«полк, рожденный в огне»



жүктеу 95.06 Kb.
Дата02.09.2018
өлшемі95.06 Kb.

«ПОЛК, РОЖДЕННЫЙ В ОГНЕ»



«В блокадных днях мы так и не узнали:

Меж юностью и детством

Где черта?..

Нам в сорок третьем

Выдали медали

И только в сорок пятом –

Паспорта».
Эти знаменитые строки ленинградского поэта Юрия Воронова, который в годы войны был бойцом Комсомольского полка противопожарной обороны, посвящены всем юным защитникам города на Неве. Эти молодые люди – бойцы бытовых отрядов, групп самозащиты, МПВО и в том числе бойцы Комсомольского полка – наравне со взрослыми спасали Ленинград от огня и от врага. Они внесли свой неоценимый вклад в Великую Победу.

Комсомольский полк противопожарной обороны Ленинграда был сформирован в августе 1941 года. В его состав вошли 15 рот (из расчета по одной роте на каждый административный район города). Служили в нем комсомольцы – рабочая молодежь, студенты, служащие и даже школьники. Большинству из этих ребят было 15-17 лет. Полк насчитывал 1600 человек, в том числе 50 кадровых командиров пожарных команд, выделенных Управлением пожарной охраны. Личный состав полка находился на казарменном положении и подчинялся Управлению пожарной охраны НКВД Ленинграда.

Из книги В.П. Комлева «Блокада. Я в полку пожарном…»: «Днем рождения Комсомольского полка в Ленинграде надо считать 18 августа 1941 года. Командный состав Полка Управление пожарной охраны сформировало из опытных партийных и политических работников. Назначили командира – Сергея Степановича Воронова, полкового комиссара, заместителя начальника политотдела управления. Комиссаром стал Марк Михайлович Гитман – заведующий отделом горкома ВЛКСМ. Потом станет ясно, какими профессиональными и человеческими качествами обладали наши командиры. Жизнь поставит им оценку и запишет их имена в историю обороны Ленинграда».

Основными задачами Комсомольского полка являлисьё подготовка промышленных объектов, учреждений и жилых зданий к противопожарной обороне, борьба с пожарами, ликвидация последствий вражеских налетов и обстрелов. Подразделения полка охраняли здания Смольного, Эрмитажа, Таврического дворца, Библиотеки Академии наук, а также Дворцы культуры, театры, госпиталя, ряд важных промышленных предприятий города и другие объекты, в частности оборонного значения.

Юные бойцы Полка принимали непосредственное участие в строительстве оборонительных сооружений (амбразур, щелей), приводили в порядок бомбо- и газоубежища, ремонтировали лыжи для армии, заряжали бутылки горючей жидкостью и проводили другие нужные работы для защиты Ленинграда.

Комсомольцы вели огромную работу по противопожарной профилактике - проверяли жилые дома на предмет подготовки к противопожарной обороне, обрабатывали огнезащитной обмазкой (суперфосфатом) деревянные конструкции чердаков жилых домов и объектов, оборудовали чердаки домов необходимым запасом песка и воды для тушения «зажигалок». Кроме того, юные бойцы организовали и провели обучение 250 пожарных звеньев самозащиты и 130 противопожарных звеньев в домохозяйствах.

В тяжелую блокадную зиму 1941-1942 годов бойцы полка принимали участие в различных работах по оказанию бытовой помощи ленинградцам: чистили дымоходы, очищали город ото льда и снега, порой разносили письма, разбирали деревянные дома на топливо для госпиталей и детских учреждений, помогали в обходах квартир бытовым отрядам, участвовали в работах по захоронению тел погибших.

В январе 1942 года горком партии поставил перед пожарной охраной задачу: проверить, как ленинградцы соблюдают правила пожарной безопасности.

Из книги В.П. Комлева «Блокада. Я в полку пожарном…»: «Звучит просто, но ведь это означало обойти улицу за улицей, квартиру за квартирой, осмотреть отопительные приборы, выдать разрешение на эксплуатацию. Вечерами начинались обходы. По обледеневшим лестницам, по подъездам и квартирам, лишенным света, ходили работники пожарной охраны и вместе с ними бойцы Комсомольского полка. Было проверено 125 тысяч отопительных приборов. Из них 9967 пришлось разобрать.

Во многих случаях, разбирая прибор, проверяющие тут же переделывали печурку и, устанавливая вновь, разжигали в ней огонь. Комсомольцы, видя беспомощность людей, которые не в состоянии подняться, не могли уйти, если даже с времянкой было все в порядке. Истопят печку, напоят кипятком».

Бывали случаи, когда комсомольцы приводили обессилевших ленинградцев к себе в Полк, выхаживали их; некоторым помогали на дому – убирали грязь, приносили воду, дрова, отоваривали карточки и приносили хлеб… В том числе и этим ребятам посвятил Юрий Воронов свое стихотворение «Комсомольцы бытовых отрядов» (текст приведен ниже).

Из воспоминаний В.Э. Кононович, бойца седьмого отдельного взвода Октябрьского района: «Ходишь по домам, берешь с собой молоток, гвозди, кусок фанеры и хоть крошечный кусочек хлеба. Вдруг встретишь больного ребенка… Помню, где-то на Фонтанке застали семью: мальчик лет одиннадцати – глаза голодные, потухшие. Женщина закутанная – то ли мать, то ли бабушка. Дали мальчику кусочек сахару. Спросили сколько лет. Оказалось, уже четырнадцать. Можно взять во взвод, если оставить здесь – погибнет».

«У нас во взводе были студенты первых курсов из музыкально училища, консерватории, ученицы балетной школы. Приходили сюда истощенные. У каждого была личная трагедия – умершие или умирающие родители, тревога за близких. Все они стремились любым способом бороться с врагом. Это было чувство человека, который хоть и шатается от голода. Но хочет выстоять», - вспоминает боец Комсомольского полка М.П. Граевская.





Один удар,

Другой удар.

Квадрат четырнадцать.

Пожар!

Горит Гостиный. В дым угарный,

Неотвратимый, словно долг,

Влетает противопожарный

Ударный Комсомольский полк

Михаил Дудин.


«Молодежь, на крыши!», - этот клич был обращен к каждому молодому ленинградцу, и особенно – к бойцам Комсомольского полка. Удивительны цифры статистики – 93 % зажигательных бомб тушились сразу на месте падения. В книге «Пожарная охрана Ленинграда в годы Великой Отечественной войны» приводятся такие данные: 86,2 % всех пожаров и загораний за четыре месяца 1941 года (сентябрь-декабрь) ликвидировали добровольные пожарные формирования, в том числе и бойцы Комсомольского полка противопожарной обороны.

Плечом к плечу с профессиональными пожарными юные бойцы боролись с огнем, спасая Ленинград и его жителей.

В сентябре 1941 года газета «На страже Ленинграда» писала: «Когда организовывался Комсомольский противопожарный полк, пожарные спецы посмеивались в усы: «Ну, куда тут сосунки лезут?! Убегут от первой зажигательной бомбы, как от огня»… Но вот прошел месяц напряженной работы, и ребята, готовившиеся стать слесарями, механиками, врачами, ботаниками, девушки, мечтавшие об учительстве, о геологии, химии, стали пожарными! Да еще какими! Сейчас седоусые «пожспецы» не смеются, они с уважением говорят о бойцах Комсомольского полка».

«Трудно, очень трудно было тем, кто, минуя юность, прямо из детства шагнул в пламень войны», - говорил бывший комиссар Комсомольского полка Михаил Гитман.

«Как жили и боролись бойцы полка можно проследить на примере одного батальона. Батальон Петроградского района целиком состоял из девушек. В нем были четыре роты: саперная, пожарная, дегазационная и медико-санитарная, а также взвод наблюдения и разведки.
Во время воздушных налетов бойцы взвода наблюдения и разведки немедленно сообщали в штаб о месте, куда упала бомба. Штаб сразу же высылал взвод или роту. К походу бойцы были готовы в любое время. На сборы обычно тратили три-четыре минуты. В дни особо частых бомбежек и обстрелов спали одетыми. В помещениях казармы висел лозунг «Не пищать!».

Как ни тяжело было, девушки никогда не жаловались. Много жизней спасли, много пожаров потушили их молодые руки», - из книги В. Дементьева «Молодежь на защите Ленинграда».

А вот о чем спустя годы вспоминает боец Полка И. Е. Быховский: «Я вспоминаю те дни, когда мы, ученики 10-го класса, вступили в Комсомольский полк. Об уровне нашей сознательности свидетельствуют наши рассуждения: «Москву бомбят, а почему нас не бомбят, почему мы не участвуем в тушении бомб, нам обидно! Прошло 3-4 месяца и положение изменилось.

Мне на память приходят отдельные мелочи, которые характеризуют тот период времени. Я помню воскресник по захоронению трупов на Серафимовском кладбище. Многие и представить себе не могут возможность проведения такого воскресника.

Я помню, что вечерами, когда мы были свободны от боевой работы и дозоров, сидя у печки, старались говорить о чем угодно, только не о еде. Я вспоминаю заседание бюро райкома комсомола и выступление М.П. Прохоровой: «Товарищи, вот еще один вопрос: некоторые комсомольцы едят крыс. Я понимаю, что голод, но до этого опускаться нельзя».

Помню, что в октябре-ноябре 1941 года мы могли думать только о том, чтобы как-то выспаться, потому что нас непрерывно поднимали тревогами. Мы были 16-летними подростками, по сути дела детьми. Я с благодарностью вспоминаю командира Баранова, человека не молодого, несмотря на слабое здоровье, он всегда работал с нами. Вспоминаю Германа Моисеева как, несмотря на всю тяжесть нашей жизни, нас бодрил его голос: «Ребятки, быстрей-быстрей выходите на пожар, берите ломики».

В 1943 году, несмотря на то, что Ленинград еще не был освобожден от блокады и у его стен стоял враг, начались восстановительные работы. Городу жизненно необходимо было большое количество топлива, и Полк перебросили на лесозаготовки в тихвинские леса Ленинградской области.

А 6 августа 1943 года решением Ленгорисполкома и Горкома ВЛКСМ Комсомольский полк противопожарной обороны был расформирован. Личный состав передали Ленинградскому Леспромтресту для выполнения лесозаготовок, командный состав был направлен в распоряжение Управления пожарной охраны Ленинграда.


В июле 1942 года пожарная охрана Ленинграда была награждена Орденом Ленина. Огромная заслуга в этом и многих вспомогательных формирований, в том числе и Комсомольского противопожарного полка.

В отчетах Управления пожарной охраны Ленинграда зафиксировано, что 430 пожаров бойцы-комсомольцы ликвидировали самостоятельно (всего участвовали в тушении 2199 пожаров), ликвидировали порядка 5 тысяч зажигательных авиабомб, спасли материальных ценностей на сумму свыше 5 миллионов рублей. Но самое главное – из опасной зоны пожаров и обвалов юные бойцы эвакуировали 326 человек.

Во время работы на пожарах, при обстрелах и бомбежке очагов поражения погибло 12 бойцов Полка, 20 – были ранены, многие – умерли от голода. 284 человека, почти пятая часть личного состава, ушли на фронт и в партизаны. «Самые опытные, самые мужественные и хладнокровные, самые лучшие юноши и девушки взяли в руки оружие», - В.П. Комлев. Был среди них и Герой Советского Союза Володя Ермак, героически погибший в 1943 году в боях за Синявинские высоты. Тогда 19-летний боец закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота.

Можно привести еще много примеров, когда молодые бойцы проявляли мужество и героизм, борясь с врагом и защищая любимый город. Например, 15-летний Николай Молчанов героически погиб, защищая от огня здание института имени Лесгафта; командир взвода Степан Берченко на крыше здания Смольного вступил в схватку с вооруженным диверсантом-ракетчиком и убил его ударом ножа; комсомолец Валерий Честноков, несмотря на ранение, продолжал работать в очаге поражения до тех пор, пока пожар не был ликвидирован; комсомолка Людмила Максименко, рискую жизнью, проникла в помещение, куда попала бомба замедленного действия и отключила электропровода, командир взвода Михаил Кораблев лично потушил более 500 зажигательных бомб и спас несколько человек.

Это были простые ленинградские мальчишки и девчонки. Вернее, совсем не простые. Каждый из них – герой, каждый из них внес свой вклад в Великую Победу. Это в том числе и им мы обязаны тем, что сегодня можем любоваться Петербургом, ходить по его улицам, по Невскому проспекту. В том числе и им мы обязаны Победой. И когда над Невой вспыхнет праздничный салют, вспомните о них – бойцах огненного фронта, отстоявших Ленинград – Санкт-Петербург.
АННА ИЗАМ


Юрий Воронов. «Комсомольцы бытовых отрядов».

«Бывает так:

Когда ложишься спать,

Тревожишься за завтрашнее дело,

А поутру

От слабости не встать,

Как будто к простыне примерзло тело.
А рядом

Ни соседей, ни родни,

И чувствуешь:

Не одолеть напасти…

И вот тогда к тебе придут они:

Взломают дверь входную,

Чтоб войти,

И если ты живой,

То скажут: «Здрасьте».
И ты отдашь им карточку на хлеб,

Еще боясь,

Что могут не вернуться.

Потом поймешь,

Что был ты к людям слеп.

И губы


Виновато улыбнуться.
А в печке затрещит разбитый стул,

И кто-то – за водой, с ведром на санках.

И кто-то ночью,

Словно на посту,

Подбросит щепок в дымную времянку.
Они добром и словом врачевали,

Бойцы – из бытовых отрядов над Невой.

Ведро воды –

А люди вновь вставали!..

Пусть говорят,

Что нет воды живой.


Леонид Хаустов.

«Блокада.

Я в полку пожарном.

Теперь казарма мне, как дом.

С утра тушили на Дегтярном,

Сейчас на Каменный пойдем.

Огонь вселяется в квартиры,

Ему войною ордер дан.

Я, если мог, спасал картины:

Вдруг Репин или Левитан!

Я шел вперед, к огню в объятья,

А он метался, как лиса.

И тут же чьим-то летним платьем

Я копоть вытирал с лица.

И снова вскакивал с матраца,

Вновь по тревоге в строй бежал.

Горели склады декораций –

Вот это, знаете, пожар!

А как-то наше отделенье

Тушило ваты склад в порту.

Огня там не было, лишь тленье

Да смрад, что чуть не за версту.

Так припекало нам подошвы,

Так ел глаза горячий чад,

Что командир, пожарник дошлый,

И тот сказал: «Вот это ад!».






Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет