей случайной формы, но во всех случаях острие легко выделяется некоторой залощеностью. Эта группа орудий имеет большое количество аналогий в материалах из погребений изученных А. В. Шмидтом (Шмидт, 1930, таб. III, 9) и Н. Н. Гуриной (Гурина, 1953, рис. 17)

"Иглы" (рис. 71, 1-9, 12) – 10 экз. Определение этих орудий сильно затруднено тем, что их поверхность сильно разрушена корнями растений. Все они обнаружены в погребении 16-2. Почти все они фрагментированы. Девять из них представляют собой тонкие стержни округлые в сечении толщиной от 0.3 до 0.6 см., три из них имеют острие на одном из концов. Необходимо повторить, что наиболее крупные "иглы" на самом деле могут относиться к категории игловидных наконечников или проколок.

Десятая игла сильно выделяется тем, что имеет прорезанное прямоугольное отверстие в центральной широкой и уплощенной части, а оба конца ее заострены. Аналогий этому предмету в археологических памятниках Кольского полуострова не известно.



Рыболовные крючки (рис. 68, 6-7; 72, 24) – 3 экз. Два из них сделаны целиком из кости, один - составной. Он состоит из двух частей. Это небольшой каменный (из стеатита или сланца) стерженек с поперечными круговыми нарезками на концах, глубоким продольным пазом на одном конце и вставленным в него роговым (?) слегка изогнутым острием. Для таких острий А. В. Шмидт предложил термин "коленчатое острие" (Шмидт, 1930, с. 142). Еще два таких острия были найдены отдельно в погребении 16-3 и при просеивании отвала у раскопа 1947-48 г.г.(рис. 72, 17; 75, 6).

Два костяных рыболовных крючка различаются по форме. Первый – подпрямоугольной формы - изготовлен из верхней части боковой стенки задней метаподии северного оленя по той же технологии, что и многие другие орудия (кинжалы, проколки и др.). Прямой аналогией ему является крючок из погребения костяка IV (Шмидт, 1930, таб. III). Второй крючок имеет U-образную форму и сделан видимо из рога (?). Схожие крючки в материалах могильника неизвестны, но присутствуют в материалах из раскопок поселения Маяк II (Гурина, 1996, рис. 40).



«Гребни» (рис. 68, 2; 69, 5; 71, 16-17) – 4 экз. Они выделяются наличием зубцов, которые могут различаться длиной и количеством. Количество зубцов у этих орудий варьирует от 2 до 12. «Гребни» из погребений 14 и 15, которые имеют по 12 недлинных зубцов, находят прямую аналогию в «гребне» найденном в погребении II Г. Д. Рихтера и С. Ф. Егорова (Шмидт, 1930 таб. V, 8). Два предмета с 2 и 3 длинными расширяющимися к концам зубцами из погребения 16-2 сделаны из рога и ребра северного оленя. Они не имеют аналогий в материалах археологических памятников Кольского полуострова. Функционально они могут быть заколками и штампами.

«Тесла и долота» (рис. 72, 28-29; 73, 5) – 3 экз. Все они имеют скошенный приостренный и слегка пришлифованный рабочий конец. При этом другой конец может быть оформлен по-разному. В одном случае, у орудия из погребения 16-3 изготовленного из расколотой вдоль кости животного, рукояточный конец представлен частью эпифиза кости. У другого, изготовленного из рога северного оленя, рукояточный конец плавно изогнут под углом 90 градусов. Орудие из погребения 16-4, изготовленное видимо из рога, имеет на рабочем конце ровный срез. Орудия подобные последнему Н. Н. Гурина рассматривала как лощила (Гурина, 1953, рис. 19, 1-3).

Рамочная рукоять (рис. 70, 6) из погребения 16-1 от брозового кинжала (?). Она изготовлена из рога северного оленя и имеет глубокий паз и два отверстия для заклепок на широком конце. Подобные предметы до сих пор не были известны в материалах археологических памятников Северной Фенноскандии.

«Рукоять» (рис. 72, 26) из погребения 16-3 изготовлена из кости северного оленя и представляет из себя короткий, округлый в сечении стержень с двумя подпрямоугольными выемками на одной из сторон. Похожий предмет был найден на поселении Маяк II (Гурина, 1996, рис 41, 22).

Подвески (рис. 71, 13; 72, 13-14, 30; 73, 4) – 6 экз. Они сильно отличаются по размерам и форме. Первую группу составляют две крупные подпрямоугольной формы костяные подвески из погребений 16-2 и 16-3. Они имеют просверленное отверстие у одного из концов или в центральной части. Возможно, они имели утилитарное назначение.

Ко второй группе относятся две миниатюрные подвески из тонких костяных пластинок. Одна из них подтрапецевидной формы с отверстием на широком конце. Вторая имеет изогнутую форму и отверстие в расширенной части. Шесть подобных подвесок было найдено А. В. Шмидтом в погребении костяка VI. Им же была высказана мысль о сходстве этих подвесок с рыбами или китообразными (Шмидт, 1930, с. 144, таб. VI, 1). Еще одна подвеска из погребения 16-4 изготовлена из пластинки нижнего резца бобра. Она имеет небольшую насечку на одном конце. К категории подвесок нужно, видимо, отнести и раковину Dentalium найденную в погребении 16-3. Полая трубочка имеет две небольшие круговые нарезки. В погребениях костяка VI и костяка VIII-а изученных А. В. Шмидтом были обнаружены серии из 43 и 25 таких раковин соответственно (Шмидт, 1930, с. 145, таб. VI, 2).



«Заколки» (рис. 71, 19-20) – 2 экз. из погребения 16-2. Изготовлены из метаподий северного оленя и представляют собой длинные, сужающиеся к одному из концов, пластины. В отличие от проколок или игловидных наконечников, острый конец этих предметов не залощен, то есть они вряд ли использовались для перфорирования каких либо материалов. Тупой конец этих предметов имеет поперечный выступ и одну-две поперечные нарезки. Подобным образом часто оформляются рукояти кинжалов. Одна из «заколок» орнаментирована тонкими резными линиями, образующими «струйчатый» орнамент. Такой орнамент встречен на кинжалах и игольниках в некоторых погребениях могильника при раскопках 1928 и 1947-48 г. г. (Шмидт, 1930, с. 140-143; Гурина, 1953, рис. 31).

В погребении 16-3 было найдено еще два стержня округлых в сечении (рис. 72, 31-32). У одного из них на конце вырезаны два симметрично расположенных выступа, у другого один из концов уплощен и на нем сформировано четыре грани.

В погребении 16-2 вместе с «заколками» был обнаружен предмет, обозначенный как «лопаточка» (рис. 71, 18). По форме это тонкая длинная костяная пластина с закругленным концом. Другой конец, как и у «заколок», имеет поперечный выступ и нарезку.

«Заколки с зубчатой головкой» (рис. 72, 17-18) – 2 экз. из погребения 16-3. Они представляют из себя недлинные, круглые в сечении стержни, уплощающиеся и расширяющиеся к одному из концов. У одного из предметов на этом уплощенном участке по противоположным краям идут два ряда некрупных зубцов, а в центре прорезано прямоугольное отверстие. У другого предмета края уплощенного участка украшены не зубцами, а зарубками и отверстие имеет подтреугольную форму. Подобная «заколка с зубчатой головкой», но без отверстия была найдена в погребении 13 в ходе раскопок 2002 г. (Мурашкин, Отчет…2002, с. 26, рис. 42, 2).

Все эти предметы не находят аналогий в материалах археологических памятников Северной Фенноскандии.



«Навершия жезлов» (рис. 71, 15, 72, 11) – 2 экз. из погребений 16-2 и 16-3. Первое изготовлено из рога северного оленя и представляет из себя прямоугольный в сечении стержень с изогнутым под углом около 50 градусов концом, на котором вырезано схематизированное изображение головы лося. Голова непропорционально длинная, но все характерные видовые черты - горбатая морда, отвислая нижняя губа - переданы с удивительным правдоподобием. Четырьмя небольшими выступами обозначены уши и рога. Противоположный конец стержня немного заужен.

Второе «навершие» также изготовлено из рога северного оленя. Оно относится скорее к категории плоскостных изображений. «Навершие» представляет из себя плоский, прямоугольный в сечении стержень с изогнутым под углом около 40-50 градусов концом, на котором вырезано схематизированное изображение головы лося. Она также непропорционально удлинена и передает характерные черты лося – отвислую нижнюю губу и горбатую морду. Кроме того, там, где предполагается переход головы в шею, имеется подтреугольный выступ, который мог обозначать так называемую «серьгу». Отдельным выступом на голове передано отведенное назад ухо животного. Длинный отросток украшенный восемью асимметрично расположенными зубцами передает рога. Глаз специально не обозначен. Обратная сторона «навершия» не обработана. На другом конце стержня расположены две поперечные нарезки.

Ближайшей аналогией этим изделиям является «навершие жезла» с лосиной головкой из погребения 13 вскрытого нами в 2002 г. (Мурашкин, Отчет.. 2002, рис. 43) и погребения № 8раскопанного в 1948 г. Н. Н. Гуриной (Гурина, 1953, рис. 22).

Из погребения 16-3 происходит также три обломка плоской фигурки лося или оленя (видовую принадлежность определить сложно) (рис. 72, 34). Обломки очень тонкие – не толще 1 мм. Один обломок представляет заднюю часть животного – круп и часть задней конечности, второй передает переднюю – характерный горб на спине и часть передней конечности. Третий фрагмент не поддается определению – это может быть отслоившаяся часть первого или второго фрагмента, или самостоятельная часть – например, головы.



Орнаментированная накладка (рис. 74, 8) из погребения 17-4. Роговая, слабо изогнутая в виде буквы «С» пластина, одна из сторон которой украшена глубокими прорезанными линиями, образующими геометрический узор из линии чередующихся косых трапеций, которые заштрихованы под разным углом. На концах пластины вырезаны два углубления для привязывания. Этот предмет напоминает накладки на небольшие сумки, которые еще недавно использовались саамами.

В некоторых погребениях были найдены костяные и роговые пластины подпрямоугольной и подтреугольной формы и их обломки (рис. 69, 7; 70, 4-5; 71, 14; 72, 27). Один из мелких фрагментов кости животного найденный в погребении 16-3 орнаментирован тонкими прочерченными линиями образующими цепочку из трех (два целых и одна половинка) ромбов, соприкасающихся вершинами (рис. 72, 15).

Также в погребениях могильника встречаются необработанные фрагменты и целые кости и зубы животных (северный олень, бобр), мелких и крупных птиц (рис. 70, 2-3; 72, 12; 74, 2). Особенно выделяется группа из 9 костей черепов рыб расположенных друг на друге в три ряда так, что каждый ряд частично перекрывал предыдущий (рис. 38). Это скопление было найдено в погребении 16-3 под черепом, и, по всей видимости, представляет собой специально нашитое на одежду (на шапку) украшение.

Предметы из камня.

Серия предметов из камня и металла гораздо меньше, чем из кости и рога. Каменные орудия изготовлены в основном из сланца, в том числе окремненного, гораздо меньше предметов из кремня, кварца и других пород.



Сланцевые тесла (рис. 72, 6; 73, 6) – 2 экз. Оба имеют зауженный обух, в сечении – подтрапецевидные, лезвия - асимметричные. Лезвия и большая часть поверхности зашлифована.

Очень интересен кинжал из окремненного сланца найденный в погребении 15 (рис. 69, 8). Он обработан утончающей двусторонней ретушью, имеет прямоугольный черенок и длинное подтреугольное лезвие. Такие предметы чаще всего интерпретируются как наконечники копий, но в данном случае он располагался на тазе погребенного, так же как кинжалы в других погребениях могильника. При этом на его черенке были зафиксированы остатки обмотки из бересты. Все это позволяет считать его именно кинжалом.

Дистальный фрагмент наконечника копья из черного окремненного сланца (рис. 72, 1) из погребения 16-3 обработан двусторонней ретушью, в сечении – плоско-выпуклый. В этом же погребении найден скребок из серого окремненного сланца или черта с округлым лезвием, занимающим около 2/3 периметра (рис. 72, 4). Ретушь – притупливающая, полукрутая. Из черного черта изготовлена и миниатюрная проколка из этого же погребения (рис. 72, 2): на крае отщепа, имеющем естественное острие, расположена мелкая, нерегулярная ретушь утилизации и резцовый скол.

Единственный предмет из кремня найденный в погребениях в этом году – обломок биполярного нуклеуса (рис. 72, 3) из погребения 16-3. Кремень желтого, медового цвета, на фронте раскалывания нуклеуса – негативы пластинчатых снятий. Нуклеус полностью сработан, ударная площадка превратилась в ребро с множеством выщербин.

Второй кремневый предмет происходит из отвала раскопа 1947-1948 гг. – это отщеп серого кремня без обработки.

Вообще отщепов найдено больше всех других предметов из камня. Они найдены в пяти погребениях (14, 15, 16-2, 16-3, 17-4). Обычно они представлены по одному в погребении, и только в погребении 17-4 обнаружено 11 мелких отщепов кварца плохого качества. В погребении 14 один отщеп кварца плохого качества был найден в засыпке погребения. Крупный пластинчатый отщеп хорошего, однородного кварца найден в погребении 16-2. В погребении 15 был найден отщеп из черта с ретушью утилизации на концах – типологически этот предмет можно отнести к piece esquillée (скорее всего, он использовался как клин). В погребении 16-3 среди других вещей обнаружен сильно патинизированный сланцевый отщеп.

Каменный инвентарь погребений изученных в 2003 г. ничем особенно не выделяется из материала полученного в ходе раскопок памятника в другие годы и может считаться характерным для всей эпохи раннего металла Кольского полуострова.
Металл.

Единственный предмет из металла происходит из погребения 15. Это небольшая бронзовая пластинка размером 3 х 1.4 х 0.1 см (рис. 69, 1). Вполне возможно, что она была прикреплена к шапке, так как найдена на черепе, в плотной органической массе. Это третье металлическое изделие добытое в ходе археологических раскопок за всю историю изучения Кольского полуострова.



Керамика.

В ходе раскопок 2003 года было найдено большое количество керамики (рис. 76). Прежде всего надо сказать о находке донца сосуда в погребении 16-2 (рис. 33). Сосуд был изготовлен ленточным способом, ширина лент около 4-5 см. Примесью служил асбестоподобный минерал зеленоватого цвета, иглы его достигают размера 2.5 х 0.5 см. Примесь добавлена в большом количестве. Обжиг относительно хороший, внешняя поверхность сосуда светло-коричневого или желтоватого цвета. Внутренняя поверхность верхней части сосуда светло-коричневого цвета, нижней – черного. В изломе черепки черные. На некоторых участках внутренней и внешней поверхности отмечены тонкие линии – следы заглаживания поверхности пучком шерсти, некоторые прилипшие шерстинки во время обжига выгорели и оставили эти следы. На внешней поверхности присутствуют редкие оттиски ногтя, но они не складываются в какую-либо систему, поэтому сложно судить являлись ли они преднамеренным орнаментом. Форму сосуда определить сложно – его верхняя часть не сохранилось, но дно было округлым.

Несколько точно таких же фрагментов было найдено в погребении 16-3 и в засыпке погребения 16-4. По всей видимости, они принадлежат этому же сосуду.

Большое количество фрагментов керамики было обнаружено также в ходе просеивания отвалов у раскопа 1947-1948 г. г. Всего найдено около 150 фрагментов керамики, но многие из них подходят друг к другу. Из них 13 орнаментированных фрагментов венчиков и 5 орнаментированных фрагментов стенок.

Керамика изготовлена ленточным способом, ширина лент 3-6 см. Примесь достаточно разнообразна. Прежде всего это асбестоподобный минерал зеленоватого цвета. Величина игл может достигать 2-3 см. Он добавляется в тесто сосудов в большом количестве и встречен во всех черепках. Также встречается блестящий минерал черного цвета, очень мелкими зернами, обычно не больше 0.5 мм. Иногда используется кварцевый песок. В двух случаях зафиксирована примесь настоящего асбеста (горного льна), в трех случаях – пера, в шести фрагментах в примеси встречена раковина. Во всех случаях черепки содержат несколько примесей.

Обжиг керамики в основном хороший. Цвет черепков разный: от красноватого до темно-коричневого и темно-серого. В изломе керамика двуцветная – внутренний слой всегда черный или темно-серый. Внешняя сторона часто заглаженная.

Некоторые фрагменты профилированы. Венчики имеют слабый изгиб наружу. Все орнаментированные фрагменты несут косые оттиски длинной тонкой гребенки, образующей «елочку» сразу под венчиком сосуда.

Несмотря на разнообразие примесей и цвета поверхности складывается впечатление, что все керамические фрагменты относятся к одному сосуду. За это говорит, во-первых, то, что все венчики и многие фрагменты стенок подбираются друг к другу, во-вторых, единообразие орнаментации, в третьих, обстоятельства обнаружения. Вычисляемый диаметр венчика этого сосуда – около 45-50 см.

Наибольшее сходство керамика обнаруженная в ходе раскопок 2003 г. обнаруживает с так называемой сетчатой керамикой обнаруженной на памятниках Карелии и Кольского полуострова.

Другие материалы.

Интересна находка в погребении 16-2 расслоившегося кусочка слюды. Пластинки слюды были найдены в погребениях в ходе раскопок 1947-1948 г. г. (Гурина, 1953, рис. 20). Известно, что слюда часто использовалась как примесь в керамике эпохи раннего металла на Кольском полуострове.

В нескольких погребениях найдены куски пемзы. Преднамеренность их помещения в могилы редко доказуема, поскольку песок, в котором вырыты могильные ямы, насыщен обломками пемзы. Но в двух случаях прямоугольные куски пемзы имеют неглубокие (около 0.4-0.6 см) ложбинки оставшиеся, по всей видимости, от заточки или полировки костяных или деревянных предметов (рис. 72, 7; 73, 7). Такие предметы обычно называют «выпрямителями древков стрел». Они найдены в погребениях 16-3 и 16-4. В погребении 15, у черепа, лежал обработанный, почти совершенно круглый, крупный кусок пемзы.

В трех погребениях (15, 16-2, 17-4) были найдены куски бурого железняка. Необходимо сказать, что они встречаются в погребениях довольно часто (в погребении костяка VII в 1928 г. и в погребениях 2 и 3 раскопанных в 1947-48 г. г.) (Шмидт, 1930, с. 146; Гурина, 1953, с. 377).

Четыре раковины из обнаруженных в погребениях несомненно помещены туда намеренно. Они включены в описания погребений (15, 16-1).



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет