Путевые заметки – 007 июля, воскресенье



жүктеу 98.03 Kb.
Дата11.11.2018
өлшемі98.03 Kb.

Путевые заметки – 2007

8 июля, воскресенье

Первый нерабочий день в Лондоне….

«Никаких музеев сегодня!», - сказали музейщики и, промчавшись через центр города и на ходу фотографируя себя, любимых, на фоне Биг-Бэна и Вестминстерского аббатства, сели на прогулочный катер и отправились в Гринвич. «Никаких музеев!», - еще раз повторили мы, сойдя на берег и, разумеется, первое место, куда мы отправились, был Национальный Морской Музей. Решив заглянуть туда («ну на минутку» - умоляли отдельные представители), в результате мы провели там почти все время, что у нас было до отправления обратно.

Национальный Морской музей (National Maritime Museumwww.nmm.ac.uk) входит в число музеев, которые полностью финансируются правительством Великобритании и, соответственно, бесплатны для посетителей. Не останавливаясь на описании всей экспозиции, раскрывающей Англию как морскую державу и включающую в себя как классические (но очень стильные!) формы презентации, хочется больше всего остановиться на интерактивной составляющей, что просто манила к себе и детей и взрослых…. В музее можно попытаться проверить свои познания в морской истории Англии, отвечая на вопросы, предлагаемые на большом мониторе уже на входе в первый зал музея (например, что случилось с капитаном Куком при определенных обстоятельствах?). Здесь же работает постоянно действующая экспозиция - Making Waves (Создавая волну), в которой рассказывается об Океане, о зарождении жизни на Земле, о том, какие процессы возникают в Мировом океане… Самая эффектная часть интерактивной экспозиции – это, конечно, симулятор капитанского мостика (The Bridge), который наглядно демонстрирует особенности навигации и коммуникации в море. В состав симулятора включены такие серьезные составляющие как гирокомпас и современная навигационная система GPS. Увы, опыт одного из наших коллег оказался неудачным. Благополучно потопив баржу, некстати подвернувшуюся по пути и, не взирая на отчаянные советы английских мальчишек, наш «капитан» с задачей не справился, уступив место решительному английскому «пятнадцатилетнему капитану».

Едва успев запечатлеть себя на Гринвичском меридиане (одна нога – в Восточном полушарии, другая – в Западном), мы вернулись в Лондон.

Светлана Соколова, проект «Транс-миссия»


9 июля, понедельник


Итак, сегодня первый официальный день. С утра нас ждут в Департаменте культуры, медиа и спорта (DCMS), существующем в системе правительства Великобритании, где нас должны ввести в контекст работы музейной сферы Великобритании. Национальные музеи (14 музеев) субсидируются государством через DCMS, хотя и являются независимыми организациями с собственными попечителями. Несмотря на это DCMS контролирует музеи, утверждает их перспективные планы работы и определяет количество посетителей.

Особый интерес вызвала лотерея «Национальное наследие». Играя в лотерею каждую неделю, любой англичанин имеет возможность внести посильный вклад в дело сохранения наследия, видеть конкретный результат, а так же определять, что нужно сохранять в первую очередь. Профессиональные организации Англии были представлены в лице старейшей организация (основанная в 1889 году) - Ассоциация музеев Великобритании. А с другой стороны была достаточно молодая организация (с 2000 года) – Совет музеев, библиотек и архивов (MLA), которая уже успела стать одной из основных сил в процессе изменения музеев, успешно лоббирует их интересы, направляет и поддерживает лучшие образцы музейной практики.

Вторую половину дня мы провели в другой части Лондона.

Музей Детства, знакомство с которым нам предстояло в ближайшее время, входит в группу музеев Виктории и Альберта и представляет национальную коллекцию предметов связанных с детством. Сегодня недавно отремонтированный музей обладает крупнейшей в стране коллекцией посвященной детству. Это собрание игрушек, роскошных кукольных домиков, марионеток, игрушечных железных дорог и всевозможных игр охватывающих период с 16 век до наших дней. На верхних этажах сосредоточено множество развлечений: наряды, музыкальный автомат, качающиеся зеркала. Самой яркой интерактивной привлекательностью музея, по словам самих сотрудников, является песочница. Нас же больше всего привлекла возможность перевоплотиться с помощью головных уборов в образы ушедших эпох.


Наталья Едовина, проект «Парк «Аllegri»: зима из прошлого»



10 июля, вторник

Британский музей, Дискавери-центр Лидса

В Британский музей мы приехали немного раньше назначенного времени и, пройдя в недавно перекрытый двор, в центре которого расположен круглый в плане читальный зал, онемели от восторга перед творением сэра Нормана Фостера….

Нашего проводника по музею звали Ксеркс, и он рассказал нам, что за последние несколько десятилетий научные отделы Британского музея, которые, как и в наших больших музеях, играют очень важную роль, изменились, численность кураторов сократилась. Все большее значение приобретают другие, как мы сказали бы, научно-вспомогательные отделы, а одним из приоритетных направлений стали образовательные программы, построенные исходя из внимательного изучения целевых аудиторий (от дошкольников до пенсионеров). Отдельно мы поговорили о том, как формируются проектные группы, когда задача превращается в проект. Это происходит, когда задача или слишком рискованная, или слишком масштабная, или политически важная.

В Британском музее есть такая функция и должность – интерпретатор. Это человек, который помогает донести до публики смысл, message выставки или постоянной экспозиции. На основе изучения аудиторий они помогают в построении или переустройстве экспозиций. В Британском музее эти интерпретаторы принимают участие в создании экспозиции вместе с дизайнерами и специалистами-кураторами. Интерпретаторов в шутку называют «адвокатами публики» – люди, цель которых сделать выставку понятной и удобной для просмотра зрителем.

Крайне полезным был рассказ о непрерывном образовании, то есть об образовательных программах Британского музея, рассчитанных на взрослую, а иногда даже пожилую аудиторию. Есть в Британии такое понятие – Университет третьего возраста, он построен по принципу Ланкастерских школ. Это значит, что люди, многие из которых уже на пенсии, учатся и преподают одновременно. Просто, эффективно и не затратно.

В Лидс мы прибыли примерно через два часа и сразу с вокзала поехали в Дискавери-центр. Это новое здание, которое еще не было на тот момент открыто для публики. В нем – объединенное хранилище разных музеев Лидса….

Здесь довольно живо обсуждался вопрос об электронном каталоге. Первые попытки создания единого стандарта описаний экспонатов относятся еще к 1970-м годам. Но до сих пор нет единого каталога. Сейчас рекомендованной является система стандартов «Спектрум», которая, как мы поняли, является почти необходимым условием регистрации музея в DCMC и включает 21 пункт или 21 поле описаний. Однако единой компьютерной системы баз данных пока нет, и эта идея сильно буксует из-за музейной общественности, настроенной против.

Еще одним местом, куда мы пошли в Лидсе, была городская художественная галерея. Одно пространство в галерее заинтересовало меня особо – это было место, которое музею предстоит реконструировать. Сейчас это небольшой палаточный городок, в котором инициатива передана зрителям. Они могут написать на заботливо приготовленных бумажках свое мнение о том, как должен выглядеть музей, студенты-архитекторы в одной из палаток могут разместить свои проекты. Это дает посетителю, особенно местному жителю, возможность ощутить себя в музее не гостем, но человеком, чьим мнением интересуются и которым дорожат. Музей – не то место, где тебя учат, но где тебя слушают, с тобой советуются. Очень рекомендую тем, кто думает о переустройстве или планирует новый музей. Дешево и эффективно, даже если проекты и советы не пригодятся. Еще очень сильное впечатление производит то, что с городской художественной галереей практически срослась городская библиотека – можно свободно курсировать из одного помещения в другое и обратно.


Наталия Толстая, проект «Фрески Александра Иванова»


11 июля, среда
Йоркшир, музей Royal Armory

Лидс и Бредфорд практически сливаются в единый населенный район, хотя и являются независимыми муниципальными образованиями, где живет очень пестрое по составу население.

Лидс, музей Royal Armory (королевская оружейная палата) произвел потрясающее впечатление.

Несмотря на то, что оружие связано, прежде всего, с убийством и страданием, кураторам удалось создать довольно веселую выставку для детей с различными страшилками. Я сам попался на крючок авторов выставки. К стене были прикручены зловещего вида тиски для пальцев с впечатляющей иллюстрацией того, что они с пальцами жертвы делают. Естественно, природное любопытство заставило меня сунуть палец в этот ужасный агрегат. Все это было просчитано авторами и наказано. Я задел пальцем какой-то чувствительный сенсор, из динамиков раздался душераздирающий крик. От неожиданности я совершил прыжок метра на два, и заорал не хуже записанной фонограммы, чем вызвал неподдельный восторг у японских туристов, которые явно незадолго до меня испытали подобный же шок.

В музейном магазине представлена широкая подборка литературы, посвященной военному делу и фортификации, можно было найти сувенир на любой вкус и кошелек. Мастера, изготавливающие сувенирное оружие и доспехи работают рядом с музейным зданием в специально оборудованных мастерских, и посетители могут наблюдать за ними через стекло.


Андрей Кириллов, проект «По следам новгородских ушкуйников»


12 июля, четверг

Йоркширский скульптурный парк


Он расположен в 1,5 часах езды от Лидса. Автобус мчался по извилистой дороге, иногда подпрыгивая на поворотах. К тому времени, передвижение по английским дорогам уже не сопровождалось странным ощущением «езды по встречной». К «противоположному», не так сложно привыкнуть, как кажется сначала, тем более мне, приехавшему из Владивостока.

Для меня парк возник неожиданно, автобус остановился, мы вышли. Картинка всё та же. Тот же ландшафт, дождь, овцы на горизонте. Просто, в какой то момент мы пересекли невидимую границу, после которой вся эта красота стала парком.

Йоркширский скульптурный парк, это 100 акров естественного ландшафта. Всё начиналось, по словам сотрудников, 20 лет назад, когда основатель парка выкупил старую усадьбу специально для размещения коллекции скульптуры и никто со стороны тогдашней администрации особой поддержки ему в этом не оказывал. Сегодня, когда парк, постоянно прирастая территорией, стал одним из самых престижных в своём роде выставочных пространств, власти делают на него ставку, как раньше делали на реальный сектор экономики.

Эта депрессивная, умирающая шахтёрская территория, как и половина Англии, столкнулась с трудностями тогда, когда «Железная Леди», проводила свои знаменитые экономические реформы. Закрытие многих шахт и традиционных производств, привело к тому что, сотни английских городов перешли в категорию депрессивных территорий. О том, что культура может стать ресурсом для развития территории в новой постиндустриальной эпохе, англичане догадались не сразу, хотя сделали это, чуть ли не первые. Йоркширский скульптурный парк, подтверждение известной в нашей стране теории «Креативного города», так красиво описанной в книге Чарльза Лендри. Сегодня Парк лучше любого производства работает на привлекательность территории.

Скульптура начинается сразу, её много, она везде. Больше неё в этом парке, только территории, поэтому часто находишь какие либо работы случайно. На полянах, под кронами 200 летних деревьев, в зарослях лаванды. Тропинок нет, так решило руководство, можно идти, куда душа пожелает, и радоваться неожиданным находкам.

Деревня Cawthorne (Которн)

Маленькая деревушка, на тысячу жителей. Старые каменные дома и не дома вовсе – домики. Всё игрушечно и ароматно, как, впрочем, часто бывает в Англии. Кажется, что жить в ней невозможно, уж как-то всё сказочно очень. За то время что мы были там, я увидел не больше десятка жителей, в основном улицы были пусты и спокойны. Шёл дождь.

Музей в этой деревне существует с 1884 года. Его создали сами жители, и сами жители его наполнили. Он никогда не был государственным и всегда жил за счёт волонтёров, сегодня это пять человек из числа местных пенсионеров. Я не видел нигде, и что-то подсказывает мне, что нигде не увижу более гостеприимных и добрых музейных работников. Говорить об экспозиции долго не стоит. Она странная. Она везде - под потолком и на стенах, на балках перекрытия, на полу, под столами и за шторами, в витринах и под ними. Это просто разложенные в странном порядке тысячи мелких и не очень свидетельств жизни многих-многих жителей этой деревни. Жители приносят туда всё, что, по их мнению, может быть названо музейным предметом.

Там я окончательно признался себе в том, что по большому счёту до уникальности экспоната посетителю может не быть никакого дела. Потому что уникальным может быть всё что угодно, если оно в уникальном месте, времени или в окружении уникальных людей. Они так гордятся своим музеем и так любят всех, кто пришёл, что хочется плакать, думая, что они могут не поверить, в то, что тебе было у них действительно хорошо….

У нас было 40 минут до отъезда в Лондон, и мы пошли гулять по деревне. Старая церковь, кладбище, дождь.

Виктор Шалай, проект «Лабиринты острова Русский»



И под конец


Впечатление второго дня об англичанах: они похожи на своих литературных прототипов так же как современный россиянин на Илью Муромца и Иванушку… То есть ничего общего.

Но только здесь могла родиться идея Зазеркалья: машины мчатся по левой стороне, автобусные остановки обращены открытой стороной к тротуару а не к улице, как принято везде ( кстати- очень удобно: люди ожидающие транспорт защищены стеклянной стенкой от смога и шума), здесь нет первых этажей и отсчет этажности начинается не с подъезда или холла здания, а с уровня, который у нас считается 2 этажом…

Впечатляет расчетливая, но ненавязчивая установка на то, чтобы любой посетитель нашел в музее свой интерес, а если этого интереса нет, то расшевелить любопытство через игровые умные придумки. Казалось бы, ну, чем можно увлечь детей в галерее Тейт Модерн с авангардистскими конструкциями и метафизической живописью... Но вот пестрая конструкция, привлекающая детей даже своим внешним видом, которая позволяет увидеть предметы в разных проекциях – начальный урок художественного восприятия: - мир не так уж прост...

Для музейщика – музеи Англии это пиршество. Впечатляет организация музейного дела, легкость и эффективность (во всяком случае на посторонний взгляд) и смелость изменений в традиционных схемах музейных экспозиций. Например, в художественной галерее Бредфорда изящно остроумная выставка на тему футбола, а в холле классически выверенного по лекалам XVIII века поместья Хервуда огромная авангардная скульптура Адам….


Валерий Чеснок, проект «Музей Детства (историческое пространство детства)»


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет