Председатель пцк гд филиппова Л. Н



жүктеу 2.07 Mb.
бет1/15
Дата27.03.2018
өлшемі2.07 Mb.
түріПротокол
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ ПЕРМСКОГО КРАЯ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«КРАСНОКАМСКИЙ ЦЕЛЛЮЛОЗНО-БУМАЖНЫЙ ТЕХНИКУМ»

Хрестоматия по философии

Составитель: Проскурякова Елена Николаевна

Краснокамск

2013

Одобрено комиссией предметной (цикловой) комиссией

гуманитарных дисциплин ГБОУ СПО «КЦБТ»
Протокол № 3 от «16» октября 2013
Председатель ПЦК ГД Филиппова Л. Н.

Составитель: Проскурякова Е.Н., преподаватель гуманитарных дисциплин

ГБОУ СПО «КЦБТ», преподаватель высшей категории

Рецензенты: Е.В. Казакова, преподаватель гуманитарных дисциплин

ГБОУ СПО «Пермский химико-технологический техникум»,

преподаватель высшей категории


Е.В. Ляхин, преподаватель гуманитарных дисциплин

ГБОУ СПО «Пермский государственный автотранспортный

колледж, руководитель КМО преподавателей

обществоведческих дисциплин

Рассмотрено на методическом совете ГБОУ СПО «КЦБТ»

Протокол № 3 от «24» октября 2013





Введение

Федеральный государственный образовательный стандарт предполагает формирование таких общих компетенций, как умение осуществлять поиск и использование информации, необходимой для эффективного выполнения задач, профессионального и личностного развития, умение анализировать и оценивать информацию. Работа с хрестоматией позволяет составлять задания, позволяющие это делать.

В последнее время работе с текстовым материалом начали уделять достаточное внимание – появилось такое понятие «компетентность чтения» или «компетентность понимания», связанное с умением выделять основные мысли, содержащиеся в тексте и выражать своё мнение по поводу полученной информации. При изучении дисциплины «Основы философии» под текстами понимаются первоисточники – работы философов. Однако для студентов из-за недостатка времени, сложности текстов это может оказаться может оказаться невозможным. И здесь на помощь и преподавателю и студентам приходит хрестоматия, позволяющая получить эти тексты в специально подготовленном виде.

Работа с хрестоматией позволяет отрабатывать такой навык как выделение и структурирование основных идей предложенного материала, что необходимо при компетентностном подходе. Кроме того, я полностью согласна со словами А. Радугина, чтобы глубоко и разносторонне изучить философию, необходимо ощутить подлинный “вкус” философской проблематики, самому окунуться в мир философской мысли, непосредственно познакомиться с многочисленными идеями и концепциями философов.

Но при работе с уже имеющимися хрестоматиями возникает целый ряд проблем:


  1. хрестоматии составлены в расчёте на студентов ВУЗов, а необходимо учитывать возрастные особенности восприятия предложенного материала студентами системы среднего профессионального образования (всё-таки философия требует определённой «взрослости» мышления);

  2. большой объём материала, предложенного в хрестоматиях, создаёт трудности при знакомстве с ним и поиске ответов на поставленные вопросы (количество часов отведённых на изучение данной учебной дисциплины в системе СПО, как правило, не превышает 46-48 часов);

Частично решить эти проблемы можно, создавая мини-хрестоматии по отдельным разделам и темам дисциплины «Основы философии». Это позволит познакомить студентов с философскими взглядами многих мыслителей, с их мнением по тем или иным философским проблемам при ограниченном количестве часов, отведённых на данную учебную дисциплину.

При составлении данной хрестоматии основным фактором, определившим тематику отбора фрагментов текстов, являются требования к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки выпускников по циклу дисциплин ОГСЭ.

В данном учебном пособии предложено достаточно большое количество разнообразных текстов, что позволяет строить занятия с использованием фрагментов из трудов мыслителей исходя из уровня подготовки конкретных студенческих групп.

При изучении раздела «История философии» на занятиях целесообразно использовать уже имеющиеся хрестоматии. Их так же можно рекомендовать студентам при выполнении заданий по внеаудиторной работе и написания рефератов.


Библиографический обзор

1) Хрестоматия по философии. /Под ред. В.П. Кохановского, В.П. Яковлева. Ростов-на-Дону.2002. Данная хрестоматия содержит фрагменты из работ европейских философов, начиная с Древней Греции. Тексты включают высказывания мыслителей по разным аспектам философских исследований. Воспринимается студентами достаточно хорошо.

2) Хрестоматия по философии. /Составитель доктор философских наук, профессор МГУ П.В. Алексеев. М.2008. Содержит тексты из работ философов преимущественно 20 века, частично 19 века. Материал распределён по трём разделам: Что такое философия и зачем она?; Философия познания; Философия бытия. Преимуществом данной хрестоматии является то, что в ней представлены тексты современных российских и западных философов. Но у студентов часто возникают сложности при работе с предложенным в хрестоматии материалом.

3) Хрестоматия по философии. /Научный редактор и составитель доктор философских наук, профессор, академик Международной Академии высшей школы А. Радугин. М., 2001. Книга представляет собой антологию тематически сгруппированных философских текстов – извлечений из трудов мыслителей разных эпох, включая и современность. Содержание включает фрагменты произведений представителей основных философских учений, школ, течений и направлений как в историко-философском ключе, так и через фундаментальные философские проблемы.


В справочных материалах дана краткая информация о философах, фрагменты из работ которых представлены в данной хрестоматии.

Что такое философия? Её роль в жизни человека и общества

Декарт Рене

Полезность философии

Прежде всего, я хотел бы выяснить, что такое философия, сделав почин с наиболее обычного, с того, например, что слово “философия” обозначает занятие мудростью и что под мудростью понимается не только благоразумие в делах, но также и совершенное знание всего того, что может познать человек; это же знание, которое направляет самую жизнь, служит сохранению здоровья, а также открытиям во всех науках. А чтобы философия стала такой, она необходимо должна быть выведена из первых причин так, якобы тот, кто старается овладеть ею (что, и значит, собственно, философствовать), начинал с исследования этих первых причин, именуемых  началами. Для этих начал существует два требования. Во-первых, они должны быть столь ясны и самоочевидны, чтобы при внимательном рассмотрении человеческий ум не мог усомниться в их истинности; во-вторых, познание всего остального должно зависеть от них так, что хотя начала и могли бы быть познаны помимо познания прочих вещей, однако, обратно, эти последние не могли не быть познаны без знания начал. При этом необходимо понять, что здесь познание вещей из начал, от которых они зависят, выводится таким образом, что во всем ряду выводов нет ничего, что не было бы совершенно ясным. Вполне мудр в действительности один бог, ибо ему свойственно совершенное знание всего; но и люди могут быть названы более или менее мудрыми, сообразно тому, как много или как мало они знают истин о важнейших предметах. С этим, я полагаю, согласятся все сведущие люди. <…> Затем я предложил бы осудить полезность этой философии и вместе с тем доказал бы важность убеждения, что философия (поскольку она распространяется на все доступное для человеческого познания) одна только отличает нас от дикарей и варваров и что каждый народ тем более гражданственен и образован, чем лучше в нем философствуют; поэтому нет для государства большего блага, как иметь истинных философов. Сверх того, любому человеку важно не только пользоваться близостью тех, кто предан душою этой науке, но поистине много лучше самим посвящать себя ей же, подобно тому, как, несомненно, предпочтительнее при ходьбе пользоваться собственными глазами и благодаря им получать наслаждение от красок и цвета, нежели закрывать глаза и следовать на поводу у других; однако и это все же лучше, чем, закрыв глаза, отказываться от всякого постороннего руководства. Действительно, те, кто проводит жизнь без изучения философии, совершенно замкнули глаза и не заботятся открыть их; между тем удовольствие, которое мы получаем при созерцании вещей, видимых нашему глазу, отнюдь не сравнимо с тем удовольствием, какое доставляет нам познание того, что мы находим с помощью философии.



Декарт Р. Начала философии // Избранные произведения.  М.,1950. С.411– 426.
Кант Иммануил

Система философского знания

Философия есть система философских знаний или рациональных знаний из понятий. Таково школьное понятие этой науки. По мировому же понятию она есть наука о последних целях человеческого разума. Это высокое понятие сообщает философии достоинство, т. е. абсолютную ценность. И действительно она есть то, что одно только и имеет внутреннюю ценность и впервые придает ценность всем другим знаниям.

Ведь всегда спрашивают в конце концов: чему служит философствование и его конечная цель – сама философия, рассматриваемая согласно школьному понятию?

В этом схоластическом значении слово «философия» имеет в виду лишь умение, в смысле же мирового её понятия – полезность. В первом смысле она есть, следовательно, учение об умении; в последнем – учение о мудрости, законодательница разума, и постольку философ – не виртуоз ума, но законодатель.

Виртуоз ума, или как его называет Сократ, - филодокс, стремится только к спекулятивному знанию, не обращая внимания на то, насколько содействует это знание последним целям человеческого разума: он даёт правила применения разума для всевозможных произвольных целей. Практический философ – наставник мудрости учением и делом – есть философ в собственном смысле. Ибо философия есть идея совершенной мудрости, указывающей нам последние цели человеческого разума.

К философии по школьному понятию относятся две вещи: во-первых, достаточный запас рациональных знаний; во-вторых, систематическая связь этих знаний, или соединение их в идее целого.

Философия не только допускает такую строго систематическую связь, но является единственной наукой, которая имеет систематическую связь в собственном смысле и придает всем другим наукам систематическое единство.

Что касается философии по мировому понятию, то её можно назвать также наукой о высшей максиме применения нашего разума, поскольку под максимой разумеется внутренний принцип выбора между различными целями.

Ибо и в последнем значении философия есть наука об отношениях всякого знания и всякого применения разума к конечной цели человеческого разума, которой, как высшей, подчинены все другие цели и в которой они должны образовывать единство.

Сферу философии в этом всемирно – гражданском значении можно подвести под следующие вопросы:



  1. Что я могу знать?

  2. Что я должен делать?

  3. На что я смею надеяться?

  4. Что такое человек?

На первый вопрос отвечает метафизика, на второй – мораль, на третий – религия и на четвёртый – антропология. Но в сущности, всё это можно было бы свести к антропологии, ибо три первых вопроса относятся к последнему.

Итак, философ должен определить:



  1. источники человеческого знания;

  2. объём возможного и полезного применения всякого знания и, наконец;

  3. границы разума.

Последнее есть нужнейшее, но также – пусть не огорчается филодокс – и труднейшее.

Кант И. Критика чистого разума. М., 1964. Т.3. С. 602-603.
Гегель Георг Вильгельм Фридрих

Условия философствования

Эта наука постольку представляет собой единство искусства и религии, поскольку внешний по своей форме способ созерцания искусства, присущая ему деятельность субъективного созидания и расщепления его субстанционального содержания на множество самостоятельных форм, становится в тотальности религией. В религии в представлении развертывается расхождение и опосредствование раскрытого содержания и самостоятельные формы не только скрепляются вместе в некоторое целое, но и объединяются в простое духовное созерцание и, наконец, возвышаются до мышления, обладающего самосознанием. Это знание есть тем самым познанное посредством мышления понятие искусства и религии, в котором всё то, что различно по содержанию, познано как необходимое, а это необходимое познано как свободное.

Соответственно этому философия определяется как познание необходимости содержания абсолютного представления, а также необходимости обеих его форм: с одной стороны, непосредственного созерцания и его поэзии, как равным образом и объективного и внешнего откровения, которое предполагается представлением, а, с другой стороны, прежде всего субъективного вхождения в себя, затем также субъективного движения вовне и отождествления веры с предпосылкой. Это познание является, таким образом, признанием этого содержания и его формы и освобождением от односторонности форм, возвышением их до абсолютной формы, самое себя определяющей как содержание, остающейся с ним тождественной и в этом тождестве представляющей собой познание упомянутой в-себе-и-для-себя-сущей необходимости. Это движение, которое и есть философия, оказывается уже осуществлённым, когда оно в заключении постигает своё собственное понятие, т.е. оглядывается назад только на своё же знание.

Гегель Г. Энциклопедия философских наук. Т. 3. Философия духа. М., 1977.
С. 393-394.


Маркс Карл

Философия активистская и философия созерцательная

Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его.



Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 1974. Т. 42.С.263.

Отношение философской системы к миру есть отношение рефлексии. Одушевленная стремлением осуществить себя, она вступает в напряженное отношение к остальному. Внутренняя самоудовлетворённость и замкнутость нарушены. То, что было внутренним светом, превращается в пожирающее пламя, обращенное наружу. Таким образом, в результате получается, что в той мере, в какой мир становится философским, философия становится мирской.



Маркс К., Энгельс Ф. Различие между натурфилософией Демокрита и

натурфилософией Эпикура: из ранних произведений. М., 1956. С. 77-78.

Разрешение теоретических противоположностей само оказывается возможным только практическим путём, только посредством практической энергии людей…поэтому их разрешение отнюдь не является задачей только познания, а представляет собой действительную жизненную задачу, которую философия не могла разрешить именно потому, что она видела в ней только теоретическую задачу.



Маркс К., Энгельс Ф. Экономическо – философские рукописи 1844года// Сочинения.

Т. 42. М., 1974. С.123.

Струве Генрих

О возможном синтезе разных направлений философии

Каждое из типических направлений философской мысли заключает в себя известную долю истины. Это истекает из самой сущности философского направления. Как серьёзные попытки ума человеческого уразуметь мир, философские направления рассматривают мир с разных точек зрения. Эти разные точки зрения суть, однако, в свою очередь, естественный результат, как субъективной организации ума, так и объективного материала опыта, и, наконец, взаимного отношения этих основных начал человеческого знания.



Струве Г. Введение в философию, разбор основных начал философии вообще.

Варшава, 1890. С. 350.

Несмотря на самые разнообразные определения философии, встречаемые в истории этой науки, философствование каждого истинного мыслителя обнаруживают два коренных момента: во-первых, самостоятельность мышления, и, во-вторых, стремление к образованию общего мировоззрения.



Струве Г. Отличительные черты философии и их значение в сравнении с другими науками. Варшава, 1872. С.5.
Дильтей Вильгельм

Структура и функции философии

Тенденция к развитию жизневоззрения и миросозерцания объединяет религию, поэзию и философию. В этом историческом взаимодействии развивалась философия. С самого начала в ней была сильна тенденция к общеобязательному воззрению на жизнь и мир. …

Философское миросозерцание…представляет собой силу, стремящуюся преобразующее влиять на жизнь. Оно развивается на широком основании, опираясь на эмпирическое сознание, опыт и опытные науки, согласно законам образования, выраженным в отражении переживания, как предметов в мышлении и понятии. <…>

Моменты, образующие жизнь, вкладываются, таким образом, благодаря обобщению понятий и генерализации положений, в системы. <…>

Индивидуальность, условия, нации, век вызывают … у философов неопределённое количество нюансов мировоззрения. Ибо возможности влияния мира на структуру нашей душевной жизни безграничны, точно так же постоянно меняются, в зависимости от состояния научного духа и средства мышления. Но беспрерывность, связывающая процессы мышления, и сознательность, характеризующая философию, объединяют группы систем между собой, сильнее подчёркивают близость различных мыслителей между собой, или их противоположность к другим группам… при этом выработался ряд основных типов метафизики, коренящихся в существенных различиях человеческих миросозерцаний.

Каждое из этих миросозерцаний содержит в сфере предметного понимания синтез миропонимания, оценки жизни и принципов поведения. Их сила состоит в том, что они придают личности в её различных действиях внутреннее единство…

Философия не в состоянии охватить сущности мира какой-нибудь метафизической системой и доказать общеобязательность этого познания; но подобно тому, как во всяком серьёзном поэтическом произведении перед нами всегда раскрывается какая-нибудь новая, ранее не подмеченная черта жизни; подобно тому, как поэзия, таким образом, нам открывает всё новые и новые стороны жизни, и мы, не находя цельного жизневоззрения ни в каком из отдельных художественных произведений, все же при помощи совокупности произведений приближаемся к такому общему воззрению; - так и в типических миросозерцаниях философии перед нами предстаёт единый мир, каким он кажется, когда мощная философская личность подчиняет одному из способов отношения к миру все остальные, а содержащейся в ней категории все остальные категории. <…>

… мы определим философию как основную науку, предметом которой служат формы, правила и связь всех процессов мышления, а целью – достижение обязательного знания. В качестве логики она во всех областях, где выступают процессы мышления, исследует условия очевидности, которая переплетается со всеми правильно совершающимися процессами. В качестве теории познания она, исходя из сознания реальности переживания и объективной данности внешнего восприятия, исследует законные основания этих предпосылок нашего знания. В качестве такой теории она – наука. <…>

Итак, философия есть проявление, вытекающее из потребности духа в уразумении своих действий, потребности во внутренней стройности поведения, прочных форм своих отношений к целокупности человеческого общества и необходимой в целях совершенствования жизни, т. е. функцией, равномерно проявляющейся во многих людях и объединяющей их в социальную и историческую связь. В этом последнем смысле она является системой культуры.

Дильтей В. Философия в систематическом изложении. СПб., 1909.
С. 55 – 63, 65 – 70.

Соловьёв Владимир Сергеевич

Два понятия философии

  Слово “философия”, как известно, не имеет одного точно определенного значения, но употребляется во многих весьма между собой различных смыслах. Прежде всего, мы встречаемся с двумя главными, равно друг от друга отличающимися понятиями о философии: по первому философия есть только теория, есть дело только школы; по второму она есть более чем теория, есть преимущественно дело жизни, а потом уже и школы. По первому понятию философия относится исключительно к познавательной способности человека; по второму - она отвечает также и высшим стремлениям человеческой воли, и высшим идеалам человеческого чувства, имеет, таким образом, не только теоретическое, но также нравственное и эстетическое значение, находясь во внутреннем взаимодействии со сферами творчества и практической деятельности, хотя и различаясь от них. Для философии, соответствующей первому понятию, – для философии школы – от человека требуется только развитой до известной степени ум, обогащенный некоторыми познаниями и освобожденный от вульгарных предрассудков; для философии, соответствующей второму понятию, – для философии жизни – требуется, кроме того, особенное направление воли, то есть особенное нравственное настроение, и еще художественное чувство и смысл, сила воображения, или фантазии. Первая философия, занимаясь исключительно теоретическими вопросами, не имеет никакой прямой внутренней связи с жизнью личной и общественной, вторая философия стремится стать образующею и управляющею силой этой жизни.

Спрашивается, какая из этих двух философий есть истинная? И та и другая имеют одинаковое притязание на познание истины, но самое это слово понимается ими совершенно различно: для одной оно имеет только отвлеченно-теоретическое значение, для другой – живое, существенное. Если для разрешения нашего вопроса мы обратимся к этимологии слова “философия”, то получим ответ в пользу живой философии. Очевидно, название “любомудрие”, то есть любовь к мудрости, не может применяться к отвлеченной теоретической науке. Под мудростью разумеется не только полнота знания, но и нравственное совершенство, внутренняя цельность духа. Таким образом, слово “философия” означает стремление к духовной цельности человеческого существа – в таком смысле оно первоначально и употреблялось.

Соловьёв В. С. Философские начала цельного знания // Сочинения. В 2-х т.

М., 1988. Т. 2. С. 179-181.
Рассел Бертран

Ценность философии

«Практический» человек, в часто употребляемом смысле этого слова – это человек, признающий только материальные нужды, человек, знающий, что необходима пища для тела, но забывающий о духовной пищи. Если бы всем людям жилось хорошо, если бы бедность и болезни были низведены до возможно малых размеров, то все же оставалось бы ещё многое, что нужно было бы сделать, чтобы создать ценное общество; но и при существующих условиях блага духа, по крайней мере, также важны, как и блага тела. Только среди духовных благ можно найти ценность философии; и только тех, которые не безразличны к этим благам, можно убедить, что изучение философии – не простая трата времени. <…>

Человек, не обладающий вкусом к философии, проходит сквозь жизнь закабалённым повседневными предрассудками, обычными убеждениями своего века, своей среды и мнениями, выросшими в его сознании без участия или согласия судящего разума. Для такого человека мир ограничен, определён, понятен; обычные предметы не возбуждают вопросов, а необычные возможности с пренебрежением отбрасываются. Но лишь только у нас появляется вкус к философии, мы сейчас же обнаруживаем, что даже самые обычные вещи возбуждают вопросы, на которые можно дать очень неполные ответы. Философия, хотя она не может сказать определённо, в чём истинный ответ на возбуждённые ею сомнения, способна открыть ряд возможных ответов, расширяющих нашу мысль и освобождающих её от тирании обычая. И, таким образом, уменьшая нашу уверенность действительной природе вещей, философия значительно увеличивает наши знания возможных природ; она устраняет слишком притязательный догматизм тех, которые никогда не странствовали в царстве освобождающего сомнения, и оживляет наше чувство чудесности, показывая обычные вещи в необычном свете.

Разум, свыкшийся со свободой и беспристрастием философского созерцания, сохранит кое-что от этой свободы и беспристрастия и в мире поступков и чувств. <…>

Беспристрастие, которое является в созерцании чистым стремлением к истине, - именно то душевное качество, которое в поступках носит название справедливости, а в мире чувств является общей любовью ко всему, а не только к тому, что признается полезным и удивительным. Таким образом, созерцание расширяет не только пределы нашей мысли, но также и пределы наших поступков и чувств: из граждан, окруженного узкими стенами города, воюющего со всеми другими, - оно обращает нас в граждан мира.

Философию надо изучать не за определённость ответов, даваемых ею на её вопросы, - ибо, как общее правило, ни об одном определённом ответе нельзя сказать, что он истинен, - но скорее за сами эти вопросы, ибо эти вопросы расширяют наше представление о том, что, возможно, обогащают наше интеллектуальное воображение и уменьшают догматическую уверенность, мешающую разуму заняться спекулятивным творчеством; но прежде всего философию надо изучать из-за величия созерцаемой ею Вселенной, из-за того, что она возвеличивает наш дух и делает его способным к тому союзу со Вселенной, который является высшим достоянием духа.



Рассел Б. Проблемы философии. СПб., 1914. С. 112 -118.
Виндельбанд Вильгельм

Что такое философия?

Но будет ли философия названа жизненной мудростью или наукой о принципах, или учением об абсолютном, или самопознанием человеческого духа, или ещё как-нибудь, всегда определение окажется слишком широким или слишком узким; всегда именно в истории найдутся учения, которые носят название философии и всё же не подходят под тот или иной из установленных формальных признаков этого понятия. <…>

Что касается, прежде всего, содержания философии, то наряду с системами философии, признающими своим объектом все, что есть, или даже «может быть», стоят другие, не менее значительные системы, которые сильно сужают поле своего исследования, ограничивая его, например, «последними основами» бытия и мышления, или учением о духе, или теорией науки и т.п. Целые области знаний, составляющие для одного философа если не единственный, то главный предмет философского учения, решительно устраняются другим из пределов философии. <…>

Многие «философы» до–сократовского периода оставили нам только немногие наблюдения и теории, которые мы сейчас отнесли бы к физике, астрономии, метеорологии и т.п., но ни в коем случае не назвали бы философскими; во многих позднейших системах какой-либо оригинальный взгляд на природу то является интегральной частью системы, то принципиально исключается из пределов философского умозрения. <…>

Философия каждой эпохи есть мерило той ценности, которую данная эпоха приписывает науке: именно потому философия является той самой наукой, чем-то, выходящим за пределы науки, и когда она считается наукой, она то охватывает весь мир, то есть исследование о сущности самого научного познания. Поэтому сколь разнообразно положение, занимаемое наукой в общей культурной жизни, столь же много форм и значений имеет и философия, и отсюда понятно, почему нельзя вывести какого-либо единого понятия философии.

Виндельбанд В. Избранное. Дух и история. М., 1995. С. 22-58.
Гуссерль Эдмунд

Философия как строгая наука

Как относится философия к наукам о природе и духе, требует ли специфически философский элемент в её работе, относящейся по существу, всё же к природе и духу, принципиально новых точек зрения, на почве которых были бы даны принципиально своеобразные цели и методы, приводит ли нас, таким образом, философский момент как бы к некоторому новому измерению или остался в одной и той же плоскости с эмпирическими науками о жизни природы и духа, - всё это до сих пор спорно. Это показывает, что даже самый смысл философской проблемы ещё не приобрёл научной ясности. Итак, философия по своей исторической задаче высшая и самая строгая из наук, - философия, представительница исконного притязания человечества на чистое и абсолютное познание (и что стоит с этим в неразрывной связи на чистую и абсолютную оценку и хотение) не может выработаться в действительную науку. <…>

Философия, же по своей сущности, есть наука об истинных началах.

Гуссерль Э. Философия как строгая наука. М., 1911. Кн.1. С. 2-3, 46.
Риккерт Генрих

О понятии философии

Философия же, желая весь мир в целом сделать предметом своего исследования, находится в совершенно ином положении. Так как все остальные науки изучают части того же самого целого, то ясно, что с развитием и расширением должно было изменяться и понятие философии, первоначально включавшей в себя все науки понятно также, что только о частях мира можно образовать такие предварительные понятия, которые предшествовали бы детальному изучению и вместе с тем были бы достаточно определённы для того, чтобы более или менее резко разграничить соответствующие научные области. Вопрос о мировом целом относится к проблемам, разрешить которые уже дело самой философии. Таким образом, с одной стороны, у философии постепенно отнимаются старые проблемы, ей раньше принадлежащие, а с другой стороны, развитие понятия о мире ставит ей всё новые и новые проблемы. Потому-то и возникает каждый раз снова вопрос о предмете философии. <…>

Лишь совокупность бытия и ценностей составляет вместе то, что заслуживает имени мира. <…>

Блага и оценки не суть ценности, они представляют собою соединение ценностей с действительностью. Сами ценности, таким образом, не относятся ни к области объектов, ни к области субъектов. Они образуют совершенно самостоятельное царство, лежащее по ту сторону субъекта и объекта. Если, таким образом, мир состоит из действительности и ценностей, то в противоречии обоих этих царств и заключается мировая проблема. Субъекты вместе с объектами составляют одну часть мира – действительность. Им противостоит другая часть – ценности. Мировая проблема есть проблема взаимного отношения обеих частей и их возможного единства. Расширение философского понятия о мире ведёт, таким образом, к постановке новой основной проблемы. Философия и должна обратиться, прежде всего, к решению этой подлинной мировой проблемы, проблемы отношения ценности к действительности. Лишь тогда сможет она дать мировоззрение, которое было бы действительно чем-то большим, нежели простое объяснение действительности.



Риккерт Г. О понятии философии. М., 1910. Кн. 1. С. 19-31.
Хайдеггер Мартин

Несравнимость философии

 Философия – ни наука, ни мировоззренческая проповедь.

Поскольку метафизика – центральное учение всей философии, то разбор ее основных черт превращается в сжатое изложение главного содержания философии. Раз философия по отношению к так называемым частным наукам есть наука общего характера, наши занятия, благодаря ей, обретут должную широту и округленность. <…> Философия, а, прежде всего, именно метафизика, просто еще пока не достигла зрелости науки. Она движется на каком-то отсталом этапе. Что она пытается сделать со времен Декарта, с начала Нового времени, подняться до ранга науки, абсолютной науки, ей пока не удалось. Когда-нибудь она твердо встанет на ноги и пойдет выверенным путем науки – на благо человечества. Тогда мы узнаем, что такое философия. <…>

В конечном счете, истолкование философии как мировоззренческой проповеди – ничуть не меньшее заблуждение, чем ее характеристика как науки. Философия (метафизика) – ни наука, ни мировоззренческая проповедь. Но что в таком случае достается на ее долю? Для начала мы делаем лишь то негативное заявление, что в подобные рамки ее не вгонишь. Может быть, она не поддается определению через что-то другое, а только через саму себя и в качестве самой себя – вне сравнения с чем-либо, из чего можно было бы добыть ее позитивное определение. В таком случае философия есть нечто самостоятельное последнее. <…>

…философию нельзя уловить и определить окольным путем и в качестве чего-то другого, чем она сама. Она требует, чтобы мы смотрели не в сторону от нее, но добывали ее из нее самой. Она сама – то, что мы все-таки о ней знаем, что она и как она? Она сама есть, только когда мы философствуем. Философия есть философствование. Это как будто бы очень мало, что нам сообщает. Но, просто повторяя, казалось бы, одно и то же, мы выговариваем тут большую правду. Указано направление, в котором нам надо искать и заодно направление, в каком от нас ускользает метафизика. <…>

Философия, – мы как-то вскользь, пожалуй, знаем – вовсе не заурядное занятие, в котором мы по настроению коротаем время, не просто собрание познаний, которые в любой момент можно добыть из книг, но мы лишь смутно это чувствуем – нечто нацеленное на целое и предельнейшее, в чем человек выговаривается до последней ясности и ведет последний спор. <…>

Философия – последнее выговаривание и последний спор человека, захватывающие его целиком и постоянно. Но что такое человек, что он философствует в недрах своего существа, и что такое философствование? Что мы такое при чем? Куда мы стремимся? Не случайно ли мы забрели однажды во Вселенную? Новалис говорит в одном фрагменте: “Философия есть, собственно, ностальгия, тяга повсюду быть дома”. Удивительная дефиниция, романтическая, естественно.



Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1993. С. 327 .

Ясперс Карл

Философия как трансцендирующее мышление; философская вера

Путь мыслящего человека – это жизнь в философствовании. Поэтому философствование присуще человеку как таковому. Человек - единственное существо в мире, которому в его наличном бытии открывается бытие. Он не может выразить себя в наличном бытии как таковом, не может удовлетвориться наслаждением наличным бытием. Он прорывает всю как будто завершенную в мире действительность наличного бытия. Он действительно знает себя как человека только тогда, когда, будучи открыт для бытия в целом, живёт внутри мира в присутствии трансценденции. Принимая своё наличное бытие, он все же настойчиво стремится к бытию. Ибо он не может понять себя в мире просто как результат мирового процесса. Поэтому он преступает пределы своего наличного бытия и мира, достигая их основ, стремясь туда, где он становится уверенным в своих истоках, как бы соучаствуя в творении. Он не защищён в своих истоках и не достигает цели. Он ищет в своей жизни вечное между истоками и целью. <…>

От философии ждут убедительного рассудочного понимания чего-то, что каждый должен признать правильным и что он может знать, а не чему он должен верить.

На самом деле, философия не ссылается ни на откровение, ни на авторитет. Однако то, с чем разумно выражает свое согласие философствующий человек, - нечто значительно большее, чем убедительное рассудочное знание. Это то, что он постигает как истинное из собственных истоков и привносит в настоящее посредством всех органов.

В философствовании человек совершает прорыв своего естества, но посредством собственной сущности. То, что он в этом порыве схватывает как бытие и как самого себя, и есть его вера. В философствовании мы идем путём, который ведет к истокам веры, присущим человеку как человеку. <…>

Мы осмеливаемся утверждать: философия не может не быть, пока живут люди. Философия содержит притязание: обрести смысл жизни поверх всех целей в мире – явить смысл, охватывающий эти цели, - осуществить, как бы пресекая жизнь, этот смысл в настоящем – служить посредством настоящего одновременно и будущему – никогда не низводить какого-либо человека или человека вообще до средств.

Постоянная задача философствования такова: стать подлинным человеком посредством понимания бытия; или, что то же самое, стать самим собой, благодаря тому, что мы достигаем уверенности в Боге.

Ясперс К.. Смысл и назначение истории. М., 1991. С. 429, 501.
Мерсье Андрэ

Философия и наука

Философия может быть определена как интегральное слияние четырёх кардинальных видов: науки, искусства, морали и созерцания. Но это «слияние» не означает ни чистого и простого приращения, ни присоединения, ни даже наложения одного на другое. И так как частичная встреча науки и морали диалектически составляет то, что обыкновенно называют техникой, то философия является в этом смысле идеальной техникой, если хотите, квинтэссенцией, встречей этих модусов, в которой все споры разрешаются в покой разума и тотальное удовлетворение думающего и действующего человечества: короче, в полную гармонию мысли и действия согласно всем естественным способам, где сотрудничают наука, искусство, мораль и созерцание. Но это ещё не делает из философии род сверхнауки или сверхморали, сверхискусства или сверхсозерцания.

Впрочем, не философия ищет и открывает ценности, решение же этой задачи берут на себя именно кардинальные попытки. Философия – это образ жизни в этом множественном исследовании, образ, одновременно критический и ангажированный, во всей его ответственности и любви. В этом смысле она является интегральной логикой, но также и экзистенциальной связью, эпистемичесской диалектикой и онтической динамикой.

Мерсье А. Философия и наука. София, 1973. С. 25-31.
Лакруа Жан

Всякая философия рождается от беспокойства, которое пытается преодолеть мыслитель, никогда полностью не достигая этой цели. Ее можно рассматривать как психоанализ в двойном смысле, а именно как анализ и лечение. Ее побудительный мотив – это устремленность к внешнему и внутреннему миру. Она отказывается от насилия, поскольку мир – это обмен словами, а насилие разрешается в спорах. Но такая гармония никогда не выступает в качестве отправной точки. Отсюда следует та ностальгия, которая ощущается как неудовлетворенное беспокойство. Философия – это ностальгия вдохновенного бытия о самом себе, говорил Новалис. И представляется, что невозможно лучше раскрыть ее сущность.

Однако философия – это не только форма реализации беспокойства и ностальгии. Через философствование можно прийти к бытию, к Я. Философия это вопрошающее мышление. Но постановка вопроса перед самим собой предполагает врожденную уверенность, предварительную очевидность… Философия – это возвышение личного существования до универсального разума. Гегель говорил, что сова Минервы вылетает ночью. Философия – это то, что пробуждается позже, после трудов и дней. Но если он пробуждается позже в качестве философа, то встает раньше в качестве человека. И в этом качестве он причастен ко всем проблемам других людей. Он размышляет о действиях людей и результатах этих действий, стремится сопоставить их друг с другом, поставить в отношение к целому. В результате он создает открытую систему… Именно в этом мы можем поддержать идею философии как строгой науки: система полностью рациональна, даже если она не является собственно наукой.

Философия – это рефлексия, то есть мышление о мышлении. В определенном смысле философ не отличается от других как мыслитель. Каждый человек мыслит. Мышление необходимо человеку даже просто для того, чтобы пересечь улицу… Но философское мышление – это вторичное мышление, обращенное к первичному, существование которого оно предполагает. Таким образом, философия не выступает только как созидание. Она опирается на данное. Философия – это преобразование человеческим духом данного, движение Опыта. И если хотите, это движение необработанного сырья, данного чувственных ощущений, исторических ситуаций, многочисленных знаний, приобретенных индивидом и человечеством, всего того, что происходит с нами извне и изнутри через опыт с самими вещами, но отражается духом и благодаря самому этому действию становится значимым содержанием. Иначе говоря, это тематизация – необдуманного, систематизации и структурирования. В этом, если хотите, и состоит научный аспект философии. Те, кто пренебрегают им, пренебрегают и философией.



Лакруа Ж. Персонализм как антиидеология. Париж, 1972. С. 35-38.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет