Проблемы перевода. Т. Р. Левицкая, А. М. Фиттерман, Издательство "Международные отношения", М., 1976


Глава третья СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ



жүктеу 1.95 Mb.
бет4/12
Дата05.05.2019
өлшемі1.95 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Глава третья СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ


В предыдущих главах подробно рассматривались грамматические и лексические трансформации при переводе с английского языка на русский и причины, их вызывающие. Эти причины коренятся в национальных особенностях обоих языков. Их стилистические системы тоже имеют свой национальный характер. Стилистические приемы разных языков в основе одни и те же, однако их функционирование в речи различно. Одни и те же приемы имеют разную степень употребительности, выполняют разные функции и имеют разный удельный вес в стилистической системе каждого языка, чем и объясняется необходимость трансформаций. Стилистические замены так же возможны и необходимы, как и замены грамматические и лексические. При осуществлении лексических и грамматических трансформаций переводчик руководствуется принципом передачи лексического или грамматического значения слова или формы. При передаче стилистического значения переводчик должен руководствоваться тем же принципом — воссоздать в переводе тот же эффект, то есть вызвать у читателя аналогичную реакцию, хотя часто ему приходится достигать этого, прибегая к совершенно иным языковым средствам. (Напр., "А vault of a schoolroom"(Диккенс) — «класс, похожий на склеп».) Своеобразный по своему структурному характеру английский эпитет в данном случае передан иным стилистическим приемом, а именно сравнением; другими словами, одна и та же цель — образное описание класса — может быть равноценно достигнута разными путями. Переводчик не должен стремиться сохранить самый прием, но должен обязательно воспроизвести его функцию в данном контексте.

Не следует также забывать и о том, что почти все стилистические приемы многофункциональны. И так же как в многозначном слове английского и русского языков могут не совпадать отдельные лексико-семантические варианты, так же могут различаться отдельные функции одного и того же стилистического приема. Таким образом, и при сравнении стилистических приемов выявляются (хотя, может быть, и не так явно, как при сравнении грамматических форм и конструкций) полные совпадения, частичные совпадения и несовпадения их функций. В качестве иллюстрации можно сравнить функции аллитерации в английском и русском языках. Эвфоническая функция аллитерации совпадает в обоих языках — в этой функции аллитерация является одним из основных приемов поэтической речи. Однако использование аллитерации для благозвучия в прозе более характерно для английского языка, чем для русского. Вторая функция аллитерации — логическая. Аллитерация как бы подчеркивает тесную связь между компонентами высказывания. Особенно ярко аллитерация показывает спаянность эпитета с определяемым словом. Это наблюдается в равной степени и в английской и в русской поэзии. Например, «silent sea» (Кольридж);edusty death»(Шекспир); «Цель жизни нашей для него/была заманчивой загадкой»; (Пушкин); «Ночное небо над Невой» (Пушкин).

Несомненно во всех этих примерах сочетаются обе функции аллитерации — наряду с благозвучием при ее помощи создается тесная связь между эпитетом и определяемым словом. В английском языке аллитерация в логической функции используется также во всех видах экспрессивной прозы. Например:

Nothing befalls him (the author) that he cannot transmute into a stanza, a song, or a story.:. (Somerset Maugham)

В данном примере явно выступает намеренное использование аллитерации в перечислении разных видов литературных форм; и сам прием и его функция могут быть сохранены в переводе без натяжки.

Все, что происходит с писателем, может найти свое воплощение в песне, поэме или повести.

Третья функция аллитерации в английском языке — привлечение внимания читателя — имеет очень широкое распространение, особенно в названиях литературных произведений, газетных заголовках и часто в самих статьях. Число литературных произведений с аллитерированными названиями очень значительно:"Love's Labour's Lost" (Shakespeare), "Peregrine Pickle" (Smollett); "Sense and Sensibility" (J. Austin), "Nickolas Nickleby" (Dickens); "Pen, Pencil and Poison" (O. Wilde) и т. д. Очень высок процент аллитерированных названий детективных романов Э. Гарднера.

The Case of the Black-Eyed Blonde; The Case of the Caretaker's Cat; The Case of the Haunted Husband; The Case of the Shoplifter's Shoeи т. д.

Сохранение аллитерации при переводе таких названий почти всегда невозможно и совершенно необязательно.

Еще чаще употребляется аллитерация в этой функции в газетных заголовках для придания им броскости и привлечения внимания. И в этом случае ее передача в переводе обычно невозможна и ненужна, ибо в русской газете этот прием не применяется.

Rolls on the Rocks— банкротство компании Роллс-Ройс;

Britain's Biggest Bazaar— невиданная распродажа.

В обоих этих переводах аллитерация не сохраняется. Сохранение аллитерации при переводе заголовкаBacon Blowлингвистически возможно (Бэконом по башке), но это настолько шло бы в разрез с нормами русского газетного стиля, что такой заголовок был бы совершенно абсурдным и стилистически неприемлемым.

Не сохраняется аллитерация в этой функции и при ее употреблении (более редком) в тексте самой статьи.

At the end of the week the students, tutors and chairman meet to review the school. Everything is criticized, sometimes favourably, from the tutor to the tea, from the bedroom to the beer. ("Morning Star")

В конце недели студенты, преподаватели и председатель встречаются, чтобы обсудить все учебные дела. Все подвергается критике, иногда доброжелательной, и преподаватели, и чай, и спальни, и пиво.

Использование аллитерации является убедительным подтверждением того, что различные функции стилистического приема в разных языках далеко не всегда совпадают как в употреблении, так и в употребительности.

Предметом лингвистической стилистики является изучение функциональных стилей как подсистем литературного языка и изучение средств выразительности языка и стилистических приемов в их функционировании в речи.

Изучение функциональных стилей и стилистических приемов имеет большое значение для перевода. Переводчику следует отдавать себе ясный отчет не только в лексических, грамматических и стилистических особенностях, характерных для каждого стиля английского языка, но и в специфических особенностях соответствующих стилей русского языка. Это исключит возможность привнесения стилистически чуждых элементов в перевод, что важно и для перевода специальных текстов, и для перевода художественной литературы. Для изображения реальной действительности писателю нередко приходится прибегать к интерполяции — включению отдельных фрагментов разных функциональных стилей в текст художественного произведения, и переводчик обязан сохранять стилистическое своеобразие таких интерполяций. Авторы подробно рассматривают вопрос использования языковых стилей в художественной литературе в своей статье, опубликованной в журнале «Иностранные языки в школ.

Выше уже говорилось о возможностях функциональной передачи стилистического приема. Но при этом чрезвычайно важно различать в переводимом тексте оригинальное и трафаретное, для того чтобы избежать, с одной стороны, нивелировки, а с другой — излишнего акцентирования и сохранить стилистическую равноценность — этот необходимый компонент адекватного перевода. Всегда существует опасность сгладить и обесцветить оригинал или, наоборот, сделать перевод более ярким и стилистически окрашенным. Но иногда переводчику приходится сознательно прибегать к некоторому «сглаживанию», то есть нейтрализации. Это особенно относится к переводу газетных статей. Характерные черты газегно-публицистического стиля в английском и русском языках в какой-то мере не совпадают. В особенности это относится к так называемым «массовым» газетам, предназначенным для широких масс мелкой буржуазии(lower middle class),в которых функция убеждения, а следовательно и эмоциональный элемент выступают гораздо заметнее, чем в «качественных» газетах, ориентирующихся на господствующие классы. В массовых газетах, например, большую роль играют слова разговорной лексики и сленг, которые всегда эмоционально окрашены. Они используются с двоякой целью: во-первых, для установления контакта с массовым читателем, для создания атмосферы «фамильярности», во-вторых, для унижения и умаления тех фактов, явлений и лиц, которым газета не сочувствует и которые она хочет принизить и развенчать в глазах читателя. Экспрессивность стиля английской газеты достигается различными средствами: широким применением метафор, простых и развернутых, оценочных и метафорических эпитетов, использованием лексических пар и т. д. Не меньшую роль играют и синтаксические средства — различные эмфатические и параллельные конструкции, парцелляция, вопросы и т. д. Большую роль в создании экспрессивности играет и словообразование, как при помощи суффиксов, так и при помощи конверсии. Учитывая более строгий и сдержанный характер стиля русской газеты, при переводе неизбежно приходится прибегать к известной стилистической нейтрализации, заменяя слишком разговорные или экспрессивные элементы выражениями более характерными для книжно-письменной речи, или прибегая даже к некоторым опущениям. Для иллюстрации этих положений приведем несколько примеров.

The Bank extendedа 25-уеаг, $350 million loan to them, at the comfortable interest rate of11/2 per cent. ("Newsweek")

Банк предоставил им заем в сумме 350 миллионов долларов, сроком на 25 лет, на исключительно льготных условиях — всего 11/2 %!

Словоcomfortableнесомненно является в данном тексте оценочным эпитетом. В переводе этот оценочный момент несколько сглажен, но компенсируется усилительными словами всего и исключительно и восклицательным знаком. И в нижеследующем примере оценочный эпитет и трафаретная метафора снимаются при переводе.

Millions of young Japanese forsake the villages of their ancestors and flock to the bright lights and fat salaries of the big cities. ("Newsweek")

Миллионы молодых японцев уезжают из родных деревень в большие города, которые манят их яркими огнями реклам и хорошими заработками.

Трафаретная метафораflockисчезла в переводе, так как оба глаголаforsakeиflockпереданы одним глаголом уезжают из-за того, что русские глаголы покидотгь и уезжать употребляются по-разному: первый с прямым дополнением, а второй — с обстоятельством места. Трафаретный метафорический эпитетfat (salaries)заменен привычным сочетанием — хорошие заработки, а определениеof their ancestorsболее «высокого» стиля тоже заменено привычным сочетанием родные деревни. Утраченная экспрессивность оригинала несколько компенсируется введением дополнительного слова — яркие огни реклам.

Аналогичная нейтрализация наблюдается и в переводе следующего примера:

All through "the long foreign summer the American tourist abroad has been depressed by the rubber quality of his dollar. ("Newsweek")

Во время продолжительного летнего пребывания за границей американских туристов угнетало уменьшение покупательной способности доллара.

Метафорический эпитетrubber (quality)переведен термином покупательная способность и словом уменьшение. Следует также отметить экспрессивное сочетаниеforeign summer,которое передано, правда, с некоторой потерей привычным сочетанием летнее пребывание за границей.

Повтор, как известно, является более распространенным стилистическим приемом в английском языке, чем в русском. Даже в художественной прозе в прямой речи персонажей повтор приходится часто компенсировать. Например, в рассказе Томаса Гарди «Рассеянные музыканты», встречается пятикратный повтор словаstop: "Stop! Stop! Stop! Stop! Stopl"В русском языке едва ли возможно его сохранение, гораздо естественнее передать заложенную в таком повторе эмфазу какими-то лексическими усилителями:

«Перестаньте, сию минуту перестаньте! Да перестаньте же.

В некоторых случаях повтор как стилистический прием обязательно должен быть сохранен в переводе, но из-за различной сочетаемости и различной семантической структуры многозначного слова или слова широкого значения в английском и русском языках переводчику приходится прибегать к замене и компенсации. В нижеследующем примере из романа Нэнси Митфорд при описании парадной столовой в замке использован четырехкратный повтор прилагательногоrich.

...its very smell, a bouquet left by hundred years of rich food, rich wine, rich cigars and rich women...

...ее атмосфера, аромат, источаемый на протяжении целого века роскошными обедами, дорогими винами, дорогими сигарами и роскошными дамами...

При переводе по вышеупомянутым причинам приходится прибегнуть к синонимическому повтору прилагательных роскошный и дорогой. Обрамляющий повтор является некоторой компенсацией неизбежной потери.

" Не менее выразителен и следующий стилистический повтор из той же книги. Автор описывает разъезд гостей из замка.

The bedroom doors we passed were open revealing litters of tissue paper and unmade beds, servants struggling with suitcases and guests struggling into their coats. Everybody seemed in a struggling hurry all of a sudden.

В этом отрывке словоstrugglingупотреблено два раза в свободном и один раз в лексически-связанном значении (to struggle into one's coat).Глаголto struggleвыступает здесь в своем третьем значении 'делать усилия, стараться изо всех сил' (БАРС). Последнее употребление является намеренным, индивидуальным и неожиданным. Пожалуй, ключом к переводу этого описания служит словоhurryи его можно считать лейтмотивом перевода.

Двери спален, мимо которых мы пробегали, были распахнуты: всюду валялась папиросная бумага, постели были не убраны, слуги поспешно затягивали ремни тяжелых чемоданов, гости поспешно, не попадая сразу в рукава, надевали пальто, все происходило в какой-то судорожной спешке.

Прием в какой-то степени сохранен, но взято другое слово в разных вариантах (поспешно, спешка). Смысловой компонент слов поспешно и спешка является лексической единицей повтора, цель которого передать суету и спешку утреннего разъезда гостей. Повтор этих слов выполняет в какой-то мере ту же функцию, что и повтор словаstrugr glingв оригинале.

Повтор широко используется в стилистических целях и в газетной публицистике. В этих случаях переводчик также часто бывает вынужден прибегать к заменам и компенсации или даже к отказу от передачи этого приема.

A policy of seeпоstagnation, hear no stagnation,speak no stagnation has had to long a run for our money.

Слишком долго мы расплачиваемся за политику полного игнорирования и замалчивания застоя в нашей экономике.

Троекратный повторno stagnationснят в переводе, хотя частично компенсируется употреблением синонимической пары (игнорирования и замалчивания) при слове (застой), но конечно в переводе произошла известная нейтрализация. Нейтрализация имела место и при переводе нарушенного фразеологизмаto have (too long) a run for our money.

Среди стилистических приемов, используемых также и в газетном стиле, довольно часто встречаются пары — как синонимические, так и аллитерированные, или просто ритмические, семантически дополняющие друг друга. Употребление таких пар является традиционным для всех стилей английского языка, включая и деловой. Но даже и при переводе официальных документов такие пары часто переводятся одним словом. Так, например, параjust and equitable treatment of all nationsиз Устава ООН в аутентичном русском тексте дается как «.справедливое отношение ко всем нациям», поскольку в русском языке нет абсолютного синонима для сл6"ва справедливый. В другом случае при переводе юридического текста оказывается возможным сохранить пару: английской терминологической пареrights and titlesсоответствует аналогичная пара в русском языке: права и правооснования.

При переводе синонимических пар в текстах публицистического стиля тоже нередко приходится ограничиваться одним словом.

Condemned by almost all members of the United Nations and regarded as an outcast and criminal system by the vast majority of mankind, it (apartheid) is able to exist and defy censure solely because of the aid and support given to it by the western imperialist countries. (W. Pomeroy)

Почти все члены ООН осуждают апартеид и почти все человечество считает его преступной системой. Но он продолжает существовать, не считаясь с всеобщим осуждением, только благодаря содействию и поддержке империалистических государств Запада.

Первая параoutcast and criminalпереведена одним словом преступной; вторая параto exist and defy censureсемантически сохранена в переводе при помощи грамматической трансформации существовать, не считаясь. Но из-за трансформации пришлось отказаться от стилистического приема — парного сочетания. Третья параaid and support полностью сохранена.

В нижеследующем отрывке из послания президента США Конгрессу употребляются три синонимические пары.

This Administration has taken these steps even as duty compelled us to fulfil and execute alliances and treaty obligations throughout the world. Tonight I now ask and urge this Congress to help our foreign and commercial trade policies by passing an East—West trade bill and by approving our consular convention with the Soviet Union. ("The New York Times")

Правительство предприняло эти шаги, поскольку долг предписывает нам выполнять наши союзнические обязательства, принятые нами по всем заключенным договорам. Сегодня я настоятельно прошу Конгресс этого созыва поддержать нашу внешнюю и торговую политику, провести закон о торговле между Востоком и Западом и одобрить наше консульское соглашение с Советским Союзом.

Этот отрывок является типичным образцом ораторского стиля. Первая синонимическая параto fulfil and execute передана одним словом выполнять. Вторая параalliances and treaty obligationsпередана целиком по смыслу, но не парой из-за перестройки предложения. Наконец, третья параto ask and urgeпередана одним словом прошу, но второй член пары компенсируется усилителем настоятельно прошу.

Метафора употребляется во всех эмоционально-окрашенных стилях речи. Однако в стиле художественной литературы метафора всегда носит оригинальный характер, тогда как в газетно-публицистическом стиле оригинальная метафора употребляется сравнительно редко и в основном — это трафаретные метафоры. Тем не менее в передовых статьях английских газет, функцией которых является убеждение, а также воздействие на читателя, то есть стремление заставить его согласиться с позицией газеты в оценке событий, нередко встречаются сравнительно яркие и развернутые метафоры. Сохранение оригинальной метафоры в переводах художественной литературы обязательно. Если это невозможно по каким-либо языковым причинам (разная сочетаемость, разная семантическая структура и т. п.), переводчику следует прибегнуть к компенсации или замене. Так, например, в переводе следующего предложения из рассказа О'Хары Ю. И. Жукова сохраняет весь образный рисунок оригинала, но полностью «перетасовывает» все его компоненты.

They passed so, that semblance of a thrush and a hawk in terrific immobility in mid-air, this an apparition-like suddenness: a soft clatter of hooves in the sere needle, and were gone, the man stooping, the woman leaning forward like a tableau of flight and pursuit on a lightning bolt.

Они появились неожиданно как духи, и так же неожиданно исчезли в мягком стуке копыт по сухим сосновым иглам; женщина устремилась вперед, мужчина ее преследует — две птицы, застывшие в быстром как ветер полете, коршун и его добыча.

Иногда трудность передачи метафоры в переводе заключается в том, что в ее основе лежит фразеологическое сочетание, которое не имеет своего образного эквивалента в русском языке.

Never before had Lucy met that negative English silence in its full perfection, in its full cruelty. Her own edges began to curl up in sympathy. (J. Tey)

В этом примере метафора:her own edges began to curl up in sympathyассоциируется с фразеологизмами:to be on edge — быть раздраженным; нервничать;to set the teeth (the nerves) on edge— действовать на нервы, раздражать. В этом случае происходит перераспределение сем, оживление основного (второго) денотативного значения слова edge— 'край', 'кромка' (the edges curled up).Однако одновременно присутствует значение обоих фразеологизмов ('раздражать').

Никогда еще Люси не сталкивалась с таким абсолютным молчанием, столь характерным для англичан и столь беспощадным: и в ней самой начало закипать негодование.

В переводе оказалось невозможным сохранить столь сложную по своей внутренней структуре метафору. Ее лишь в какой-то степени компенсирует трафаретная метафора — кипеть негодованием, которая лежит в основе фразеологизма.

Приходится прибегать к компенсации и при переводе следующего предложения, содержащего метафору, из книги Питера Лайона о структуре и функциях ООН.

Тоthe Security Council has also been delegated the decision as to whether a state qualifies for membership in the United Nations; down through the years this responsibility has spawned some epic spats...

В компетенцию Совета Безопасности входит право решать, достойно ли данное государство стать членом ООН; на протяжении многих лет эта функция породила множество бурных конфликтов.

Основное значение глаголаto spawn— 'метать икру'; фигуральное—'порождать'. Дополнительное значение глаголаto spawnпо сравнению с более общим значением глагола порождать передано введением существительного множество. Следует отметить, что прилагательноеepic— эпический очевидно приобретает новое значение, иначе оно не могло бы сочетаться с существительнымspat— мелкая ссора, размолвка. Определение и определяемое находились бы в логическом противоречии.

Выше уже говорилось о необходимости некоторой нейтрализации средств экспрессивности при переводе английских передовых статей. Здесь будет рассмотрен только вопрос о возможной передаче развернутой метафоры. Развернутая метафора представляет собой цепочку логически связанных между собой образных компонентов. Иногда такие компоненты развернутых метафор проходят через всю статью. Нижеследующий пример взят из статьи американского обозревателя Джеймса Рестона.

The latest official explanation of the President's Indochina policy is that "he is backing out of the saloon with both guns firing", but there is a catch to this.

He insists that the guys in the white hats keep control of the saloon before he leaves town. He wants a non-communist bartender, and a non-communist sheriff, and a secure non-communist town before he rides away into the sunset of November,1972.("The New York Times News Service")

В заключительном абзаце статьи частично повторяются элементы той же метафоры:but all this is a little more complicated than "backing out of the saloon".

Образы этой развернутой метафоры взяты из так называемого «вестерна» — фильма о ковбоях на «диком» Западе. В этом случае все элементы развернутой метафоры, пожалуй, могут быть сохранены в переводе.

Согласно последнему официальному объяснению политики президента в отношении Индокитая, «он хочет выбраться из бара, пятясь к двери и отстреливаясь из двух пистолетов». Но за этим кроется что-то еще.

Он хочет, чтобы парни в белых шапках следили за порядком в баре до тех пор, пока он не уедет из города. Он хочет, чтобы бармен не был коммунистом и чтобы шериф не был коммунистом и чтобы город заведомо не был в руках коммунистов. И только тогда он поскачет навстречу ноябрьским сумеркам 1972 года.

И в конце статьи — «но все это несколько сложнее, чем пятясь к двери, выбраться из бара».

Однако бывают случаи, когда сохранение всех образных компонентов развернутой метафоры так же невозможно, как и сохранение обоих компонентов синонимической пары, ибо это нарушило бы стилистические нормы русского языка. Такой слишком буквальный перевод развернутой метафоры был сделан в журнале «Новое Время» в 1953 году. Сравним:

Robert Boothby said "The Prime Minister had played a new tune which had brought hope to millions but then he had fallen ill and his flute had been muted. Our main hope is to learn the tune of these fresh and clear notes, and then orchestrate it, for it is the best tune any of Us are likely to hear for a long time, and perhaps it is the only tune that can save civilisation. (Ivor Montague, Britain Begins to Move).

Премьер-министр исполнил новую мелодию, которая возбудила надежду у миллионов людей, но затем он заболел и его флейта смолкла. Мы должны уповать на то, чтобы выучить кристально-свежие ноты этой мелодии и затем оркестровать ее, ибо это наилучшая мелодия из всех тех, которые мы слышим в течение долгого времени и, пожалуй, это единственная мелодия, которая может спасти цивилизацию.

Перевод не может не вызвать улыбки. Он является типичным образцом буквального перевода, который игнорирует все нормы русского языка, в результате чего искажается смысл: мелодия, которая может спасти цивилизацию; кристально-свежие ноты — совершенно невозможное сочетание; не очень понятно значение метафоры — оркестровать ее. Наконец, совершенно неправильно переведена конструкция с вторичной предикациейany of us are likely to hear for a long time— которые мы слышим в течение долгого времени. Правильным был бы перевод ибо вряд ли мы скоро услышим что-либо подобное.

Следует отметить, что и в английском тексте эта метафора тяжеловесна и излишне перегружена, но все же возможна, ибо она не нарушает норм публицистического стиля. При переводе правильнее было бы опустить некоторые звенья этой метафоры и прибегнуть к некоторым заменам. Например:

В речи премьер-министра прозвучали новые нотки, которые возбудили надежду у миллионов людей, но затем он заболел и его голос смолк. Но мы не должны забывать того нового, что прозвучало в его речи, и претворить это в жизнь. Ибо вряд ли мы скоро услышим что-либо подобное. И может быть только таким путем можно спасти человечество.

Метонимия как чисто языковая, так и используемая в качестве стилистического приема, все больше и больше употребляется в различных стилях языка, особенно в художественной литературе и в публицистике. Пожалуй, даже чаще, чем метафора. Передача метонимии тоже представляет собой переводческую проблему, ибо в употреблении метонимии наблюдается значительное расхождение в английском и русском языках. В силу этого при переводе нередко приходится возвращаться к основному значению слова, то есть к тому значению, которое породило метонимический перенос. Здесь тоже большую роль играет узус. Такие метонимии, как Белый дом или Пентагон, прочно вошли в употребление, тогда как другие метонимии совершенно такого же порядка, такие, например, как Елисейский дворец вместо президент Франции, пока еще не привились в русском языке.

It is theElysie which exercises control over the intermi-nisterial committee for Europe. ("The Times")

Контроль над межминистерским комитетом по делам Европы осуществляется президентом.

Очень распространенный случай метонимии — замена конкретного абстратным, перенос, который не всегда можно сохранить. Например:

"It (the flood) has hurt us a great deal," the PakistanPrime Minister told correspondents last week as he toured the destruction in the flooded provinces. ("Newsweek")

«Наводнение нанесло нам огромный ущерб»,—сказал корреспондентам премьер-министр Пакистана, на прошлой неделе во время поездки по пострадавшим от наводнения районам.

Нижеследующие примеры языковой метонимии взяты из книги Г. Мортона"In Search of London".

Arterial roads, railway lines, building estates, factories, hundreds of separate townships with their churches, municipal and shopping centres were all linked together by continuous masonry and seemed to stretch from horizon to horizon.

При переводе этого предложения, конечно, невозможно сохранить языковую метонимиюmasonry— каменная кладка. а

Магистрали, железнодорожные пути, жилые кварталы, заводы, сотни отдельных городков, каждый со своей церковью, муниципалитетом и торговым центром — все они слились в одно целое благодаря бесконечному множеству домов, простиравшихся до самого горизонта.

This city, by night so ghostly and deserted, is still one and only historic London. The hundred-odd miles of surrounding brickwork—with the exception, of course, of Westminster—are mere accretions, suburbs, bedrooms.

Этот город, такой призрачный и пустынный ночью, только он и есть единственный, настоящий, исторический Лондон. Раскинувшиеся на сто с лишним квадратных миль окружающие его дома, конечно, за исключением Вестминстера кажутся всего лишь наростами, предместьями, домами, где люди только спят.

Метонимииbrickworkиbedroomsсняты, но во втором случае введен описательный перифраз — где люди только спят.

Не всегда можно сохранить и стилистическую метонимию.

So the pink sprigged muslin and the champagne voile ran downstairs in a hurry...(C. Dane)

Речь идет о двух девицах в бальных платьях. Эту метонимию едва ли можно сохранить в переводе: розовый муслин в цветочках и палевая кисея сбежали по лестнице. Конечно, эффект стилистического приема; как справедливо указывает Риффаттер, в значительной степени зависит от элемента неожиданности:"The stylistic context is a linguistic pattern suddenly broken by an element which was unpredictable and the contrast resulting from this interference is the stylistic stimulus. The stylistic value of the contrast lies in the relationship it establishes between the two clashing elements."

Однако эта неожиданность ограничивается языковыми и стилистическими нормами каждого языка. Что возможно в одном, невозможно в другом. Так же как контекстуальное значение слова заложено где-то в его парадигматическом значении, так же как контекстуальная сочетаемость заложена в парадигматической валентности, так и стилистическая «неожиданность» обусловлена системой данного языка. Подтверждением этого могут служить и предыдущие, и нижеприводимые примеры. Следующий пример тоже взят из книги Мортона. Речь идет о похоронах короля Генриха V.

As the two miles of pompous grief passed through the streets of London, every citizen stood at his doorway holding a lighted taper.

В то время как пышная похоронная процессия, растянувшаяся на две мили, проходила по улицам Лондона, в дверях каждого дома стоял его хозяин с зажженой свечой в руках.

Пример взят из исторического описания Лондона. И хотя по своему характеру книга очень близка к художественной литературе, тем не менее сохранить эту очень образную метонимию (две мили пышной скорби) невозможно из-за совершенно различных стилистических норм английского и русского языков.

Следует отметить, что поскольку лингвистическое употребление метонимии в английском языке носит специфически национальный характер, это создает основание для своеобразного и частого употребления ее, как стилистического приема.

Вопрос о переводе эпитета по существу связан с переводом метафоры, если речь идет о метафорическом эпитете, а также с переводом слов эмоционального значения и ,с сочетаемостью. Поэтому здесь нет необходимости специально останавливаться на этом, а вопрос о некоторых синтаксических и структурных особенностях английского эпитета будет рассматриваться отдельно.

Что касается передачи в переводе сравнения как стилистического приема, то трудности возникают только в том случае, если слова английского и русского языков различны по своей семантической структуре. В главе о лексических трансформациях рассматривался вопрос о переводе таких слов-терминов, какinstant coffee.Ниже приводится стилистическое сравнение, в основе которого лежит своеобразная игра слов.

Instant history, like instant coffee, can sometimes be remarkably palatable. At least it is in this memoir by a former White House aide who sees L.B.J, as "an extraordinarily gifted President who was the wrong man from the wrong place at the wrong time under the wrong circumstances". ("Time")

Современная история, как и такой современный продукт, как растворимый кофе, иногда может быть необыкновенно приятна. По крайней мере, такой ее преподносит в своих мемуарах бывший помощник президента Джонсона, считающий его «исключительно одаренным президентом, который был неподходящим человеком, из неподходящего места (штат Техас), в неподходящее время, при неподходящих обстоятельствах».

Для того, чтобы сохранить это шутливое сравнение, переводчики были вынуждены ввести дополнительные слова.

Большую трудность для перевода представляет собой актуализация языковых средств, то есть их употребление в стилистических целях. В таких случаях грамматическая форма или структура приобретает особую яркость и выразительность и может рассматриваться как стилистический прием, передающий художественное намерение автора. Именно об этом пишет Р. Якобсон: "...the poetic resources concealed in the morphological and syntactic structure of language, briefly the poetry of grammar and its literary product, the grammar of poetry, have been seldom known to critics and mostly disregarded by linguists but skillfully mastered-by creative writers". Такое использование носит индивидуальный характер и обычно является очень неожиданным, а в неожиданности и заключается сила эффекта, сила воздействия на читателя. Ранее, в главе о грамматических трансформациях, уже указывалось, что артикль нередко выполняет смысловую функцию, требующую передачи в переводе. Но артикль может служить и стилистическим целям. В этих целях Диккенс как бы «обыгрывает» артикль при помощи повтора в нижеследующем отрывке из «Записок Пикквикского клуба», в котором описывается дуэль между доктором Сламмером и мистером Уинклем.

"What's all this?" said Doctor Slammer, as his friend and Mr. Snodgrass came cunning up.—

"That's not the man."

"Not the man!" said Doctor Slammer's second.

"Not the man!" said Mr. Snodgrass.

"Not themanl" said the gentleman with the camp stool in his hand.

"Certainly not," replied the little doctor. "That's not the person who insulted me last night".

Такую же выразительность приобретает определенный артикль, употребленный Айрис Мердок в романе"Bruno's Dream"перед неопределенным местоимениемone.

...You were made for me. You are the one. ...вы были созданы для меня. Вы — единственная и неповторимая.

Этими синонимами как-то компенсируется и передается эмфаза, заключенная в таком стилистическом использовании артикля.

В нижеследующем примере из того же романа Айрис Мердок актуализируется стилистическое и смысловое противопоставление обоих артиклей.

Perhaps he would achieve some sort of peace, the peace of an elderly man, a peace of cosy retirement...

Возможно, он обретет какой-то душевный покой, покой свойственный пожилым людям, такой покой, который дает приятное уединение.

Очень большие возможности актуализации представляет пассив, который часто используется для живости и яркости описания.

Неwas elegant, bowler-hatted and umbrellaed.(С. Wilock)

Употребление пассивного причастия приобретает добавочный эффект благодаря конверсии. В переводе прием актуализации пропадает. Известную экспрессивность можно возместить повтором и добавлением слова.

Он выглядел очень элегантно — элегантный котелок, шелковый зонтик.

Не менее экспрессивен пассив из уже цитированного романа Айрис Мердок.

It's not really so sudden. Sudden things are prepared

for:


Пассив в этом случае создает сжатость, придающую афористичность" этому высказыванию.

Это не так уж внезапно. Все внезапное имеет предысторию.

Актуализация означает переход от обычного к необычному. Это выявление потенциальной экспрессивности, заложенной в лексических, морфологических и синтаксических средствах языка, их контекстуальное обновление благодаря индивидуальному употреблению. Так, используя существующую в языке модель:the house was lived in, the bed hasn't been slept in,Айрис Мердок дает ей иное лексическое наполнение, которое носит индивидуальный характер и благодаря которому описание приобретает большую живость и яркость.

The lamp illuminated the comfortless untidy bed which had been twisted and turned in all day.

Лампа освещала неуютную неряшливую постель, все было смято и перевернуто, так как больной весь день беспокойно ворочался с боку на бок.

Актуализация пассивной формы встречается и в газетно-публицистическом стиле, хотя там она обычно имеет не такой яркий характер, как в стиле художественной литературы.

The General Assembly wasgaveled to order by its outgoing President. ("Newsweek")

Уходящий со своего поста председатель Генеральной Ассамблеи навел порядок в зале, энергично стуча молотком.

Экспрессивность и эмфаза, созданные пассивной формой глагола, образованного конверсией, компенсируются лексически. Сжатость предложения утрачена, ибо в глаголеto gavelзаключёны два семантических компонента (действие и орудие действия), которые должны быть переданы в переводе.

Возможности актуализации многообразны и в лексическом плане. Например, перенос слова в неожиданную и новую стилистическую среду, нарушение его привычной сочетаемости.

So now, going along the sandy track of the road in the car, the lights picking out the eyes of nightbirds that squatted close on the sand until the bulk of the car was on them and they rose in soft panic... (E. Hemingway)

Это необычное сочетаниеsoft panicявляется как бы своеобразным перенесенным эпитетом. Буквальный перевод сочетания тихая паника вызывает совершенно иной круг ассоциаций — скорее разговорно-юмористических. Благодаря многозначности английского прилагательногоsoft в данном контексте оно вызывает различные ассоциации: тихий, бесшумный взлет ночных птиц (сов); их мягкое оперение. Из-за разной семантической структуры русских слов — бесшумный, тихий и мягкий — актуализация не может быть сохранена в переводе. Приходится прибегать к описательному переводу, для того чтобы воссоздать полностью образную картину, созданную этим необычным сочетанием.

И вот сейчас мы ехали по песчаной дороге, свет фар вдруг вспыхивал в глазах ночных птиц, которые сидели в песчаных ямках, и когда наша машина подходила к ним вплотную, они испуганно взлетали, мягко хлопая крыльями.

Возможен и другой вариант перевода: «...они в страхе бесшумно взлетали».

Из всего сказанного видно, что употребление некоторых стилистических приемов в английском языке весьма своеобразно, носит специфически национальный характер и поэтому всякий их механический перенос из одного языка в другой недопустим. Кроме того, эффект, производимый тем или иным стилистическим приемом, бывает различен в английском и русском языках (ср.: soft panicи тихая паника). Это объясняется не только национальным своеобразием стилистических средств и приемов, но и их многофункциональностью, которая тоже не всегда совпадает, как видно на примере аллитерации. Это и вызывает необходимость в стилистических трансформациях: заменах и компенсации. Поэтому не столь важно классифицировать средство, как осознать производимый им эффект, то есть установить, с какой целью оно используется автором.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет