Предпосылки демократизации избирательного законодательства в Германии 1866 1867 гг



жүктеу 1.33 Mb.
бет3/9
Дата26.08.2018
өлшемі1.33 Mb.
түріЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8   9

В течение следующих 14 дней списки необходимо было доработать, с учётом поступивших возражений, после чего они считались окончательными. Право участвовать в выборах имели только те, кто внесён в список.

В Декларации также предусмотрено за каждым избирателем право доступа на избирательный участок, с тем чтобы осуществить своё право на голосование.

Данное право было закреплено и за гражданами Германской империи. Также избиратель имел право на получение информации о времени и месте голосования.

Декларация устанавливает, что каждый избиратель имеет право осуществить на равной основе с другими избирателями своё право, причём его голос имеет такой же вес, как и голоса других избирателей.

В Германской империи в принципе было изначально закреплено равное избирательное право, однако с течением времени оно перестало являться таковым.

Депутаты Рейхстага Германской империи должны были избираться в особом избирательном округе. Каждый округ был разделён на более мелкие участки (Bezirke), которые по возможности должны были совпадать с местными общинами (Ortsgemeinde).

За исключением частей государств, находящихся на территории других государств, избирательные округа, а также и избирательные участки должны были быть территориально разделены и по возможности «округлены».

По общему правилу 100 000 жителей образовывали один избирательный округ и должны были избирать одного депутата97. Избирательный округ не мог, однако, включать в себя территории других государств, и поэтому более 50 000 человек считались равными полным 100 000, а в тех государствах союза, население которых не достигло отметки 100 000, должен был избираться один депутат98.

Фактически же в округе численностью 100 000 жителей (нем. Seelen) в среднем только 20 000 (Приложения № 1 и 2) имели право голоса. В тех случаях, когда избирательный округ образовывали меньше 100 000 жителей, процент лиц, имеющих право голоса, в них тоже был намного ниже. Так, в округе Шаумбург в 1874 году 6723 гражданина имели право голоса, а в округе Бохум – 43 69399. Заметим, что число лиц, имеющих право голоса, в Бохуме выросло за время введения относительно всеобщих выборов в рейхстаг и до выборов 1912 года почти в 7 раз100. В среднем же число граждан, имевших право голоса и принадлежащих к одному округу, изначально составляло от 20 000 до 30 000.

Постоянная миграция и прирост населения оказывали существенное влияние на количество избирателей того или иного округа. Эти изменения населения существенно коснулись сельскохозяйственных областей Германии (Померания, Силезия) и крупных административно-промышленных центров (Потсдам, Берлин101). В Саксонии же с её 23 округами в 1912 году в среднем 208 000 жителей или 45 000 избирателей образовывали один округ (См.: Приложение № 2). Самым маленьким избирательным округом был Шаумбург-Липпе, который включал только 46 650 жителей102, а самым большим был Тельтов - Шарлотенбург, включающий в 25 раз больше жителей - 1 282 000103.

В агитационных материалах, присланных Р. Дисманом В. Дитману делаются выводы о том, что с учётом данных переписи 1910 года на выборах рейхстага в 1912 году сложилась ещё более несправедливая система распределения депутатских мандатов. В 25 самых больших избирательных округах с общим числом жителей 13 066 000 соответственно один депутатский мандат приходился в среднем на 522 600 жителей. В 25 самых маленьких избирательных округах один депутатский мандат приходился в среднем на 71 500 жителей. В некоторых сельских избирательных округах один депутатский мандат мог приходится на 8, 10, 12 000 избирателей, в промышленных, соответственно, на 25, 30, 40, 78 000 избирателей104.

Всем партиям и гражданам было очевидно неравенство округов105. Однако правительство и большая часть политических организаций не хотела их пересматривать, так как это привело бы к увеличению числа депутатов социал-демократов, так как увеличение численности населения происходило в основном в тех округах, где наибольшую поддержку получали социал-демократы.

Интересная норма содержалась в § 12 закона, устанавливающая, что при равном количестве голосов, поданных за кандидатов, всё должен был решать жребий.

Учитывая вышеизложенное, можно отметить, что избирательные права граждан Германской империи через некоторое время после введения закона о выборах 1869 года уже невозможно было называть равными, ибо первоначально закреплённое равенство округов даже внутри одного субъекта Германской империи с течением времени существенно изменилось.

На наш взгляд, неравенство округов, образованных на основе единой нормы представительства, и округов, созданных на основе положения, что каждый субъект империи должен иметь хотя бы одного представителя в рейхстаге106, оправдано и правомерно. Подобные положения закреплены в нормах современного права различных государств, в том числе и России.

В Декларации также провозглашено абсолютное право каждого избирателя на тайну голосования.

§ 10 Закона закреплял, что избирательное право осуществляется через тайные (закрытые) бюллетени (записки) без подписи. Бюллетени могли быть только из белой бумаги и не должны были содержать внешних знаков. Избирательную записку надлежало вне избирательного участка снабдить именем кандидата в депутаты (которому избиратель хотел отдать свой голос). Явившись на избирательный участок, избиратель в свёрнутом виде должен был подать избирательную записку председателю, который уже и опускал её в урну.

Вот как описывает процесс голосования на выборах в Рейхстаг Северо-Германского союза Т. Богданович: «Богатые люди старались подкупать бедных избирателей, чтобы они подавали голоса за тех, кто им угоден. Рабочим фабриканты угрожали, что лишат их работы, если они будут голосовать за членов рабочей партии. Очень часто нужда заставляла рабочих подчиняться и обещать свои голоса не тем, кто стоял за их интересы, а тем, кто стоял за фабрикантов и помещиков. Во время выборов те строго следили, чтобы рабочие действительно подали голос за того, за кого обещали. Они давали рабочим записки (бюллетени), на которых были написаны желательные им имена. В том месте, где эти записки подавались, они сажали своего человека и он, не сводя глаз, смотрел, ту ли записку подаёт рабочий, которая ему дана. Сделать это было не трудно, так как записка подавалась не запечатанная, а только сложенная вдвое и на глазах у всех, кто присутствовал на выборах»107.




Рис. 3. Вырезка из газеты «Reihstags Wähler – Zeitung». Так вручались записки с именами кандидатов от различных политических партий на входе в избирательный участок108.

Аналогичная информация приводится также в газете «Искра»: «Католические попы, как и при агитации перед выборами умело пользовались своим положением духовных отцов109: билетики с именами кандидата центра всовывались перед входом в помещения для выбора избирателям и зорко следилось, чтобы этот билетик попал в урну; угрозы лишить причастия, угрозы бойкотом играли и тут большую роль. Всевозможные хитрости употреблялись, чтобы узнать, кто голосует за социал-демократов: роль урн играли иногда маленькие ящики из под сигар, в которых билетики не могли перемешиваться, и вследствие этого из листа избирателей легко было там найти всех социал-демократов, следя лишь, кто после кого выбирал, иногда даже прямо вскрывались потихоньку конверты с билетиками, подглядывалось при вложении билетиков в конверт; при баллотировках во многих местах весь административный механизм оказывал давление на избирателей: в официальных объявлениях, призывающих к перебаллотировке, агитировалось самым бесстыдным образом за буржуазных кандидатов, и грозилось, в случае наличности социал-демократических голосов расправиться, по свойски. Характерно следующее объявление: «Избиратели! В нашем округе перебаллотировка между консерватором и потрясателем основ – социал-демократом. Наше местечко должно смыть с себя позор, что за сволочь110 социал-демократа было подано много голосов; требую при сём, чтобы собирающиеся голосовать за социал-демократов уплатили лишь прежде свои долги, а то я взыщу судом. Старшина (такой – то) общины»111.

Только в 1903 году было принято постановление112, предписывающее на каждом избирательном участке создать закрытое помещение113, в котором избиратели, входя по очереди, вкладывали бы свою записку в специальный конверт, выдаваемый избирательной комиссией, и потом опускали бы его в избирательную урну, находящуюся в поле видимости членов избирательной комиссии и граждан.

Заметим, что и после 1903 года имели место достаточно интересные способы нарушения демократического принципа тайны голосования. Например, в Баварии священнослужитель накануне выборов 1912 года выступил перед своими прихожанками с такой речью: «Предостерегайте ваших мужей от великого греха. Скажите им, чтобы они голосовали за центр. Голосование тайное, но бог всё видит. И всевышний будет знать, чьё имя запишут ваши мужья на избирательном бюллетене так как же, он знает то, что вы говорите на духу. Каждый, кто подаёт голос за социал-демократа предстанет перед божьим судом. Идите и скажите им это»114.

Массовыми были нарушения принципа тайны голосования в деревнях, в которых традиционно помещик являлся абсолютным хозяином над своими батраками: «В день выборов сельскохозяйственные рабочие строём приводились к избирательному участку... У входа в избирательный участок каждому выдавался избирательный бюллетень за консервативную партию, который сразу же сдавался руководителю выборов на участке в лице помещика»115.

Наверное, с учётом этих нарушений, характеризуя выборы в рейхстаг Ф. Энегльс заметил, что «раз в три года люди совершают смертный грех голосования»116.

Таким образом, говорить о наличии у граждан Германской империи реального права на тайну голосования не приходится.

Декларацией установлено, что каждый избиратель имеет право участвовать в управлении своей страной и должен иметь равные возможности выдвигать свою кандидатуру на выборах. Согласно законодательству Германской империи правом избираться могли воспользоваться все лица, обладающие активным избирательным правом (как и лица, избирательные права которых приостановлены).

Жители Германии наделялись ещё рядом прав. Так, им предоставлялось право на участие в периодически проводимых выборах. До 1888 года рейхстаг созывался на 3 года. Согласно опубликованному 19 марта 1888 года117 закону (вступившему в силу в 1890 году), срок легислатуры рейхстага увеличивался118 на два года119.

Впервые парламент Германии был избран на пятилетний срок в 1890 году120.




Во время выборов. – Сладкие речи и обещания гражданских партий!

После выборов. - Эти "депутаты", забыли про свои обещания и вместо того, что бы быть представителями народа, пытаются раздавить и растоптать его.





Рис. 4. Листовка: «Wir alle wählen den Sozialdemokraten»

(«Мы все выбираем социал-демократов»).121


Декларацией закреплено также право каждого избирателя участвовать в выборах на основе прямого избирательного права.

Параграфом 12 Закона о выборах 1869 года устанавливалось, что выборы являются прямыми. Выбор должен был осуществляться через абсолютное большинство всех голосов, отданных в избирательном округе. Если на выборах не было получено абсолютного большинства голосов, то следовало выбирать только среди двух кандидатов, которые получили наибольшее количество голосов. При обсуждении вопроса о введении прямых выборов большая часть депутатов придерживалась точки зрения, что прямые выборы «извращают народное представительство». Бисмарк же заявил, что при прямых выборах «в палату вводится больше талантов, чем при косвенных»122 и что «двухстепенные выборы представляют собой лишь подделку выборов, подделку общественного мнения»123.

Граждане Германской империи получили и право на участие в выборах, проводимых на территории всей Германской империи в один день (§ 14 Закона о выборах рейхстага), а также право на предоставление информации о результатах выборов124. Назначение выборов и установление дня их проведения осуществлялось указом императора. В законе не было установлено, что выборы должны проводиться в выходной день125 и многие такое положение предлагали изменить 126.

На четвёртый день после дня голосования публично устанавливается окончательный результат для всего избирательного округа. Затем итоги выборов обнародуются в официальных изданиях («газетах, служащих для помещения правительственных публикаций).

Законом о выборах также закреплялось право избирателей создавать избирательные объединения.

Правовое положение этих объединений было не одинаково и деятельность отдельных партий или общественных союзов могла быть нормативно ограничена или запрещена.

18 октября 1878 года был принят 221 голосами против 149127 Закон „Об общеопасных устремлениях социал – демократии“ (Das Sozialistengesetz. Auszug aus dem Gesetz gegen die gemeingefährlichen Bestrebungen der Sozialdemokratie, vom 21. Oktober 1878). Этот нормативный акт запрещал все радикальные организации и избирательные объединения („Umsturspartei“), которые имели целью посредством социал-демократических, социалистических и коммунистических стремлений свергнуть существующий государственный или общественный строй. Социал-демократическая партия (за исключением фракции в рейхстаге) фактически прекратила своё существование. Согласно этому закону проводилась конфискация предвыборных листовок и иной литературы социал-демократической партии, ограничивались гражданские свободы: свобода печати, слова, собраний и т. д128.

Карл Дитрих указывал, что «закон против социалистов» нарушает гарантируемое конституцией народное право („Volksrechtes“) и не позволяет создать авторитетный представительный орган, в который ограничен доступ наряду с недееспособными также и патриотам своей отчизны129.

В начале 1890 года закон против социалистов был отменён, но и после этого его неоднократно предлагалось ввести снова.

Неравное отношение государства к различным политическим партиям и избирательным объединениям проявлялось также в призывах государственных органов не голосовать за некоторые из них. В проправительственных газетах накануне выборов выходили статьи, рассказывающие об ужасающих поступках социал-демократов и перспективах, которые ждут страну в случае их избрания в рейхстаг130. «В 1912 году было предписано государственным чиновникам «помнить о своей служебной присяге» и не голосовать за социал-демократов. Работникам государственных предприятий рекомендовалось: «В выборах пусть участвует каждый, но ни один служащий и государственный рабочий не должен голосовать за социал-демократа»» 131.

Против социал-демократической партии выступал не только государственный аппарат страны, но и различные политические партии, организации. Некоторые организации создавались с единственной целью - бороться с социал-демократической партией. Например, в воззвании Имперского союза противников социал-демократии («Reichsverband gegen die Sozialdemokratie») указывалось: «Что необходимо объединиться в борьбе против социал-демократии. …. Готовность к жертве и агитаторская активность членов социал-демократической партии должны быть стимулом для буржуазии целеустремленно и энергично сопротивляться подстрекающей агитации радикальной партии»132.

§ 17 закона о выборах устанавливал, что те, кто имеют право голоса, обладают правом образовывать союзы (объединения) и собираться без оружия в закрытых помещениях (устраивать общественные собрания). Введение данных прав, несмотря на их ограниченный характер, существенно способствовало развитию парламентаризма в Германии.

Нормативно установленного определения термина «закрытое помещение» не было, поэтому оно каждым служащим толковалось по-разному, что порой доходило до абсурда. Например, газета „Vorwärts“ сообщала, что берлинская полиция запретила собрание общества взаимопомощи по причине того, что собрание, проводившееся при открытых дверях и окнах, происходит на открытом воздухе и, таким образом, на его проведение необходимо особое разрешение; одно собрание было закрыто на том основании, что на нём присутствуют женщины133. В статье также указывалось о тех фактических основаниях по которым обычно полицейские закрывают собрания:



  • в проходе между рядами стоят люди;

  • открыто окно;

  • за закрытой стеклянной входной дверью стоят люди, и могут в любую секунду её разбить;

  • отдельные присутствующие смеются;

- среди присутствующих находится собака.

Граждане империи имели также право участвовать в финансировании избирательной кампании той или иной партии. Самым распространённым способом реализации данного права являлась покупка открыток с марками той или иной партии.








Рис. 5. Открытка: «Das Freie Wahlrecht. Mit uns das Volk. Mit uns der Sieg» („Свободные выборы. С нами народ. С нами победа»)134.

Как видно из данной открытки, избирательная марка, выпущенная социал-демократической партией стоила всего 50 пфеннигов, а, например, марка, выпущенная национал-либеральной партией в 4 раза дороже.





Рис. 6. Открытка: «Um unsere Freunde im Reiche»

(«К нашим соратникам в империи»)135.



Стоимость марки зависела от благосостояния сторонников той или иной партии. Марки социал-демократической партии были рассчитаны на рабочих, марки же национал-либеральной партии, иногда называемой за свою внутреннюю организацию не партией, а фирмой «Национал-либеральная партия» - «Der Firma «Nationalliberale Partei»»136, приобретали более зажиточные граждане, ведь партия последовательно отстаивала интересы крупной буржуазии.





Рис. 7. «Zahlkarte Nationalliberalle Partei»

(«Карта – счёт (квитанция для почтового перевода денежных средств) в фонд Национал-либеральной партии»)137.


Из указанного рисунка следует, что участвовать в финансировании избирательной кампании жители Германской империи также могли перечисляя через почту денежные средства на счёт партии по карте – счёту. По этой карте каждый мог перечислить до 10 000 марок.

В качестве обязанностей гражданина закреплялось, что избиратель обязан голосовать лично и соблюдать избирательное законодательство. Правда, в отдельных государствах империи обязанностью избирателя предлагалось считать также и участие в выборах138. Так, «в Саксонии власти обращались к избирателям с призывом, в котором указывалось, что «избирать не только право, но и обязанность каждого гражданина. Кто пренебрегает этой обязанностью и без уважительных причин не придёт к избирательным урнам, тот виноват перед своим отечеством и лишается всякого права на какое–либо гражданское уважение»139.

Безусловно, для наиболее полного осуществления избирательных прав гражданам должны быть предоставлены и иные политические права. Круг же этих прав был чрезвычайно узок.

Проанализировав избирательные права граждан, можно прийти к выводу, что выборы в Германии являлись только относительно свободными и относительно справедливыми.

Теперь постараемся определить, могли ли граждане посредством этих выборов оказывать значительное воздействие на государственную власть140.

Единственной политико-правовой категорией, способной ответить на вопрос, какими методами, приёмами и средствами осуществляются взаимоотношения между властью и населением государства, является политический режим. Поэтому обозначается особая актуальность исследования этого вопроса, ибо «государственный режим отражает уровень и формы развития демократии, политический климат в стране в определённый период»141.

Существуют различные основания типологизации политических режимов. Однако в связи с изучением избирательного права наиболее интересной является классификация по способу формирования органов государственной власти, в соответствии с которым обычно выделяют демократические, недемократические и квазидемократические (псевдодемократические) режимы.

Характеризуя демократический режим, указывают следующие признаки: “наличие политических институтов представительского характера и сменяемость политической власти с помощью регулярных свободных выборов, которые предполагают, по крайней мере, три условия - свободу выдвижения кандидатур как следствие свободы образования и функционирования партий; свободу избирательного права, то есть всеобщее и равное избирательное право по принципу «один человек – один голос»; свободу голосования, понимаемую как тайное голосование и равенство всех в информации и возможности вести пропаганду во время избирательной кампании»142.

Оценим наличие этих признаков в Германской империи.

1) Представительным органом власти Германии был рейхстаг. Рейхстаг не признавался носителем государственного суверенитета, но избирался на основе относительно всеобщих (для лиц мужского пола), с 1871 года не равных и прямых выборов с 1903 года при тайной подаче голосов. Законодательную деятельность осуществлял кайзер, бундесрат и рейхстаг.

Основным правом представительного органа Германии было его участие в законотворчестве143. Для принятия закона, издаваемого в пределах имперской компетенции, необходимо было согласие и рейхстага, и союзного совета. Рейхстаг обладал правом законодательной инициативы, наделялся совместно с бундесратом некоторыми правами в финансовой сфере: утверждал бюджет, давал согласие на заключение займов и был наделён правом рассмотрения петиций граждан, особенно если в них поднимался вопрос нарушения тех или иных законов империи.

Таким образом, можно заключить, что права рейхстага были необычайно малыми, правительство не было ответственно перед парламентом, все реальные рычаги власти сосредоточивались в узком круге управленческих лиц: кайзер, канцлер, руководитель генерального штаба144.

2) Была сменяема только представительная власть.

3) Выборы мы считаем только относительно свободными по следующим причинам: а) свобода выдвижения кандидатур в депутаты была установлена, а свобода образования и функционирования партий отсутствовала; б) избирательное право было относительно всеобщим; в) при проведении пропаганды не было равенства субъектов избирательного процесса, участвующих в борьбе за голоса избирателей.

На основе вышеизложенного, полагаем, что политический режим в Германской империи можно определить как квазидемократический145 (большинством же авторов традиционно политический режим Германской империи 1871-1918 годов характеризуют просто как недемократический146). Кроме того, считаем, что у народа не имелось реальной возможности управлять государством посредством реализации своих избирательных прав.

Многие жители Германской империи, видя различные недостатки избирательной системы, установленной для выборов рейхстага, стали обсуждать вопрос её реформирования147. Предлагалось заменить мажоритарную избирательную систему на пропорциональную. Вообще в конце XIX - начале XX века во многих европейских государствах приобретает особую популярность пропорциональная избирательная система, установление которой становится революционным требованием различных представителей общества.




Рис. 8. Собрание с требованиями демократизации избирательного права

10 апреля 1910 года148.


Введение пропорционального избирательного права поддерживали многие партии и движения149. В начале XX века при выборах парламентов Вюртемберга, Бадена и других германских государств уже было введено пропорциональное избирательное право150. Пропорциональная избирательная система была бы более всего выгодна социал-демократам. Так, проведя приблизительный анализ данных о поданных за социал-демократов голосах и изучив пропорциональную избирательную систему Веймарской Германии, мы установили, что если бы в Германской империи существовала пропорциональная система в чистом виде, установленная в Веймарской республике, то социал-демократы получали бы намного больше голосов (Приложение № 3).





Рис. 9. Abstimmungsplakat 1918. Gerechtigkeit erhöht ein Volk! (Избирательный плакат 1918 года,

в котором наглядно сравниваются пропорциональная и мажоритарная избирательные системы.

Справедливость (право) принадлежит народу)151.

Сразу же пойти на введение пропорциональной избирательной системы власть опасалась и поэтому, согласно закону «О составе рейхстага и пропорциональных выборах в больших избирательных округах» от 24 августа 1918 года (Die Einführung der Verhältniswahl in größeren Wahlkreisen im Kaiserreich vom 24. Aug. 1918) в Германии была установлена смешанная избирательная система.

Согласно новому закону152 избирательными правами наделялись все лица мужского пола, начиная с 25 летнего возраста, также закреплялся шестимесячный ценз оседлости и вводились пропорциональные выборы, которые, правда, должны были проводиться только в 26 избирательных округах больших городов153, в остальных же сохранялась абсолютная мажоритарная система.

Предусматривалось, что если число жителей, которое приходится на избирательный участок, составляет по последней переписи населения более 300000, то на следующих 200000 имперских жителей прибавляется по одному депутату. Депутаты этих избирательных округов должны были избираться по принципам пропорционального представительства.

Право выдвижения кандидатов в депутаты в новом законе получило наиболее тщательное закрепление. Так, устанавливалось, что председателю (комиссару) избирательной комиссии необходимо не позднее чем за 21 день до дня проведения выборов подать списки о выдвижении кандидатов на выборы. Списки о выдвижении кандидатов должны были быть подписаны по меньшей мере 50 лицами, имеющими право осуществлять выборы в избирательном округе. Каждый предложенный кандидат должен был сделать заявление о своём согласии быть включенным в списки выдвижения кандидатов на выборы. В одном и том же избирательном округе кандидат мог быть выдвинут только один раз. Несколько кандидатов могли объединяться друг с другом. Об этом „объединении“ должны были подать заявление в письменной форме те лица, которые подписывают списки о выдвижении кандидатов. Не позднее чем на седьмой день перед выборами письменное заявление должно было быть передано председателю избирательной комиссии. „Объединённые выдвижения кандидатов“ (избирательные объединения кандидатов) считались по отношению к другим кандидатам как единое целое (как один кандидат). Депутатские места распределялись среди выдвинутых кандидатов по соотношению принадлежащих им голосов и с учётом очерёдности расположения фамилии в этих списках „выдвижения“.

В случае, если избранный депутат заявлял об отводе или о своём выходе из рейхстага, на его место вступал без проведения дополнительных выборов кандидат, который относился к этому же „выдвижению“ или „связанному с ним выдвижению“. Если такого кандидата не было, то депутатское место оставалось незанятым до конца легислатуры.

Безусловно, данный закон практически ликвидировал неравенство избирательных округов и в целом носил прогрессивный характер, но ему не суждено было быть применённым на практике. Уже 8 ноября 1918 года социал-демократы предложили изменить его редакцию и настаивали на введении пропорционального избирательного права во всех избирательных округах и распространении активного избирательного права на женщин, а также понижении избирательного возраста до 24 лет. Через некоторое время все эти требования были удовлетворены.






Рис. 10. Митинги с требованиями о демократизации политической системы154.

В заключение отметим, что Рейхстаг Германской империи выбирался относительно всеобщим избирательным правом, которое способствовало выражению воли народа, но в военно-полицейском государстве, созданном О. Бисмарком, оно практически никаких существенных задач решить не могло, хотя многие в нём видели «какой-то чудодейственный корешок, который открывает «обойдённым» доступ к государственной власти»155. Всеобщее избирательное право, безусловно, является основным способом выражения народного суверенитета и важным условием демократического государства, но, взятое в отдельности, без других политических прав, оно не может стать надёжным фундаментом демократического государства. Основная заслуга установления относительно всеобщего избирательного права в Германской империи состоит в том, что оно помогло народу самоорганизоваться, способствовало активизации политической жизни в стране.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет