Рассказ о конкретном случае, связанном с определённой местностью и определёнными лицами



жүктеу 0.97 Mb.
бет1/6
Дата11.05.2019
өлшемі0.97 Mb.
түріРассказ
  1   2   3   4   5   6
    Навигация по данной странице:
  • ПРОЛОГ

Сусанна Назаренко


ШАНСЫ, КОТОРЫЕ ЕСТЬ

БЫЛИЧКИ

Триптих

Жанр несказочной прозы – меморат, в частности, быличка. Быличка – рассказ о конкретном случае, связанном с определённой местностью и определёнными лицами.

Своеобразие формы былички определяется тем, что это рассказы о столкновении человека с потусторонним миром, рассказы не только о чем-то необыкновенном, но и необъяснимом и страшном.

Самая характерная черта былички – установка на достоверность.

«Поменьше политической трескотни: побольше внимания самым простым, но живым, из жизни взятым фактам коммунистического строительства – этот лозунг неустанно повторять всем нам – нашим писателям, агитаторам, пропагандистам, организаторам и так далее.»

Ленин В. И.


«Все воспитанники равны, как дети одного отца и семейства, а потому никто не может презирать других или гордиться перед прочими чем бы то ни было. Если кто замечен будет в сем пороке, тот занимает самое низшее место по поведению, пока не исправится. Запрещается воспитанникам кричать на служителей и бранить их, хотя бы они были крепостные люди.»

Энгельгардт Е. А.


(директор Царскосельского Лицея,
в котором воспитывался А.С. Пушкин)

ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ЛИЦА

Т А Н Я. В предельной простоте её неожиданность как ловушка. Одета удобно и изящно – джинсы и свитер, юбка и свитер, если на ней платье, то изысканно и со вкусом, и тогда красота её неуловима. В общем, с ней все ясно, кроме того, чего она сама о себе не знает, или в чем не признается себе никогда. От 24 до 27 лет. Помощник начальника штаба ЦК ВЛКСМ Байкало-Амурской Железнодорожной Магистрали, инструктор по культуре.

М О В Ч А Н. Начальник мостоотряда бурильщиков. Ощущение от этого человека, как от протянутой руки, притягивает своим сложным замкнутым внутренним миром и изредка неожиданно открытым взором, светом глаз. В его присутствии человек ощущает комфорт.

С М И Р Н О В С К И Й. Начальник мостоотряда. Лют.

Т Р О Ш К И Н. Прораб в отряде Смирновского. Скромен, сосредоточен, даже застенчив, любую свободную минуту считает наряды – около кровати рабочий уголок, с подчинёнными держит дистанцию.

Л А В Р Е Н Т И Й. Начальник участка в отряде Смирновского. Умён, импульсивен, добр. Самолюбив до осторожности.

П А В Е Л. Бригадир в отряде Смирновского, друг Лаврентия. Тщательно следит за своей внешностью, аккуратен, в домашней обстановке неожиданно славный, обретает другую пластику, такт.

А Р Н А Т У Л И Н. Бригадир в отряде Мовчана. Кость и крепость Ильи Муромца, слегка сутулится без дела дома. Усы, короткая борода, волосы не длинны, но похож на цыгана. Чуть около тридцати. Лихой нрав, а потому полная свобода тела и мягкость сердца.

П О Л У Б А Т Ь К О, по прозвищу Батя. Рабочий в бригаде Арнатулина. Гены земли, явно из крестьян, всю жизнь проработал рабочим.

В А С Я П Р И Г А Р А, мальчишка, рабочий в бригаде Арнатулина, потом бригадир в этом же отряде – Мовчана. От 18 до 22 лет.

Ф А Н Ф У Р И К. Невысок, потребность в деятельности. Рабочий Арнатулина.

А М Б Р А 3 У Р. Ликом «Карикатур», чувствует себя обойдённым, но прост. Рабочий Арнатулина.

В И К Т О Р О В Н А. Кожаные брюки, кожаная куртка, белая оренбургская шаль. 37 лет. Воспитатель общежития.

И Л О Н А. Гибка, плавны движения, мягкая походка, говорит негромко, в замшевых брючках. 40 лет. Жена Смирновского. Диспетчер.

Д И Н Р И Д. Американец. Певец.

О Г О Н Е Ч Е К. Невеста Трошкина, по фамилии Рогожкина.

Л Е Н А. Подруга Лаврентия. Закончившая культпросветучилище.

Р И Т А. Сценаристка, уверена, что запанибрата с авторитетами.

К А Р Т А Ш Е В А Т А М А Р А. Девушка с достоинством. Старается держаться тонно.

У Б О Р Щ И Ц А. Ида Арсентьевна – щеголиха.

Ч И С Т О С Т У П О В А Л Е К С Е Й. Кандидат в женихи. Тщателен в костюме, агрессивен, когда ему кажется, что его обижают – что называется, закомплексован.

X Э Н Д Р И К. Длинноногий в джинсах. Немец.

В А Н Я. Шофер. Мать – одиночка. Молод, не больше 24-х.

П Е Т Я. Приятель Вани.

НЕОПРЕДЕЛЕННЫЕ ЛИЦА В ОПРЕДЕЛЕННОЙ МЕСТНОСТИ


ВАЛЕРКА.

ПАПАША.


КОМСОМОЛЬЦЫ.

ВЕНГР И ДРУГИЕ ЧЛЕНЫ ДЕЛЕГАЦИИ.


ПОТУСТОРОННИЙ МИР.

НЕМЕЦКИЙ ОФИЦЕР. В образе Смирновского.

МУЖИК В КОМНАТЕ ТАНИ. Может играть тот же актёр, что и Амбразура. Сапоги обязательны, но пластика совершенно другая. Агрессивен в своей неподвижности. Движения скупы и потенциальны. Парализует. ВРАЧ. В перчатках.

ПРОЛОГ


Авансцена. Таня, Павел, Лаврентий в квартире Тани в Москве. Входят Трошкин и Рогожина.

ТРОШКИН. Достать у вас шампанское так просто, как в былые времена на БАМе. Претерпели ради встречи.

ТАНЯ. Я же сказала, приезжайте сразу ко мне, у нас все есть. Матвей, Огонечек, как добрались?

РОГОЖКИНА. Как в сказке. Но только на один день. Мы ведь в Ленинград летим

ТАНЯ. Даже не верится, что опять все вместе. И за этими стенами цивилизованная Москва.

ПАВЕЛ. Пора смоделировать цивилизацию, которая растёт из таких явлений, как БАМ, то есть из нас.

ЛАВРЕНТИЙ. Подожди, смоделируют. Урок БАМа длится. Страница новейшей истории только открыта. Жаль своей молодости.

ТРОШКИН. Я чувствую по себе, что она ещё не наступила.

РОГОЖКИНА.У меня папа старый чекист, когда провожал меня на БАМ, напутствовал: « Честь, дочка, прежде всего.» Я сказала: « Тогда мне нужен револьвер»

ПАВЕЛ (вынимает из кармана). Вот возьми игрушечный. Я думал, у Тани мальчик.

РОГОЖКИНА. Да, теперь можно и пластмассовый. Ребята, а как вам нравится: БАМ и годы застоя? А мы тогда пахали. Да ещё как пахали. С неунывающей надеждой.

ПАВЕЛ. До подлости и до честности надо доходить самому.

ТАНЯ. Ужасен взгляд на БАМ, как на пройденный этап.

РОГОЖКИНА. Мы ведь квартиру ещё получили, только расписались.

ЛАВРЕНТИЙ. Давайте пригубим за тех, кто остался там. За вас, Матвей и Огонечек.

ТРОШКИН. А я предлагаю за белые пятна на земле. Чтобы они рождали братство, как у нас. Хочешь принадлежать к ней, к стране БАМ, то хотя бы затоскуй по ней.

ЛАВРЕНТИЙ. Я универсал, я ещё буду космонавтом.

ТАНЯ. Ты не будешь.

ЛАВРЕНТИЙ. Здоровье не позволяет. Но я феномен.

ТАНЯ. Слишком часто повторяешь.

ЛАВРЕНТИЙ. Разве говорил?

ПАВЕЛ (поёт).

А у меня от трассы седина

Не по годам и дома непорядки.

Но не уехать, не достроив – вот беда;

Пусть говорят, что с дураков и взятки гладки.


Ах, этот БАМ,

На кой он вам?

Найдутся ведь дела и поважнее.

Но ты то знаешь трассу по словам.

А я её тянул своею шеей.
Послушать вас, мы делаем рубли,

И улыбаемся журнальною обложкой.

Мне хочется спросить: а вы б могли

Съесть кашу, если в кашу вмёрзла ложка?

Построим БАМ, нальём 100 грамм

И выпьем, но за тех, кто посмелее.

Кто трассу узнавал не по словам,

А кто тащил её своею шеей.







Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет