Проблемы перевода. Т. Р. Левицкая, А. М. Фиттерман, Издательство "Международные отношения", М., 1976


Глава одиннадцатая СЛОВА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ И ИХ ПЕРЕВОД



жүктеу 1.95 Mb.
бет12/12
Дата05.05.2019
өлшемі1.95 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Глава одиннадцатая СЛОВА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ И ИХ ПЕРЕВОД


В настоящее время уже не вызывает сомнений тот факт, что в словарном составе каждого языка существует довольно значительная группа слов, имеющих постоянное эмоциональное значение. Об этом пишут Ш. Балли, И. Р. Гальперин, Э. С. Азнаурова, Ю. Найда, С. Ульман и многие другие. Однако до сих пор нет единого мнения по поводу того — является ли эмоциональное значение только контекстуальным, как утверждает С. Ульман, или оно существует в слове независимо от контекста. Авторы разделяют точку зрения профессора И. Р. Гальперина, который считает, что эмоциональное значение присуще определенной группе слов, обозначающих всевозможные чувства и эмоции. Это слова, которые не указывают на предметы, явления или понятия реальной действительности, а слова, в которых присутствуют сильные эмоциональные коннотации. Таким образом, эмоциональное значение слова возникает благодаря тем ассоциациям, которые оно вызывает. Эти ассоциации могут быть положительными или отрицательными в самом широком плане, а не в более узком оценочном смысле. Например:

They were narrow, startling eyes that looked like jewels in this light. (Mazo de la Roche)

У нее были узкие, необычные глаза, которые при этом освещении сверкали, как драгоценные камни.

Прилагательноеstartling,несомненно, слово эмоционального значения, но его трудно подвести под понятие положительного или отрицательного. В других контекстах ему могут соответствовать русские прилагательные удивительные, поразительные, но также и тревожные или тревожащие. (Напр.; startling news— тревожные известия.)

Эти ассоциации могут быть закрепленными за словом, постоянно присутствовать в его семантической структуре, но могут также возникать благодаря его сочетаемости с определенными словами и из контекстуальных потом превращаться в относительно постоянные. Ср. например, черная меланхолия, черная зависть, черная неблагодарность и - розовые надежды, розовые очки. На такое свойство слова приобретать дополнительные коннотации указывают в своей книге Ю. Найда и Ч. Табер: "Words which tend to be juxtaposed, or to co-occur with other words, acquire from them various connotations. For many persons, green probably suffers from its occurrence in green with envy, green at the gills, a green worker, and green fruit. From such habitual associations green undoubtedly picks up some unfavorable features of emotive meaning."

В категорию слов эмоционального значения входят слова разных групп. На одном полюсе находятся междометия, то есть слова, не имеющие денотативного значения или его утратившие, как например, эксплетивы или приветствия (oh, ah, pooh, damn, good-byeи т. п.). Слова этой группы лежат за пределами нашего исследования.

На другом полюсе находятся слова, являющиеся названием различных чувств или человеческих качеств, как например,love, hate, envy, pain, joy, gaity.

Некоторые авторы, например Э. С. Азнаурова, считают, что в семантической структуре этих слов нет эмоционального значения, ибо оно является частью их денотативного значения. Однако с такой точкой зрения авторы не согласны. Если считать, что эмоциональное созначение создается теми положительными или отрицательными ассоциациями, которые слова вызывают, то это безусловно приложимо и к вышеупомянутой группе слов. Но они, подобно междометиям, образуют отдельную и особую группу среди слов эмоционального значения. Такие слова не представляют никаких трудностей с точки зрения перевода, и, поскольку их денотативное значение однозначно и очень четко ограничено, они имеют постоянные соответствия в русском языке. Следует упомянуть, что, когда эти слова используются как элементы какого-то стилистического приема, их эмоциональное значение усиливается, они придают высказыванию явно ощутимую эмоциональную окрашенность. В первом примере такие слова образуют ритмическую пару.

Miles gave himself up to a day of rage and execration (I. Murdoch)

Во втором и третьем примерах они входят в состав цепочки перечисления.

I want warmth and love, affection, laughter, happiness, all the things I've done without. (I. Murdoch)

Tragedies, things that arise as a matter of grief, surprise, shock, illness—they are human tragedies, and it is only natural that one's attention is drawn to them. (A. Christie)

Таким образом, объектом данного исследования являются слова, которые непосредственно не соотносятся с предметами или явлениями реальной действительности. Они соотносятся только с чувствами или эмоциями, вызываемыми этими явлениями, то есть они выражают отношение человека к данному предмету или явлению. Например, характеризуя террористическую деятельность Фронта освобождения провинции Квебек и отношение к ней населения, газета «Тайме» пишет:

If professional conspirators and thugs are, by any large number of French Canadians, changed into martyrs and heroes, the outlook becomes stark indeed. ("The Times")

Если значительное число канадцев французского происхождения будет считать профессиональных заговорщиков и убийц мучениками и героями, будущее окажется чудовищно мрачным.

В этом контексте прилагательноеstarkне имеет ни значения 'окоченевший', ни значения усилителя, какstark mad,оно соотносится с одним из значений существительногоstarkness—grossness, enormity(словарь Коллинза) и обладает очень сильными эмоциональными коннотациями, которые еще подчеркиваются его предикативной функцией и модальным словомindeed.Это и дает право перевести сочетаниеstark indeed— чудовищно мрачный.

Слово такого типа может приобрести повышенную эмоциональность и благодаря морфологическим средствам. Например, усиление эмоционального значения существительногоvexationпроисходит в результате его употребления во множественном числе. При этом имеет место известное развитие значения этого слова благодаря его переходу в категорию существительных исчисляемых.

Despite the limitation on its jurisdiction, the International Court of Justice manages to smooth a considerable number of petty frictions, and keep them from becoming serious vexations. (P. Lyon)

Несмотря на такое ограничение своей юрисдикции, Международному Суду удается сглаживать значительное количество мелких трений и не дать им перерасти в серьезные конфликты.

Наиболее характерной чертой этой группы слов является сложность и широта их семантической структуры. Они обычно имеют много лексико-семантических вариантов, обладают большим количеством оттенков значений, и их семантические границы не только широки, но и расплывчаты. Благодаря этому у них легко возникают дополнительные контекстуальные значения, поскольку они очень легко сочетаются с самыми разнообразными словами, часто принадлежащими к разным семантическим полям. Многие из них легко десемантизируются, а некоторые — прилагательные или наречия—превращаются в усилители. Рассмотрим сложность семантической структуры прилагательногоfierce, которое, как отмечает БАРС, имеет следующие значения: 1. свирепый, лютый, жестокий; 2. неистовый, сильный; 3. неудержимый, горячий; 4. бодрый, энергичный; 5. амер. жарг. невыносимый, отвратительный.

Следует отметить, что, несмотря на помету жарг. при пятом значении, это слово уже не является жаргонным, о чем можно судить по употреблению его Фолкнером в авторском описании. На основании примеров уже можно, видимо, говорить о его употреблении в качестве усилителя.

Her fierce glance became furious as she directed it from Renny's face to Ernest's. (Mazo de la Roche)

В ее свирепом взгляде загорелась ярость, когда она перевела глаза с Ренни на Эрнеста.

There was no answer, only the tapping on the window, once more repeated, fierce and sharp. (I. Murdoch)

Ответа не последовало, но вновь повторился стук в окно, сильный и резкий.

Пожалуй, в нижеследующем примере значение слова fierceможно толковать и как третье и как четвертое, тем более, что они очень близки.

Near the pump she spied a bees' nest as large as a man's hat, glimmering palely, a smooth sphere, a sleeping world of fierce activity. (Mazo deRoche)

Около водокачки она заметила пчелиное гнездо, величиной с мужскую шляпу; оно слегка поблескивало, круглое, гладкое — уснувшее царство неутомимой деятельности.

Пятое значение ясно проступает в примере из романа Фолкнера.

At night passers would see the fierce dead glare of the patent lamp...

Ночью прохожие видели нестерпимо яркий мертвый свет электрической лампы.

Составной эпитет нестерпимо яркий включает в себя сему существительногоglare,имеющую отрицательную окраску. В нижеследующих примерах эмоциональное значение прилагательногоfierceвыступает в качестве усилителя:fierce black hair; fierce red moustache (J. Aldridge)— иссиня-черные волосы; ярко-рыжие усы.

В последнем примере значениеfierceнастолько расплывчато и неопределенно, что это даже подчеркивается автором.

In a fury of haste he dragged a bottle-green sweater over the dark red one he wore. "Gosh", he exclaimed, "this is fierce". What he designated as "fierce" can only be guessed, but probably referred to the furious speed with which life was moving. (Mazo de La Roche)

В безумной спешке он натянул бутылочно-зеленый свитер поверх темно-красного. «Черт», — воскликнул он, — «вот это здоровоЬ Что он хотел этим сказать, можно только догадываться, но: вероятно, он думал о той бешеной скорости, с какой мчится жизнь.

В этом употреблении денотативное значение словаfierce фактически исчезает, слово выступает только в качестве междометия и как бы уходит еще на шаг в направлении к десемантизации по сравнению с его значением эмоционального усилителя.

Наличие эмоционального созначения раздвигает рамки семантической структуры слова. В результате не только появляются новые лексико-семантические варианты, но само слово расширяет свое значение, приближаясь, таким образом, к словам с широкой понятийной основой. Поэтому они легко употребляются в самых различных контекстах, что и определяет их перевод. Иначе говоря, перевод этих слов становится контекстуальным. К ним относятся такие существительные, как например,glamour, которое анализировалось в главе о лексических трансформациях, thrill,, trouble, nuisance, frustrationи т.п.

Years ago Paris was regarded as the vice centre of the world as Buenos Aires was before that... But one must admit that at the present time London airport has a glamour which certainly puts Britain first.

Много лет назад Париж считался мировым центром всех пороков, как до этого был Буэнос Айрес_ Но следует признаться, что в настоящее время лондонский аэропорт приобрел ореол такой славы, который безусловно выдвигает Англию на первое место.

Явно отрицательная коннотация, которую приобретает существительноеglamourв этом контексте своей соотнесенностью со словамиvice centre,потребовала отражения этой соотнесенности в переводе при помощи местоимения такой.

The snake does not kill for a thrill. (J. Steinbeck)

БАРС дает следующие значения существительного thrill:1. нервная дрожь; трепет; нервное возбуждение; глубокое волнение; а —of joyрадостное возбуждение; to feelа ~ of horrorиспытывать глубокий ужас; 2. колебание, вибрация; 3. сенсационность, увлекательность; 4. разг. что-л. сенсационное, волнующее. Ни одно из этих значений не подходит к данному контексту.

Общее значение словаthrillдается словарем"The Concise Oxford Dictionary"как 'a wave of emotion, or sensation', то есть сильное чувство или ощущение — приятное или неприятное. В данном случае оно явно выступает в значений 'удовольствие', 'приятное ощущение'.

Конкретное значение словаthrillуточняется, таким образом, в микроконтексте.

Змея не убивает ради удовольствия (а только для утоления голода).

Так же сильно расширило свое значение существительное frustration(и другие части речи того же корня). В статье из журнала"The New York Times Magazine"за 1962 год эти слова с разными оттенками значения употребляются неоднократно для характеристики безотрадных настроений в стране.

That there is a great deal of frustration in the land today is made evident by a proliferation of societies, leagues, committees, councils and crusades which propose to stop the clock or to turn its hands back.

О наличии в настоящее время глубокого разочарования в стране говорит множество всяких обществ, лиг, комитетов, советов и крестовых походов, которые стремятся остановить время или повернуть его вспять.

A second common denomination of the Rightist group is that... they tend to attribute every frustration to betrayal by traitors.

Микроконтекст(betrayal by traitors)свидетельствует о том, что существительноеfrustrationупотреблено здесь в ином значении — 'неудача', 'провал'.

Второй общей чертой всех правых групп является склонность приписывать все неудачи измене и предательству.

It is hard to escape a conclusion that the essential negativism or the "either—or" approach is designed to frustrate rather than forward any kind of agreement.

И в этом случае микроконтекст(any kind of agreement) ясно указывает на значение глаголаto frustrate— 'срывать', 'недопускать*.

Нельзя не прийти к выводу, что крайний негативизм подхода «или—или» (все или ничего) рассчитан на срыв, а не на заключение любого соглашения.

В некоторых случаях расширение и ослабление денотативного значения в таких словах приводит к их употреблению с эмоционально-окрашенным, уточняющим определением.

Looking back over the 1960's, the political historian might describe it as the time when the American Government began to think of the American people as a tiresome nuisance. ("The New York Times News Service")

Оглядываясь назад на шестидесятые годы, политический обозреватель, возможно, охарактеризует их как время, когда американское правительство начало смотреть на американский народ как на досадную помеху.

Слова эмоционального значения, как уже указывалось, обладают очень широким кругом значений, легко поддаются индивидуальному употреблению и часто выражают субъективное отношение автора. В различных контекстах выявляются разные грани или оттенки их значений. Поэтому они легко «приспосабливаются» к любому контексту. Такая их гибкость ведет к известной десемантизации, а переводчику дает возможность прибегать к различным заменам. В некоторых случаях денотативное значение настолько ослаблено, что переводчику приходится ориентироваться только на эмоциональное созначение и передавать его в переводе, подобрав соответствующее контексту денотативное значение. Например:

Susan favoured a "more violent text. It was! "Prepare to meet the God." (A. Cronin)

Сьюзен предпочитала другой более грозный текст священного писания: «Будь готов предстать перед господом», (пер. М.уАбкиной)

Исходя из содержания следующего предложения, которое раскрывает характер текста, М. Абкина перевела прилагательноеviolentсловом грозный, что вполне обосновано.

В нижеследующем примере употребление прилагательногоviolentявляется тоже очень субъективным.

Those hours I spent waiting by the snowy bedroom window for his violent car to crash into the kerb-stone. (M. Drabble)

Эти часы я проводила у заснеженного окна моей спальни, боясь, что его летевшая с бешеной скоростью машина врежется в тротуар.

По такому же принципу переводится определениеenticingв нижеследующем примере:

She cooed to the infant on a deep enticing note. (Mazo de la Roche)

Она напевала ребенку низким, убаюкивающим голосом.

Наречиеavidly(алчно, жадно) сохраняет в переводе следующего предложения только свое эмоциональное значение. Денотативное значение подбирается на основе принципа сочетаемости с глаголом распространять.

One of the myths avidly propagated after the Arab— Israeli War in June1967was that the Suez Canal was, economically speaking, expendable. ("The Times of India")

Одним из мифов, рьяно распространяемых после арабо-израильской войны в июне 1967 года, был миф, что Суэцкий канал в экономическом отношении является нерентабельным.

Из этого примера очень ясно видно, как различаются пути развития, употребления и сочетаемости слов в разных языках. Словарь"The Concise Oxford Dictionary"дает следующие синонимы, раскрывающие значение словаavid—eager, greedy.БАРС дает соответствия: жадный, алчный. Значенияeagerи жадный очень близки по своему характеру (ср.:eagerly listened — жадно вслушивался). Однако сочетаниеavidly propagated,возможное в английском языке, не имеет прямого соответствия в русском (сочетание «жадно распространяемых» невозможно). В английском языке нормы сочетаемости, очевидно, более гибки, поэтому слова эмоционального значения так легко превращаются в усилители благодаря их широкой сочетаемости.

Mr. Heath sorely needs support of the Opposition in the face of the explosion of anger and horror at the shootings in Derry. ("Morning Star")

Хит крайне нуждается в поддержке оппозиции, так как расстрелы в Дерри вызвали взрыв гнева и возмущения.

Усилительsorelyпереводится усилителем крайне, имеющим другое денотативное значение.

Неожиданно используемое в качестве усилителя наречие abysmally,которое в отличие от наречияsorelyнисколько не ослабило своего денотативного значения, теряет в переводе свою экспрессивность, то есть образность, сохраняется только его усилительная функция.

Even judged byТогуstandards, the level of the debate on the Common Market yesterday was abysmally low. ("Morning Star")

Даже если подходить ко вчерашним дебатам по вопросу об Общем рынке с меркой консерваторов, уровень их был невероятно низким.

В нижеследующем примере прилагательныеhigh, vicious,также как и наречиеincreasingly,выражают степень интенсивности данных явлений. Денотативное значение прилагательногоviciousвытеснено его эмоциональным со-значением. Перевод построен на повторе.

It seems inevitable that we will face a prolonged period of high unemployment, vicious inflation and increasingly bitter social division. ("The Times")

Кажется неизбежным, что в течение длительного времени нам грозит сильная безработица, сильная инфляция и все усиливающийся жестокий социальный раскол.

Многие слова эмоционального значения, как уже указывалось, имеют очень широкую понятийную основу. В их денотативном значении имеется некая доминанта, общая для всех лексико-семантических вариантов. Благодаря широте своей семантической структуры они употребляются в очень многих и разнообразных контекстах, выявляя таким образом различные оттенки своего значения, которые требуют эмоционально верной передачи в переводе. Типичным образцом такого слова является прилагательноеeagerи наречиеeagerly.БАРС дает следующие неустаревшие значения этого слова: 1. страстно стремящийся; нетерпеливый; 2. напряженный, энергичный, острый. Рассмотрим несколько примеров:

Nat came in, shut the door carefully behind him, and said in an eager, anxious tone: "Dan has come". (L. Al-cott)

Вошел Нат и, тщательно закрыв за собой дверь, сказал встревоженным и взволнованным голосом: «Дан пришел».

Интересно отметить, что второе значение прилагательногоanxiousсинонимично первому значению словаeager,но оно употреблено здесь не как элемент синонимической пары, а в своем первом значении — 'встревоженный', 'взволнованный'.

Неnever waked till near noon, and, looking round him, saw an eager little face peering in at the door. (Ibid.)

Он проснулся только около полудня и, оглядевшись, увидел личико, нетерпеливо заглядывающее в приоткрытую дверь.

Из-за сочетаемости («нетерпеливое личико») пришлось прибегнуть к замене частей речи.

"Неcould have my bed, and I could sleep in the barn." "I don't mind, I used to sleep anywhere with father", said Nat, eagerly. (Ibid.)

«Он мог бы спать в моей постели, а я мог бы спать в амбаре». «Мне все равно, с отцом я часто спал, где придется», — горячо сказал Нат.

"This play ought to have a name", said Demi.

"It has."

"Oh, what?" asked both children, eagerly. (Ibid.) «Этой игре надо дать какое-нибудь название», — сказал Деми.

«Название есть».

«Да? Какое?»—с любопытством спросили дети.

"Did you ever tickle a lizard with a straw?" asked Dan, eagerly. (Ibid.)

«Вы когда-нибудь щекотали ящерицу соломинкой?», — с горячностью спросил Дан.

В этом случае словоeagerly,как показывает широкий контекст, означает не простое любопытство, а страстный интерес к естествознанию, пробудившийся у мальчика.

Все эти примеры сознательно взяты из одной и той же книги, чтобы нагляднее показать выявление различных значений словeager, eagerlyв зависимости от контекста.

Роль контекста очень значительна в отношении слов эмоционального значения. В ряде случаев слово, лишенное эмоционального значения, приобретает его именно благодаря контексту. Это в равной степени относится как к словам семантически полнозначным, так и к словам десеманти-зированным. В нижеследующем примере перенесенный эпитет, к тому же образованный путем конверсии, приобретает очень яркие эмоциональные коннотации.

I wasn't looking for any more difficult jobs in this world, but the near possibility of one coming along allowed me to enjoy my slippered days with a quieter conscience. (J. Buchan)

Теперь я уже больше не ожидал сложных поручений, но сама возможность появления чего-то в этом роде позволяла мне наслаждаться моим безмятежным существованием с более спокойной совестью.

Some day a war might come again and I would have to go and do my stuff as my father had before me. (N. Shute)

Когда-нибудь опять может вспыхнуть война, и мне придется пойти на фронт и выполнить мой долг, как это сделал мой отец.

Употребление словаstuffв этом контексте является типичным образцом так называемогоunderstatement,то есть сознательным принижением эмоции, характерным для английского языка. Но словоduty,заменителем которого оно является, как бы незримо присутствует и безусловно придает ему в этом контексте эмоциональную окраску. В переводе передается не заменитель, а имплицитно присутствующее заменяемое слово.

Нижеследующий пример имеет сильную эмоциональную окрашенность, создаваемую лексически и морфологически, и словоexperienceв таком окружении приобретает контекстуальное эмоциональное значение.

Debussy's only opera "Pelleas et Melisande" is one of the most sublime works of art of this century. That being so the current production at Covent Garden should rate as one of the experiences of the century, involving as it does a world-class cast, a brilliant production design team, and in Pierre Boulez, the finest living interpreter of Debussy's music. ("Morning Star")

Единственная опера Дебюсси «Пеллеас и Мелизан-да» — одно из величайших творений двадцатого века. Поэтому новая постановка театра Ковент-Гарден должна считаться одним из величайших достижений нашего времени. Великолепный ансамбль, блестящая постановка и декорации, а дирижер Пьер Буле — лучший современный исполнитель музыки Дебюсси.

Окружение может иногда и усилить присущее слову контекстуальное значение, что тоже требует передачи в переводе.

The president of the African National Congress Nelson Mandela is now serving a life sentence on the bleak Rob-bens Island, for continuing to organize struggles against apartheid.(W. Pomeroy)

Президент Африканского Национального Конгресса Нельсон Мандела отбывает в настоящее время пожизненное тюремное заключение на мрачном и страшном острове Роббенс за то, что он продолжал организацию борьбы против апартеида.

Репутация этого острова-тюрьмы так ужасна, что переводчики сочли необходимым раскрыть полностью значение словаbleakи передать его двумя эпитетами.

Слова эмоционального значения встречаются во всех значимых частях речи — ими могут быть существительные и прилагательные, глаголы и наречия. Пожалуй, чаще всего ими бывают существительные и прилагательные, эмоциональный элемент выступает в них особенно ощутимо.

In the Commons yesterday the Tories made questions on unemployment the occasion for a display of flippancy and frivolity typical of their callous attitude to the human tragedy. ("Morning Star")

Вчера в Палате общин консерваторы, отвечая на вопросы по поводу безработицы, проявили удивительное легкомыслие, столь типичное для их бессердечного отношения к такому бедственному положению людей.

Синонимическая параflippancy and frivolityпереведена олним словом с усилителем.

As Ferris closed the address book, he suffered a sense of hazard, transience, almost of fear (C. McCulIers)

Когда Феррис закрыл свою телефонную книжку, его охватило чувство какой-то опасности, быстротечности жизни, чуть ли не страха.

Еще один пример из того же рассказа"The Sojourner".

Suspended above the ocean the anxieties of transience and solitude no longer troubled him...

Когда он летел над океаном, его больше не мучило чувство быстротечности жизни и одиночества.

Следует отметить, что словаtransienceиsolitudeявляются лейтмотивом всего рассказа Карсон Мак Каллерс "The Sojourner"— «Временный житель» (то есть человек без корней в жизни). Существительноеanxietiesи глагол troubledчастью своих значений синонимичны и находят свое выражение в переводе в очень экспрессивном глаголе мучить.

Некоторые глаголы эмоционального значения усиливают и как бы разнообразят свое эмоциональное значение благодаря контексту. Так, глаголto lure— приманивать, со-лазнять — приобретает дополнительные оттенки значе-ия. Например:

This summer hundreds of teen-agers from Japan's cities have flocked to the island seeking to get away from it all, lured by the outdoor life and the people's gentle ways. ("Newsweek")

Этим летом сотни подростков из японских городов заполнили остров, стремясь уйти от городской суеты. Их влекла жизнь на природе и приветливый нрав островитян.

Несомненно глаголto drop off (the map)приобретает в й же статье сильное эмоциональное значение и выразительность, что передается в переводе усилителем.

More than500Japanese villages have dropped off the map completely.

Более 500 японских деревень совершенно исчезли с географической карты.

Эмоциональность глаголаto endureв контексте рассказа К. Мак Каллерс выступает настолько ощутимо, что при переводе приходится продлевать синонимический ряд, и поэтому вполне оправдана его передача глаголом смириться, тем более, что все предложение насыщено словами эмоционального значения.

...and—finally endured in the misery of sudden solitude, the fibre by fibre destruction of the fabric of married life.

...и наконец, жестоко страдая от внезапного чувства одиночества, они смирились с постепенным распадом их семейной жизни.

Некоторые глаголы адвербиального значения тоже имеют сему эмоциональности, которая, естественно, требует своей передачи в переводе.

O'Keefe raged.

"Curtie, are you all right?"

"Must you ask stupid questions? Of course I'm all rightl" He stormed the length of the room andЬаск.(A. Hailey)

О'Киф был в ярости.

«Керти, ты себя хорошо чувствуешь?»

«Неужели надо задавать глупые вопросы? Конечно, хорошо!»

Он в бешенстве шагал взад и вперед по комнате.

В прилагательных, как и в существительных, тоже имеется большая группа слов эмоционального значения с четко очерченным денотативным значением, которые почти всегда имеют постоянные соответствия в русском языке.

"Such awful cheek, awful manners. She struck me as a particularly odious woman." (A. Christie)

«Какая ужасная наглость, какие ужасные манеры. Она на меня произвела впечатление необыкновенно, отвратительной женщины».

Естественно, что многие прилагательные эмоционального значения испытывают на себе воздействие контекста. "The Concise Oxford Dictionary" дает следующие значения прилагательногоtremulous—trembling, quivering; vacillating.В нижеследующем примере это прилагательное явно приобретает какое-то иное значение.

Тоmix with well-dressed people on some smooth lawn, to greet and be greeted by them and to exchange items of family news—all this gave her a tremulous pleasure. (L. P. Hartley)

Встречаться с нарядно одетыми людьми на подстриженной лужайке сада, обмениваться с ними приветствиями, рассказывать друг другу всякие семейные новости — все это доставляло ей неизъяснимое удовольствие.

Конечно, можно передать в переводе и основное значение прилагательногоtremulous,прибегнув к замене частей речи: «... все это вызывало в ней дрожь восторга».

Необычное индивидуальное сочетаниеtumultuous anarchyтребует в переводе как грамматических, так и лексических трансформаций.

Strange that the music, catalyst for this tumultuous anarchy, was so serene and clear. (C. McCullers)

Странно, что музыка, вызвавшая такое бурное смятение чувств, была столь спокойной и ясной.

Очень интересен следующий пример, в котором слово adjectival,попав в контекстуальное окружение слов эмоционального значения —rhapsodic...enthusiasm,— тоже приобретает эмоциональные коннотации. Автор пишет о новом издании своей книги.

In this new edition I have imposed a little later— acquired discipline upon the rhapsodic, adjectival enthusiasm of the original, but apart from this moderate tigh--tening and thinning, it remains as it was. (Kenneth Al-lsop)

В этом новом издании я проявил известную приобретенную с годами сдержанность в употреблении напыщенно-восторженных эпитетов первого издания. Но помимо этого умеренного сокращения и некоторых опущений книга остается такой, как была.

Конечно, в переводе сгладился тот эффект, который создается в оригинале употреблением прилагательногоadjectivalкак определения существительногоenthusiasm.

Среди прилагательных эмоционального значения следует выделять группу составных прилагательных не только из-за их структуры, но из-за их, часто очень сильных, эмоциональных коннотаций.

The people who are enraged because they believe they have been waiting too long cover most of the political spectrum. There are the blacks, the low-income whites, the students, the taxridden, the price-gouged, the traffic-jammed, the war-weary and the pollution-choked. ("The New York Times News Service")

Люди, доведенные до бешенства слишком долгим, как они полагают, ожиданием, принадлежат почти ко всем политическим группировкам. Негры; белые с низким доходом; студенты; люди, задавленные налогами и высокими ценами; люди, замученные транспортными пробками; люди, уставшие от войны; люди задыхающиеся от загрязнения воздуха.

Контекст также может выявить эмоциональное значение наречий.

Ernest returned crisply.—"I should never expect sympathy from you." (Mazo de la Roche)

«Я и не жду от вас сочувствия», — резко ответил Эрнест.

В отношении речи, манеры говорить наречиеcrisply(и прилагательноеcrisp)имеет значение 'четко', 'отчетливо', 'решительно. В этом контексте, несомненно, налицо интенсификация значения.

Таким образом, слова эмоционального значения представляют собой многочисленную и разнообразную группу. Они часто очень трудны для перевода и в то же время открывают перед переводчиком большие возможности, так как выявление эмоционального значения, его соотнесенности с денотативным значением и его интенсификация нередко зависят от контекста.

Глава двенадцатая

ОБНОВЛЕНИЕ УСТОЙЧИВЫХ СОЧЕТАНИЙ

И ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ И ПЕРЕДАЧА ЭТОГО ПРИЕМА В ПЕРЕВОДЕ

Перевод устойчивых сочетаний и фразеологизмов представляет собой самостоятельную и достаточно сложную проблему, которая решается по-разному в зависимости от их характера и особенностей.

Авторы присоединяются к определению фразеологизмов, данному А. В. Куниным: «Фразеологизмы являются сочетаниями слов, то есть раздельнооформленными образованиями с полностью или частично переосмысленными компонентами, фразеологическими значениями. Для фразеологических единиц характерна не вообще устойчивость, а устойчивость на фразеологическом уровне, закономерные зависимости словесных компонентов и структурно-семантическая немоделированность».

В этой главе авторы коснутся только одного вопроса, а именно — обновления устойчивых сочетаний нефразеологического характера, а также фразеологизмов и возможностей передачи этого приема в переводе.

Этот прием является трудным для передачи в переводе в силу ряда причин: во-первых, из-за несовпадения устойчивых сочетаний и фразеологизмов в английском и русском языках по своему лексическому составу и различной образности, лежащей в их основе; во-вторых, из-за различий в нормах сочетаемости в этих языках; и наконец, в-третьих, из-за различной степени слитности лексических элементов сочетаний в обоих языках.

При переводе устойчивых сочетаний часто пользуются аналогичными по смыслу сочетаниями языка перевода, если только они не носят специфически национального характера. Замена одного из элементов сочетания или введение дополнительного слова (вклинивание) неизбежно создает дополнительную трудность как по логическим причинам, так и по чисто лексическим благодаря различной сочетаемости.

Наличие известного количества синонимических вариантов в устойчивых сочетаниях английского языка как бы ослабляет слитность их элементов, уменьшает сцепление между ними и тем самым открывает возможность дальнейших нарушений в речи. В этом случае нарушение превращается в стилистический прием. Можно привести много существующих в языке примеров подобных синонимических вариантов одного элемента сочетания. Например,to cast an eye (glance, look) at; to bring (drive, ram) home something to somebody. В ряде случаев такие вариантные элементы являются равноценными, но очень часто они обладают разной степенью интенсивности, что свидетельствует о тенденции языка к большей выразительности.

Нарушение привычных сочетаний тоже осложняет перевод. Во многих случаях эти сочетания являются эквивалентами слов:to shave —to have a shave; to wash (oneself)— to have a wash; to smile—to give a smileи т. п. Иногда подобные сочетания оттесняют соответствующие глаголы. Например,to breakfast иto have breakfastвзаимозаменимы;to dine употребляется, пожалуй, реже, чемto have dinner;глаголto supимеет явно устаревший характер и чаще всего употребляется в стилистических целях для создания колорита эпохи и, следовательно, не равноценен привычному сочетаниюto have supper.Употребление сочетания вместо отдельного слова является тенденцией современного английского языка. Структурный характер таких сочетаний дает возможность внесения дополнительных элементов как информативных, так и экспрессивных. Например, Неhad a quiet smoke;Неtook a generous sip of the Scotch. (A. Hailey).

При переводе первого примера приходится отказаться от сохранения привычного сочетания:

Он спокойно (не торопясь) выкурил (сигарету).

В этом случае пришлось ввести дополнение к глаголу выкурил из-за норм употребления этого глагола в русском языке.

При переводе второго примера можно воспользоваться привычным сочетанием русского языка:

Он сделал большой глоток.

Однако при таком переводе пропадает экспрессивность определенияgenerousи из-за различия в сочетаемости приходится опустить дополнение виски. Правильнее был бы перевод:

Он отхлебнул чуть не пол-рюмки виски.

«Для современного английского языка, — пишет А. В. Кунин, — характерно образование значительного числа словесных групп, в которых первым элементом является глагол широкого семантического объема, соединяющийся с определенными группами существительных»*.

Глагол в таких сочетаниях фактически утратил свое лексическое значение, о чем свидетельствует чрезвычайно частое использование в них глаголаto have.Лексическое значение сосредоточено в существительном, а глагол имеет, в основном, только грамматическое значение. Поэтому при нарушении, то есть обновлении такого сочетания, привнесенный дополнительный элемент относится к существительному, иначе говоря, является определением.

Следует отметить, что степень десемантизации глаголов в устойчивых сочетаниях такого типа не всегда поддается точному определению, что и вызывает такое различие в подходе к этим сочетаниям и их классификации.

Стилистический эффект обновления любого устойчивого сочетания или фразеологизма основывается на неожиданности. Чем выше степень неожиданности, тем сильнее экспрессивность. Все типы устойчивых сочетаний существуют в языке в готовом виде, а не создаются каждый раз заново. Они употребляются для придания большей живости как авторской речи, так и речи отдельных персонажей — как диалогической, так и внутренней. Однако от частого употребления фразеологизмы стираются, их степень предсказуемости настолько велика, что их часто не договаривают, поскольку говорящий подразумевает, что они общеизвестны. Например, когда старый Джолион, вернувшись из театра, слышит звуки граммофона в помещении для прислуги, он, улыбаясь, думает:"When the cat's away...". Автор не заканчивает этой пословицы("When the cat's away, the mice will play"),считая, что она знакома читателю.

Подмена одного из элементов или введение дополнительного слова сразу обращает внимание своей неожиданностью, создает новый и выразительный стилистический прием. Этот прием открывает широкие возможности для индивидуального использования. Обновление устойчивого сочетания встречается и в устной, и в письменной речи и во всех эмоционально окрашенных стилях языка: в первую очередь, в художественной прозе, в ораторском и газетно-публицистичес-ком стилях.

Возможно, что благодаря меньшей слитности устойчивых сочетаний в английском языке, этот прием получил такое широкое распространение и по праву может считаться характерной особенностью стилистики английского языка, наряду с такими приемами, как аллитерация или развернутая метафора.

Меньшая слитность элементов фразеологизмов и устойчивых сочетаний в английском языке по сравнению с русским находится в прямой связи с тенденцией к расширению сочетаемости в английском языке, на что указывает В. Л. Дашевская.

Здесь мы рассмотрим использование этого приема в следующих типах устойчивых сочетаний: во фразеологизмах провербиального и поговорочного типа, сентенциях и афоризмах, в устойчивых сочетаниях нефразеологического характера, а также в некоторых полусвободных привычных сочетаниях.

Обновление таких фразеологических единиц производится следующими тремя способами: замена одного из элементов, перестановка элементов и введение дополнительного слова (или слов). Кроме того, прием обновления допускает изменения морфологического порядка.

Оживление стершейся метафоры как элемента фразеологизма может рассматриваться как своеобразный вариант этого приема. Обычно это достигается не подстановкой компонента и не введением дополнительного элемента в само сочетание, а добавлением слов, которые возвращают читателя или слушателя к первоначальному значению метафоры, таким образом «оживляя ее». Эффект оживления стершейся метафоры тоже основан на неожиданности, автоматизм снимается благодаря такому «продлению» сочетания. Этот прием очень часто используется английскими писателями, особенно юмористами. Он встречается, например, в рассказе Диккенса «Сверчок на печи».

She set the kettle on the fire. In doing which she lost her temper, or mislaid it for an instant.

Переводчица Клягина-Кондратьева (Госдетиздат, 1941) дает следующий перевод:

Тут она потеряла душевное равновесие, или, может быть, только забросила его куда-то на минутку.

Перевод нельзя признать особенно удачным, но переводчица пошла по верному пути, стремясь сохранить прием автора, то есть юмористический эффект.

Итак, одним из самых распространенных видов обновления фразеологизмов является окказиональная подмена одного из компонентов другим словом. Это может быть синоним или антоним, слово близкое по своей звуковой форме или даже любое слово, определяемое намерением говорящего или пишущего в зависимости от контекста. Степень оригинальности таких замен бывает разная. В некоторых случаях это просто новый вариант взаимозаменяемости компонентов сочетания, являющийся следующим по интенсивности в синонимическом ряду. Например, наряду с зарегистрированными в словаре А. В. Кунина сочетаниямиto cry (to shout) blue murderвстречается сочетаниеto scream blue murder. По существу, на переводе эта подмена не отражается, так как русские варианты, приведенные в словаре, исчерпывают все возможности перевода: кричать караул; кричать не своим голосом, вопить истошным голосом, дико вопить, орать.

Очень выразительными благодаря своей непредсказуемости являются антонимические подстановки. Они служат не только для создания большей экспрессивности, но благодаря своей неожиданности и парадоксальности могут создавать и юмористический эффект. В основе многих парадоксов О. Уайльда лежат именно такие антонимические подстановки. Общеизвестные изречения и поговорки как бы «выворачиваются наизнанку». Однако благодаря общеизвестности этих изречений, а также тому факту, что они не имеют национальный окраски, перевод их не представляет трудности.

Divorces are made in Heaven.(Ср.:Marriages are made in Heaven.)

Разводы совершаются на небесах.

Своеобразными антонимами являются словаyears— weeksв нижеследующем примере, где вместо привычного сочетанияyou look years youngerнеожиданно используется сочетаниеweeks younger:

I'm a little over thirty.

Dear, you look weeks younger than that. (O. Wilde) Мне немного за тридцать.

Дорогой мой, вы выглядите на много недель моложе.

Антонимические подстановки встречаются и в газетно-публицистическом стиле. Например:

What, if Peace Breaks Out.

The possibility of an outbreak of peace in Korea is цworrying capitalists. ("Daily Worker",1952)

Глагольное сочетаниеto break outи соответственное существительноеan outbreakобычно сочетаются с существительными, обозначающими явления отрицательного характера: outbreak of war, hostilities, disease, epidemic, fire, riot, anger.Такой круг привычных сочетаний создал прочные негативные ассоциации, связанные как с глаголомto break out,так и с существительнымan outbreak,и определяет их узуальное употребление. Поэтому подстановка вместо словаwarего антонимаpeaceсразу обращает на себя внимание своей неожиданностью и вызывает в уме читателя явную параллель — как для всего человечества война является катастрофой, так катастрофой для фабрикантов оружия явится установление мира. Желательно сохранить такое же значимое обновление сочетания в переводе, например:

А что если «разразится» мир?

Сочетаниеoutbreak of peaceтоже приходится переводить глаголом, ввиду отсутствия соответствующего отглагольного существительного в русском языке. Существительное вспышка, которое употребляется со словами эпидемия, холера, гнев и т. п., не сочетается с другими существительными этого ряда, в том числе и со словом война. А сочетание установление мира лишило бы перевод яркости и выразительности и тех параллельных ассоциаций, которые оно вызывает в оригинале.

Капиталистов очень тревожит то, что в Корее может «разразиться мир».

Своеобразной антонимической подстановкой можно считать подстановку глаголаto devourвместо глаголаto reap в устойчивом сочетанииto reap the fruits,посколькуto reap the fruitsвызывает положительные ассоциации,a to devour the fruits,безусловно, отрицательные. Следует отметить, что в русском переводе эта подмена более эффектна, так как она приближается к игре слов:

пожинать плоды — пожирать плоды.

Антонимическая подстановка одного из компонентов устойчивого сочетания приближается к той группе стилистических средств, которые построены на использовании слова в непривычных логических сочетаниях, к которым относятся оксюморон и зевгма. Только в этом случае стилистический эффект достигается нарушением узуса, то есть привычной сочетаемости.

Иногда такое обновление фразеологизма или устойчивого нефразеологического сочетания путем подстановки основывается на фонетическом принципе. Одно слово подменяется другим, близким по звучанию. Такой тип подстановки приближает этот прием к игре слов и поэтому является чрезвычайно трудным для передачи в переводе, например, в экономическом терминеthe cost of living— стоимость жизни. Существительноеlivingподменено словомlovingв фельетоне газеты «Дейли уоркер» о повышении цен на билеты в кино, театры и городской транспорт, что лишает английскую молодежь возможности водить девушек на новые фильмы и спектакли.

Как уже было указано, нарушение привычных сочетаний реже используется в русском языке и поэтому часто приходится прибегать к интерпретирующему переводу, чтобы показать читателю, что имеет место сознательное нарушение. Для перевода обновленного сочетанияthe cost of loving, которое является заголовком фельетона, можно предложить следующие варианты:

Стоимость не жизни, а любви! (или: Стоимость ... любви.)

В своей речи, произнесенной в парламенте после нападения японцев на Перл Харбор, тогдашний премьер-министр Англии Уинстон Черчилль прибег к этому эффектному приему:

I hesitate to express opinions about the future, because things turn out so very oddly, but1will go so far as to say that it may be that the Japanese, whose game is what I may call "To make hell while the sun shines" are more likely to occupy themselves in securing their rich prizes in the Philippines, the Dutch East Indies and the Malayan Archipelago. ("The Times",1941)

В известной пословицеto make hay while the sun shines оратор заменил словоhayсловомhellблизким по созвучию. Обновление пословицы в данном случае приобретает особую выразительность и значимость благодаря тому, что подстановка образует новое сочетание внутри этой пословицы. . Сила эффекта достигается еще и тем, что эта подстановка также является игрой слов, которая основывается на одновременной реализации двух значений — старой и обновленной пословицы: «натворить бед пока есть время». Соответствующая русская пословица «Куй железо пока горячо» не может быть использована для перевода, так как в ее основу положен другой образ. Поэтому приходится ограничиваться переводом по смыслу.

Я всегда колеблюсь, когда приходится высказывать мнение относительно будущего, потому что события развертываются таким непредвиденным образом, но я позволю себе сказать, что, возможно, японцы, игра которых заключается в том, чтобы, пользуясь благоприятными обстоятельствами, натворить как можно больше бед, скорее всего будут стараться закрепить за собой свои ценные приобретения на Филиппинах, в Голландской Ост-Индии и на Малайском архипелаге.

Замена какого-либо компонента фразеологизма необязательно носит антонимический или фонетический характер. В зависимости от ситуации любое слово может стать подменой, даже имя собственное. Обычно подменяется ведущий компонент, который является структурно обязательным, но лексически заменимым. И. Р. Гальперин приводит следующий пример, взятый из романа Голсуорси, где сделана такая подстановка в известной пословицеto know on which side one's bread is buttered.

You know which side the law's buttered.

В русском языке нет аналогичной пословицы, и словарь А. В. Кунина дает лишь описательный перевод; то же приходится сделать и в данном случае:

Вы хорошо знаете, как использовать закон в своих интересах (хорошо знаете все лазейки).

В заголовке газетной статьи о событиях в Родезии ведущий компонент поговоркиsee which way the cat jumpsзаменен:

Why wait to see which way Smith jumps ("Daily Worker")

Помимо замены существительногоcatименем собственным, фразеологизм также изменен структурно. Эта поговорка тоже не имеет в русском языке своего соответствия, выраженного теми же образными средствами. Если бы в заголовке не была подставлена фамилия Смит, для перевода можно было бы использовать аналогичную по смыслу русскую поговорку — к чему выжидать, куда ветер подует. Но в данном случае приходится ограничиться переводом по смыслу: Зачем ждать, что сделает Смит (или: К чему занимать выжидательную позицию).

Прием нарушения устойчивого сочетания может быть использован и для адаптации аллюзии к данной ситуации. Например:

The Press, while every brother's keeper, could be savagely resentful. ("Daily Mirror")

В известном библеизме (слова Каина)"Am I my brother's keeper?"притяжательное местоимениеmyзаменено относительнымevery,и аллюзия дана в эллиптической форме. И в этом случае аллюзию («Разве я сторож брату моему») приходится видоизменить:

Пресса, которая стоит на страже всеобщих интересов, могла бы в этом случае проявить дикую ярость.

Аллюзия на «Записки о Галльской войне» Цезаря-дана в романе X. Уолпола не только с подменой одного элемента, но и с лексическими добавлениями и структурными изменениями.

The family was at this moment divided, unlike Gaul, into four parts.

В этог момент, в отличие от Галлии, семья была разделена на четыре части.

В переводе удалось сохранить аллюзию («Галлия была разделена на три части») и все внесенные в нее изменения.

Оживление стершейся метафоры во фразеологизме может также рассматриваться как своеобразный вид обновления. Обычно это достигается, как уже говорилось, не подстановкой компонента и не введением дополнительного элемента в само сочетание, а добавлением слов, которые возвращают читателя к основному, то есть первоначальному значению метафоры, таким образом «оживляя» ее. Так, метафора в образном фразеологизмеto let the cat out of the bag— разболтать секрет, выдать тайну оживляется благодаря развернутому контексту.

Before I thought, I started to tell the others what an experience I was having. The cat was almost out of the bag when I grabbed it by its tail and pulled it back. (J.Web-'ster)

В этом примере расширению контекста служит целое придаточное предложение. В данном случае приходится ограничиться переводом по смыслу, так как в русском языке нет аналогичного выражения даже с другим образом.

Не подумав, я начала рассказывать остальным, как новы для меня эти впечатления. Тайна чуть не сорвалась у меня с языка, но я вовремя его прикусила (но я вовремя спохватилась).

В некоторых случаях сохранение образа, положенного в основу фразеологизма, возможно при помощи известной жертвы, причем фразеологизм, как таковой, исчезает в переводе, но образ сохраняется.

Например, фразеологическая единица Неhas not a leg to stand onзначит: У него нет оправдания, нет ни одного довода в подтверждение. Писатель-юморист Вудхаус пользуется приемом обновления, восстанавливая прямое значение словаleg.Это достигается к тому же расширением контекста при помощи шутливой реплики:

"Father says the dependant hasn't a leg to stand on. —Awkward, if he wants to roller-skate."

Если переводить этот фразеологизм по элементам, придется опустить реплику, так как она будет лишена всякого смысла. Но в переводе важнее сохранить юмористический тон изложения, нежели фразеологизм, а это можно сделать при помощи некоторого отступления.

«Отец говорит, что у ответчика нет твердой почвы под ногами. — Как неудачно, а вдруг он захочет покататься на роликах».

Обновление фразеологизма возможно также путем перестановки его компонентов, особенно в общеизвестных пословицах и изречениях. Например, известная поговорка two is company, three is none(третий — лишний) в комедии Оскара Уайльда видоизменена следующим образом:

In married life three is company, two is none.

В переводе можно воспользоваться русской поговоркой, соответственно изменив ее:

В супружеской жизни третий — не лишний.

Такой способ обновления встречается и в газетно-пуб-лицистическом стиле.

But in the case of Germany's three major Western victims Britain, France and America, twice bitten is not even once shy. ("Daily Worker")

Существующая в английском языке пословицаonce bitten, twice shyпо смыслу соответствует русской пословице обжегшись на молоке, дуешь на воду. При переводе вполне можно прибегнуть к тому же приему, воспользовавшись этой русской пословицей.

Что же касается трех великих западных держав, Англии, Франции и Америки, пострадавших в двух войнах, развязанных Германией, то хотя они обожглись дважды на молоке, они все-таки не дуют на воду. (Речь идет о перевооружении Западной Германии в эпоху холодной войны.)

Иногда дополнительное слово или слова вводятся либо для усиления фразеологизма в целях большей экспрессивности, либо для того, чтобы «приноровить» сочетание к данному контексту. Иногда оба фактора действуют одновременно.

The fact that the U. S. Government was finally—and firmly—coming to grips with crime impressed many. ("Time")

В этом примере в фразеологизмto come to grips with — вступить в борьбу с введены словаfinally and firmly. Оба наречия характеризуют действия правительства США в борьбе с преступностью и являются интенсификаторами действия.

На многих произвело впечатление то, что правительство Соединенных Штатов наконец очень энергично начало борьбу с преступностью.

Нижеследующий пример взят из рецензии на сборник критических статей об английских писателях.

In a collection of brilliant short pieces about a long list of literary figures (from Dickens to Dylan Thomas), the author brings many a gaudy critical chicken home to roost. ("Time")

Этот образный фразеологизм приведен здесь в сокращенном виде. Его полная форма следующая: curses like chickens come home to roost. Словарь А. В. Кунина дает следующие переводы: проклятия обрушиваются на голову проклинающего (ср. не рой другому яму, сам в нее попадешь; как аукнется, так и откликнется; отольются кошке мыш-кины слезки). Однако более известен сокращенный вариант: chickens come home to roost — обернуться против кого-л., сказаться на ком-л., дать себя знать. В этом примере в пословицу введены дополнительные слова:gaudy, critical, что значительно осложняет перевод. Словоgaudyявляется экспрессивным элементом, словоcritical— уточнением, приспосабливающим пословицу к данному контексту. Перевод возможен, очевидно, только по смыслу, ибо русские соответствия в этом случае не могут быть использованы.

Книга представляет собой сборник блестящих коротких статей о целом ряде крупных английских писателей от Диккенса до Дайлана Томаса. Однако многие критические замечания автора, сверкающие показным блеском, могут быть обращены против него самого.

Естественно, что такой способ обновления фразеологизмов очень часто встречается в художественной литературе и употребляется в тех же целях — усиления и приспособления к контексту.

You are not big enough or strong enough to carry a heavy chip like that on your shoulder. (J. Hoffenberg)

Введенное прилагательноеheavyявляется интенсифика-тором.

Ты не так уже важен и силен, чтоб держать себя таким вызывающим образом.

The riot at Uldale ending in poor Reuben Sunwood's death had driven home all the local lessons. (H. Walpole)

Бунт (крестьян) в Алдейле, который привел к смерти бедного Рейбена Санвуда, открыл глаза всем «а действительное положение вещей в округе.

И в первом, и во втором примере обновление устойчивого сочетания не создает яркий стилистический эфсрект.

Добавления не ограничиваются одним словом, как видно из следующего примера:

Every country on the old continent has a fine collec-' Hon of skeletons in the cupboard. ("Time")

Фразеологизмa skeleton in the cupboard (closet)— семейная тайна, которую тщательно скрывают, — был введен Теккереем и получил очень широкое распространение. Он очень часто видоизменяется в зависимости от контекста.

У каждой страны на старом континенте имеется далеко не одна неприглядная тайна (не один неприятный поступок на совести).

Необразные устойчивые сочетания тоже обновляются путем введения дополнительных слов. Прием этот часто создает неожиданный и тем самым сильный эффект. Так же как актуализация языковых средств создает большой эффект своей неожиданностью, так и нарушение устойчивого сочетания может быть очень ярким, именно благодаря своей непредсказуемости.

В статье о неустойчивом курсе доллара журнал «Ньюсу-ик» пишет, что вернувшись из туристической поездки в Европу, американцы с ужасом видят, что за короткое время их отсутствия цены на продукты сильно возросли.

None of the price signs seem to bear any relation to past experience. As he catches his financial breath he tries to get his bearings. Is this what eating will cost ever after. ("Newsweek")

Новые цены на продукты, по-видимому, не имеют ничего общего с прежними. Едва переведя дух от этого финансового потрясения, американец начинает прикидывать, во что обойдется еда при этих невероятных ценах.

В этом случае прием в какой-то степени удалось сохранить в переводе.

Прилагательное эмоционального значенияgloating,введенное в устойчивое сочетаниеto take note of something, ярко передает отношение героя к происходящему.

Неstood taking a gloating note of the ragged and demoralised British army. (F. Kay)

Он со злорадством смотрел на оборванных и деморализованных английских солдат.

Прием не сохранен, но эпитет сохранен в переводе.

Для того, чтобы показать с какой легкостью и свободой вводятся разнообразные слова в устойчивые сочетания, рассмотрим несколько примеров с одним и тем же сочетанием: to go (make, take, wend) one's way.

Should France and Britain go their separate ways? ("Daily Worker")

В этом примере введено для уточнения прилагательное separateи единственное число изменено на множественное (морфологическое изменение).

А что, если Франция и Англия пойдут каждая своим путем?

The boat passed, moving like an overfed man who picks his stow way home after a heavy meal.

Лодка проплыла мимо, двигаясь как объевшийся человек, который медленно идет домой после обильного обеда.

В этом предложении обновление носит двоякий характер: заменен глагол и введено прилагательное, определяющее второй элемент сочетания.

There is no time for decisions to wend their leisurely way. ("Newsweek")

Время не ждет, нельзя так медлить с принятием

решения.


И в этом случае прилагательное переведено наречием и прием не сохранен.

В следующем примере дополнительный элемент является своеобразным перенесенным эпитетом.

Struggling with weighed-down shopping basket, she made her immense way among the marble and mosaic of the Corner House. (J. Hoffenberg)

Сгибаясь под тяжестью своей хозяйственной сумки, она с трудом двигалась по отделанным мрамором и мозаикой бесконечным залам магазина. В переводе эпитет отнесен к тому слову, к которому он логически принадлежит.

Возьмем еще один пример, в котором дополнительное слово тоже является эпитетом, характеризующим персонаж.

She took her graceful way upstairs. (J. Christopher) Coсвойственной ей грацией она поднялась по лестнице.

В этом случае эпитет передан в переводе обстоятельственной группой. Рассмотрим еще один пример такого же типа: Delia Pool was weaving her way uphill towards them. (P. Johnson)

Делия Пул пошатываясь, зигзагами поднималась им навстречу.

И в этом случае экспрессивность достигается подменой основного элемента.

Рассмотрим теперь употребление фразеологизмов в контексте. Как известно, отличительной чертой этих сочетаний является то, что они существуют в языке в готовом виде. Однако в речи они отнюдь не являются неизменяемыми и неделимыми. Наоборот, из вышеприведенных примеров видно, сколь разнообразно их применение и приспособление к контексту. Очень часто употребляется один какой-нибудь элемент сочетания. Такое употребление очень затруднительно для перевода, поскольку легче переводить полное сочетание, чем один элемент, вкрапленный в контекст.

I didn't reply and after waiting he said: "I suppose the old cold shoulder is the easiest way of keeping wolves like me at bay." (W. Graham)

Я не ответила, и, подождав немного, он сказал: «.Опять презрение. Наверно это самый простой способ отбиться от такого хищника, как я».

Поскольку весь фразеологизмto turn the cold shoulder— облить презрением переводится по смыслу, то так же переведен его ведущий элемент.

Как уже было показано на ряде примеров, дополнительное слово часто является элементом, «приспосабливающим» данное сочетание к контексту.

An eminent American economist believes that the escalation of involvement in Vietnam has brought the U. S. and Europe to the brink of an economic precipice. ("Morning Star")

Сохранение введенного дополнительного слова в переводе невозможно, так как это было бы нарушением норм русского языка. Но оно слишком важно по смыслу, чтобы его можно было опустить, и поэтому в переводе оно выносится за пределы фразеологизма.

Известный американский экономист считает, что эскалация войны во Вьетнаме привела США и Европу в экономическом отношении на край пропасти.

Замены и введение дополнительных слов могут служить средством характеристики персонажа, и тогда они соотносятся с широким контекстом.

She's blundered into a mess in her cheerful way. (Nigel Balchin)

В данном примере имеет место обновление двух устойчивых сочетаний. Вместо глаголаto getв сочетанииto get into a messавтор употребляет глаголto blunder,который соответствует бесшабашному характеру героини. В сочетании in one's wayвведено дополнительное прилагательноеcheerful,*тоже характеризующее ее. К сожалению, прием, как таковой, не может быть сохранен в переводе. Вряд ли в русском языке возможно такое сочетание: «Она весело попала в беду». Поэтому приходится переводить описательно и более многословно, помня о характере героини:

Со свойственным ей веселым легкомыслием, она снова попала в беду (она снова «влипла»).

Разговорное слово влипла как-то компенсирует утрату приема.

Таким образом, стилистический прием — обновление фразеологизма и широкий контекст могут быть тесно связаны между собой.

Обновленное устойчивое сочетание обычно включается в контекст также и при помощи морфологических изменений.

It was time for Mr. Westruther to move, even though he had no intention of dancing so easily to the tune of Miss Charing's impertinent piping. (Georgette Heyers)

Обычная форма данного образного фразеологизмаto dance after (to) somebody's pipe (piping).В этом случае глагольный компонент стоит в форме герундия. Кроме того, фразеологизм имеет распространенную форму:dancing easily to the tune of Miss Charing's impertinent piping.Эпитет impertinent,как и в предыдущем примере, соотносится с широким контекстом и характеризует отношение одного персонажа к поведению другого.

Наступило время мистеру Уеструтеру действовать, хотя он не имел ни малейшего желания покорно плясать под дудку своенравной мисс Чаринг.

Прием сохранен только частично, так как перенесенный эпитетimpertinentпришлось отнести к логически связанному с ним определяемому слову.

Чрезвычайно труден для перевода другой обновленный фразеологизм из той же книги Жоржет Хейерс. Автор объединяет два разных образных фразеологизма с ключевым словомbrown: to do brown— облюм^/ль;-brown as a berry—

201


сильно загорелый. Такое объединение фактически является игрой слов. Второй фразеологизм приспособлен к тексту введением дополнительного словаa pair(их было двое) и соответственно путем морфологического изменения — заменой единственного числа на множественное. Второй фразеологизм является в данном случае усилителем и в переводе приходится исходить из этой выполняемой им стилистической функции, ибо игра слов, к сожалению, не может быть сохранена.

It's a fortunate thing you brought that book! Why, if we hadn't had it we should have been done brown as a pair of berries.

Как удачно, что вы захватили с собой путеводитель! Ведь без него мы бы здорово попались.

Таким образом, обновление фразеологизмов и устойчивых сочетаний, независимо от того, как оно осуществляется, каковы его синтагматические связи, очень распространенное явление в английском языке. Оно встречается во всех эмоционально окрашенных стилях языка и выполняет самые разнообразные функции. Этот прием может быть связан не только непосредственно с данным узким, но и с широким контекстом. Его приспособление к контексту осуществляется как лексическим, так и структурным или морфологическим путем или всеми ими вместе. Распространенность этого приема в английском языке, как уже указывалось, объясняется, очевидно, не слишком прочной спаянностью компонентов устойчивых сочетаний, что доказывается наличием вариантов в языке. А это объясняет легкость, с какой обновляются эти сочетания в речи, а также большое разнообразие таких обновлений, которые производятся по разным моделям. Нередко две или три модели используются одновременно внутри одного устойчивого сочетания. Этот стилистический прием обладает большой экспрессивностью благодаря своей неожиданности и непредсказуемости.

Сохранение этого приема в переводе не всегда возможно из-за меньшей разложимости устойчивых сочетаний в русском языке, их большей спаянности по сравнению с английскими, из-за близости этого приема в отдельных случаях к игре слов, из-за различной образности, а также различной сочетаемости. Поэтому переводчику часто приходится чем-то жертвовать и прибегать к компенсации для сохранения той же степени экспрессивности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


Адмони В. Г. Введение в синтаксис современного немецкого языка. М., Изд-во лит. иа иностр. яз., 1955.

Азнаурова Э. С. Очерки по стилистике слова. Ташкент, «Фан», 1973.

Бархударов Л. С. К вопросу о поверхностной и глубинной структуре предложения. «Вопросы языкознания», 1973, № 3.

Бархударов Л. С, Штелинг Д. А. Грамматика английского языка. М., «Высшая школа», 1965.

Галкина-Федорук Е. М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке. «Сборник статей по языкознанию». М., Изд-во МГУ, 1958.

Гулыга Е. В., Шендельс Е. И. Грамматико-лексические поля в современном немецком языке. М., «Просвещение», 1969.

Дашевская В. JI.Фразеологические сочетания типа «переходный глагол и существительное» в современном английском языке. Каид. дисс. М., 1955.

Денисенко Ю. А. О некоторых проблемах выбора слова в русско-английском переводе. «Тетради переводчика», вып. 8, М., «Международные отношения», 1971.

Жирмунский В. М. Вопросы теории литературы. Л.,«Academia», 1928.

Колшанский Г. В. Логика и структура языка. М., «Высшая школа», 1965.

Косериу Э. Синхрония, диахрония и история. «Новое в лингвистике», вып. Ill,М., ИЛ. 1963.

Кунин А. В. Английская фразеология. М., «Высшая школа», 1970.

Найда Е. А. Анализ значения и составление словарей. «Новое в лингвистике», вып. II, М., ИЛ. 1962.

Почепцов Г. Г. Конструктивный анализ структуры предложения. Киев, «Вища школа», 1971.

Скаличка В. Исследование венгерских звукоподражательных выражений. «Пражский лингвистический кружок». М., «Прогресс», 1967.

Степанов Ю. С. Французская стилистика. М., «Высшая школа», 1965.

Уфимцева А. А. Слово в лексико-семантической системе языка. М., «Наука», 1968.

Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. Вып. I. Л., АН СССР, 1925.

Швейцер А. Д. Перевод и лингвистика. М., Воеииздат, 1973. Шендельс Е. И. О стилистической грамматике. «Иностранные языки в высшей школе», вып. II, М., «Высшая школа», 1966.

Шендельс Е. И. Многозначность и синонимия в грамматике. М., «Высшая школа», 1970.

BryantМ.A Functional English Grammar. Boston,1945.

1971 StyKstics. M., "Higher School Publishing House,"

Jakobson R.Linguistics and Poetics. In: "Style in Language".N.Y—

Lun., IyoU.

NtdaE. andTaber Ch. The Theory and Practice of Translation. Leiden,1969.

Riffattere M. Criteria for Style Analysis. "Word", vol.15, №1. •

ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА

Редактор В. П. Торпакова Издательский редактор Н. И. Божанова Оформление художника Р. Ф. Наумова Художественный редактор Р. А. Казаков Технический редактор И. Г. Макарова Корректор Г. И. Колодкова

А 09787 Сдано в набор7/VII1975 г. Подписано в печать 19/1 1976 г. Формат 84x108'/п. Бумага тип. Jft3 Усл. печ. л. 10,92 Уч.-изд. л". 10,24 Тираж 18000экз. Изд- Л4 4/74Ф.

Издательство «Международные отношения*. 103031,

Москва.K-31. Кузнецкий мост. 24—26. Зак. Jft467. Ярославский полиграфкомбинат Союз-полиграфпрома при Государственном комитете Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. 150014, Ярославль, ул. Свободы. 97. Цена 61 коп.

Левицкая Т. Р., Фитерман А. М.

[34 Проблемы перевода, (англ. яз.). М., «Междунар. отношения», 1976.

208 с.


В книге освещаются основные проблемы перевода, вызванные расхождениями в грамматической, лексической и стилистической структурах английского и русского языков. Авторы рассматривают некоторые особенности современного английского языка под углом зрения их передачи в переводе.

Издание представляет интерес для лиц. занимающихся вопросами современного английского языка, а также теорией и практикой перевода.

70104—008

Л-40—78


003(01)—76 4

Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет