Пролог. Фотография. 915 г. Астрид – лет. Усадьба Нэс, Смоланд, Швеция



жүктеу 451.7 Kb.
бет1/3
Дата15.02.2019
өлшемі451.7 Kb.
  1   2   3

Дина Артемкина
1985 г.р.
г. Екатеринбург

тел. +7(903)083-61-05

e-mail: d.artemkina@yandex.ru

Астрид из Нэса. Детство.

Сцены из деревенской жизни.

Мы играли, играли и играли до того, что удивительно, как это мы не заигрались до смерти!

Астрид Линдгрен

Действующие лица:

Астрид Эрикссон

Гуннар, ее брат, старше на год

Стина, сестра, младше на четыре года

Ханна, мама Астрид

Самуэль Август, папа Астрид

Дедушка Самуэль, отец Самуэля Августа

Бабушка Ида, мать Самуэля Августа

Свен, работник

Кристин, его жена, служанка

Эдит, дочь Свена и Кристин, старше Астрид на два года

Майя, служанка

Ингейерд, сестра Астрид, младше на девять лет



Пролог. Фотография. 1915 г. Астрид – 8 лет. Усадьба Нэс, Смоланд, Швеция.

Действие разворачивается в Нэсе, пасторской усадьбе, которую арендует семья Астрид Эрикссон. В глубине сцены – деревянный красный дом с черепичной крышей. К зрителям обращен фасад здания с двумя окнами. Между ними – нарядное застекленное крыльцо, к которому ведет лестница. Перила лестницы и рамы окон – ослепительно белы. Дом окружают деревья, яблони и вишни. Одно из деревьев – высокий, крепкий вяз – растет перед домом слева. Вокруг него бегают трое детей: мальчик и две девочки. Старшая из них – худенькая с косами крендельком и белыми бантами – Астрид. Убегая от сестер, Гуннар забирается на дерево.

АСТРИД. Эй, так не честно! Спускайся!

ГУННАР. Лучше вы залезайте!

АСТРИД (одергивая свой белый фартучек и насупившись). Как будто не знаешь, что нам влетит, если измажем выходные платья.

СТИНА. А что, Гуннар, не едет фотограф?

ГУННАР (смотрит вдаль). Нет, не видать. (Он разворачивается, чтобы слезать, спускается на одну ветку ниже и заглядывает в дупло). Ого! Что я нашел!

АСТРИД. Что там такое?!

СТИНА. Покажи, Гуннар!

ГУННАР. Вот еще! Залезайте – сами увидите!

Стина переминается с ноги на ногу, посматривает на старшую сестру. Астрид оглядывается на дом и решительно лезет на дерево. Она тоже заглядывает в дупло.

АСТРИД. Ну, ничего себе! Пять! И какие кругленькие!

ГУННАР. Интересно, какие они будут, когда вылупятся?

Астрид и Гуннар спрыгивают на землю.

СТИНА. Что там? Яйца?

АСТРИД. Ага, сова снесла яйца.

ГУННАР. Теперь у них настоящая семья! Посему нарекаю лимонадное дерево совиным!

АСТРИД. Совиное дерево! Точно!

СТИНА. Ура!



На крыльцо выходят Ханна и Самуэль Август, нарядные, молодые, красивые. На Ханне длинное светлое платье, волосы собраны на затылке. Самуэль Август – в белой рубашке и соломенной шляпе. Дети бросаются к ним, подталкивают друг друга, кричат и говорят одновременно.

ГУННАР. Папа, мама, сова снесла яйца на нашем дереве!

АСТРИД. И не высиживает их! Птенцы погибнут?

СТИНА. Там яйца, там яйца!

ХАННА. Дети-дети, вы так шумите, что даже совы не выдержали и улетели.

САМУЭЛЬ АВГУСТ (смеясь и приобнимая жену). А разве не это требуется от здоровых крестьянских ребят – горланить на всю усадьбу и резвиться?

ХАННА (улыбаясь). Во имя спокойствия сов, угомонитесь.

КРИСТИН (с крыльца). Едут-едут!



Лужайка перед домом наполняется домочадцами, они выстраиваются вдоль фасада здания для групповой фотографии. Щелчок и вспышка фотоаппарата.

Астрид выходит вперед и со стороны смотрит на своих родных и близких.

АСТРИД. Вот так все и было… Ну, или почти так.



Пространство наполняется движением, смехом и шумом. Самуэль Август катает по полу ступку и пестик, играет с ними как с паровозом. Ханна решительным шагом пересекает лужайку и деловито отдает распоряжения служанкам. Гуннар скачет на одной ножке. Астрид и Эдит исполняют приветственный ритуал индейцев.

Дедушка Самуэль выходит вперед. У него длинная седая борода, густые брови и палка.

ДЕДУШКА САМУЭЛЬ (стучит палкой в пол в такт произносимым словам).

Тук-тук-тук! Та-ра-ра!
Столько же овец сегодня,
Сколько было их вчера,
Ну а изгородь овечья вот настолько высока!

Произнося последнюю строку, дедушка Самуэль поднимает палку, показывая высоту изгороди. Затем еще раз ударяет палкой в пол, и жители Нэса исчезают как по волшебству.

ДЕДУШКА САМУЭЛЬ (уходит). О-хо-хо! Охохошечки… Вот настолько высока…



Сцена 1. Обида. 1912 г. Астрид 5 лет.

Мы видим дом Астрид – кухню и гостиную – изнутри. Здесь просторно и чисто, пространство наполнено свежестью и радостью. Вся мебель светлая, из сосны, пол застелен полосатыми домоткаными половичками. На кухне располагаются складной стол, печка, диванчик и дровяной ларь. На печи – старинная утварь, деревянная, медная: миски, поварешки, ступки. На стенах – домотканые полотенца. Слева – дверь во двор. У двери стоят грязные деревянные башмаки и сапоги, висит синяя рабочая одежда. Справа от кухни – дверь в гостиную. По центру гостиной – окно с прозрачными белыми занавесками. В правом углу – орган, на котором лежат ноты. В центре комнаты – большой стол, покрытый нарядной белой с кружевами скатертью. На столе лежит библия. Вокруг стола – несколько стульев. На стене – портреты членов семьи и предков – смоландских крестьян с открытыми и спокойными лицами. А также кусок черного бархата с вышитыми на нем серебряными буквами «Бог есть любовь». В левом углу – секретер. У левой стены, рядом с дверью на кухню, диванчик. В правой стене – дверь в спальню. Там виднеется широкая кровать с изголовьем и белым кружевным покрывалом.

Кристин на кухне готовит что-то. Астрид и Гуннар сидят у окна за столом. Они вырезают из теста фигурки и кладут их на противень.

АСТРИД. Гуннар, дай мне, пожалуйста, поросенка.

ГУННАР. Погоди, сам хочу.

АСТРИД (насупившись). Но ты уже десять штук вырезал.

ГУННАР (продолжает выдавливать печенье). Интересно, какие подарки я получу в этом году? Вот бы солдатиков!

АСТРИД. Ну, даай!

КРИСТИН. Гуннар, уступил бы ты, а?

ГУННАР (бросает формочку). Ну и пожалуйста!



Он отряхивает руки от муки, достает из кармана губную гармошку и начинает играть на ней. Астрид поспешно, пока Гуннар не передумал, вырезает из теста поросят.

ГУННАР (внезапно обрывая мелодию). Кристин, а что у нас сегодня на обед?

КРИСТИН. Кровяная запеканка.

ГУННАР. Вот папа обрадуется! (Не знает, чем себя занять). Астрид, давай поиграем!

АСТРИД (не отрываясь от печенья). А во что?

ГУННАР. Ну, хотя бы в «Не-коснись-пола».

АСТРИД. Уже играли сегодня.

ГУННАР. В прятки.

АСТРИД. Надоело.

ГУННАР. Тогда в «Ветродуй, в пузо дуй»!

АСТРИД. Давай!

Астрид доделывает последнее печенье, собирает остатки теста и отдает их Кристин. Тщательно вытирает руки о полотенце. Гуннар, на ходу разгоняясь, проносится мимо нее в гостиную, затем в спальню. Астрид бежит в противоположную сторону. Через некоторое время они снова встречаются на кухне. Кристин слегка покачивает головой, улыбается, напевает что-то, занимается пальтами – кровяной запеканкой.

ГУННАР (на ходу тычет пальцем Астрид в живот, кричит). Ветродуй, в пузо дуй!

АСТРИД (хохочет и тоже пытается ткнуть брата в живот). Ветродуй, в пузо дуй!

Дети со смехом проносятся прежними маршрутами. И вот они снова на кухне.

АСТРИД. Ветродуй, в пузо дуй!

ГУННАР. Ветродуй, в пузо дуй!

Бегут дальше. Когда Астрид в третий раз забегает на кухню, она сталкивается с Кристин, миска с тестом для пальтов переворачивается, и красное тесто выплескивается прямо на Астрид.

КРИСТИН. Святые угодники!

АСТРИД (зажмурившись, выплевывает тесто, попавшее в рот). А-а-а!

ГУННАР (сгибается пополам от хохота. Через смех). Ветродуй, в пузо дуй!



На кухню быстрым шагом заходит Ханна. Она в простой темной юбке и фартуке. В руках у нее крошечная рубашонка годовалой Стины. Ханна некоторое время смотрит на дочку. Затем откладывает рубашонку, вытирает тесто с лица девочки, ставит на пол большую лохань и принимается раздевать Астрид. Она делает все это без раздражения, как само собой разумеющееся, но и без ласки.

КРИСТИН (причитая и оттирая остатки теста с пола). Ох уж эти игры! До добра не доведут, Господи Иисусе. И ведь все тесто вывалила. Что ж я теперь на обед подам, фру Ханна?

ХАННА. Картофельные оладьи.

КРИСТИН. Ага, картофельные оладьи. (Берет другую миску, выходит из кухни через черный ход, чтобы набрать картошки).

ГУННАР (присмиревший при матери). Мама, она не нарочно.

ХАННА (отмывая дочку в лохани). Не вертись, Астрид.

ГУННАР. А как хочется кровяной запеканки!

ХАННА. Гуннар!

АСТРИД (начинает всхлипывать и вскоре ревет в голос). У-у-у!

Кристин ставит на стол миску с картошкой, идет в спальню, приносит оттуда новое платье, чулки и фартучек для Астрид. Астрид продолжает плакать.

ХАННА (вытирая девочку). Ну, успокойся, Астрид! Я не сержусь.

АСТРИД. Не поест папочка кровяной запеканки!

ХАННА (помогая Астрид одеться). Ничего страшного, поест в другой раз.

АСТРИД (плачет). Ууу!

ХАННА (надевает на Астрид фартук и собирается застегнуть его пуговки на спине у Астрид). Поиграйте на дворе, дети!

АСТРИД (вырывается из рук Ханны, при этом отлетает пуговка от фартука). А вот и не пойду!

Астрид становится к матери спиной, складывает руки на груди и топает ножкой.

ХАННА. Астрид, сними фартук, нужно пришить пуговицу.



Астрид срывает с себя фартучек, комкает и бросает его матери.

КРИСТИН (поднимая фартучек). Да чевой-то с тобой, деточка? Поросенок укусил?

ХАННА. Вот что, Астрид, на сегодня хватит. Ступай в спальню и сиди там, пока не станешь умницей.

АСТРИД (выбегает на лужайку перед домом). И тогда я решила уйти от них. Навсегда! Уехать далеко-далеко! Вот удивятся они, когда придут звать меня к ужину! Где наша доченька Астрид? А Астрид уехала в Африку. И там на нее набросился тигр и съел ее! (Всхлипывает). То-то они поплачут о своей маленькой Астрид. И папа, и Гуннар, и Кристин!.. И мама!.. Вот тогда она скажет: зачем только я обидела мою любимую доченьку?.. (Астрид плачет). Только как я из Африки увижу, что они плачут обо мне?



Астрид осматривается. Взгляд ее падает на вяз. Она идет в спальню и возвращается со своими пожитками: плюшевым поросенком и огарком свечи. Астрид одета в пальтишко и шапочку. На кухне она берет бутерброд с ветчиной и сталкивается с Кристин.

КРИСТИН. Куда это ты собралась, Астрид?

АСТРИД (смотрит исподлобья). Я переезжаю.

КРИСТИН (фыркает). Куда же это?

АСТРИД (насупившись). На лимонадное дерево, вот куда!

КРИСТИН (едва сдерживая смех). Ну, счастливого пути, Астрид!

АСТРИД (стоит некоторое время рядом с Кристин, потом бредет по направлению к дереву, но быстро возвращается). Кристин, скажи маме, что Рождество я буду отмечать там.

КРИСТИН. Хорошо.



Астрид забирается на дерево и кое-как размещает на ветвях и в дупле свои вещи, садится между ветвей и начинает ждать. Вздыхает.

АСТРИД (берет в руки поросенка). Вот так, Бамсё, остались мы с тобой вдвоем.

ГУННАР (делает вид, что проходит мимо). Привет, сестренка.

АСТРИД. Привет.

ГУННАР. Ну, как ты тут устроилась?

АСТРИД. Неплохо, как видишь. А что это ты жуешь?

ГУННАР. Карамельку. Мама дала.

АСТРИД. А мне? (Гуннар качает головой. Астрид закусывает губу, чуть не плача. Откусывает кусочек от своего бутерброда). Гуннар, мама плачет обо мне?

ГУННАР. Нет, не плачет.

Гуннар уходит. Астрид вздыхает, крепко зажмуривается.

Следующая картина происходит лишь в ее воображении.

ХАННА (появляется внезапно). Ну, конечно же, плачу! Конечно, я плачу по моей маленькой Астрид.

АСТРИД (удовлетворенно). Тут уж ничем не поможешь. Я теперь переехала, и у меня свое хозяйство.

САМУЭЛЬ АВГУСТ. Ой-ой-ой, какое несчастье! Мне сказали, что ты переехала, Астрид. Это правда?

АСТРИД. Да, правда.

САМУЭЛЬ АВГУСТ (зажигает свечу, которую принесла Астрид). Скажи, доченька, а что нам делать с твоими подарками? Прислать их сюда или ты сама придешь за ними?

АСТРИД. Не нужно мне никаких подарков!

ХАННА. Ах, Астрид, какое же печальное нас ждет Рождество!



Астрид начинает плакать.

САМУЭЛЬ АВГУСТ. Подумать только, я войду сегодня в спальню и пожелаю своим детям доброй ночи, и одна кроватка будет пуста. Потому что Астрид нет дома.

АСТРИД (рыдая). Я прощаю вас. Я прощаю вас!

Родители тут же исчезают. Астрид горько плачет на дереве. Темнеет. Лишь одинокая свечка горит во тьме.

Сцена 2. Рождество 1915 г. Астрид 8 лет.

Действие происходит в гостиной, парадной комнате. На стене появилась групповая фотография, сделанная в прологе. Стол ломится от блюд с рождественскими яствами. Здесь и запечённый свиной окорок, и вяленая треска, и пряничный домик. Перед столом стоит елка, украшенная красными яблоками, бумажными корзиночками, ватными ангелочками, конфетами и горящими свечами. Свен играет на аккордеоне мелодию песенки-игры «Жни, жни овес» («Skära, skära havre»). Дети и взрослые танцуют вокруг елки. Это озорной, шумный и веселый танец. Только бабушка и дедушка сидят за столом и смотрят на родных. Бабушка Ида – невысокая, у нее тонкие губы и глубокий проницательный взгляд. В середине танца Ханна садится на диванчик, она в положении. Ханна сидит полубоком, тяжело дышит, обмахивается салфеткой и с улыбкой наблюдает за происходящим. Самуэль Август вырывается из круга и подсаживается к жене. Музыка звучит снова, дети и Кристин повторяют игру.

САМУЭЛЬ АВГУСТ (берет руку Ханны в свою, нежно). Устала?

ХАННА. Да, немного.

САМУЭЛЬ АВГУСТ (любовно). Сегодня мы с тобой можем немного посидеть сложа руки, милая моя малышка!



Самуэль Август обнимает жену. Астрид и Стина подбегают к матери.

АСТРИД. Мама, поиграй нам!

САМУЭЛЬ АВГУСТ. Дети-дети, дайте маме отдохнуть.

ХАННА (вставая, Самуэлю Августу). Ничего, мне хочется. (Девочкам). Что же вам сыграть?

АСТРИД и СТИНА. Рождественское утро.

Ханна садится к органу и начинает играть «När juldagsmorgon glimmar». Девочки поют. Остальные слушают их, рассевшись кто где.

АСТРИД, СТИНА и ЭДИТ.

Заблещет утром Рождество,
В конюшню я пойду
И на соломе в яслях там
Младенца я найду.
И на соломе в яслях там
Младенца я найду.

Сын Божий с нами на земле.


Приветствуем тебя!
Ты даришь нам надежды свет
Сегодня и всегда.
Ты даришь нам надежды свет
Сегодня и всегда.

И мы в Святое Рождество


Колени преклоним.
Тебя, возлюбленный Исус,
За мир благодарим.
Тебя, возлюбленный Исус,
За мир благодарим.

САМУЭЛЬ АВГУСТ (растроганно). Как будто я снова стал маленьким мальчиком…

ДЕТИ (окружая его). Расскажи, расскажи, папа. Расскажи, как ты был маленький.

САМУЭЛЬ АВГУСТ. Да ведь я вам уже сто раз рассказывал!

ГУННАР. Все равно!

СТИНА. Ты так хорошо рассказываешь, папочка.

ЭДИТ. Пожалуйста, господин Эрикссон!

САМУЭЛЬ АВГУСТ. Ну, хорошо, хорошо. Так о чем же?.. Когда я был маленьким, у нас не было ни органа, ни рождественской ели, ни подарков. У нас и игрушек-то не было.

СТИНА. Так с чем же ты играл, папочка?

САМУЭЛЬ АВГУСТ (встает, подмигивает детям и исчезает на кухне, а возвращается с глиняными ступкой и пестиком. Торжественно). А вот с чем! Это были мои самые первые игрушки! Ступка была большой паровоз. (Встает на колени и катит ступку по полу). А пестик – маленький паровоз! (Самозабвенно играет. Затем встает, отдает пестик и ступку Стине и отряхивает колени). Ну, это когда я был совсем маленький. А потом-то мне играть много не приходилось! Нас было пятеро братьев. Виктор…

АСТРИД. Который уехал в Америку.

ГУННАР. Аксель.

СТИНА. Самуэль Август. Наш папа.

ГУННАР. «Иллинойсец» Линнерт.

АСТРИД. И Альбин.

САМУЭЛЬ АВГУСТ (улыбаясь). Точно. И все мы трудились на нашем маленьком торпе, помогали отцу.

СТИНА. А потом ты переехал в Нэс и женился на маме?

САМУЭЛЬ АВГУСТ (смеется). Не так скоро, Стина. С вашей мамой я познакомился в приходской школе. Ей было тогда всего девять лет, а я уже знал, что это она, ваша мама.



Ханна легонько усмехается.

АСТРИД. Мама, а ты тоже сразу поняла, что папа – это папа?

ХАННА (качает головой). Но я сразу поняла, что передо мной очень хороший и добрый мальчик.

ГУННАР. Папа, а Нэс?

САМУЭЛЬ АВГУСТ. Нэс… (Смеется, видно, что рассказ доставляет ему удовольствие). Когда я вырос, нанялся в батраки к дяде Перу из Веннебьёрке. От него-то я и узнал, что пасторская усадьба Нэс сдается в аренду. И субботним вечером пошел домой, чтобы рассказать об этом родителям. Дорога была не близкая, вдобавок ко всему я стер ногу, так что пришлось разуться и идти босиком. Я страсть как жалел, что у меня нет велосипеда. И как только тогда он сам собой не вынырнул из-под земли?! (Все, особенно дети, смеются). Притащился я только к двенадцати ночи. Ида мыла пол, но удивляться тут было нечему, она привыкла работать допоздна. Зато Ида удивилась, увидев меня в дверях.

БАБУШКА ИДА. А еще больше Ида удивилась, узнав, зачем он пришел!

САМУЭЛЬ АВГУСТ. Ну, что вы об этом скажете, матушка?

БАБУШКА ИДА. Скажу, что это самое что ни на есть глупое предложение, Самуэль Август! Откуда это нам с отцом взять деньги на покупку скота и всего прочего, чтобы управляться с таким большим хозяйством? Нет, сынок, об этом и думать нечего.

САМУЭЛЬ АВГУСТ (с горечью). Вам, матушка, невдомек, каково это батрачить.

БАБУШКА ИДА. Ладно, спрошу совета у деда.

САМУЭЛЬ АВГУСТ. «Коли парнишке охота, чтобы вы взяли Нэс, берите», – сказал дедушка Андерс из Чурсторпа и дал денег на аренду. Представляете, как я радовался, что, не жалея стертой ноги, поспешил тогда домой!?

Все смеются. Дети начинают возиться, играть с пестиком и ступкой, пока Кристин не забирает и не уносит их. Только Астрид сидит, как зачарованная.

ХАННА (касается Самуэля Августа, показывает глазами на Астрид). Самуэль Август!

САМУЭЛЬ АВГУСТ (кивает жене. Астрид). Слушай, деточка, запоминай. Когда-нибудь ты расскажешь все это своим детям!

Раздается стук в дверь. Потом в гостиной появляется человечек в красном колпаке, с бородой и огромным мешком за спиной. Это Гуннар в конце рассказа выскользнул из гостиной и переоделся юльтомте – рождественским гномом. Все оживляются при его появлении.

САМУЭЛЬ АВГУСТ. А, вот и томте пожаловал! Счастливого Рождества!

ГУННАР. Счастливого Рождества! Скажите-ка, есть ли тут послушные детишки?

ДЕТИ. Есть-есть!

КРИСТИН. Ага, орава сорванцов!

АСТРИД. Да, есть, целых трое. А еще у нас есть один озорник, его зовут Гуннар. Только он сейчас куда-то вышел.

ГУННАР. Слышал, слышал я о нем. Это самый хороший мальчик у вас в стране. Ему достанется подарков больше, чем всем.

Дети и взрослые смеются. Гуннар раздает подарки, читая прикрепленные к ним этикетки (какой – кому). Каждому ребенку – по несколько свертков. Некоторые из них он оставляет себе. Дети разворачивают подарки, радуются, показывают родителям. Дарят взрослым нехитрые самодельные подарки: рисунки, вышитые салфетки. Затем взрослые садятся к столу. Дети играют с новыми игрушками. Астрид отходит в сторонку. Садится, рассматривает и нюхает подаренную книжку. К ней подходит и садится рядышком Стина.

СТИНА. Почему ты сидишь тут одна, Астрид?

АСТРИД (закрывает книгу, приобнимает Стину, с улыбкой). Я вот думаю, а вдруг в лесу все-таки живет настоящий юльтомте. Вдруг на будущий год он придет к нам и притащит санки, полные рождественских подарков?

СТИНА. Было бы здорово! Астрид, а какой праздник ты любишь больше всего на свете?

АСТРИД. Рождество, конечно! У нас в Нэсе на Рождество так красиво и весело!

СТИНА. И я Рождество. (Помолчав). А какой подарок у тебя самый лучший?

АСТРИД (протягивает Стине книгу). Белоснежка и семь гномов!

СТИНА. Красивая!

АСТРИД. И пахнет! Ты понюхай, как она пахнет, Стина, всеми чудесами на свете!

СТИНА (принюхивается, но не понимает, о чем говорит Астрид). А мне тоже подарили книжку. Я сейчас! (Срывается с места, возвращается с красочным томиком). А что здесь написано, Астрид?

АСТРИД. «Сказки».

СТИНА. Ты научишь меня читать?

АСТРИД. А ты уже хочешь научиться читать, малышка?

СТИНА. И вовсе я не малышка! Хочу, конечно!

АСТРИД. Хорошо. Давай попробуем.

Сцена 3. Чтение. 1913. Астрид 6 лет.

Полуденный зной. Гуннар, Стина и Астрид играют рядом с домом. Стина лежит на скамеечке, а Гуннар и Астрид стоят с обеих сторон от нее с благостными лицами и плавно размахивают руками-крыльями. Затем Гуннар и Астрид принимаются «летать» вокруг скамеечки.

СТИНА (начинает возиться и сопеть). Астлид… Астлид… (брат и сестра как будто не замечают). Астлид!.. Гуннал!

ГУННАР. Ну, что за младенец такой!

АСТРИД. Стина, миленькая, ты можешь только агукать, мы же говорили тебе.

СТИНА (порываясь встать). А мне надоело иглать в ангелов!

АСТРИД (удерживая ее). Ну, давай, еще чуточку!

СТИНА (встает). Не хотю, тёлт возьми!

ГУННАР. Давайте во что-нибудь другое.

АСТРИД. В больницу!

СТИНА. Не хотю в больницу! Не хотю снова лезать на скамейке и быть больным лебенком!

ГУННАР. А кем же ты хочешь быть?

СТИНА. Доктолом! Я хотю быть доктолом и сунуть лозку в лот Астлид.

ГУННАР. Ты не можешь быть доктором, потому что не умеешь выписывать рецефт.

СТИНА. Чего-чего я не умею выписывать?

ГУННАР. Рецефт. Такой, какой выписывает доктор, когда надо лечить больного ребенка.

СТИНА (дуется). Все лавно не хотю!

АСТРИД. Ну, пожалуйста, миленькая Стина. Всего один разочек! А я подарю тебе… (Астрид роется в кармане передничка, вытаскивает по очереди карандаш, носовой платок, яблоко. Наконец, находит что-то маленькое, заслуживающее внимания). Вот, карамельку!

СТИНА. Давай. (Тут же ложится на скамеечку и засовывает леденец за щеку).

ГУННАР (докторским тоном). Ну, как у нас дела?

СТИНА. Агу, агу-гу!

ГУННАР. Ой, какая же ты дурочка! Перестань сейчас же, мы больше не играем в ангелов!

СТИНА (показывает на грудину). У меня болит вот тут.

ГУННАР (прикладывает Стине к груди веточку и «слушает» её). Тц-тц-тц! У нас ужасно болит грудка.

АСТРИД (подает Гуннару ложку, которую тоже находит в своем передничке. Она медсестра). Ой-ой-ой.

ГУННАР (сует Стине в рот ложку). И горлышко у нас тоже болит. Придется делать укол!

СТИНА (вскакивает, как ужаленная). Не смейте! Не смейте меня колоть!

ГУННАР. Ах ты, пигалица, мы ведь только понарошку. Мы не будем колоть тебя взаправду, понимаешь?!

СТИНА (кричит). Все лавно, не хотю, чтоб меня кололи!

ГУННАР. Все равно я выпишу рецефт!

Астрид подает ему листочек бумаги и карандаш из кармана фартучка. Стина вроде бы успокаивается, снова ложится на скамеечку и затихает. Астрид кладет ей на лоб носовой платочек.

ГУННАР (пишет печатными буквами, очень усердно). «За бальной девачкой нада харашо ухаживать. Бальной девачке нада сделать промывание кишечника. Доктор Гуннар Эрикссон».

АСТРИД. Гуннар, кажется, Стина уснула…

ГУННАР. Ничего себе! Давай-ка перенесем ее в спальню.



Дети берут Стину на руки и, пыхтя, переносят ее в дом. Возвращаются, грызут на ходу яблоки.

ГУННАР. Ну и жарища сегодня! Как летом.

АСТРИД. Ага, жарко, даже играть не хочется.

ГУННАР. Тебе? Играть не хочется?!



Смотрят друг на друга и прыскают со смеху.

ГУННАР. А ну давай, кто дольше не засмеется!



Пристально смотрят друг другу в глаза. Приходит Эдит, в руках у нее сумка с тетрадями и учебниками. Эдит наблюдает за игрой. Астрид замечает Эдит за спиной у Гуннара, и ее губы растягиваются в улыбке.

ГУННАР. Ага, проиграла! (оборачивается). А, Эдит, привет! Ну, что научилась чему-нибудь новому? Наверняка в школе вас не учат шевелить ушами и бросать камнями точно в цель!



Бросает ей яблоко, Эдит ловит его, немного смущается.

ЭДИТ. Привет! Мне в школе очень нравится. Правда, некоторые мальчишки постоянно задираются и мешают слушать учительницу.

АСТРИД. Что же вы делали, Эдит?

ЭДИТ. Читали, писали, считали… Пели и рисовали… Как обычно.

АСТРИД. Ох, как мне хочется поскорей пойти в школу, просто не могу дождаться.

ГУННАР (снисходительно). Подожди, тебе еще надоест эта свистопляска. Все так говорят!

АСТРИД. А вот и не надоест!

ГУННАР (скачет на одной ножке, потом «ляпает» Астрид) Надоест-надоест!

АСТРИД (вступает в игру, тоже прыгает на одной ножке, пытается догнать Гуннара). Не надоест! (оглядывается на Эдит, просит). Поиграй с нами!

ЭДИТ. Сначала сделаю уроки.

АСТРИД. А можно я посижу с тобой? Занимайся у нас. Все наши на именинах у пастора.

ЭДИТ. А вы чего тут?

АСТРИД. Я приглядываю за Стиной (махает рукой в сторону дома). А Гуннар… ммм… прибирает в хлеву.

ГУННАР. Действительно (берет валяющуюся посреди сцены лопату, уходит).



Девочки усаживаются за столом на кухне. Эдит достает тетради и учебники. Астрид с интересом рассматривает их.

АСТРИД. Эдит, а что это за черные каракули?

ЭДИТ. Это буквы. Из них получаются слова. Вот, смотри. (Показывает азбуку). Мо-ло-ко.

АСТРИД. Ты складываешь из этих закорючек слова?

ЭДИТ. Ну, да. Хочешь я почитаю тебе сказку? Тут даже картинки есть.

АСТРИД (с трепетом). Давай!

ЭДИТ (усаживается поудобнее, чтобы Астрид могла видеть иллюстрации, начинает читать). «Сказка о великане Бам-Баме и фее Вирибунде. Жил-был когда-то могущественный король, правивший богатой и прекрасной страной. И был у него единственный сын, которого король любил больше жизни. Принц был златовласым и красивым, как день, но, что еще важнее, у него было доброе сердце.

Однажды, когда принцу было восемь лет, он гулял по Королевскому саду и увидел через золотую решетку бедно одетого мальчика. Это был пастушок Тото, и ему было столько же лет, сколько и принцу. Мальчики подружились и, когда король разрешал, играли вместе в Королевском саду. Тото научил принца играть на дудочке, которую сам вырезал. Но король строго-настрого запретил принцу самому выходить из сада. Король боялся за принца. И особенно опасался он своего злейшего врага – великана Бам-бама».

Картинки начинают оживать перед глазами Астрид, и сама комната преображается. Налетает ветер. Колышутся занавески, меняется освещение, волшебные звуки наполняют пространство. Это и шум ветра, и пение свирели, и звон колокольчиков, и блеянье овец. Вся сцена погружается во тьму, а кухня, где сидят Эдит и Астрид, светится радужными переливами. Когда сказка заканчивается, Астрид еще некоторое время сидит завороженная.

ЭДИТ. Нет, как здорово она проучила этого Бам-бама! Хорошая сказка!

АСТРИД. Да, хорошая, очень хорошая! А у тебя есть другие такие же?

ЭДИТ. В библиотеке есть. Там можно брать книжки на время.

АСТРИД (берет Эдит за руку, пылко). О, Эдит, пожалуйста, обещай, что ты будешь читать мне все свои сказки!

ЭДИТ (смеется). Хорошо, Астрид!



На кухне появляется Гуннар, зачерпывает из ведра воду ковшом, пьет. Астрид и Эдит морщатся от неприятного запаха.

ГУННАР. Ну и замаялся же я убирать коровье говно!

АСТРИД. Фу, Гуннар, тебе надо переодеться! Ты будешь великаном Бам-Бамом. Я – пастушком Тото.

ЭДИТ. А – я?

АСТРИД. Ты – Вирибундой, конечно!

Эдит удовлетворенно кивает.

АСТРИД (Гуннару). Великан Бам-Бам похитил принца и хотел сделать его своим слугой. А друг принца, Тото, отправился его искать, шел долго-долго, и наконец пришел к фее Вирибунде. Она была очень старая, пела странную песню…

ЭДИТ. И варила в огромном котле колдовское зелье!

АСТРИД. У нее было семь черных кошек…

ЭДИТ. А стенами ее домика были огромные деревья!

АСТРИД. Она приходилась злому великану тетушкой и давно хотела проучить его, потому что он обижал людей. И вот Вирибунда и Тото сели на ковер-самолет и полетели к великану Бам-баму. А Бам-бам жил в горе. И держал в плену маленького принца.

ЭДИТ. Бам-бам и Вирибунда соревновались, кто кого переколдует.

АСТРИД. Фея выиграла! И потому забрала принца у великана!

ГУННАР. Ну и кто же будет за принца?

АСТРИД. Стина. Кто ж еще?



И тут появляется Стина, которая, проснувшись, успела вымазаться гуталином, с лицом и руками черными, как у негритенка.

СТИНА. Не хотю я быть васым плинцем! Я хотю быть чёлной коской!




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет