Посвящается Крису Картеру и точка



жүктеу 2.31 Mb.
бет1/17
Дата25.09.2018
өлшемі2.31 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Charles Grant

GOBLINS


1995
Посвящается Крису Картеру — и точка.

Потому что можно сказать без преувеличения:вечерами,

по пятницам, если бы не его великолепный сериал, который смотришь

затаив дыхание, мне не оставалось бы ничего другого, как только засесть за работу.

Глава 1


В тот вечер бар буквально кишел призраками.

Греди Пирс кожей чувствовал их присутствие. Однако пока бармен исправно подливал выпивку, ему было на них наплевать.

Это были призраки, явившиеся из прошлого, из тех дней, когда в Форт Дике для прохождения курса боевой подготовки почти ежедневно прибывали все новые и новые партии новобранцев — главным образом призывников-срочников, напуганных или, наоборот, распираемых гордостью. Их выгоняли из автобусов сержанты-инструкторы со злыми лицами и злыми глазами, не знающие иного способа обще­ния, кроме крика. Напуганных охватывал еще больший ужас. С распираемых гордостью мигом слетала всякая спесь. С того самого момента, когда их начинали стричь под ноль, становилось ясно: то, что им предстоит испытать на собственной шкуре, не имеет ничего общего с захватывающими вестер­нами в духе Джона Уэйна.

Начиналась реальная армейская жизнь.

И армия здесь была не киношной.

И вполне могло случиться так, что их отправят умирать куда-нибудь к чертям собачьим.

Кто-кто, а Греди не мог всего этого не знать — сколько таких желторотых юнцов прошло через его руки!

Но это было давно.

А сейчас какое ему дело, если призракам тех мальчишек, которые не вернулись, вздумалось вдруг встать у него за спиной и требовать, чтобы он заново обучил их военному ремеслу и чтобы на сей раз сделал это как следует. Проклятие, именно это им от него и нужно! Ну и плевать!

Сейчас ему хотелось одного — напиться. Что-что, а это у него действительно хорошо получа­лось.

Он сидел на высоком табурете, втянув голову в плечи, облокотившись о стойку и уставившись на свои сложенные вместе ладони. Создавалось впе­чатление, будто, прежде чем взяться за стакан, он собирается прочесть молитву. Седые, стриженые ежиком волосы, резко очерченное угловатое лицо — такова была его внешность. Одет он был в старую, всю в масляных пятнах рабочую солдат­скую робу, а также куртку военного образца, по­рванную на плече. На ногах красовались стертые до дыр походные башмаки.

С того места, где он сидел, — у дальнего края стойки — были хорошо видны поцарапанные сто­лики из темного дерева, кабинки, расположенные вдоль боковой стены, а также посетители — чело­век двадцать или около того, склонившиеся над выпивкой. Обычно в это время дня здесь царил сущий бедлам: велись отчаянные — и не всегда доброжелательные — дебаты о «Гигантах», о «Филлис», о «76-х»*, о правительстве. По джукбоксу** надрывался Вейлон. По телевизору, висящему на стене, демонстрировался очередной бейсбольный матч. И над всем этим слышалось мерное сухое потрескивание, доносившееся из того угла, где под единственной лампочкой стоял затянутый зеленым сукном стол для игры в пул. Случалось, заходили сюда и девицы, которые могли составить компа­нию любому желающему.

«Да и то сказать, — ухмыльнулся про себя Греди, — девицы пошли те еще: из них уже песок сыплется, да и страшны как смертный грех...»

Вечер выдался прескверный.

С самого утра лил дождь, сменившийся к концу дня мерзкой изморосью. Потеплело. В закоулках и подворотнях висели зыбкие клочья тумана.

На дворе стоял апрель, а погода скорее смахива­ла на ноябрьскую.

Греди взглянул на часы — только-только пере­валило за полночь — и потер глаза костяшками пальцев. По последней и пора отчаливать, пока он еще в состоянии найти дорогу домой.

Он протянул, было руку — перед ним стоял на­полненный до половины стакан с «Джек Дэниел» и кубиком льда в нем, но в следующее мгновение нахмурился и руку отдернул. Он готов был по­клясться, что еще секунду назад стакан был полон.

«Да, малый, — промелькнула мысль, — а ты еще хуже, чем я думал».

Он снова потянулся к стакану.

- Думаешь, стоит, старина? — услышал он голос Аарона Ноэля. Этот человек был весь сплошная гора мускулов, так что казалось непостижи­мым, как это ему еще удается двигаться. Ноэль закинул полотенце за плечо и прислонился к полке, над которой висело затянутое облаком табачного дыма зеркало.

* Бейсбольные команды.

** Музыкальный ящик.

На нем была плотно облегавшая торс белая футболка с обрезанными рукавами, которые, видно, слишком стесняли движения. Аарон был довольно молод, однако вид у него был такой, словно он доживал уже вторую жизнь.

— Греди, не подумай, что я имею что-нибудь против. Просто сегодня я не собираюсь тащить тебя домой. Так что не обижайся.

— Не будешь моей подружкой? — ухмыльнулся Греди.

— Нет. Отвратная погода сегодня, верно? Вот так каждый раз — как только погода портится, у тебя сразу же отказывают тормоза, ты пьешь не в себя, вырубаешься, а в результате мне приходится буксировать твою паршивую задницу в ту чертову дыру, которую ты именуешь своим домом. — Ноэль покачал головой. — Сегодня ничего у тебя не выйдет. — Он озабоченно сморщил лоб. — Не рассчитывай. У меня сегодня деловая встреча.

Греди рассеянно посмотрел в окно — улица, залитая неярким неоновым светом, была подернута дымкой. На противоположной ее стороне зияли черные провалы витрин.

Греди расправил плечи, дернул себя за мочку уха и ущипнул за щеку — это был его испытанный способ, к которому он прибегал, когда хотел опре­делить, в состоянии ли он дойти до дома и доста­точно ли он пьян, чтобы уснуть мертвым сном и не видеть этих проклятых кошмаров. Пожалуй, сейчас он был бы не прочь еще чуток добавить, однако ему

пока не удалось дойти до того состояния, когда можно спорить с человеком, который может одним пальцем перешибить тебе хребет.

По правде говоря, Ноэль неплохо относился к Греди. Сколько раз за последние пятнадцать лет он останавливал его, когда тот уже готов был ввязаться в Драку, исход которой был ясен заранее — Греди просто пришлось бы примкнуть к сонму своих призраков. Греди не мог объяснить, зачем Ноэлю это нужно, однако факт оставался фактом.

Он сосредоточенно уставился на стакан. От желания выпить у него засосало под ложечкой. Скорчив гримасу, он глубоко вздохнул и пробор­мотал:

— Ну и черт с ней.

Аарон одобрительно хмыкнул.

Греди сполз с табурета и, чтобы восстановить равновесие, некоторое время стоял, опершись левой рукой о стойку. Наконец решив, что он в состоянии двигаться и что при этом он не будет похож на пассажира судна, застигнутого штормом, Греди вскинул руку, отдавая честь бармену, затем швырнул на стойку помятую купюру и процедил сквозь зубы:

— Я тебе это припомню.

— Как будет угодно, — откликнулся бармен. — А сейчас отправляйся домой и проспись.

Греди извлек из кармана шапочку болельщика «Янки», водрузил ее на голову и направился к выходу.

Оглянувшись, он увидел, что Аарон уже беседует с каким-то парнем, стоящим у стойки.

- Спокойной ночи, джентльмены, — нарочито громко произнес он.

Кое-кто из посетителей вздрогнул и повернул голову в его сторону. Греди рассмеялся и вышел.

Не успел он очутиться на улице, как его начал донимать кашель, да так сильно, что ему при­шлось прислониться к кирпичной стене, чтобы отдышаться.

— Дьявольщина, — пробормотал он, вытирая рот тыльной стороной ладони. — Бросай-ка ты пить, старый хрен, бросай курить, пока не подох в какой-нибудь подворотне.

Некоторое время он стоял в нерешительности, затем перешел на противоположную сторону улицы и побрел по тротуару, держась поближе к заколо­ченным фанерой витринам закрытых магазинов и в который раз проклиная про себя этот паршивый городишко. Правительство только и знает что без конца урезает городской бюджет. Люди снимаются с мест и разъезжаются кто куда. И никто не спешил занять их дома.

Проклятие! Если уж ему на роду написано за­гнуться от пьянства, то пусть бы это произошло в каком-нибудь местечке получше — во Флориде, например, или вроде того. Где по крайней мере большую часть года тепло, черт побери! Его разобрала икота. Он со злостью сплюнул на тротуар и громко рыгнул.

Сказать по правде, не проходило и вечера, чтобы его не посещали подобные мысли, однако в дейст­вительности все оставалось по-прежнему. Будь проклята эта армия!

Ты, приятель, староват для нас. Вот твоя пен­сия — катись на все четыре, старый хрыч.

Он снова рыгнул и сплюнул, всерьез подумывая о том, не вернуться ли ему к Барни — пропустить

на посошок. Он бы расшевелил это гнездо — это уж точно.

Ругая себя на чем свет стоит, Греди прошел еще с полквартала, потом остановился и покосился через плечо. Асфальт был подобен черному зеркалу. В лужах дрожали и корчились отражения уличных фонарей и неоновых реклам. Впереди не было ничего — лишь мелкие лавчонки да конторы, а еще дальше — огни машин, словно тлеющие в ночи угли.

Греди оглянулся.

Улица была пустынна. Только рваные клочья тумана.

Что ты вбил себе в голову, старина? Не паникуй.

Он расправил плечи, выпрямился и перешел на противоположную сторону улицы. Еще пара квар­талов — налево, затем направо — и он окажется у обветшавшего многоквартирного дома, в котором он и жил с тех пор, как его выставили из армии.

Он бы нашел это место даже с завязанными глазами, будь оно неладно.

Греди еще раз оглянулся — ему вдруг померещи­лось, что за ним кто-то следит.

Вот и конец квартала — он завернул за угол.

Черт, кто-то определенно болтался у него за спиной. Не то чтобы Греди слышал какие-то шаги — это была скорее иллюзия чьей-то близости. Наитие. Ощущение того, что он не один. Ему было знакомо это чувство — там, в джунглях, он чуть было не свихнулся, оттого что постоянно чувство­вал, что они притаились за деревьями и наблюдают за ним, выжидая момент, чтобы нажать на спуско­вой крючок.

— Эй, там! — крикнул он в темноту, обрадовав шись звуку сооственного голоса, но тут же вздрог­нул от испуга, услышав раскатистое эхо. Никого. Нет, кто-то там все-таки есть. «Чтоб тебя! — подумал он и повернулся, досад­ливо махнув рукой. — Мало мне неприятностей...»

Если это всего-навсего такой же пропойца, как и он, тогда плевать. Не страшила его и перспектива быть ограбленным — что с него можно взять?

И все же, пройдя квартал, Греди не выдержал. Он должен был убедиться, что все в порядке. Ничего. Ни души.

От внезапного порыва ветра, изморосью хлест­нувшего по лицу, Греди прищурился. И тут внима­ние его привлекло какое-то движение — метрах в десяти от него, в начале того закоулка, мимо кото­рого он только что проходил.

— Эй, черт бы тебя побрал!

Тишина. То, что ему не удосужились ответить, взбесило его окончательно.

С него было довольно и того, что армия испога­нила ему жизнь, что он так и не смог выбраться из этого окаянного болота, что за спиной у него вечно торчат призраки — теперь-то он не позволит како­му-нибудь молокососу морочить ему голову.

Греди вынул руки из карманов и двинулся назад. Он старался дышать размеренно и глубоко, сдер­живая ярость, от которой его буквально распирало.

— Эй, ты, сукин сын!

Молчание. Ничто не шелохнулось. Дойдя до угла, Греди почувствовал себя в пол­ной боевой готовности. Он остановился, расставил ноги и упер кулаки в бока.

— А ну-ка вылезай оттуда, приятель!

Легкий вздох. Может, это было всего-навсего дуновение ветра — как знать?

Далее чем на два метра ничего не было видно. По обе стороны от Греди вздымались кирпичные стены. Слева стояло несколько покореженных му­сорных контейнеров. Снова поднялся ветер.

Греди показалось, хотя он и не был в этом уверен, что где-то здесь должен быть тупик. Следо­вательно, пока он тут стоит, мерзавец никуда не денется. Вопрос был в том, чем все это кончится — иначе говоря, достаточно ли он пьян, чтобы зате­вать эту разборку.



Он сделал шаг вперед и отчетливо услышал чье-то дыхание.

Медленное, сдержанное. Кто-то изо всех сил старался ничем не выдать своего присутствия.

Глупо. Если там кто-то и прячется, то рано или поздно он себя обнаружит. Пусть только шелохнет­ся — Греди сразу же это услышит. Слишком много хлама кругом, слишком много воды — даже звук собственных шагов отдавался в ушах Греди ружей­ным выстрелом.

Между тем дыхание слышалось уже совсем близко.

— Да что время тратить на ерунду? — буркнул Греди и уже повернул было назад...

Как вдруг увидел, что справа, из кирпичной стены, к нему протянулась чья-то рука.

В руке блеснуло лезвие бритвы.

Ему была знакома эта штуковина — было время, он и сам такой пользовался.

Преострая вещица.

Когда лезвие полоснуло по его горлу, он почти ничего не почувствовал.

Греди уже почти выбрался обратно, на улицу, когда у него начали подгибаться колени, и он, привалившись к стене, в недоумении уставился на руку, сжимающую бритву. Ноги у него отнялись, он весь как-то сразу обмяк и сполз на асфальт.

— Черт, нечистая сила, — пролепетал Греди.

— Не совсем так, — услышал он в ответ. — Не совсем так, старина.

Только теперь Греди почувствовал, как горло его полыхнуло огнем и по груди плотной волной раз­лилось тепло. Туман застилал ему глаза. Только теперь до него дошло, что он сидит на куче мусора. И вдруг перед ним возникло лицо того, кто его убил...





Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет