Проблемы перевода. Т. Р. Левицкая, А. М. Фиттерман, Издательство "Международные отношения", М., 1976


Глава седьмая ОСОБЕННОСТИ УПОТРЕБЛЕНИЯ ОДНОРОДНЫХ ЧЛЕНОВ И ВВОДНЫХ СТРУКТУР В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ



жүктеу 1.95 Mb.
бет8/12
Дата05.05.2019
өлшемі1.95 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Глава седьмая ОСОБЕННОСТИ УПОТРЕБЛЕНИЯ ОДНОРОДНЫХ ЧЛЕНОВ И ВВОДНЫХ СТРУКТУР В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ


Однородные члены

В главе о грамматических трансформациях указывалось, что одной из причин трансформации при переводе является характерное для каждого языка специфическое расположение синтаксических единиц. Употребление однородных членов и вводных структур в английском языке является настолько своеобразным, что этой проблеме авторы считают нужным посвятить отдельную главу. Следует отметить, что вопрос об однородных членах рассматривается только на уровне простого предложения.

Однородными могут быть любые члены предложения: подлежащее, сказуемое, дополнение и т. д. Количество однородных членов в английском предложении ничем не ограничено, так как предложение является открытой структурой. Но, как будет показано ниже, «нанизывание» однородных членов может выступать как стилистический прием, хотя и нет прямой пропорциональной зависимости между количеством звеньев такой цепочки и степенью их экспрессивности — пять однородных членов необязательно будут экспрессивнее, чем три. Однако употребление целых двенадцати однородных членов в первом абзаце статьи из газеты «Нью-Йорк Тайме», последний из которых — антитеза всем предыдущим, несомненно является преднамеренным. Чрезмерная длина этой цепочки рассчитана на стилистический эффект.

Great works of art over the last several thousand years have been pillaged, burned, bombed, neglected, discarded, ground up for lime if of marble, melted down if of gold or bronze, used to line shoes if on canvas—this in Germany during the last days of World War II—painted out, broken up, thrown away, and now and then reverently preserved.

На протяжении тысячелетий гибли великие творения искусства — их расхищали, жгли, бомбили, с ними пренебрежительно обращались, их выбрасывали; их пережигали на известь, если это были мраморные статуи, их расплавляли, если это были золотые или бронзовые изделия, пускали на стельки, если это была живопись на полотне — так поступали в Германии в последние дни Второй мировой войны — их записывали, ломали, выкидывали, а иногда благоговейно сохраняли.

Прием сохранен в переводе, но введены некоторые дополнительные слова, а для передачи безличного пассива в начале предложения вводится обобщающий глагол гибли, после которого идут русские неопределенно-личные глаголы.

Следует отметить, что в своей книге «Конструктивный анализ структуры предложения» Г. Г. Почепцов называет употребление однородных членов расширением и определяет его следующим образом: «Расширение основывается на фундаментальном свойстве грамматики языка — рекурсивности — и заключается в добавлении к некоторой синтаксической единице других элементов того же синтаксического статуса и общей синтаксической связи в структуре предложения, в их нанизывании одна к другой». Морфологическое единообразие отнюдь не является обязательным для однородных членов, то есть синтаксическая однородность отнюдь не предполагает морфологической однородности. Основным в их употреблении является их общая синтаксическая функция. Однако часто именно морфологическая однородность, совмещаясь с синтаксически функциональной однородностью, способствует увеличению экспрессивности. В этом случае количественный фактор тоже создает стилистический эффект.

Oh! But he was a tight-fisted hand at the grindstone, Scrooge! A squeezing, wrenching, grasping, scraping, clutching, covetous, old sinner. (Ch. Dickens)

В этой цепочке определений семь однородных членов — пять морфологически единообразных, кроме того, они все являются метафорическими эпитетами и явно обобщаются прилагательнымcovetous,которое употреблено в своем прямом, а не в переносном значении. Прилагательноеold в устойчивом сочетании с определяемымsinnerявляется кульминацией.

Присоединение однородных членов друг к другу может быть как союзным, так и бессоюзным. Союзы, объединяющие однородные члены, могут быть сочинительными, разделительными и противительными, а также может употребляться подчинительный союзif.Например,It was a fine if a cold morning.В некоторых случаях однородные члены присоединяются при помощи союза в сочетании с тире, что придает всему высказыванию очень эмфатичный характер. Таким образом, делается особый упор на втором однородном члене.

The fact that the U. S. Government was finally—and firmly—coming to grips with crime impressed many. ("Time")

На многих произвел огромное впечатление тот факт, что правительство США наконец принялось, и принялось решительно, бороться с преступностью.

Эмфаза английского предложения передана повтором глагола.

Казалось бы перевод однородных членов не должен представлять особой трудности. Но употребление их в английском языке иногда очень своеобразно: в качестве однородных членов в предложении могут выступать лексические компоненты, которые логически несовместимы, ибо они принадлежат к различным логическим категориям. Такое употребление далеко не всегда является стилистически маркированным. Например:

Remained the bedroom, small as the one occupied by Martin, into which she and her seven little ones crowded and slept. (J. London)

При переводе на русский язык для разделения этих однородных членов приходится вводить обстоятельственные слова, ибо сочетание «набивались и спали» едва ли приемлемо.

Четвертой комнатой была спальня, такая же маленькая, как и комната Мартина. Вечером она и ее семеро малышей набивались в эту комнатушку и спали там.

The waiter came and they ordered spaghetti and half a bottle of Chianti, and watched the restaurant fill up with people and actors, who still had traces of grease-paint around their collars and tall, astonishing-looking girls in mink coats from the musical across the street. (I. Shaw)

Подошел официант, и они заказали спагетти и полбутылки Кьянти. Они смотрели, как ресторан постепенно наполнялся посетителями: актеры, все еще со следами грима вокруг воротничка, и сногсшибательные девушки в норковых шубках из мюзик-холла на другой стороне улицы.

Сочетание «люди и актеры» или «посетители и актеры» вряд ли возможно в русском языке — как будто актеры не включены в понятие «люди». Также не несут никакой стилистической нагрузки однородные члены в нижеследующем примере:

My lady and Mr Godfrey (not knowing what Mr Franklin and I knew) both started and both looked surprised. (W. Collins)

Миледи и Мистер Годфри (которые не знали того, что было известно мистеру Франклину и мне) вздрогнули от удивления.

Логическое сочетание однородных членов вздрогнули и удивились едва ли приемлемо в русском языке. Однако употребление логически несовместимых однородных членов часто является настолько нарочитым, что явно приобретает силу стилистического приема.

A few minutes later nurse Davis, starched and curious, arrived. (A. Christie)

Такое столкновение двух определений, особенно в постпозиции, создает взрыв и превращает их в эпитеты, придавая им особую выразительность.

Через несколько минут вошла сестра Дэвис, вся накрахмаленная, едва сдерживая свое любопытство.

В переводе экспрессивность сочетания передана лексическими средствами—введением дополнительных слов. Постпозитивное положение эпитетов сохранено.

Умышленное употребление логически несовместимых однородных членов в следующем примере тоже несомненно является стилистически значимым.

In a few seconds Crumbe-Howard came stalking out of the cottage. He was scarlet in the face and alone. (Colin Willock)

Через несколько мгновений Крам-Говард с очень красным лицом важно вышел из коттеджа. Он был один.

Компенсация приема осуществляется путем превращения второго элемента в самостоятельное предложение. Благодаря этому данный элемент очень выделяется.

И в нижеследующем примере чувствуется преднамеренное сочетание разнородных элементов, являющихся дополнениями к сказуемому.

Неstrolled to the window, saw a fine bright New England day and a knot of photographers. (A. Schlesinger)

Он подошел к окну и увидел, что день ясный, солнечный, какой бывает только в Новой Англии. В глаза ему бросилась кучка фотографов.

Перевод получился распространенный, и прием не сохранен и не компенсирован.

Диккенс начинает сорок шестую главу своего романа «Мартин Чезлвит» изложением ее содержания. Для создания юмористического э(})фекта он дает четыре устойчивых сочетания с одним и тем же глаголомto make,которые являются логически разнородными.

Chapter XLVI

In which Miss Pecksniff makes Love, Mr. Jonas makes Wrath, Mrs. Gump makes Tea, and Mr. Chuffy makes Business.

Глава 46

В которой мисс Пекснифф занята любовью, мистер Джонас — гневом, мистрис Гемп — приготовлением чая, а мистер Чоффи — делами, (пер. Клягиной-Конд-ратьевой)

О нарочитости данного приема можно судить по тому, что среди устойчивых сочетаний Диккенс употребил окказиональное, созданное им по аналогии —make wrath.

Рассмотрим теперь те стилистические приемы, которые построены на использовании однородных членов.

Начнем с повтора. В главе о стилистических трансформациях затрагивался вопрос о повторе как о стилистическом приеме, более распространенном в английском языке, чем в русском, и о способах его передачи в переводе. В данной главе повтор рассматривается подробно как прием, построенный на употреблении однородных членов.

Лексический повтор обычно рассчитан на эмоциональный эффект и служит средством усиления и эмфазы. Повтор может строиться по различным моделям. Иногда слово последовательно повторяется несколько раз. В других случаях между повторяемыми словами могут стоять другие лексические единицы. Таким образом различают повтор контактный и повтор дистантный.

She seemed puzzled; not antagonistically puzzled, but puzzled puzzled. (Calder Willingham)

Она казалась изумленной; не враждебно изумленной, а изумленно изумленной.

Повторяемое слово может стоять в начале и в конце предложения и т. д. Повторяться могут знаменательные, незнаменательные и полузнаменательные слова. Повтор незнаменательных и полузнаменательных слов служит выделению и большему обособлению последующего слова. Например:

The old, the universal anodyne; the common lot. (J. Galsworthy)

При помощи повтора обычно создается эмоциональное нагнетание. В нижеследующей главе из книги В. Ауслера "N. Y.N.Y."используются различные виды повторов. Глава называетсяAdv't (advertisement)— в ней вскрывается самая суть рекламы: ее назойливость, ее стремление одурманить обывателя, заставить его покупать, без конца покупать.

And wherever you go or turn, on streets or subways or busesorrailroad stations or airports or reading the newspaper or the theatre program or getting a cup of coffee at the corner drugstore or looking up at the sky, your friendly advertiser is at you with his product, with his circling words, his jingles, his scareheads, his spiel about hats and toothpastes and night-clubs and smash hits and colossal

bargains in laces and linens and buildings coming dow and entire stocks that must be sold: everything everythin everything must go.

And why? Why? For that New York look. For that sophistication money can't buy, but you can. For last years's Drama Critics' Circle award winner, for that refurbished splendor, for that special something. You still have time. But hurry, hurry, hurry. Open till nine.

В этом тексте помимо повтора слов (знаменательных и полузнаменательных) встречаются и другие однородные члены, употребление которых преследует ту же цель.

И куда бы вы ни пошли, куда бы ни повернули — на улице или в метро, или в автобусе, или на вокзале, или в аэропорту, или читая газету, или театральную программу, или глазея на небо, или за чашкой кофе в кафетерии на углу — ваш друг реклама тут как тут со своим товаром, с бегущими световыми словами, со своими стишками, со своими сенсационными заголовками, своими шуточками о шляпах и зубной пасте, и ночных клубах, и ультрамодных песенках, и невероятно выгодной распродаже кружев и белья, и распродаже товаров, накопившихся на складе, и понижении цен на дома: все, все, все продается. Но почему? Почему? Ради этого нью-йоркского шика. Ради той изысканности, которую за деньги не купишь, но вы купить можете. Ради прошлогоднего победителя кружка театральных критиков, ради этого нового великолепия, ради этой изюминки. У вас еще есть время. Но торопитесь, торопитесь, торопитесь. Открыто до девяти.

В этом случае все повторы сохранены. Однако бывают такие, на вид простые случаи повторения однородных членов, которые не сохраняются в переводе.

Тоthink of the years and years and years it is since I did read. (A. Christie)

Подумать только, сколько лет прошло с тех пор, как я ее читала.

"She was eating seed cake one day and one of the seeds got the wrong way. And she choked and she choked and she choked and she died of it. Oh dear, that's very sad, isn't it?"

«Однажды она ела кекс с тмином, и одно зернышко попало не в то горло. Она начала ужасно задыхаться и умерла. Как печально, правда?»

Однородные члены участвуют также в создании различного вида пар: синонимических, аллитерирующих, антонимических, пояснительных и других. Следует отметить, что пары также употребляются в ритмических целях, особенно в постпозиции, как определения.

Употребление синонимических пар восходит к двенадцатому и тринадцатому векам, когда оно вызывалось необходимостью и носило чисто утилитарный характер. Французское слово, как пишет О. Есперсен, часто требовало перевода и употреблялось в паре со своим англосаксонским синонимом "...for the benefit of those who were not yet familiar with the more refined expression".Так например, в памятнике тринадцатого века"The Ancrene Riwle"встречаются следующие пары: cherite pet is luve; in desperaunce, pet is, in un-hope and in unbileaveи т. п. Интересно отметить аналогичное употребление у А. Болотова: «Итак, определили мы всем ехать и назначили для генерального рандеву или сборным местом один ... курган...». Позднее необходимость в переводе отпала и употребление пар превратилось в чисто стилистический прием, который используется во всех стилях языка.

В стиле официальных документов употребление синонимических пар является своего рода штампом и во многих случаях даже в аутентичных текстах не сохраняется, как уже говорилось в главе о стилистических трансформациях. Однако очень часто подобные пары в официальном стиле имеют уточняющий характер, и тогда они обязательно должны быть переданы в переводе, как например, в следующем отрывке из первой главы Устава ООН:Purposes and Principles:

"...adjustment or settlement of international disputes or situations which might; lead to a breach of the peace".

«....улаживание или разрешение международных конфликтов и ситуаций, которые могут привести к нарушению мира».

Однородные члены, образующие парные сочетания, употребляются также в газетно-публицистическом стиле. Вот пример явно тавтологической пары:

Everyone was complaining that theТ.V., dominated by the carve-up of the three parties, was serving up dull and boring pap. ("Morning Star")

Все жаловались, что британское телевидение, вынужденное разделить время предвыборных передач между тремя основными партиями, преподносило невероятно скучный материал.

Чрезвычайно часто, однако, однородные члены — синонимические пары и в газетном стиле служат не только для создания эмфазы, но и для уточнения. Они также могут дополнять друг друга.

The wiles and cunning which had enabled the Tories to dominate one-quarter of the world were brought into play to rob the working class of the fruits of their struggle for democratic advance. ("Marxism Today")

Хитрость и коварство, благодаря которым консерваторы в прошлом установили свое господство над четвертой частью мира, были снова пущены в ход, чтобы лишить рабочий класс всего того, чего он добился в борьбе за демократический прогресс.

В этом случае синонимическая пара сохранена в переводе и семантически и стилистически. Обе ее функции — уточнения (или дополнения) и эмфазы полностью переданы.

Однако далеко не всегда даже уточняющие пары могут быть переданы двумя однородными членами. Иногда это объясняется различием норм употребления(usage)в английском и русском языках.

The Government plans consist of a wide-ranging attack on democratic rights and liberties of Britain's working people.

It is the most serious attempt to shackle and muzzle the working class in living memory. ("Morning Star")

Правительство намерено начать широкое наступление на демократические права и свободы английских рабочих.

Это самая серьезная попытка в наше время заткнуть рот рабочим (связать рабочий класс по рукам и ногам).

Иногда невозможность сохранения синонимической пары объясняется тем, что в английском языке все еще жива традиция, уходящая, как указывалось, корнями в тринадцатый век, использовать однородные члены этимологически различного происхождения. В русском языке такая традиция, по существу, отсутствует. Вряд ли в русском языке в стилистических целях употребляются такие пары, как промышленность и индустрия; введение и интродукция; финал и окончание.

The purposes of the Western Powers in pouring arms into Israel have been open and unconcealed. ("Morning Star")

Западные державы совершенно не скрывают те цели, которые они преследуют, поставляя оружие Израилю.

Синонимическая пара передана глаголом — не скрывают; заключенная в ней эмфаза передана усилителем: совершенно не скрывают.

В газете встречается иногда и сознательное нарушение пары, являющейся фразеологизмом (вопрос о нарушении фразеологизмов рассматривается в отдельной главе). Известный фразеологизмcakes and ale,восходящий к «Двенадцатой ночи» Шекспира, представляет собой пару однородных членов. Газета"The Sunday Times"обыгрывает этот фразеологизм, образующий заголовок, введением дополнительного слова:bitter —"Cakes and Bitter Ale".

Обычно в переводе передается смысл фразеологизма: 'веселая жизнь'. В данном случае можно предложить два варианта перевода: первый — жизнь не так уж весела; второй вариант тоже возможен, поскольку вклиненное слово возвращает прямое значение компонентов: пирожки и горькое пиво.

Бывают случаи, когда однородные члены представляют собой антонимическую пару, как в нижеследующем заголовке.

Fair Words but Ugly Facts Remain ("Morning Star") Красивые слова, но неприглядные факты

Как уже говорилось в главе о стилистических трансформациях, аллитерация и аллитерирующие пары чрезвычайно характерны для газетного стиля, но употребляются в нем не для благозвучия, а для броскости, то есть для привлечения внимания читателя.

Parliament (i.е.Government) must give leadership and take decisions. The public's function is to watch and weigh the Government's actions with a view to passing judgements at election time. ("The Guardian")

Парламент (т. е. правительство) должен руководить и принимать решения. А дело общественности — наблюдать за действиями правительства и оценивать их, с тем чтобы вынести свое суждение на выборах.

Уточняющая пара сохранена в переводе; аллитерация, естественно, исчезла.

The speaker contrasted the new exciting step on the path of the human progress, being taken bythe Soviet Union with the decay and degeneration in the capitalist world. ('Daily World")

Оратор противопоставил новые значительные шаги на пути человеческого прогресса, которые делает Советский Союз, тому упадку и разложению, которые царят в капиталистическом мире.

И в этом случае пара сохранена в переводе, но аллитерация пропала.

В нижеследующем примере аллитерирующие однородные члены являются не синонимичными, а антонимичными — создают метонимическое противопоставление мира и войны.

Garages need modernizing—but will not be modernized. You can't have both guns and garages—or tanks and Tubes. ("Daily Worker")

Гаражи требуют модернизации, но этого не произойдет. Нельзя одновременно иметь пушки и гаражи или танки и новые линии метро.

Но, конечно, особенно эффектно и экспрессивно употребление однородных членов в парных сочетаниях в художественной прозе и поэзии.

Captain Trevelyan's own room was in exquisite and apple-pie order. It was the room of a man almost fanatically tidy and neat in his habits. (A. Christie)

Спальня капитана Тревильяна была в безупречном и образцовом порядке. Это была комната человека, приверженного к порядку и аккуратности буквально до фанатизма.

Эти синонимические пары явно используются для эмфазы, то есть они служат для усиления высказывания.

Связь между компонентами пары может иметь различный характер. Параneat and tidyявляется семантически и стилистически однородной, тогда как компоненты парыexquisite and apple-pie (order)являются стилистическими синонимами, то есть принадлежат к различным пластам словаря. Такое же различие наблюдается в пареtranquil and calm:

Her eyes were wide, tranquil and calm. (Olivia Manning) У нее были большие глаза, спокойные и невозмутимые.

Стилистическая синонимия в переводе не так ярко выступает, как в оригинале, хотя невозмутимый более «литературное» слово по сравнению с спокойный.

Не менее часто встречаются случаи, когда однородные члены расположены по степени нарастания интенсивности своих значений.

His wife, he thought, would at this moment be doing something silly or foolish or, if not that, she would be doing something which might not be silly or foolish but would be highly dangerous. (Calder Willingham)

Он подумал, что его жена, вероятно, делает сейчас что-нибудь глупое или дурацкое, а если и не глупое или дурацкое, то, наверно, что-либо весьма опасное.

Следующий пример, строго говоря, не относится к художественной литературе — он взят из «Истории Англии» Маколея, но в этой главе дается художественное описание Лондона, и автор пользуется многими стилистическими средствами, обычно встречающимися в художественной литературе. Например:

London had in the world only one commercial rival, now long outstripped, the mighty and opulent Amsterdam.

Однородные членыmighty and opulentдополняют друг друга. Эти эпитеты очень тесно связаны друг с другом логически, и один как бы является следствием другого.

Во всем мире у Лондона был только один соперник в торговле — богатый и могущественный Амстердам.

В таком порядке эпитетов нагляднее выявляется их логическая связь. В другом примере из того же описания Лондона Маколей употребляет две пары. По отношению друг к другу они являются антонимическими, а компоненты каждой пары дополняют друг друга. Обе пары сохранены в переводе.

Poets loved to contrast its (Chelsea) silence and repose with the din and turmoil of the monster London.

Поэты любили противопоставлять тишину и покой Челси суете и грохоту чудовищного Лондона.

Употребление однородных членов Сомерсетом Моэмом представляет большие трудности для переводчика. Например, при переводе поэтического описания Тихого океана приходится прибегнуть к лексической замене. Необходимость сохранения приема доминирует над лексической точностью.

The Pacific is inconstant and uncertain like the soul of man.

Тихий океан непостоянен и изменчив, как душа человека.

Столь же интересен и следующий пример из того же описания.

The billows, magnificently rolling, stretch widely on all sides of you, and you forget your vanished youth, with its memories, cruel and sweet, in a restless, intolerable desire for life.

Coвсех сторон, куда ни глянешь, величественно катятся огромные валы и забываешь об ушедшей молодости с ее воспоминаниями, жестокими и нежными, и тебя охватывает неудержимая, беспокойная жажда жизни.

И в этом случае перевод идет по линии сохранения приема, то есть ритмического рисунка описания.

Но иногда однородные члены не сохраняются даже при переводе художественной литературы. Это особенно относится к аллитерирующим парам, которые нередко бывают тавтологическими.

She (freedom) is a child of the people, born in the very height and heat of battle. (F. Norris)

Свобода — дитя народа, рожденное в огне сражений.

Вряд ли можно сохранить в переводе оба однородных члена: в огне и пылу сражений.

Следует отметить, что пары являются очень важным элементом создания ритма прозы. Об этом никогда не следует забывать, так как ритмичность прозы часто является характерной особенностью индивидуального стиля писателя.

Однородные члены часто образуют, как уже говорилось, не только пары, но и цепочки синонимов. В примере об уничтожении произведений искусства из газеты«Нью-Йорктаймс» (с. 109) однородные члены, собственно говоря, не являются синонимами, но они объединены одним понятием — 'уничтожение'. А нижеследующие эпитеты представляют собой синонимический ряд в полном смысле слова. Эта цепочка интересна с точки зрения характера входящих в нее синонимов —It was cold, bleak, biting-weather (Ch. Dickens). Cold— слово нейтральное, взятое в его прямом значении, которое лишено эмоциональных коннотаций; bleak— слово литературное с эмоциональным значением. В его семантической структуре присутствует компонент — 'мрачный', 'угрюмый' (ср.: "Bleak House"). Словоbiting— третье звено цепочки — метафорический эпитет и, как таковой, является наиболее экспрессивным. Таким образом, синонимы расположены в порядке нарастания, что вообще типично для таких цепочек. Все стилистические особенности этих синонимов могут быть отражены в переводе:

Погода была холодная, мрачная, пронизывающая.

Но бывают случаи, когда все компоненты цепочки равноценны, расположены на одном уровне, без нарастания, они все метафоричны. Диккенс опять описывает погоду в рождественскую ночь.

It was piercing, searching, biting cold. Мороз щипал, пробирал и пронизывал.

Компоненты синонимической цепочки переставлены в переводе из соображений ритма по количеству слогов (щипал — два слога, пробирал — три, пронизывал — четыре). В английской цепочке эффект благозвучия создается звуковым единообразием эпитетов, в русском переводе он компенсируется ритмическим расположением элементов. Вообще, расположение компонентов цепочки может быть обусловлено различными причинами. Об этом говорит в своей книге Г. Г. Почепцов: «Несомненный интерес представляет вопрос о последовательности элементов аддиции. Расположение

составляющих аддитивно расширенного члена предложения являет собой результат взаимодействия самых различных по своей природе факторов, начиная от внелингвистических (здесь можно указать на последовательность элементов как отражение реальной последовательности их референтов в объективной действительности, на зависимость последовательности элементов от субъективной оценки ее говорящим, ср., например, эвфонические мотивы выбора порядка слов) до чисто структурных (сравнительная сложность морфологической структуры элементов, их связи с остальным составом предложения)».

Расположение семи однородных членов, образующих цепочку, по-видимому, объясняется художественным замыслом автора, его стремлением показать поведение своего героя со всех сторон.

Не(Ashenden) was ingratiating, ingenuous, humble grateful, flattering, simple, and timid. (S. Maugham)

Эшенден был вкрадчив, искренен, скромен, признателен, льстив, простодушен и робок.

Цепочки однородных членов, так же как и пары, могут быть антонимичными по отношению друг к другу и синонимичными внутри самих себя. Например:

Recently, at the opening of this Parliament, we had again the opportunity of witnessing all the splendour, pomp and pageantry which, my honourable Friend will assure me, bespeaks the greatness of our nation. Did any of my honourable Friends contrast it, for one second, with the beggary, poverty, misery and penury which exist within the greatness of that nation? (A. J. Cronin)

Данный отрывок из романа Кронина «Звезды смотрят вниз» является образцом ораторского стиля, подвергшегося эстетической трансформации, то есть художественной обработке писателем. Отрывок построен на антитезе. Первая цепочка состоит из трех звеньев, вторая — из четырех.

Недавно, при открытии Парламента этого созыва, мы снова могли наблюдать весь тот блеск и пышность и великолепие, которые, как уверяет мой достопочтенный коллега, свидетельствуют о величии нашей страны. Сопоставил ли кто-нибудь из достопочтенных членов парламента все это с бедностью и нищетой, нуждой и убожеством, которые существуют наравне с величием этой страны?

Цепочки однородных членов синонимов отнюдь не являются принадлежностью только художественной прозы, они встречаются и в газетно-публицистическом стиле.

This conscious, deliberate, calculated Government policy spells ruin for Britain if we meekly accept it. ("Morning Star")

Все три компонента цепочки поддаются переводу.

Эта сознательная, преднамеренная, целенаправленная политика правительства принесет гибель Англии (погубит Англию), если мы безропотно примем ее.

Одной из возможностей стилистического использования однородных членов является зевгма. Этот прием заключается в том, что два или более однородных членов выступают в качестве дополнений при одном глаголе, с которым они одновременно не могут сочетаться парадигматически. Такое сочетание возможно только в речи. С одним из таких дополнений глагол образует свободное сочетание и употребляется в своем основном прямом значении. С другим дополнением такой глагол употребляется либо в переносном, либо в лексически связанном значении, являясь частью устойчивого или фразеологического сочетания. Например:

Неtook three weeks off and a ticket to Mentona. (J. Galsworthy)

He took...a ticketявляется свободным сочетанием, и глаголto takeупотреблен в своем прямом, конкретном значении. В сочетании Неtook three weeks offглаголto take употребляется в переносном значении. Данная зевгма может быть вполне сохранена в переводе, так как оба сочетания имеют свои соответствия в русском языке: взять билет и взять отпуск.

Эффект этого стилистического приема заключается в столкновении двух значений глагола — прямого и переносного, свободного "и лексически связанного. В результате такого столкновения оба значения выступают особенно ярко и тем резче ощущается их лексическая несовместимость.

Также поддаются переводу весьма известные зевгмы из знаменитой поэмы А. Попа «Похищение локона».

Or stain her honour or her new brocade... Or lose her heart, or necklace at the ball Запятнает свою честь или свое новое парчевое платье... Потеряет на балу свое сердце или свое ожерелье

И нижеследующая зевгма не представляет трудности для перевода, ибо в обоих языках и прямое и переносное значение глаголов совпадают.

The morning found her out of wool and patience (G. K-Chesterton)

Наутро у нее кончилась шерсть для вязания и кончилось терпение.

Однако зевгма не всегда легко переводима. Это объясняется целым рядом причин: различными нормами сочетаемости, несовпадением прямых и переносных значений глаголов в двух языках, различием лексических элементов фразеологизмов. Например:

The Dean collected his wits and his hat. (G. K- Chesterton).

Настоятель собрался с мыслями и поднял (подобрал) свою шляпу.

Сохранение зевгмы в переводе невозможно, так как в русском языке во фразеологизме употребляется один глагол, а в свободном сочетании — другой.

Зевгма не может быть сохранена в переводе и в нижеследующем примере, где глаголto blowв первом случае является элементом устойчивого сочетания, а во втором выступает в качестве каузативного глагола. В первом случае в русском языке существует аналогичное выражение, но каузативного глагола с таким значением нет. Однако здесь вполне возможна компенсация при помощи игры слов и деления на два предложения.

Colonel Ito (who had thrown himself upon the Russian guns at the siege of Port Arthur) had been blown to pieces and into national immortality. (J. Michener)

Полковника Ито (который во время осады Порт-Артура бросился на русские пушки) разорвало на куски. Эта героическая смерть его обессмертила.

Следует отметить, что английские писатели любят зевгму. Она встречается у Попа и Джейн Остин, Диккенса и Голсуорси, Честертона, Пристли и других. Причем она употребляется не только для создания юмористического эффекта. Возможно, это объясняется тем, что в английском языке довольно часто употребляются, как указывалось, логически несовместимые однородные члены, что является предпосылкой такого широкого употребления зевгмы. В русском языке она встречается гораздо реже и используется обычно в юмористических целях или в переводе, как например, в статье Ю. Жукова, напечатанной в «Правде» в 1966 г. «Этой осенью в Бонне падают листья и канцлеры», — философски пишет «Фигаро».

Итак, однородные члены выступают в целом ряде стилистических приемов: в лексическом повторе, синонимических парах и цепочках и в зевгме. Хотя парцелляция формально выходит за пределы простого предложения и поэтому здесь не рассматривается, но парцеллируется обычно тоже однородный член.

"That old man—it's the only one he's got"

"Oh, yes! Of course you'd see it that way. Disloyally. Stupidly". (A. Hailey)

«Ведь у старика этот отель — единственный.»

«Ну да, конечно. Ты это так рассматриваешь. Предательски. Глупо.»

Вводные структуры

Вводные слова или предложения обычно даются в скобках, в тире или в запятых. Включенные в другое предложение, они грамматически с ним не связаны и могут быть изъяты без нарушения грамматической цельности этого предложения.

В основном, вводные предложения выполняют функцию оговорки и являются как бы комментарием к высказыванию, несут в себе дополнительную информацию или уточнение, могут служить пояснением, иллюстрацией к сказанному. В этом плане к ним очень близко подходят модальные слова и их функциональные эквиваленты, которые являются вводными элементами простого предложения. Они всегда сохраняют смысловую самостоятельность по отношению ко всему предложению. Однако, являясь вводными, такие предложения в какой-то степени нарушают логический ход мысли предложения, в которое они включены, и разрывают его. Такой разрыв, очевидно, более допустим в английском языке, чем в русском, благодаря доминирующей в нем роли синтаксиса. При переводе далеко не всегда можно сохранить вводное предложение на том же месте, на котором оно стоит в английском.

The Justice Party in Turkey has taken part in a coalition, and on another occasion its leader has been asked— but failed—to form a government. ("The Times")

Партия Справедливости в Турции один раз участвовала в коалиционном правительстве, а другой раз лидеру партии было предложено сформировать правительство, но это ему не удалось.

Вводное предложение отнесено в конец и переведено сочиненным предложением.

Не менее интересно, с точки зрения перевода, вводное предложение из статьи Фрэнка Пэтерсена, написанной по случаю двадцатипятилетнего юбилея газеты «Дейли уоркер» (ныне «Морнинг стар»).

Within a few weeks Tom Wintringham—who had been in charge of the technical preparations—announced that editorial premises had been found. We were overjoyed —there was about a week to go—until we saw the premises. Our faces fell, our hearts sank...

Сохранение вводного предложения в переводе нарушило бы логическую последовательность мысли, ибо отнесло бы придаточное предложение не к главному, а к вводному. Для правильного перевода, соответствующего нормам русского языка и передающего полностью смысл, нужна грамматическая трансформация, причем возможен не один вариант перевода. Например:

Через несколько недель Том Уинтрингем, на которого была возложена вся техническая сторона дела, объявил, что помещение для редакции найдено. Мы ликовали — ведь оставалась какая-то неделя, но, когда мы увидели это помещение, лица у нас вытянулись, и мы упали духом (или: Оставалась лишь одна неделя, и мы были в восторге, пока не увидели этого помещения. Лица у всех вытянулись, руки опустились).

Перестройка требуется и при переводе следующего примера:

...Then, more significant than mere vociferation, Presley's listeners, as he began to speak again, grew suddenly silent. (Frank Norris)

Затем, когда Пресли снова заговорил, слушатели внезапно замолкли, и это (что) было красноречивее всяких возгласов.

Вводное предложение вынесено в конец и переведено сочиненным предложением, хотя возможен и вариант с подчиненным предложением.

Хотя вводное предложение, как уже было сказано, несет в себе дополнительную информацию и может быть безболезненно изъято из предложения, оно логически связано с каким-нибудь из членов предложения, чем и обуславливается его перевод и место в русском предложении. В первом из разобранных примеров вводное, в данном случае эллиптическое, предложение логически относится к подлежащему и служит вторым сказуемым. Оно переведено сочиненным предложением с противительным союзом.

Во втором примере вводное предложение носит пояснительный характер, оно объясняет причину ликования. В первом варианте оно переведено придаточным предложением. Во втором варианте оно переведено самостоятельным сочиненным предложением, но причинно-следственная связь налицо.

В третьем примере вводное предложение тоже является эллиптическим, оно характеризует действие, выраженное сказуемым главного предложения. Переведено двумя вариантами — как сочиненным, так и подчиненным предложением.

Вводное предложение в следующем примере чрезвычайно осложняет его перевод.

Few Northerners could stomach any strengthening of the Fugitive Slave Act, the most bitterly hated measure —and until Prohibition, the most flagrantly disobeyed— ever passed by Congress. ("The Guardian")

Никто из северян не мог примириться со строгим применением закона о беглых рабах. Это был самый ненавистный из всех когда-либо принятых Конгрессом законов и до принятия сухого закона ни один еще так открыто не нарушался.

Вводное эллиптическое предложение является определительным, переведено сложносочиненным. Кроме того в переводе все предложение разбито на два.

Близко к вводным предложениям стоят так называемые оговорки. Предложения с такими оговорками(modiffed statements)называются так, поскольку включенные в них оговорки изменяют смысл всего высказывания, а иногда фактически сводят его на нет. Эти оговорки носят условный характер. Такими оговорками могут быть словосочетания или эллиптические конструкции:if any, if anything, if at all, given (smth)и др. Предложения с оговорками тоже требуют перестройки при переводе, ибо оговорки часто разрывают логическую последовательность мысли.

Over a period I have asked bronchial friends who smoke what advice, if any, their doctor has given them in this matter. ("Daily Worker")

В течение некоторого времени я спрашивал у своих друзей-курильщиков, страдающих бронхитом, что советовал им делать доктор, если он вообще давал им советы по этому поводу.

Оговорка переведена целым условным предложением и вынесена в конец.

In the morning, if anything, it was colder. (Tenzing) Утром, если это только было возможно, стало еще холоднее.

Оговорка опять переведена целым условным предложением, но ее место не изменено.

Эти сочетания часто переводятся каким-либо словом с ограничительным или уточняющим значением: только, срак-тически, едва ли и т. п.

A top-level group of American scientists stated that in the past20years the study of flying saucers had little added to scientific knowledge, if at all. ("Morning Star")

Группа известных американских ученых заявила, что изучение летающих тарелок за последние 20 лет фактически ничего не дало науке (едва ли что-либо дало науке).

With military control ended the Sudanese Government must now look for support among the civilians, and there are the politicians of various parties and merits and a hostof civil servants, professional men, Trade-Unionists and so on, who, given the opportunity, might serve their country well. ("The Times")

Поскольку контролю военной власти пришел конец, правительство Судана должно теперь искать поддержку среди гражданских лиц. В стране много политических деятелей, принадлежащих к различным партиям, множество государственных служащих, людей свободных профессий, профсоюзных деятелей и так далее, которые, если им представится возможность, могут хорошо послужить своей стране.

Эллиптическая оговорка переведена целым условным предложением и стоит на том же месте.

В заключение этой главы приведем еще один пример, который_может служить хорошей иллюстрацией всего изложенного.

The painfully few and painfully meagre concessions which the welfare state has granted the country's Negroes have come loo late and too slowly to offer them real advances. There has been little if any improvement compared with that of the white community. ("The Guardian")

Те жалкие и немногие уступки американским неграм, на которые пошло государство всеобщего благосостояния с таким трудом, так медленно и так неохотно, были сделаны слишком поздно и не принесли им никакого облегчения. И по сравнению с положением белого населения положение негров не улучшилось, если вообще можно употребить это слово.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет