Помню, убил птичку (ехал куда-то под Москвой я с очередной проверкой партструктур)



жүктеу 2.85 Mb.
бет2/12
Дата14.03.2018
өлшемі2.85 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

ХХХ
Между тем, революционный процесс продолжался. Его главным проявлением стала Октябрьская революция 1917 года. Что она принесла стране, ее населению, в том числе еврейскому? Уже 26 октября (8 ноября) 1917 года Второй Всероссийский съезд советов рабочих и солдатских депутатов принял декреты о мире и о земле. Одновременно съезд одобрил резолюцию, призывавшую местные советы «не допустить еврейских и всяких иных погромов со стороны темных сил». Было сформировано правительство – Совет Народных Комиссаров под председательством Ленина.

Отрицать значение революций 1917 г. в России бессмысленно, также как бессмысленно приписывать победу революций еврейским или сионистским кругам или возлагать только на них ответственность за уничтожение миллионов людей в России. В действительности, тогда со всей силой проявилось стремление русского народа к глубоким социально-экономическим и политическим изменениям. Огромные массы людей, русских и других национальностей, были вовлечены - одни в революцию, другие - в противодействие ей в ходе Гражданской войны. Вместе с тем, нельзя забывать о разрушительных замыслах антироссийских внешних и внутренних сил в те критические для судеб России годы. Если бы не было их губительной руки, развитие России пошло бы по другому, более благоприятному и менее разрушительному пути.

Возможно без революций, путем постепенных реформ Россия добилась бы гораздо больших результатов в своем политическом, социально-экономическом и культурном развитии, а главное, не было бы таких ужасных разрушений, огромных, чудовищных жертв среди населения, которые связаны и с революциями, и с войнами, и с репрессиями, и с бедствиями при построении социализма.

Советское правительство декларировало целый ряд коренных преобразований всего существовавшего в стране строя. Началась ликвидация прежних государственных учреждений и создание новых. Было ликвидировано помещичье землевладение, формально земля передавалась крестьянам. Стала широко осуществляться национализация промышленных предприятий, торговли, в том числе внешней, банков, транспорта. Аннулировались иностранные и внутренние займы. Отменялись прежние сословия и чины, вводилось единое гражданство, равноправие женщин и т.д. Образовательные, научные и культурные учреждения объявлялись достоянием народа. Началась деятельность по ликвидации неграмотности. Россия заявила о выходе из мировой войны и приступила в Бресте к мирным переговорам с Германией. Казалось, что все это должно быть во благо России и ее народа. Но во всех этих мероприятиях были заложены основы для острой конфронтации внутри России и с другими державами мира.

Понятно, что семья Ицхака Эйдельштейна, как и многие другие жители Костополя, да и всей страны, испытывали чувство тревоги за свою жизнь, за свое благополучие. Известия о революционных переменах доходили до них не сразу, а позитивные результаты декретов Советской власти о равенстве всех национальностей, о конце дискриминации евреев они еще не могли ощутить. Ицхак размышлял о том, как жить дальше, не отнимут ли у него по декретам о национализации его фабрику, дом и все, что он нажил, как сложится судьба сына Вольфа и других детей. Он принял участие в создании в 1917 году Комитета еврейской общины города, стал одним из его руководителей. Однако Комитет просуществовал недолго и был распущен большевиками, которые отрицательно относились к общинам, основанным по национальному принципу.

Революции 1917 года положили начало разрушению Российской империи. Сразу же после Октябрьской революции Российское государство стало распадаться на отдельные части: «советские республики», «национальные республики», «белую Россию» и т.п. В то время английский посол в Париже лорд Берти с удовлетворением восклицал: «Нет более России! Она распалась...» Теоретически распад России был обоснован и определен в трудах Ленина, проповедовавшего еще в дореволюционные годы право народов на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельных государств. Соответственно, из состава России (тогда РСФСР) стали отделяться ее отдельные территории. Именно Совнарком в своем Манифесте от 3(16) декабря 1917 года признал за Украиной, этой исконно российской территорией и колыбелью русской государственности, право на независимость. Вслед за этим была признана независимость Финляндии, входившей в Российскую империю. На рубеже 1917-1918 гг. власть в польских землях, входивших в состав России, перешла в руки антироссийских сил, заявивших о полной независимости Польши.

Роковую роль в дальнейшем распаде России сыграл Брестский мир с Германией, подписанный 3 марта 1918 года. В результате Брестского мира немцы оккупировали Украину и другие западные области России. Их части или какие-то отряды были и в Костополе, где проживал Ицхак Эйдельштейн с семьей, в том числе и его сын Вольф. А это было связано с реквизициями, с изъятиями имущества, продовольствия, а в худшем случае, с убийствами мирных жителей. В 1918 году немецкие оккупанты сожгли деревообрабатывающую фабрику Эйдельштейна. А что творило украинское самостийное правительство, можно только догадываться, это не царские чиновники с мелкими им подачками. Гражданская война на Украине сопровождалась огромным количеством еврейских погромов, особенно свирепствовали петлюровцы.

В России между тем разгоралась жестокая и кровавая Гражданская война (1918-1920 гг.). 14 государств, в том числе Англия, Франция, США, Япония приняли непосредственное участие в интервенции в нашу страну, разделили ее на сферы влияния. В результате Гражданской войны и иностранной интервенции погибли миллионы русских людей, а многие сотни тысяч бежали за границу. «Элитный генофонд» русского народа был либо уничтожен, либо оказался за пределами своего Отечества. Это был жесточайший, почти смертельный удар по России, спровоцированный и во многом спланированный по сценарию Запада.

Частью Гражданской войны и иностранной интервенции стала и война с Польшей, правящие круги которой уже с конца 1918 года стремились захватить сопредельные с Польшей территории Украины, Белоруссии и Литвы. Подстрекаемая странами Антанты, Польша в апреле 1920 года продвинулась в глубь Украины, что привело ее к войне с Советской Россией. В результате войны Польше удалось оставить за собой часть западно-украинских и западно-белорусских территорий, что было закреплено в Рижском мирном договоре 18 марта 1921 года. Именно тогда Ровенская область и город Костополь оказались на территории Польши, а Эйдельштейны, включая Вольфа, стали гражданами Польского государства.
ХХХ
Большой радости от вхождения в состав Польши у Эйдельштейнов не было. Во время советско-польской войны от рук поляков погибли многие евреи. К тому же, Польша была одной из отсталых стран Европы. Удельный вес промышленности в ее экономике был невысоким. 65% ее населения составляли крестьяне, большинство которых жили на грани нищеты. В стране сохранялись сильные пережитки феодализма. 43% всей земли находилось в руках польских помещиков. Широко проник в польскую экономику иностранный капитал. Культура и образование были в упадке.

И русские, и украинцы, и евреи понимали, что польские власти, польские чиновники будут еще больше их притеснять. Ицхак Эйдельштейн с беспокойством думал, что нужно приспосабливаться к новым порядкам, к новому режиму, придется изучать ему и детям польский язык, беспокоило и то, как продолжать учебу детей. Вопросов было много. Но первые трудности удалось преодолеть. Ицхак продолжал свой бизнес. В 1920 году работу его деревообрабатывающей фабрики удалось возобновить. Ицхак Эйдельштейн был человеком исключительно целеустремленным, отличался большой работоспособностью и смог не только восстановить фабрику, но и оснастить ее новейшим оборудованием. Она продолжала поставлять на мировой рынок высококачественные конкурентоспособные изделия из древесины.

В 1925 году городу Костополь был присвоен статус районного центра с соответствующими органами власти. Тогда в члены городского совета избрали и Ицхака Эйдельштейна. Вскоре, в 1928 году польские власти разрешили воссоздать Комитет еврейской общины, возникший еще в 1917 году и тогда же разогнанный большевиками. Ицхак являлся одним из его председателей. Комитет осуществлял сборы с каждого еврея на поддержание синагог.

Уже в наше время киевская «Комсомольская правда» предприняла розыск следов И. Эйдельштейна и его производства. В газете от 04.07.2006 в статье «Как мы искали наследство Жириновского» содержится интересная информация о костопольской лесопильне Ицхака Эйдельштейна. «Комсомолка» решила провести свое расследование и выяснить, существовала ли в Костополе лесопильня Ицхака Эйдельштейна - деда Жириновского. Для этого корреспондент газеты побывал в Ровенском областном историческом архиве. Директор архива рассказал, что во время Второй мировой войны большое количество документов пропало, немцы их вывозили, а предприятия уничтожали. И все-таки в архиве нашлись документы на польском языке. Это ипотечные дела Ровенского окружного суда. Из них следовало, что И. Эйдельштейн был человеком предприимчивым. Вместе со своим компаньоном он 18 июня 1926 года основал компанию «Эйдельштейн и Яхнюк». Оба компаньона в течение четырех лет постепенно скупали участки у жителей Костополя. И на 5 ноября 1930 года имели уже около двух гектаров, за которые заплатили 9660 злотых. Для того чтобы построить лесопильню, они брали кредиты и деньги под залог недвижимости. Одалживал им внушительные суммы ровенчанин Мойше Литвак. Из документов известно, что они вернули долги, о чем свидетельствует квитанция об уплате ими 14676 злотых.

В делах сохранилась детальная схема участка земли, где располагалась в 1932 году фабрика по изготовлению фанеры компании «Эйдельштейн и Яхнюк». В одном из документов приведен подробный перечень машин и техники: гидравлических прессов, насосов, токарных станков с указанием марок европейских фирм. Все оценено в 59 тысяч американских долларов - сумма по тем временам внушительная. На приобретенном участке находились помещения для рабочих, дом, где жили хозяева предприятия, теплицы, бюро, слесарные мастерские, три строения под склад. Была узкоколейка и железная дорога, по которой вывозили продукцию - лес, доски, фанеру и отправляли в Европу. Так продолжалось до Второй мировой войны, а в 1939 году, когда Костополь вновь оказался в составе России (СССР), все оборудование с лесопильни было вывезено на Урал.

По-разному сложилась судьба сыновей Ицхака. После получения ими среднего образования встал вопрос о продолжении учебы в высшем учебном заведении. В Польше получить высшее образование для еврея было проблематично. И тогда было решено отправить Вольфа на учебу во Францию, где в вузы традиционно принимали много молодежи из других стран. На фотографиях в свои 18-19 лет Вольф выглядит приятным, скромным молодым человеком с густой шевелюрой. Лицо спокойное, большой правильной формы лоб свидетельствует о незаурядном уме. В глазах видится и задумчивость, и грусть. А главное, как похож на него в таком же возрасте его будущий сын Владимир. Брат Арон несколько другого склада, с острым, испытующим взглядом своих больших черных глаз, в которых видна его большая уверенность и сильный характер. А сестра Роза - просто красавица с правильными чертами лица, ясными серого цвета глазами, внешне больше похожа на девушку из южной России.

Вот такими они были, когда в 1925 году Вольф отправился в дальний путь, за границу, на учебу, проявил смелость и решительность. Выбор пал на университет в небольшом французском городке Гренобле (Grenoble). Это был главный город Изерского департамента Франции, некогда провинции Дофинэ. В начале ХХ века считался богатым промышленным и торговым центром страны. Тогда в нем было развито перчаточное ремесло (101 фабрика с 2000 рабочих и 20000 швей). Имелись ликерные, цементные, железные заводы; изготавливались соломенные шляпы и пенька. Шла торговля хлебом, лесом, ликером (Шартрёз), сыром и вином. Жителей насчитывалось свыше 50 тыс., но население быстро возрастало. В Гренобльском университете имелось 3 факультета (права, естественных наук, литературы). В городе, кроме того, были духовная семинария, артиллерийское училище, подготовительная медицинская школа, лицей, учительский институт, ремесленная и лесная школы, ботанический сад, прекрасные коллекции по естественной истории и археологии.

Вольф Эйдельштейн поступил в коммерческий институт юридического факультета университета, затем на агрономический факультет, учился в общей сложности с 1925 по 1932 годы. Он был способным и усидчивым студентом, глубоко овладел знаниями, в совершенстве изучил французский язык, познакомился с западноевропейской цивилизацией и образом жизни. Этот молодой, сравнительно высокого роста юноша, с глазами, которые глубоко проникали в душу собеседника, отличавшийся активностью и общительностью быстро сошелся со студенческой молодежью, принимал участие в их вечеринках и сходках. Как и все молодые люди знакомился и дружил с девушками. Ему ничто человеческое не было чуждо.

Вольфу нравился этот небольшой городок в широкой, окруженной горами долине реки Изеры, утопавший в зелени. Поражало обилие садов и бульваров, красивые окрестности, живописная долина Котийских Альп — Грезиводан. В свободное время он осматривал местную крепость, знаменитый монастырь Шартрёз, кафедральный собор св. Андрея (нач. XIII в.) с гробницей Баярда, церковь св. Лаврентия (XII в.) с замечательными катакомбами. Любовался статуей умирающего Баярда и конной статуей Наполеона I. И конечно, посещал местный музей, ходил в библиотеку, в которой насчитывалось 170000 томов изданий и 7500 драгоценных манускриптов. С интересом Вольф слушал или читал рассказы о древнем Гренобле, который когда-то был населен аллоброгами (кельтское племя) и назывался Куларо. Он узнал, что в 288 г. римляне соорудили вокруг города новые стены, а император Грациан (379) значительно расширил город и назвал его Грацианополис. Тогда в нем уже была резиденция епископа. В V в. Гренобль перешел к бургундцам, а в 534 г. к франкам. Французский король Людовик XI учредил здесь парламент. Уже в наше время Гренобль получил широкую известность из-за того, что в нем происходили 10-е зимние Олимпийские игры (1968).

А между тем жизнь во Франции и в целом в Европе становилась все более напряженной. Вольф Эйдельштейн вместе с другими студентами с тревогой следил за происходившими в политической жизни процессами. Во Франции под влиянием русской революции усиливалось левое движение, шла радикализация молодежных объединений, одновременно возрастало беспокойство относительно возможного реванша со стороны возрождавшегося германского милитаризма. В Германии, в силу ее недовольства Версальским миром, который поставил ее в разряд второстепенных государств, усиливались реваншистские настроения и стремительно развивалось фашистское движение, одной из главных целей которого являлась подготовка новой мировой войны за передел мира и возрождение Великой Германии. Одновременно французская общественность, а также студенты, и в их числе Вольф Эйдельштейн, с интересом следили за событиями в СССР.

Его родители, сестра и брат Арон оставались в Польше, где происходили сложные процессы. Еще с 1920 годов в Польше активизировалась деятельность различных политических партий, в том числе имевших связи с соответствующими международными объединениями. И в Костополе в 1930 году открылось отделение всемирного движения «Бейтар». Вторым его председателем стал сын Ицхака Арон Эйдельштейн. «Бейтар» в Костополе занимался среди прочего распространением иврита, все члены его городского отделения были обязаны разговаривать друг с другом только на иврите. Кроме того, они брали обязательство репатриироваться в Эрец Исраэль (Палестина) и вступить там в местные отделения «Бейтар». В 1931 году с разрешения Ицхака был образован батальон военной подготовки «Бейтар». А Арон, когда получил среднее образование, поступил в Варшавский университет. Вольф же после окончания Гренобльского университета начал заниматься бизнесом во Франции. Но когда пришло сообщение, что у его матери стало плохо со здоровьем, он вернулся в Костополь. Вновь семейство Ицхака оказалось вместе. Но приближались тяжелые, трагические времена.

В течение всего межвоенного периода Польша занимала чёткую антисоветскую позицию. Польская дипломатия усиленно добивалась создания блока Прибалтийских государств враждебного СССР. На ее территории действовали организации русских «белых», которые совершили в 1927 году убийство советского посла в Польше, а также другие провокационные антисоветские действия. А между тем, у западных границ Польши, в Германии к власти в 1933 году пришла фашистская национал-социалистская партия, которая потребовала возвращения переданных Польше по Версальскому миру земель Восточной Пруссии. В Германии прокатилась волна антипольских выступлений, а в Польше прошли антигерманские выступления. Однако в 1934 году Германия и Польша заключили соглашение о «прочной дружбе». Начался период метания Польши между Германией с одной стороны, и Англией и Францией с другой. Внутри страны набирали силу реакционные националистические круги.

Все это чрезвычайно тревожило семью Эйдельштейнов, как и другие еврейские семьи. Ведь в гитлеровской Германии, с которой Польша бездумно пыталась сблизиться, шел настоящий геноцид еврейского населения. В этих условиях польские евреи пытались как-то сорганизоваться. Тогда семья Эйдельштейнов еще не предполагала, что через несколько лет она снова окажется на территории России, и что ее ждут страшные испытания. Начавшаяся в 1939 году Вторая мировая война привела к захвату западной части Польши Германией, а ее восточные (украинские) земли вновь вернулись в состав России (СССР). Так в 1939 году Западная Украина, в том числе и Ровенская область, и Костополь, были возвращены России (СССР). Эйдельштейны вновь оказались на своей родине. «Советский Союз и Россия, - говорил Жириновский, - сделали очень много для Польши. Она обрела независимость. И можно было договориться с поляками, и в 1939 году немцы, может быть, не вступили бы на территорию Польши. Но тогдашнее правительство Польши не смогло пойти на это, не получилось».

Между тем, близилось нападение фашистской Германии на СССР. Немецкие фашисты открыто проводили политику геноцида, уничтожения еврейского населения. Поэтому советское правительство предприняло меры по эвакуации евреев из западных регионов страны на Урал и на юго-восток. Перед семьей Эйдельштейнов встал роковой вопрос: как поступить: уехать или остаться. Ицхаку и его жене Ривке было трудно решиться на то, чтобы все бросить, оставить фабрику, дом, свои родные места, где они прожили всю жизнь. И они вместе с дочерью Розой и внучкой Любой решили не покидать свой кров. А Вольф с братом Ароном уехали в Россию. Их отправили в Алма-Ату вместе со многими польскими евреями. При этом Вольфа направили в трудовой лагерь, видимо, как сына фабриканта.

Развязав Вторую мировую войну (1939-1945 гг.), Запад сделал все возможное, чтобы направить фашистскую Германию и ее союзников на Советский Союз, рассчитывая навсегда покончить с этим наследником России. 22 июня 1941 года фашистская Германия и ее союзники без объявления войны начали широкомасштабную агрессию против СССР. В короткий срок им удалось продвинуться в глубь страны, оккупировать значительную часть ее западных территорий, в том числе ряд областей Украины. В первые недели после начала войны немецкие войска заняли практически всю западную часть Украины, включая и Ровенскую область. На захваченных территориях они несли смерть и разрушения. В каждом городе и поселке они убивали советских руководителей, членов КПСС, комиссаров, евреев и цыган. Погибли множество русских, украинцев, поляков и евреев. Широко известны Катынские расстрелы поляков и убийства тысяч русских и евреев в Бабьем яре в Киеве.

Кровавыми расправами над населением запятнали себя фашистские оккупанты и в Костополе. 16 августа 1941 года немцы начали операцию по истреблению населения Костополя, получившую известность как «Акция 470» (по числу разрушенных в городе зданий). В первую очередь убивали молодых мужчин, а затем женщин, детей и стариков. Оставшаяся в живых женщина вспоминала, что среди задержанных руководителей еврейской общины Костополя она видела Ицхака Эйдельштейна. Так, в 1941 году фашистами были убиты дед Владимира Жириновского Ицхак и бабка Ривка, а также их дочь Роза с внучкой Любой. Каких-то подробностей об обстоятельствах их гибели не сохранилось. Но их имена внесены в списки жертв Холокоста.

«В результате германской агрессии, - отмечал Жириновский, - погибли миллионы людей. А Советский Союз спас миллионы поляков. Сталин спас моего отца, как и миллионы польских беженцев, в основном евреев, которые двинулись через Украину в Россию. Их бы могли не пускать, и они оказались бы в немецких концлагерях. Поэтому я живой свидетель того, что гражданина Польши, моего отца спас режим Сталина».

Четверых родственников Владимира расстреляли фашисты, остальные успели убежать. По слухам, одна родственница (Бела ?) вроде в Казани жила, другая (Марта ?) в Ровно. Но никто со стороны отца никогда не откликнулся, не было ни одного звонка, ни одного письма.



БАБУШКА ФИОНА
Со времен старой Российской империи идет и вторая ветвь рода Владимира Жириновского, по материнской линии. Это – семьи Макаровых и Сергучевых, а также других их родственников, семьи которых формировались в Саранске, Сызрани, Рузаевке, Сасове и Пензе. В семейных преданиях вспоминают прадеда Ивана Ивановича и прабабушку Марию Ефграфовну Макаровых. Их жизнь проходила в основном во второй половине XIX века. Это был период, когда на смену царствованию императора Николая I пришло время реформ императора Александра II, а затем сложный режим при Александре III. Они пережили, по крайней мере, трех русских царей и все те жизненные ситуации, которые складывались в то время. И, пожалуй, самым значительным событием того периода была отмена крепостного права, что затронуло интересы и судьбы миллионов жителей Российской империи.

У прадеда было двое детей: сын Павел 1879 года рождения – дед Владимира Жириновского - и дочь Любовь. На свет они появились в районе Краснослободска - уездного города Пензенской губернии, расположенного в живописном месте на берегах реки Мокши. Первые известия об этом поселении относятся к 1627 г., тогда это была слобода, служившая форпостом против Казанского ханства. В конце XIX - начале XX века в Краснослободске проживали 8-9 тысяч жителей, в основном мордва и русские, по религиозной принадлежности православные. Жили там и татары. Половина жителей занималась крестьянским трудом. Город считался одним из самых красивых в Пензенской губернии с множеством фруктовых садов. В нем имелись мужской и женский монастыри, духовное училище, 4 городских и 3 приходских училища. Но фабрично-заводская промышленность была еще мало развита. Действовали 2 поташных завода, 2 кожевенных, салотопенный, 3 кирпичных, колокольный. В городе проводились ярмарки, еженедельно действовали базары. По Мокше сплавляли хлеб и лес.

В советское время Краснослободск являлся центром Краснослободского района Мордовской АССР. В 52 км от него находится железнодорожная станции Ковылкино (на линии Рязань — Сызрань). С Саранском, столицей республики он связан автомобильными дорогами. В нем появились прядильно-ткацкая фабрика, заводы «Промсвязь» (выпускал выпрямители для сельских АТС), консервный, пеньковый, маслосырозавод и другие предприятия. В городе есть зооветеринарный и сельскохозяйственный техникумы, медицинское училище. Действует краеведческий музей.

Жители дореволюционного Краснослободска и семья Макаровых пережили все перипетии тогдашней жизни Российской империи. После отмены крепостного права аграрный вопрос продолжал волновать многих жителей Мордовии. Тогда крестьяне лишились около 28% своих лучших земель, а выкупные платежи превышали доходность крестьянских хозяйств. В результате, в ряде сел Саранского, Инсарского и других уездов вспыхнули крестьянские волнения. Многие крестьяне уходили в города на заработки, переселялись в Сибирь и Казахстан. Может, тогда у кого-то из семьи Макаровых появилась мысль отправиться на юг Казахстана. Ведь уже в советское время некоторые из них оказались в Алма-Ате или рядом с ней.

После отмены крепостного права в Мордовии появилась местная буржуазия. А далее происходили сложные события в годы царствования последнего российского императора Николая II: русско-японская война, первая русская революция, крупная декабрьская 1905 года забастовка, в которой участвовали и рабочие Рузаевки, погромы помещичьих имений, Первая мировая война, две революции 1917 года и начавшаяся Гражданская война.

Все это прошлось по жизни, по душам и по судьбам большой семьи Макаровых. Тогда они жили в деревне Лаушки, жители которой занимались крестьянским трудом, что давало все необходимое для сельской жизни. Макаровы считались семьей среднего достатка. Павел, как единственный в семье сын, помогал отцу вести хозяйство, и это обеспечивало их материальное благополучие. Пришло время, и он встретил подругу своей жизни Сергучеву Фиону Никифоровну, свою ровесницу.

Сергучев Никифор Николаевич – это тоже прадед, а его супруга – Мария Евграфовна - прабабушка Владимира Жириновского. В их семье помимо дочери было три сына – Николай, Андрей и Алексей, которые работали чеканщиками московского монетного двора. Все трое погибли во время Первой мировой войны.

Сложной и тяжелой оказалась и судьба их сестры Фионы, бабушки Владимира. По семейному преданию, когда ей еще не было шестнадцати лет, ее сосватали замуж за уже взрослого человека по фамилии Кудрявов, который действительно был кудрявый да еще с пышной бородой. Тогда в деревнях женили рано. Считали, что уже в шестнадцать лет молодые созревали для семейной жизни, могли заводить детей и вести взрослый трудовой образ жизни. Поэтому сватовство Фионы не было каким-то исключением. Но ей не хотелось выходить замуж, да еще за такого, как казалось, старого и страшного мужика. Однако родители настояли, и обряд венчания состоялся. И никто не ожидал, что Фиона убежит от человека, только что ставшего ей по религиозному обряду мужем, прямо со свадебного застолья. Такого случая в деревне никогда не было.

Убежав со свадьбы, Фиона к вечеру добралась до города. Там ни родственников, ни знакомых не было. И она решилась постучаться в один, показавшийся ей приличным дом, попросила приютить ее, там и осталась жить в качестве прислуги. Делать она умела все: и корову доить, и за скотиной, и за курами ухаживать. Так началась трудная и долгая жизнь будущей бабушки Владимира Жириновского. Не от нее ли он воспринял жизненную бескомпромиссность, смелость и решительность.

А между тем, ее будущий избранник Павел Макаров нес нелегкую службу в армии, а после демобилизации вернулся в свои родные места, устроился работать подмастерьем. Вскоре (не позже 1906 г.) встретился с Фионой, молодые люди полюбили друг друга, создали семью. По воспоминаниям, Павел был человеком красивым и добрым. В то время у наших людей, как бы ни была трудной их жизнь, складывались большие семьи. Родились у них два сына: Петр и Василий и три дочери: Валентина, Анна и Александра – будущая мать Владимира. Всем дали типичные русские имена. Произошла, правда, неприятность из-за того, что в документе об удостоверении личности Фионы, который она себе выхлопотала, стояла фамилия человека, с которым она когда-то обвенчалась, но так и не стала его фактической женой. Поэтому первенцу, дочке Вале (1906 год рождения) записали в загсе фамилию Кудрявова. Лишь когда были приняты советские законы, Павел и Фиона расписались в загсе и все их пятеро детей получили фамилию Макаровых. «Они, - уточнял Владимир Жириновский,- расписались в Саратове. А потом переехали в Астрахань».

Во время посещения Саранска (Мордовии) Жириновский всегда вспоминает, что материнская ветвь его рода ведет свое начало из этих мест, из тогда Пензенской губернии. «Это родина матери, и вся семья здесь жила. Здесь старшая сестра вышла замуж. Он (ее муж) в Рузаевке работал, Иван Федорович Богомазов, главный инженер лесопилки. И мама родилась здесь, и про Мокшу рассказывала, как они, девочки купались, плавать не умела, боялась, как ездили они на подводе, на лошадях на станцию Ковылкино. Там что-то покупали, а оттуда поездом ездили в Москву. И река Мокша, и народ называется мокша. Никак я до реки не доберусь, чтобы искупаться.

Говорят, здесь нашли мне каких-то родственников. И этот город до сих пор стоит. Мама даже рассказывала про кашу пшенную с яйцами, она ее хорошо готовила, это местный обычай. То есть много воспоминаний связано с этим регионом. Отсюда мои корни по линии матери. Так что это все уже знакомо, где они родились, там у матери были подруги. Так я и не успел привезти ее сюда, чтобы она нашла кого-то из подруг, кто-то мог быть жив…

У меня тетка здесь, Анна Павловна, у нее муж мордвин, Измайлов Виктор. Хороший дядька такой. В общем, Поволжье, Пенза, Мордовия - это все родные места мои… Здесь есть бабушки и дедушки, которым сейчас 85-88 лет, они ее, Шуру Макарову, думаю, помнят. Они все отсюда, все родились здесь».

Многие из них прожили долгую жизнь. Только вот Павел Иванович дотянул лишь до 40 лет. В 1919 году, а это был разгар Гражданской войны, с ее разрушениями, реквизициями, национализациями, голодом и болезнями, он умер в Рузаевке от свирепствовавшего тогда тифа. Фионе Никифоровне вновь пришлось столкнуться с трудностями: на руках у нее оказалось пятеро детей, самой старшей Валентине было лишь 13 лет, а младшей Анне всего примерно два года. Но Фиона выжила, ибо была женщиной сильной по духу, крепкой физически и с твердым характером. Через некоторое время она вышла замуж за вдовца, у которого было четверо детей. Такую большую семью было нелегко содержать.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет