Проектная работа «Математика-не женское дело?» Секция: математика



жүктеу 0.64 Mb.
бет1/3
Дата25.04.2019
өлшемі0.64 Mb.
түріРеферат
  1   2   3


ЗАПАДНОЕ ОКРУЖНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

ДЕПАРТАМЕНТА ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ


ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЯЯ

ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 37

Проектная работа



«Математика-не женское дело?»

Секция: математика

Работу выполнили:

София Обернихина,

8 класс «Б»,

София Низаметдинова,

8 класс « Б»

Руководитель:

Ромашко Ирина Валентиновна, учитель математики.

Москва 2014 г.


Содержание



Введение………………………………………………………..

3

Этапы развития женского образования……………...

5

Знаменитые женщины-математики………

6

Дальние горизонты…………………….

7

Эпоха просвещения…………………………………………...

9

Небесная интермедия……………………………………...

17

XIX век……………………………………………………..

21

Ближние горизонты…………………………………………

32

Женщины-математики России……………………………….

37

Заключения и выводы………………………………………..

38

Приложение………………………………………………………...

39

Источники информации…………………………………………


43









Введение

Актуальность проекта. Математика - наука о величинах, их свойствах и законах их соединения; математику разделяется на чистую и прикладную...

Однако математика - это не только формулы и теоремы, а еще и те люди, которые ей занимаются, те люди, которые всю душу вкладывают в ее развитие. И никак нельзя, говоря о математике, не упомянуть о тех, кто ей посвятил всю жизнь и донес ее до нас. Математика - древнейшая наука .На протяжении всей истории ею занимались, делали открытия и достигали высот мужчины. А что же женщины? Мало кто задумывается, что среди женщин также есть немало ученых- математиков, может быть, незаслуженно забытых. Так кого же больше среди математиков- женщин или мужчин, и почему? Кто из женщин внес весомый вклад в развитие математики?



Цель работы: Выяснить, может ли женщина быть успешной в математике.

Задачи:

  1. Определить роль женщин в истории математики.

  2. Познакомиться с историческими и биографическими материалами по теме.

  3. Рассмотреть проблему формирования математических способностей у мужчин и женщин.

  4. Выяснить, известны ли имена женщин-математиков окружающим нас людям.

  5. Представить полученную информацию с использованием инфографики.

Продукты проекта:

Печатная версия развернутого доклада, стендовый доклад, компьютерная презентация, календарь, брошюра.


Структура проектной работы:

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и Интернет-ресурсов и приложения.



План реализации проекта:

  1. Определение цели проекта и конкретизация необходимых действий для её достижения – август 2014 г.

  2. Определение источников и способов сбора информации –
    сентябрь 2014 г.

  3. Поиск и изучение информации по проблеме – сентябрь-октябрь 2014 г.

  4. Выбор способов представления результатов – октябрь 2014 г.

  5. Обобщающий этап. Оформление результатов проектной деятельности – ноябрь-декабрь 2014 г.

Гипотеза: Математика – наука сугубо мужская.

Глава I.

Этапы развития женского образования

  • 1619, Англия – открытие первых школ для девочек.

  • 1764, Россия – открытие в Петербурге Смольного института благородных девиц – первого привилегированного учебного заведения для женщин.

  • 1826, США – открытие первых государственных школ для девочек.

  • 1850, Франция – девочкам доступно начальное школьное образование.

  • 1857, Россия – открытие первых женских училищ.

  • 1876, Россия – открытие Бестужевских высших женских курсов.

  • 1881, США – открыт прием девушек в Гарвардский университет.

  • 1884, Англия – прием женщин в Оксфордский университет.

  • 1905, Германия – прием женщин в Гейдельбергский и Фрайбургский университет.

Мысль о создании в России первого женского учебно-воспитательного заведения, «питомцы которого, вступая в общество, вносили бы в него зачатки гражданских и семейных добродетелей»принадлежала Петру I. Основав орден Св. Екатерины, он хотел устроить под его покровительством одноименное женское училище.
    Намерение Петра создать женское училище осталось неосуществленным; его черед пришел только через полвека. Однако Петр все же не оставил этой мысли. 24 января 1724 г. он издал указ, в котором предписал «монахиням воспитывать сирот обоего пола и обучать их грамоте, а девочек, сверх того, пряже, шитью и другим мастерствам». Этот указ, по существу, также отразил лишь намерение, оказав весьма незначительное влияние на развитие женского образования.
    В целом, несмотря на благие намерения, государство в первой половине XVIII в. практически ничего не предприняло для организации женского образования в России. И тем не менее оно постепенно зарождалось и делало первые шаги. Двумя основными направлениями его развития были домашнее образование и создание частных женских школ и пансионов. Единичные школы для девочек, в основном для дочерей иностранцев, существовали при церквах: в Москве – при лютеранской церкви (с 1694 г.), в С. – Петербурге – при церкви Св. Петра (с 1703 г.).
    На протяжении почти всего XVIII в. преобладало женское домашнее образование. Уровень его был весьма различен, что обусловливалось и разным характером образовательных запросов, и высокой стоимостью обучения    Воспоминания одной из наиболее просвещенных русских женщин того времени княгини Е. Р. Дашковой дают представление о том, что в XVIII в. называлось «превосходным воспитанием»: обучение четырем языкам, музыке, танцам, рисованию, светским манерам и т. д. «При таком модном внешнем образовании, – пишет Дашкова, – кто бы мог усомниться в совершенстве нашего воспитания? Но что было сделано для того, чтобы облагородить сердце и развить наш ум? Решительно ничего. Любознательность и обширная начитанность отличали многих передовых женщин XVIII столетия. Не случайно в воспоминаниях иностранцев, посещавших в то время Россию, нередко отмечалось, что русские женщины были подчас более развиты и стояли выше по образованию нежели мужчины.
    Столь же различным было образование женщин и в частных пансионах, которые в середине XVIII в., со времен Елизаветы, получили довольно широкое распространение, особенно в Москве и Петербурге. Основная часть этих пансионов содержалась иностранцами, преимущественно французами. В некоторых из них девочки и мальчики учились вместе, и притом, по словам Г. Р. Державина, это были дети «лучших благородных людей». Позднее стали преобладать пансионы с раздельным обучением.       Педагогическая профессия начинает складывается в России лишь к концу XVIII в. В это время, особенно в начале века, отечественных педагогов либо вовсе не было, либо было крайне мало. Указ 1755 г., запрещавший иностранцам обучать детей без предварительной сдачи специального экзамена, остался все той же бумагой. Собственно и экзамены-то принимать было некому. Плохи или хороши были иностранные гувернеры и гувернантки, основатели и содержатели частных женских и других пансионов, – они явились в ответ на безотлагательный спрос, который отечественные педагогические силы и средства в то время не могли ни в какой мере удовлетворить как в количественном, так и в качественном отношениях.

    Первые серьезные шаги в деле организации женского образования были предприняты Екатериной II. Они стали частью ее крупных учебных реформ, которые были призваны решить не только важнейшие образовательные, но и социальные задачи.


    Первый период царствования Екатерины II – 1760—1770-е гг., время интенсивного формирования новой просветительской концепции государства и соответственно – новой образовательной политики. В отличие от петровских и первых послепетровских устремлений государства эта новая концепция преследовала цель не подготовки профессионального работника, а воспитания совершенного человека и гражданина

       Концентрированным выражением новой образовательной доктрины первого периода екатерининских учебных реформ стало «Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества», утвержденное императрицей 12 марта 1764 г. Этот законодательный акт – замечательный памятник отечественной педагогической мысли XVIII столетия, оказавший весомое влияние на последующее развитие российского образования и педагогики. Он положил начало ряду новых звеньев отечественной образовательной системы, в частности средней женской школе, благотворительным учебно-воспитательным заведениям и др., заложил основы некоторых важнейших традиций и направлений государственной образовательной политики и официальной педагогики, которые стали сквозными на протяжении почти трех веков: огосударствление образования, приоритет воспитательных задач в педагогическом процессе, создание интернатных учебно-воспитательных учреждений и т. д. Вместе с тем важнейшим достоинством этого документа была установка на общеобразовательный характер школы.


    Воспитательное общество благородных девиц было открыто 28 июня 1764 г. в Воскресенском Новодевичьем монастыре, называемом Смольным (по имени деревни Смольная, ранее находившейся на этом месте), и стало первым в России государственным женским средним учебным заведением закрытого типа. Его прототипом послужило уже упоминавшееся женское училище в Сен-Сире (до него в Европе не было средних женских учебных заведений, содержавшихся на государственные средства).
    Смольный институт был рассчитан на 200 воспитанниц. В него принимали девочек с 6 лет на 12-летний срок. При поступлении требовался документ, подтверждающий дворянское происхождение родителей и их обязательство, что они, «по собственному своему произволению и видя будущую дочерям их от сего воспитания пользу, препоручат в опеку совершенно до 18-летнего возраста, так что до исходу того 12-летнего времени ни под каким видом обратно требовать их не станут» и «через все время пребывания их дочерей в Воспитательном обществе от всякого попечения о них свободны».
    Воспитанницы Смольного института, как уже отмечалось, делились на четыре возраста: от 6 до 9 лет, от 9 до 12, от 12 до 15 и от 15 до 18 лет. В «первом возрасте» преподавались: Закон Божий, русский, французский и немецкий языки, арифметика, рисование, «танцевание», музыка, шитье и всякого рода вязания. Во «втором» к вышеназванным предметам прибавлялись: история, география, некоторые практические сведения о домашнем хозяйстве. В курс «третьего возраста», помимо того, входило преподавание словесных наук, архитектуры и геральдики. В 1783 г. геральдика была исключена из учебного курса. О значении, которое в Смольном институте придавалось тем или иным предметам, можно было судить по жалованью учителей: танцмейстеру полагалось 1100 рублей в год, учителю арифметики – 180 руб.
    Весь «четвертый возраст» был посвящен повторению пройденного и усиленным практическим занятиям по домоводству, рукоделию, счетоводству и пр. Кроме того, здесь особое внимание уделялось «правилам доброго воспитания, добронравия, светского обхождения и учтивости».
    Воспитанницы «четвертого возраста» проходили также своеобразную «педагогическую практику». С 13 лет воспитанниц готовили к светской жизни: они принимали участие в придворных празднествах, концертах, спектаклях.       Воспитательная часть, составлявшая главный предмет забот учредителей Воспитательного общества благородных девиц, как и всего «генерального плана» екатерининской учебной реформы 1760-х гг., была подчинена строгой системе, разработанной Бецким. По классификации устава Смольного института она включала в себя: физическое воспитание, физико-моральное, собственно моральное и дидактическое.

    Через семь месяцев после открытия Воспитательного общества благородных девиц, 31 января 1765 г. было учреждено при нем так называемое мещанское отделение для воспитания дочерей чиновников, купцов и мещан. Это отделение было рассчитано на 240 воспитанниц, также разделенных на четыре возраста. Управление «благородными» и «мещанскими» отделениями было единым.


    Курс обучения в новом отделении был значительно проще. Он исчерпывался Законом Божиим, русским и одним иностранным языком (умение читать и писать), арифметикой. Из искусств преподавались рисование, танцы, музыка. Особое внимание уделялось рукоделию и домоводству, которые имели сугубо практический характер. Воспитанниц готовили к исполнению обязанности гувернантки в дворянских семьях, экономок, мастериц и т.д.   

    В 1796 г., в год смерти Екатерины II, из 1121 ученицы этих училищ в Петербурге обучалось 759, в остальной России – 362. Во всей Московской губернии в 1794 г. в народных училищах не было ни одной учащейся девочки, и даже в частных пансионах и школах из 3061 учащегося на всю губернию приходилось только 113 девочек. Всего же из 176 730 человек, обучавшихся в народных училищах России в 1782—1800 гг., девочек было лишь 12 595, т. е. немногим более 7%Все эти цифры свидетельствуют о крайней неразвитости женского образования в России к концу XVIII в.    Новый век почти на полстолетия сохранит как единственный тип среднего женского учебного заведения закрытый женский институт, созданный Екатериной II и И. И. Бецким. Но не только сохранит – распространит его по многим губерниям России, внеся в него свои существенные изменения.

    Спустя шесть дней после смерти Екатерины II – 12 марта 1796 г. – Павел I издал повеление, в котором предписывал своей жене Марии Федоровне «начальствовать над Воспитательным обществом благородных девиц». В дальнейшем попечение о всех этих заведениях также будут осуществлять императрицы.
    Названные поручения Павла I не остались пустой формальностью. Все последующие тридцать четыре года своей жизни императрица Мария Федоровна буквально посвятила женскому образованию, поставив его весьма основательно и открыв в нем многие новые страницы российского образования. Императрица фактически лично управляла вверенными ей многочисленными учебными и благотворительными заведениями. Она вникала во все подробности дела, не упуская ничего, что имело хоть малейшее отношение к этим заведениям, – начиная от целей воспитания и учебных программ до уборки снега, мусора, истребления тараканов, включая детальное изучение институтских меню, сравнение стоимости закупленных продуктов с существующими на рынке ценами и т. д.

    Российские императрицы – попечительницы женского образования.


       С самого начала своей деятельности на ниве женского образования Мария Федоровна приступила к его реорганизации. При Екатерине II женское образование, во-первых, стало предметом интереса и заботы государства, и, во-вторых, государство пыталось включить женское образование в общую создаваемую им школьную систему. На пороге же этого нового столетия женская школа была выведена из вновь созданной системы образования и управления образованием и стала предметом опеки не государства, а ведомства, возглавляемого императрицей Марией Федоровной и позже, в 1854 г., официально конституируемого как Ведомство учреждений императрицы Марии (ВУИМ).
    Таким образом, вольно или невольно произошло «законодательное изгнание» женского пола из государственных повышенных начальных и средних учебных заведений. Женское образование вновь сосредоточивалось только в отгороженных от общей школьной системы институтах благородных девиц, в частных женских пансионах и школах, а также в традиционных способах домашнего образования.   Последующая история российского образования (и женского, и мужского), кроме николаевской эпохи, не знала столь жестокой сословной селекции (исключая немногие привилегированные учебные заведения), как та, к которой прибегла Мария Федоровна. Для каждой социальной группы, для всякого звания, чина, положения, занимаемого родителями воспитанницы, она учреждала особые женские учебные заведения, которые подразделялись на мельчайшие категории, со своими специфическими целями, учебным курсом, внутренней организацией и т. д. (Эта сословная россыпь позже была упорядочена Николаем I в стройные сословные шеренги женских учебных заведений.)
    Естественно, что при таком подходе мещанское отделение Смольного института постепенно превратилось в учебное заведение для дочерей низшего дворянства и чиновничества.  То же произошло и в других открытых при Марии Федоровне институтах благородных девиц. В первой четверти XIX в. было создано 10 таких учебных заведений. Пять из них находились в С. – Петербурге – Мариинский (1797) и Павловский (1798) институты, училище ордена Св. Екатерины (1798), Елизаветинский (1808) и Патриотический (1813) институты. Три в Москве – училище ордена Св. Екатерины (1802), Александровский (1804) и Елизаветинский (1825) институты. И два были открыты в провинции: в 1812 г. Харьковский институт (о специфике которого речь пойдет ниже) и в 1819 г. Полтавский институт.  Таким образом, женское образование теперь становилось не столько общим, сколько «профессионально женским». Императрица Мария Федоровна, как и Екатерина II, подчиняла образование воспитанию.

    В женском образовании первой четверти XIX в., как и в мужском, но только в несравнимо большей степени, преобладала внешняя, показная сторона учения: подготовка к театрализованным представлениям, выпускным экзаменам и т. д. На подготовку к этим экзаменам уходило до пяти месяцев в году.    Основная часть пансионов, и женских и мужских, в первой четверти XIX в., как и в XVIII столетии, содержалась иностранцами.


    В 1824 г. в учебных заведениях, подведомственных Министерству народного просвещения, училось 5835 девочек. Из них в частных пансионах – 3420, в уездных училищах – 338, в приходских училищах – 1482, остальные – в девичьих и городских училищах и училищах взаимного обучения. Большее число учениц женских пансионов приходилось на Дерптский учебный округ – 1284 и на западные губернии – 511. Во всех остальных русских губерниях было всего 1390 девочек, учившихся в пансионах.
    В 1828 г., к концу жизни императрицы Марии Федоровны, число учащихся во всех женских средних учебных заведениях России достигло 12 тыс. человекВ сравнении с началом XIX в. это было серьезное продвижение вперед. По отношению же к общему числу женской части населения страны эта цифра была ничтожна – менее 5%.
    В целом в первой четверти XIX в. среднее женское образование оформилось в достаточно самостоятельную, развитую структуру, но обособленную от общей образовательной системы. Эта обособленность со временем будет постепенно преодолеваться. Но и в начале XX столетия сохранится сложившийся в рассматриваемый период дуализм женского образования – разделение его на две ветви и, соответственно, особое, самостоятельное управление каждой из них: женские институты и другие учебно-воспитательные заведения, находившиеся в Ведомстве учреждений императрицы Марии, и частные пансионы, общественные и городские женские училища, а позже – женские гимназии и прогимназии, подведомственные Министерству народного просвещения.

    Восстание 14 декабря 1825 г. круто изменило курс внутренней политики самодержавия, в том числе – и его образовательной политики.    Многие позиции этой программы получили широкую реализацию и в сфере среднего женского образования. Однако коренное отличие этой сферы от мужской школы тогда состояло в том, что здесь Николаю I не пришлось ничего радикально и даже существенно менять. В деле женского образования ему предстояло укрепить, развить и усовершенствовать то, что было уже сделано его матерью – императрицей Марией Федоровной.    В 1840 – начале 1850-х гг. сословная система женского образования дополняется еще одной специфически сословной структурой – учебными заведениями, специально предназначенными для дочерей духовенства. С начала 1840-х гг. появляются первые женские духовные училища, создаваемые под покровительством императорской фамилии, а вскоре – и женские училища в различных епархиях (будущие епархиальные училища), возникающие на местные средства.


    После смерти императрицы Марии Федоровны женские институты по традиции опекала Александра Федоровна, супруга Николая I.

    Как видим, в XVIII – первой четверти XIX в. женские институты открывались главным образом в Санкт-Петербурге и Москве. Позднее институты создавались только в губернских городах.

Знаменитые женщины-математики.

Чтобы быть "двигателем" математической науки, надо много и очень упорно трудиться. Только упорным трудом человек прокладывает в науке свой путь и создает замечательные духовные ценности, служит своему народу, составляя предмет его законной гордости.

Жизнь женщин – математиков сложилась трудно. Нелегко было пробивать дорогу к науке женщинам, преодолевая и сложные условия того времени и свои тяжелые настроения, которые их порой охватывали под влиянием житейских неудач, борьбы между личным и общественным, между чувством и долгом.

Дальние горизонты
Гипатия Александрийская (ок. 370- ок. 415)-  женщина-учёный греческого происхождения, философ, математик, астроном. Преподавала в Александрии. Была язычницей, за что толпа фанатиков - христиан убила ее, забросав камнями.

Образование Гипатия получила под руководством своего отца, Теона Александрийского, принадлежавшего к числу учёных Александрийской школы. Около 400 года Гипатия была приглашена читать лекции в Александрийскую школу, где заняла одну из ведущих кафедр — кафедру философии. Преподавала философию Платона и Аристотеля; также преподавала математику, занималась вычислением астрономических таблиц. Написала комментарии к сочинениям Аполлония Пергского и Диофанта Александрийского, которые до нас не дошли. Историк Сократ Схоластик характеризует Гипатию следующим образом: она приобрела такую учёность, что превзошла современных себе философов; была преемницей платонической школы, происходившей от Платона, и желающим преподавала все философские науки. Поэтому хотевшие изучить философию стекались к ней со всех сторон. По своему образованию, имея достойную уважения самоуверенность, она со скромностью представала даже пред лицом правителей; да и в том не поставляла никакого стыда, что являлась среди мужчин, ибо за необыкновенную её скромность все уважали её и дивились ей. Гипатия принимала участие в александрийской городской политике, имея влияние на главу города, префекта Ореста. Это обстоятельство вызывало постоянные трения епископом Кириллом (впоследствии канонизированным), почему христианская община считала Гипатию виновной в возникшей в итоге смуте. В 415 году группа египетских христиан — парабаланов, сторонников епископа Кирилла, напала на Гипатию и убила её. В прежние времена Гипатия представлялась языческой мученицей, которая была растерзана толпой за религиозную нетерпимость. Сегодня многие полагают, что Гипатия, наоборот, относилась лояльно к прочим религиям.

Гипатия признавала примат разума над религиозными верованиями. Сближалась с Порфирием по вопросу об отсутствии субординации в трактовании трех основных ипостасей неоплатонизма, и расходилась с прочими неоплатониками в высокой оценке гражданских добродетелей. Гипатия не участвовала в юлианской реставрации древнего язычества; среди своих учеников имела духовных лиц изхристиан. После смерти Гипатии Александрийская школа неоплатонизма превратилась в своего рода христианскийбогословский институт, просуществовавший до VII века. Синезий называл Гипатию «гениальным философским учителем». Гипатия, как считается, изобрела или усовершенствовала некоторые научные инструменты: дистиллятор (прибор для получения дистиллированной воды), ареометр (прибор для измерения плотности жидкости), астролябию(инструмент для астрономических измерений, усовершенствовав астролабон Клавдия Птолемея) и планисферу(плоскую подвижную карту неба). Многие работы, приписываемые Гипатии, как считается, написаны в сотрудничестве с её отцом Теоном.

Елена Лукреция Корнаро Пископия (5 июня 1646 года — 26 июля 1684 года) — итальянский математик и философ, первая женщина, получившая докторскую ступень.



Пископия была дочерью прокуратора Венеции. Получила хорошее образование, в частности владела несколькими современными и классическими языками, а также «свободными искусствами». Она презирала фривольность венецианского общества и смолоду ушла в монахини-бенедиктинки. Пископия со временем решила полностью посвятить себя науке. В 1677 году она провела свой первый публичный диспут в Падуанском университете. Первые попытки защиты закончились неудачей; оппоненты считали, что место женщины в церкви, где она должна молчать, но в итоге Пископия добилась разрешения защитить докторскую диссертацию. 25 июня 1678 она стала первой женщиной в мире, которая получила звание доктора наук (вновое время первой женщиной с докторской ступенью стала Стефания Волиска в 1875 году). Следующие шесть лет она занималась исключительно научной работой, в частности философией и математикой. Умерла в возрасте 38 лет, как предполагают, от рака. В 1688 году её научные достижения были опубликованы в Парме.


Эпоха Просвещения
Габриэль Эмили Ле Тоннелье де Бретеиль, маркиза Дю Шатле  (17 декабря 1706Париж — 10 сентября 1749) — французский математик и физик. Являлась музой и вдохновительницей Вольтера.

Габриэль Эмили была дочерью Луи Николя Ле Тоннелье, барона Бретей, и его второй жены Габриэль-Анны де Фролей. Её отец при Версальском дворе готовил посланников иностранных государств к приёму уЛюдовика XIV и представлял их королю. Парижский дом барона был местом, где собирались известные деятели науки и искусства той эпохи, представители так называемого раннего Просвещения, в том числе Жан Батист Руссо или Фонтенель. Отец, обративший внимание на одарённость Эмили, дал ей превосходное классическое образование. Она, кроме прочего, изучала английский и итальянский языки, серьёзно занималась пением, танцами, театральным мастерством, играла на спинете. В 16 лет Эмили была принята при дворе. Она пользовалась успехом в свете и имела несколько небольших (без сомнения, платонических) романов: с маркизом де Гебрианом, маршалом Ришелье. 12 июня 1725 года Эмили вышла замуж за тридцатилетнего маркиза Флорена Клода дю Шателле (Вольтер позднее переделал Шателле в Шатле). Она уехала вместе с мужем в Семюр-ан-Оксуа, где маркиз занимал должность королевского губернатора. У супругов было трое детей. В Семюр-ан-Оксуа она познакомилась с де Мезьером, который разбудил ее страсть к занятиям математикой. В 1730 году Эмили возвратилась в Париж. В то время в аристократической среде браки редко заключались по любви, скорее это были договорные отношения между мужем и женой. Маркиза дю Шатле считала, что её обязательства перед мужем были полностью выполнены после рождения троих детей. Она пользовалась свободой, не переступая границ приличий, обозначенных для светской женщины. У Эмили было несколько кратких романов, в том числе с математиком и астрономом Пьером де Мопертюи и математиком Алексисом Клеро. Однако она сохраняла доверительные отношения с супругом, поддерживала переписку с ним и прислушивалась к его советам. В 1733 году маркиза познакомилась с Вольтером и стала его любовницей. Когда в 1734 году он, чтобы избежать ареста, который грозил ему за создание «Орлеанской девственницы», должен был покинуть Париж, Эмили предложила ему в качестве убежища небольшой полуразрушенный замок мужа в Сире-сюр-Блаз в Шампани. После того, как стало ясно, что приказ об аресте не будет отменён в скором времени, Эмили последовала за Вольтером. На пятнадцать лет Сире стал для Эмили и Вольтера постоянным местом жительства, из всех своих поездок они неизменно возвращались в этот замок. Супруги Шатле были не очень богаты, Вольтер же располагал достаточными средствами. Вскоре после переезда в Сире маркиза частично перестроила замок по желанию Вольтера и на его деньги. В Сире появилось новое крыло, в котором разместились естественнонаучная лаборатория и библиотека. Эмили и Вольтер исследовали оптические явления и феномен вакуума, в небольшом театре, оборудованным под крышей замка, ставились пьесы Вольтера. Сире стал местом встречи литераторов, естествоиспытателей, математиков. Здесь в 1736 — 1737 годах Вольтер, по его словам с помощью Эмили дю Шатле, написал «Элементы философии Ньютона». В 1745 году Эмили начала перевод «Математических начал натуральной философии» Ньютона, работа над ним продолжилась до самой её смерти. Её главная заслуга состоит не столько в переводе труда с латыни на французский, сколько в интеграции математической аргументации Ньютона в созданную Лейбницем и признанную на континенте методику исчисления бесконечно малых. Кроме того, дю Шатле снабдила текст Ньютона своими комментариями. Она настаивала, что термин "количество движения" (которым Ньютон называл произведение массы на скорость) лучше подходит для произведения массы на квадрат скорости (которое, вслед за Лейбницем, в то время называли "живой силой"). Она не смогла заставить ученое сообщество того времени согласиться с этим утверждением. Лишь спустя много лет старые термины были признаны неудачными и были заменены на "импульс" и "кинетическая энергия". В 1737 году издала манускрипт «Сочинение об огне», в котором высказывала идеи, схожие с современными представлениями об инфракрасном излучении. В 1738 году дю Шатле и Вольтер независимо друг от друга приняли участие в конкурсе, объявленном Французской Академией, на лучшую работу о природе огня. Так как работы подавались анонимно, в конкурсе могла принять участие и женщина. Премию получил швейцарский математикЛеонард Эйлер, но «Сочинение об огне» дю Шатле было опубликовано в 1744 году за счёт Академии. В 1746 году дю Шатле стала членом Болонской Академии наук, в Парижскую Академию женщины не принимались принципиально. С 1744 по 1748 годы дю Шатле часто бывала в Версале вместе с Вольтером, который снова был принят при дворе. В 1748—1749 годах она жила с ним в замке Люневиль, резиденции Станислава Лещинского, тестя Людовика XV, польского экс-короля. Здесь она стала любовницей придворного, офицера и поэта де Сен-Ламбера. Забеременев, дю Шатле убедила мужа в том, что это его ребёнок. Она не переставала работать, завершая в сотрудничестве с Клеро перевод работы Ньютона. В начале сентября 1749 года она родила дочь, по словам Вольтера: «девочка родилась, когда её мать работала за письменным столом». 10 сентября 1749 года Эмили дю Шатле умерла от послеродовой горячки, новорожденная дочь также прожила недолго. Перевод «Математических начал натуральной философии» был издан Клеро в 1759 году с предисловием Вольтера. Это до настоящего времени единственный перевод работы Ньютона на французский язык. Переписка дю Шатле с Вольтером, насчитывающая около ста писем, большей частью утрачена. В Санкт-Петербурге, в бумагах Вольтера хранятся примерно триста страниц текста, написанных дю Шатле (не опубликованы).

Мари́я Гаэта́на Анье́зи (16 мая 1718Милан — 9 января 1799) — итальянский математикфилософ и филантроп.

Родилась в зажиточной купеческой семье, в которой был 21 ребёнок. Мария Гаэтана была старшей из детей. Её отец был профессором математики и с детства поддерживал математические способности дочери, озаботившись хорошим образованием Марии Гаэтаны. В 21 год Мария Гаэтана пожелала уйти в монастырь, но столкнулась с сопротивлением отца и, подчинившись его воле, занялась математикой. В 1748 году она опубликовала свою работу «Основы анализа». Кривая верзиера названа именем Марии Гаэтаны («локон Аньези»), которая исследовала эту кривую. Она имела также достижения в дифференциальном исчислении. В 1748 году Папа римский Бенедикт XIV присвоил ей звание профессора математики, натуральной философии и физики Университета Болоньи, чем она никогда не воспользовалась. Она стала второй женщиной со степенью профессора после Лауры Басси. Когда Марии Гаэтане было 34 года, умер её отец. С этого времени она занялась филантропической деятельностью и начала изучать теологию. Она помогала бедным и больным и давала приют бездомным в своем доме. С 1771 по 1799 годы в течение 28 лет Мария Гаэтана руководила приютом для старых женщин.

Одна из сестер Марии Гаэтаны — Мария Тереза была известным музыкантом и композитором. Она была знакома с МоцартомГайдном и Сальери.
Софи́ Жерме́н (1 апреля 1776 — 27 июня 1831) -французский математик, философ и механик. Внесла весомый вклад в дифференциальную геометриютеорию чисел и механику.

Самостоятельно училась в библиотеке отца-ювелира и с детства увлекалась математическими сочинениями, особенно известной историей математика Монтюкла, хотя родители препятствовали её занятиям как не подходящим для женщины. Была в переписке с ДаламберомЛагранжемФурье и другими математиками. В большинстве случаев она при этом скрывалась под мужским именем, чаще всего «месье Ле Блан» (реальное лицо, ученик Лагранжа). С Лагранжем и Лежандром ей удалось встретиться лично, они заинтересовались талантливой ученицей, стали направлять и поощрять её обучение. С 1804 года, находясь под сильным впечатлением от книги Гаусса «Арифметические исследования», вступила с ним в переписку под обычным псевдонимом. Обсуждались вопросы теории чисел. В 1806 году, в ходе прусской кампании, наполеоновская армия оккупировала Гёттинген. Софи написала взволнованное письмо своему знакомому, генералу Жозефу-Мари Пернети, умоляя позаботиться, чтобы Гаусса не постигла участьАрхимеда. Генерал передал Гауссу, что у него есть покровительница, и вскоре секрет Софи был раскрыт. Гаусс был глубоко тронут: Женщина из-за своего пола и наших предрассудков встречается со значительно более трудными препятствиями, чем мужчина, постигая сложные научные проблемы. Но когда она преодолевает эти барьеры и проникает в тайны мироздания, она несомненно проявляет благородную смелость, исключительный талант и высшую гениальность. Их переписка продолжалась ещё некоторое время. В 1808 году Софи Жермен написала мемуар о колебаниях тонких пластинок, за который получила премию Академии наук. 1811: Софи участвует в конкурсе, объявленном Парижской Академией наук на тему из теории упругих колебаний (происхождение фигур Хладни). В жюри были Лежандр, Лаплас и Пуассон. Понадобилось пять лет исследований и консультативная помощь Лагранжа, прежде чем в 1816 году она завоевала «премию Первого класса» конкурса (приз было решено не присуждать никому). Софи становится первой женщиной, получившей право участия в заседаниях Парижской Академии наук. Работы по теории упругости Софи продолжала и в дальнейшем.

Занималась также теорией чисел. Доказала так называемый «Первый случай» Великой теоремы Ферма для простых чисел Софи Жермен , то есть таких простых чисел , что  тоже простое.

1830: по рекомендации Гаусса Гёттингенский университет присуждает Софи звание почётного доктора наук, но она уже не успела его получить. Перед смертью она набросала вчерне философское эссе, которое не успела закончить. Оно было опубликовано посмертно под заголовком «Общие рассуждения о науках и литературе». В Париже в 1807 году были опубликованы её «Философские труды». Не была замужем и никогда не занимала оплачиваемых должностей. Жила на деньги, присылаемые отцом. В фильме «Доказательство» упоминаются Жермен и «числа Жермен» в ответ на сомнения, что женщина может быть успешным математиком.
Небесная интермедия.
Каролина Лукреция Гершель (16 марта 1750— 9 января 1848) — англо-германский астроном.

Родилась в семье военного музыканта, который стремился дать своим пятерым детям музыкальное образование. В 1772 году по приглашению своего старшего брата Уильяма Гершеля приехала в Англию и на оставшиеся сорок лет его жизни стала его неотлучной помощницей. В первые восемь лет совместной жизни, пока Уильям Гершель ещё занимался музыкой, Каролина выступала в качестве певицы во всех его музыкальных сочинениях. По мере усиления астрономических занятий Гершеля Каролина оказалась вовлеченной и в них, ассистировала Гершелю в наблюдениях и вела их записи. В свободное время Каролина Гершель самостоятельно наблюдала небо и уже в 1783 году открыла три новых туманности. В 1786 году Каролиной Гершель была открыта новая комета — первая комета, обнаруженная женщиной; за этой кометой последовали ещё несколько. После смерти Уильяма Гершеля в 1822 году Каролина Гершель вернулась в Ганновер, но не оставила астрономии. К 1828 году она закончила работу над каталогом 2500 звездных туманностей, наблюдавшихся её братом; в связи с этим Королевское астрономическое общество Великобритании наградило её золотой медалью и в 1835 году избрало своим почётным членом. В 1838 году Каролина Гершель была избрана почётным членом Ирландской Королевской академии наук. В честь Каролины Гершель названы астероид (281) Лукреция, открытый в 1888 году, и кратер на Луне.



Мэри Фэрфекс Сомервилль (26 декабря 1780 — 28 ноября 1872) — шотландский популяризатор науки и эрудит, специалистка в области математики и астрономии. Ее деятельность относится ко времени, когда участие женщин в научной деятельности было крайне ограниченным. Она стала второй, после Каролины Гершель, женщиной-учёным, получившей признание в Великобритании.

Мэри Сомервилль была дочерью адмирала Уильяма Джорджа Фэрфакса. Родилась 26 декабря 1780 года в городе Джедборо (Скоттиш-Бордерс), в доме сестры своей матери, жены доктора Томаса Сомервилла (1741—1830), автора книги «Моя жизнь и время». В 1804 году она вышла замуж за своего дальнего родственника, русского консула в Лондоне, капитана Сэмюэла Грейга, сына адмирала С. К. Грейга. Муж умер уже в 1807 году. В браке родились двое сыновей, один из которых, Воронцов Грейг, стал впоследствии адвокатом и учёным. Доставшееся Мэри Сомервилль после смерти мужа наследство дало ей возможность посвятить жизнь реализации своих научных интересов. В 1812 году она вновь выходит замуж — за своего двоюродного брата, доктора Уильяма Соммервилля (1771—1860 гг.), который занимал пост инспектора Военно-медицинского совета. В этом браке у Мэри родилось еще четверо детей. Уильям Соммервилль разделял и поддерживал увлечение супруги наукой, способствуя ее знакомству с ведущими учеными своего времени. В 1838 году Мэри Сомервилль вместе с мужем отправились в Италию, где и провели большую часть жизни. Мэри Сомервилль умерла в Неаполе 28 ноября 1872 года и был похоронена там же, на Английском кладбище. Через год после её смерти была издана автобиографическая книга «Личные воспоминания»: её записи, сделанные в последние годы жизни и представляющие большой интерес, не только раскрывая подробности её жизни и особенности личности, но и как свидетельство очевидца, рассказывающего о жизни научного сообщества былых времен. Её талант привлек внимание ученых собеседников ещё до того, как её работы приобрели широкую известность. Так, в частности, известно обращённое к ней высказывание выдающегося французского математика и астронома Пьер-Симона Лапласа: «Я знаю только трёх женщин, которые понимают, о чём я говорю. Это Вы, госпожа Сомервилль, Каролина Гершель и миссис Грейг, о которой мне ничего не известно» (При этом Мэри Сомервилль была первой и третьей из названных им женщин). По просьбе лорда Брума Мэри взялась за перевод для «Общества распространения полезных знаний» работы П.-С. Лапласа «Mécanique Céleste». Ей удалось представить идеи, изложенные в этой работе, в доступной широким кругам читателей форме, и публикация этой книги в 1831 году под названием «Небесная механика» немедленно сделала её знаменитой. Мэри Сомервилль так комментировала процесс создания этой книги: «Я перевела работу Лапласа с языка алгебры на обычный язык». Другие её произведения: «Взаимосвязь физических наук» (1834), «Физическая география» (1848), «Молекулярная и микроскопическая наука» (1869). Широкая популярность научно-популярных работ Мэри Сомервилль была обусловлена ясным и четким стилем изложения и мощным энтузиазмом, пронизывающим её тексты. Помимо популяризации чужих научных идей, Мэри Сомервилль принадлежат и некоторые собственные научные разработки (например, широко используемая идея алгебраических переменных). В 1835 году она и Каролина Гершель стали первыми женщинами-членами Королевского астрономического общества. В том же году Мэри Сомервилль была назначена правительственная пенсия в размере 300 фунтов стерлингов. В 1869 году Королевское географическое общество наградило её медалью королевы Виктории. В честь Мэри Сомервилль назван Сомервилль-колледж в Оксфорде, Somerville House в г. Барнтисленд (Шотландия), где она жила некоторое время, и Somerville House - школа для девочек в г. Брисбен (Австралия).

Один из комитетов шотландского парламента в Эдинбурге также был назван в ее честь. Термин «scientist» («учёный») был впервые употреблен в 1834 году Уильямом Уэвеллом, сделавшим обзор ее книги «Взаимосвязь физических наук». Остров Сомервилль (провинция Нунавут, Канада) в проливе Барроу, назвал в ее честь сэр Уильям Эдуард Парри в 1819 году, во время первой из четырех своих арктических экспедиций. 5771 Сомервилль (1987 ST1) объект из Главного пояса астероидов, который обнаружил и назвал в ее честь Э. Боуэлл из обсерватории Лоуэлла (Аризона) 21 сентября 1987 года. Кратер Сомервилль в восточной части Луны, расположенный к востоку от известного кратера Лангренус, и носивший название Langrenus J, прежде чемМеждународный астрономический союз присвоил ему новое имя. Это один из немногих лунных кратеров, названных в честь женщины.



XIX век

Авгу́ста А́да Кинг (урождённая Ба́йрон), графиня Ла́влейс (10 декабря 1815— 27 ноября1852) — британский математик. Известна прежде всего созданием описания вычислительной машины, проект которой был разработан Чарльзом Бэббиджем. Составила первую в мире программу (для этой машины). Ввела в употребление термины «цикл» и «рабочая ячейка», считается первым программистом в истории.

Рожденная 10 декабря 1815 года, Ада была единственным законнорожденным ребёнком английского поэта Джорджа Гордона Байрона и его жены Анны Изабеллы Байрон (Анабеллы). Анна Изабелла Байрон в лучшие дни своей семейной жизни за своё увлечение математикой получила от мужа прозвище «Королева Параллелограммов». В первый и последний раз Байрон видел свою дочь через месяц после рождения. 21 апреля 1816 года Байрон подписал официальный развод и навсегда покинул Англию. Девочка получила первое имя Огаста (Августа) в честь единокровной сестры Байрона, с которой у него, по слухам, был роман. После развода её мать и родители матери никогда не называли её этим именем, а называли Адой. Более того, из семейной библиотеки были изъяты все книги её отца. Мать новорождённой отдала ребёнка родителям и отправилась в оздоровительный круиз. Вернулась она уже тогда, когда ребёнка можно было начинать воспитывать. В различных биографиях высказываются различные утверждения относительно того, жила ли Ада со своей матерью: некоторые утверждают, что её мать занимала первое место в её жизни, даже в браке; по другим источникам, она никогда не знала ни одного родителя. Миссис Байрон пригласила для Ады своего бывшего учителя — шотландского математика Огастеса де Моргана и знаменитую Мэри Сомервилль, которая перевела в свое время с французского «Трактат о небесной механике» математика и астронома Пьера-Симона Лапласа. Именно Мэри стала для своей воспитанницы примером для подражания. Когда Аде исполнилось семнадцать лет, она смогла выезжать в свет и была представлена королю и королеве. Имя Чарльза Бэббиджа юная мисс Байрон впервые услышала за обеденным столом от Мэри Сомервилль. Спустя несколько недель, 5 июня 1833 года, они впервые увиделись. Чарльз Бэббидж в момент их знакомства был профессором на кафедре математики Кэмбриджского университета — как сэр Исаак Ньютон за полтора века до него. Позднее она познакомилась и с другими выдающимися личностями той эпохи: Майклом ФарадеемДэвидом БрюстеромЧарльзом УитстономЧарльзом Диккенсом и другими. За несколько лет до вступления в должность Бэббидж закончил описание счётной машины, которая смогла бы производить вычисления с точностью до двадцатого знака. Чертёж с многочисленными валиками и шестерёнками, которые приводились в движение рычагом, лёг на стол премьер-министра. В 1823 году была выплачена первая субсидия на постройку того, что теперь считается первым на земле компьютером и известно под названием «Большая разностная машина Бэббиджа». Строительство продолжалось десять лет, конструкция машины всё более усложнялась, и в 1833 году финансирование было прекращено. В 1835 году мисс Байрон вышла замуж за 29-летнего Уильяма Кинга, 8-го барона Кинга, который вскоре унаследовал титул лорда Лавлейса. У них было трое детей: Байрон, рождённый 12 мая 1836 года, Анабелла (Леди Энн Блюн), рождённая 22 сентября 1837 и Ральф Гордон, рождённый 2 июля 1839 года. Ни муж, ни трое детей не помешали Аде с упоением отдаться тому, что она считала своим призванием. Замужество даже облегчило её труды: у неё появился бесперебойный источник финансирования в виде фамильной казны графов Лавлейсов. В 1842 году Чарльз Бэббидж был приглашен в Туринский университет провести семинар о своей аналитической машине. Луиджи Менабреа, юный итальянский инженер, и будущий премьер-министр Италии, записал лекцию на французском, и впоследствии она была опубликована в Общественной Библиотеке Женевы в октябре того же года. Бэббидж попросил графиню Лавлейс перевести записи Менабреа на английский и сопроводить текст комментариями. Леди Лавлейс потратила больше года на эту работу, после чего труды были опубликованы под акронимом ААЛ и оказались более обширными, чем записи Менабреа. В одном из своих комментариев Ада описывает алгоритм вычисления Чисел Бернулли на аналитической машине. Было признано, что это первая программа, специально реализованная для воспроизведения на компьютере, и по этой причине Ада Лавлейс считается первым программистом, несмотря на то, что машина Бэббиджа так и не была сконструирована при жизни Ады. Ада Лавлейс скончалась 27 ноября 1852 года от кровопускания при попытке лечения рака матки (от кровопускания же скончался и её отец) и была похоронена в фамильном склепе Байронов рядом со своим отцом, которого никогда не знала при жизни. В 1975 году Министерство обороны США приняло решение о начале разработки универсального языка программирования. Министр прочитал подготовленный секретарями исторический экскурс и без колебаний одобрил и сам проект, и предполагаемое название для будущего языка — «Ада». 10 декабря 1980 года был утверждён стандарт языка.

Флоренс Найтингейл (12 мая 1820 — 13 августа 1910) — сестра милосердия и общественный деятель Великобритании.

Родилась 12 мая 1820 года во Флоренции и получила имя в честь города, в котором она появилась на свет[2]. В юности путешествовала по Европе в сопровождении друзей семьи. В 1849 году посетила Институт диаконис в Кайзерверте (Германия) и возвратилась в Англию с твёрдым намерением стать сестрой милосердия. В 1853 стала управляющей небольшой частной больницей на Харли-стрит в Лондоне. В октябре 1854 года, в период Крымской кампании, Флоренс вместе с 38 помощницами, среди которых были монахини и сёстры милосердия, отправилась в полевые госпитали сначала в Скутари (Турция), а затем в Крым. Последовательно проводила в жизнь принципы санитарии и ухода за ранеными. В результате менее чем за шесть месяцев смертность в лазаретах снизилась с 42 до 2,2 %. В 1856 году Флоренс на свои деньги поставила на высокой горе в Крыму над Балаклавой большой крест из белого мрамора в память о солдатах, врачах и медсёстрах, погибших в Крымской войне. Крымская война сделала Флоренс национальной героиней. Вернувшиеся с фронта солдаты рассказывали о ней легенды, называя её «леди со светильником», потому что по ночам с лампой в руках она всегда, как добрый светлый ангел, сама обходила палаты с больными. По возвращении в Англию (1856) Найтингейл было поручено реорганизовать армейскую медицинскую службу. В 1857 году правительство выделило средства на организацию комиссии по проведению в жизнь необходимых реформ. В 1859 году военным министром вновь стал Херберт; с его помощью Найтингейл добилась того, чтобы больницы были оснащены системами вентиляции и канализации; больничный персонал в обязательном порядке проходил необходимую подготовку; в больницах велась строгая статистическая обработка всей информации. Была организована военно-медицинская школа, в армии велась разъяснительная работа о важности профилактики болезней. Найтингейл была способным математиком, занималась статистическими исследованиями, стала новатором в использовании методов инфографики в статистике, в частности, применяла круговые (секторные) диаграммы. В 1859 году была избрана членом Королевского статистического общества и впоследствии стала почётным членом Американской статистической ассоциации. Она написала книги «Заметки о факторах, влияющих на здоровье, эффективность и управление госпиталями британской армии». Во время войны Найтингейл удалось собрать по подписке большую сумму денег, на которые в 1860 году была организована первая в мире школа сестёр милосердия при больнице Святого Фомы в Лондоне. Вскоре выпускницы этой школы начали создавать аналогичные учреждения при других больницах и даже в других странах. Так, Эмми Каролина Рапе, прошедшая обучение в этой школе в 1866-67 году стала пионером создания системы обучения сестёр милосердия в Швеции. Умерла Найтингейл в Лондоне 13 августа 1910 года.

В 1883 году Найтингейл была награждена Королевским Красным крестом, а в 1907 — орденом «За заслуги».

В 1912 году Лига Международного Красного Креста и Красного полумесяца (с ноября 1991 называется Международной Федерацией Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца) учредила медаль имени Флоренс Найтингейл, до сих пор самую почётную и высшую награду для сестёр милосердия во всём мире. 12 мая в день рождения Флоренс Найтингейл, мир отмечает Международный день медицинской сестры. В Лондоне действует Музей Флоренс Найтингейл, в экспозициях которого представлены экспонаты, наглядно иллюстрирующие важные биографические и героические страницы жизни этой подвижницы. О жизни и судьбе Флоренс Найтингейл снято несколько художественных и документальных фильмов. В 1951 году вышла на экраны британская историческая кинолента режиссёра Герберта Вилкокса «Леди с лампой» с Анной Нигл в заглавной роли. Ф. Найтингейл посвящены также фильмы режиссёров Дэрила Дьюка (1985) и Нормана Стоуна (2008). Изображена на почтовой марке ФРГ 1955 года.

Синдром Флоренс Найтингейл


В честь Ф. Найтингейл назван психологический синдром (англ. Florence Nightingale effect), проявляющийся, когда врач или медсестра, ухаживающие за больным, начинают испытывать к нему чувства, которые могут перерасти в любовь. Об этом синдроме мельком упоминает Эмметт Браун, герой фильма «Назад в будущее» (1985), и Джордж Костанза в сериале «Сайнфелд» (4 сезон 20 эпизод), а также Грегори Хаус в сериале «Доктор Хаус», аппелируя к термину, чтобы описать поведение Элиссон Кэмерон (5 сезон 21 серия (2008 год)) — на русскоязычном канале Universal ошибочно переведено, как «если бы ты была „флорентийским соловьем».

Со́фья Васи́льевна Ковале́вская (урождённая Корвин-Круковская; 3  января 1850 — 29 января 1891) — русский математик и механик, с 1889 года иностранный член-корреспондент Петербургской Академии наук. Первая в России и в Северной Европе женщина-профессор и первая в мире женщина — профессор математики (получившая ранее это звание Мария Аньези никогда не преподавала). Автор повести «Нигилистка» (1884) и «Воспоминаний детства».

Софья Васильевна Ковалевская родилась 3 января 1850 г. в Москве. В метрической книге Московской духовной консистории Никитского сорока, Знаменской церкви за Петровскими воротами, за 1850 г. имеется запись:












Дочь генерал-лейтенанта артиллерии В. В. Корвин-Круковского и Елизаветы Фёдоровны (девичья фамилия —Шуберт). Дед Ковалевской, генерал от инфантерии Ф. Ф. Шуберт, был выдающимся математиком, а прадед Ф. И. Шуберт ещё более известным астрономом. Свои детские годы Ковалевская провела в поместье отцаПолибино Невельского уезда, Витебской губернии (ныне — село Полибино Великолукского района Псковской области). Первые уроки, кроме гувернанток, давал Ковалевской с восьмилетнего возраста домашний наставник, сын мелкопоместного шляхтича Иосиф Игнатьевич Малевич, поместивший в книге «Русская старина» (декабрь 1890) воспоминания о своей ученице. В 1866 году Ковалевская впервые поехала за границу, а потом жила в Санкт-Петербурге, где брала уроки математического анализа у А. Н. Страннолюбского. В 1868 году Ковалевская вышла замуж за Владимира Онуфриевича Ковалевского, и новобрачные отправились за границу. В 1869 году училась в Гейдельбергском университете у Кенигсбергера, а с 1870 года по 1874 год в Берлинском университете у К. Т. В. Вейерштрасса. По правилам университета женщины не могли слушать лекции. Но Вейерштрасс, заинтересованный в раскрытии математических дарований Софьи, руководил её занятиями. Она сочувствовала революционной борьбе и идеям утопического социализма, поэтому в апреле 1871 года вместе с мужем В. О. Ковалевским приехала в осаждённый Париж, ухаживала за ранеными коммунарами. Позднее принимала участие в спасении из тюрьмы деятеля Парижской коммуны В. Жаклара, мужа своей сестры-революционерки Анны. Эмансипированные подруги Софьи не одобряли её близости с фиктивным супругом. Они были вынуждены жить в разных квартирах и разных городах. Это положение тяготило обоих. В 1874 г. они стали жить вместе, а четыре года спустя у них родилась дочь. В 1874 году Гёттингенский университет, по защите диссертации «Zur Theorie der partiellen Differentialgleichungen» (рус. «К теории дифференциальных уравнений»), присвоил Ковалевской степень доктора философии. В 1879 она делает сообщение на VI съезде естествоиспытателей в Санкт-Петербурге. В1881 Ковалевская избрана в члены Московского математического общества (приват-доцент). После самоубийства мужа (1883(запутался в своих коммерческих делах), Ковалевская, оставшаяся без средств с пятилетней дочерью, приезжает в Берлин и останавливается у Вейерштрасса. Ценой огромных усилий, используя весь свой авторитет и связи, Вейерштрассу удаётся выхлопотать ей место в Стокгольмском университете (1884). Изменив имя на Соня Ковалевски (Sonya Kovalevsky), она становится профессором кафедры математики вСтокгольмском университете, с обязательством читать лекции первый год по-немецки, а со второго — по-шведски. В скором времени Ковалевская овладевает шведским языком и печатает на этом языке свои математические работы и литературные произведения. В конце 1880-х гг. близким другом Софьи становится родственник её мужа социолог Максим Ковалевский, покинувший Россию из-за преследований со стороны правительства[3]. Софья пригласила его к себе в Стокгольм и обеспечила ему заработок посредством чтения лекций в местном университете[4]. Максим Ковалевский сделал ей предложение, но Софья его отвергла, так как не желала связывать себя узами нового брака. В 1890 г. после совместной поездки по Ривьере они расстались. В 1888 — лауреат премии Бордена Парижской академии наук за открытие третьего классического случая разрешимости задачи о вращении твёрдого тела вокруг неподвижной точки. Вторая работа на ту же тему в 1889 отмечается премией Шведской академии наук, и Ковалевская избирается членом-корреспондентом на физико-математическом отделении Российской академии наук. В 1891 году на пути из Берлина в Стокгольм Софья узнала, что в Дании началась эпидемия оспы. Испугавшись, она решила изменить маршрут. Но кроме открытого экипажа для продолжения путешествия не оказалось ничего, и ей пришлось пересесть в него. По дороге Софья простудилась. Простуда перешла в воспаление лёгких. 29 января 1891 года Ковалевская в возрасте 41 года скончалась в Стокгольме. Похоронена в Стокгольме на Северном кладбище.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет