Размышления о состоянии



жүктеу 425.13 Kb.
бет1/2
Дата11.04.2019
өлшемі425.13 Kb.
  1   2

ЗАО

«Красноярскгеофизика»

Размышления о состоянии и путях перестройки в геологии



Красноярск, 2002 г.
Размышления о состоянии и путях перестройки в геологии. Под ред. В.А. Позднякова, А.С. Ефимова, А.А. Конторовича, А.К. Битнера. – Красноярск: Красноярскгеофизика, 2002. – 22 с.
Предлагаемая читателю работа была опубликована в 1990 г. в Греции на английском языке. Сейчас появилась возможность опубликовать ее в России. Она написана в форме эссе и будет доступна не только специалистам, но и всем интересующимся современным состоянием науки.

Печатается с русского оригинала статьи:



Skobelin E.A., Sharapov I.P., Bugayov A.F. 1990. Deliberations of state and ways of perestroika in geology (Has plate tectonics resulted in a revolution in geology?). In: Critical Aspects of the Plate Tectonics Theory. Vol.1. - Athens (Greece): Theophrastus Publications, , pp.17-37.

По заказу ЗАО «Красноярскгеофизика»

© - Е.А.Скобелин, И.П. Шарапов, А.Ф.Бугаёв, ЗАО «Красноярскгеофизика», 2002
Е.А. Скобелин, И.П. Шарапов, А.Ф. Бугаёв

РАЗМЫШЛЕНИЯ О СОСТОЯНИИ И ПУТЯХ ПЕРЕСТРОЙКИ В ГЕОЛОГИИ

(привела ли тектоника плит к революции в геологии?)


Здесь приходится задаваться вопросом: является ли гипотеза действительным приобретением или она получила признание под влиянием моды? Ибо мнение, высказанное энергичными людьми, распространяется как зараза среди толпы и тогда его называют господствующим - претензия, лишенная всякого смысла для добросовестного исследователя.
И.В. Гёте
1. ПРЕДИСЛОВИЕ
Природа обычно прячет свою Истину в самых неожиданных или удаленных местах и мы вынуждены искать её сразу в нескольких направлениях. При этом мы должны отдавать себе ясный отчет в том, что в лучшем случае только одно из них является верным. Каждый исследователь хочет и должен считать верным своё направление, иначе гаснет интерес к исследованию. В этом - наиболее сложная и трудноразрешимая психологическая проблема научного поиска.

Однако научный поиск утоляет не только наш интеллектуальный голод, он даёт нам и все материальные жизненные блага. Глубокая специализация, приобретаемая в процессе разработки нашего научного направления, в случае его ошибочности может оказаться излишней, что создаёт не менее трудную материальную проблему на пути к Истине. Поэтому признание ложности своего научного направления - это отказ от своего интеллектуального и материального благополучия, требующий от исследователя подлинного гражданского мужества и героизма. Увы, далеко не каждый на это способен.

Поэтому ложные научные направления весьма живучи и способны долгое время затмевать уже вспыхнувший свет Истины. Так, мы знаем Н. Коперника (1473-1543 гг.) как создателя гелиоцентрической системы, сменившей геоцентризм К. Птолемея (90-160 гг.). Знаем, что и позже за подъём на эту ступеньку по пути к Истине ещё жгли Дж. Бруно (1548-1600 гг.) и преследовали Г. Галилея (1564-1642 гг.).

Но немногие знают о «Копернике древнего мира» (выражение Ф. Энгельса) - Аристархе Самосском (310-250 гг. до н. э.), который почти на два тысячелетия опередил Коперника и отстаивал гелиоцентрическую систему за четыреста лет до Птолемея!

И очень немногие знают, что ещё за полтора столетия до Аристарха жил некий Филолай (470-82 гг. до н. э.), который утверждал вращение звёзд вокруг «вечного огня», что в переводе на современный язык означает - вокруг центра Галактики!

Конечно, дорога к Истине может иметь местные разветвления и многочисленные дальние объездные пути, а разработка ложных направлений в науке не всегда бесплодна и может иногда приводить к побочным открытиям.

Так, объясняя движение планет на небесной сфере на основе геоцентризма, Птолемей открыл ценный математический метод - гармонический анализ.

Но история науки содержит больше мрачных страниц, где ложные направления явно преграждали путь к Истине, отвлекали на себя все силы и средства науки, захламляя её полученными и подтасованными внешне наукообразными фактами и выводами, нанося этим наиболее опасный вред Знанию.

В отличие от разрозненных одиночек-искателей Истины сторонники ложных направлений всегда дружны, сильны и респектабельны (ведь они борются не за Истину, а за Жизнь!). Они легко расправляются с этими одиночками, утверждая, что крупные открытия способны делать только крупные коллективы исследователей. Вряд ли следует опровергать этот банальный демагогический тезис, широко распространенный и в наши дни. Такие расправы продолжаются до тех пор пока число этих одиночек не возрастёт и они станут достаточно сильны, чтобы совершить в Знании революцию.
2. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ В ГЕОЛОГИИ
Не углубляясь пока и далее в общие проблемы развития науки, покажем нынешнее состояние геологии на конкретном примере и рассмотрим одно из сильных, но явно сомнительных направлений с его специфическими методами «творческого поиска» в борьбе за существование, за Жизнь. Это направление многократно и безрезультатно подвергалось критике и в благожелательной и в острой полемической форме. Отчаявшись в действенности этих средств, мы внесём в неё и элемент иронии.

Ещё на заре геологии открытие даек и рудных жил - явно заполненных застывшей магмой или рудой трещин-разломов (многие из них несли отчётливые признаки своего образования за счёт относительного смещения блоков пород на десятки и сотни метров), давало объективный повод предполагать связь этих даек и жил, их скоплений да и вообще магматизма и оруденения с крупными разломами, по которым они проникали из глубин к поверхности Земли.

Но обычно непреодолимые трудности прослеживания таких разломов долго сдерживали проверку этого предположения. С появлением геофизики и аэрофотосъёмки было установлено, что многие из прежде выявленных разломов четко отражаются на аэрофотоснимках и в геофизических полях, но не все и не всегда. Зато те же признаки, по которым чётко отражались надёжно установленные разломы, здесь же рядом во многих случаях оказывались несвязанными ни с какими разломами.

Их сначала предположительно, а затем и утвердительно стали связывать с неподдающимися прямому картированию зонами «повышенной трещиноватости», трещинами или разломами без смещения, не обременяясь доказательствами такой связи.

Казалось, в дальнейшем основные усилия исследователей сосредоточатся на уточнении признаков выделения разломов, на отделении от них сходных, но неразломных признаков и выяснении их природы. Но «прогресс» двинулся иными путями, достигнув своего апогея в области дешифрирования аэро- и космоснимков.

Все признаки линейности, вне зависимости от характера их выраже­ния на снимках, стали выделяться в качестве линеаментов, интерпретируемых как разломы. Понятие «разлом» особо не обсуждается, но в него вкладывается самый разный смысл - это может быть разлом со смещением и без оного, трещина, зона трещин или все это вместе взятое. У многих исследователей различия между линеаментами и разломами стираются и они практически рассматриваются как синонимы.

Главным доказательством того, что линеаменты связаны только с разломами, является встречный вопрос - а с чем же ещё? Подскажем - с массой самых разных причин: изменения в растительности и составе почвы, связанные с прежде или ныне существующим близ поверхности водотоком, скрытыми бортами его долины, с выходом под наносами пласта пород необычного состава, с когда-то проведенным аэрораспылением удобрений, химических средств борьбы с сорняками или кровососущими насекомыми, со следами облаков от реактив­ных самолётов, со случайным наложением самых разных признаков от самых разных причин, с дефектами съёмки и обработки негатива и т.д., но чаще всего - с фантазией и воображением дешифровщика, имеющего здесь дело с хаосом множества неясных контуров.

Для опытных дешифровщиков одной школы считается вполне допустимой воспроизводимость результатов выделения линеаментов в 15-20%, т.е. 80-85% фантазии уже при получении промежуточной информации, коэффициент полезного действия которой ещё неизвестен!

Непреодолимые трудности возникают при интерпретации большинства линеаментов вне зависимости от способа их выделения и характера используемых при этом материалов - в большинстве случаев их никак нельзя связать с геологией земной поверхности.

Спасительная идея была найдена у обширной группы геофизиков, которые первыми отказались от трудоёмкой и всегда неоднозначной геологической интерпретации своих материалов и уже давно свели ее к простому выискиванию явных и неявных признаков линейности в геофизических полях (в основном, магнитном и гравитационном) и отождествлению их с «разломами фундамента», бесспорное достоинство которых состоит в их принципиальной непроверяемости.

Последнее к тому же открывало широкие возможности для разработки научных классификаций таких разломов по целому ряду неизвестных и непроверяемых признаков - глубине проникновения, выполнению неведомыми магматическими породами разного состава, времени образования, продолжительности активной жизни («долгоживущие») и т.д., что и было успешно реализовано в самых разных вариантах.

В трудах многих геологов и, особенно, аэрокосмогеологов эта идея нашла самое широкое применение и дальнейшее развитие. Они тоже стали связывать свои линеаменты с разломами фундамента, «как бы» или просто «просвечивающими» через многокилометровый осадочный чехол, никак не отражаясь в его геологической структуре. Появились разные школы: одни специализируются на выделении прямолинейных линеаментов, другие дуговых и кольцевых, третьи - комплекса тех и других, что прямо отражает специфику и широту геометрических привязанностей их приверженцев.

Все школы объединяет общая цель доказать связь проявлений магматизма и полезных ископаемых с разломами-линеаментами, возможность использования этой связи для прогноза в будущем. Родилось новое направление - линеаментная тектоника (Кац и др., 1986 и др.), геологическая сущность которой «ещё до конца не ясна». Уже накоплены и растут далее эвересты «информации» о разломах-линеаментах, появилась перспектива значительно более производительного её получения механизированными способами с использованием современной техники.

Но проведенные многочисленные исследования связи магматизма и полезных ископаемых с разломами-линеаментами пока не дали «окончательного» результата - эта связь как и сто и двести лет назад остаётся только «наметившейся». Назревала и явно кризисная ситуация - многие месторождения и магматические тела никак не увязывались ни с какими разломами, здесь специально изыскиваемыми всем арсеналом частично рассмотренных выше средств.

Это и предопределило появление новой и, несомненно, фундаментальной идеи - связи магматизма и оруденения со «скрытыми» структурами. В частности, оказывается кимберлиты контролируются именно такими структурами - разломами скрытого типа. «Вероятно, это разрывы нижних горизонтов земной коры, которые в её верхних частях выражены слабо», они «в структурах чехла не картируются, геофизическими методами в фундаменте они также практически не прослеживаются» (Никишов, 1984, с.15).

Трудами академических учёных эта идея была объявлена «новым направлением в металлогении», которое после выделения «скрытых рудоконцентрирующих структур Азии» (Фаворская и др., 1983) поднялось на межрегиональный уровень.

Конечно, идея связи месторождений со скрытыми структурами безупречна и теоретически неуязвима - открытие месторождений вдали от скрытых разломов может только подтвердить такую связь с ещё более скрытыми. Воздержимся от комментариев по поводу возможной эффективности использования этой заманчивой идеи при поисках руды и только поможем недогадливому читателю усвоить суть главного термина: «скрытый» - это ещё не значит существующий, это неизвестный, желаемый, воображаемый. Теперь можно перевести на общедоступный язык и суть главной идеи (парадигмы) рассмотренного направления: «связь со скрытыми структурами» - это связь с несуществующими структурами.

Но наши коллеги не смогли остановиться на рассмотренных достижениях и, бросив вызов всему естествознанию, совершили ещё один явно качественный скачок, который стал возможен с появлением аэрокосмической техники, позволяющей сфотографировать один и тот же участок земной поверхности с самых разных высот - от птичьих до космических. Ясно, что при разной площади охвата и разрешающей способности снимки дают и разную информацию, которую очень хочется использовать с наибольшим эффектом. Это возможно, если кроме обширной новой информации использовать и самый передовой метод её исследования. Именно таким методом и оказался повсюду безупречно зарекомендовавший себя системный анализ.

В рассматриваемом случае он сводится к последовательному (системному) разглядыванию снимков разных масштабов (с разных высот). Оплодотворённые этой идеей энтузиасты, как и предполагалось, получили такой эффект, который превзошёл самые оптимистичные ожидания. Оказалось вполне возможным уже на космоснимках разглядеть большинство глубокозалегающих нефтяных и газовых месторождений (одно из них так и названо - Космическим), а с помощью системного анализа комплекта разномасштабных снимков и, частично, оказавшихся под руками геофизических материалов - и внутреннее строение этих месторождений. Срочно были организованы шестимесячные курсы для распространения бесценного опыта, куда устремились неудачливые нефтегазоискатели.

Жаждущий открытий Красноярск направил туда сразу трёх своих сотрудников. Как и планировалось, в результате успешного выполнения курсовой работы всеми ими было «увидено» Собинское газонефтяное месторождение, «рассмотрено» его глубинное строение и даже предложена его новая - «дистанционная» модель, кстати, без использования данных дорогостоящего бурения и даже обычной геологической карты!

Но столь яркое подтверждение эффекта космовидения сквозь земную твердь на километры (а страдающая от геоцентризма физика допускает лишь доли миллиметра) не произвело должного впечатления только потому, что это месторождение случайно уже было открыто допотопным методом бурения и его разведка шла полным ходом.

Конечно, многие из нас обделены живым и смелым воображением и не способны поверить даже в возможность достижения подобных результатов в наш космический век. Они всё ещё архаично думают, что сквозь землю можно только с разной уверенностью прогнозировать - видеть только умом, а не глазами; что в системный анализ якобы позарез надо вовлекать и весь имеющийся геологический материал, совершенно не подозревая о том, какая это уйма работы, выполнение которой к тому же намного затянет получение желанного результата, а ожидаемый от него эффект уже не будет столь ярким и свежим.

Обрисованная картина «творческого поиска» адептов линеаментной тектоники и космовидения не претендует на полноту, но и не содержит гиперболы. При утрате чувства меры даже самые положительные качества исследователя - его увлечённость, упорство, уверенность в себе, в своём методе, в его результативности - рано или поздно оборачиваются своей обратной стороной, дискредитируя и лицевую.

Несомненно, нам важно и нужно любыми способами и средствами выделять линеаменты, но только те из них, которые согласуются с геологией и отвечают реальным разломам, помогают глубже разобраться в геологии, а не запутаться в ней окончательно; только такие линеаменты могут контролировать магматизм и оруденение, только их и нужно выделять и обосновывать всем комплексом прямых и косвенных признаков.

Несомненно, нам важно и нужно дешифрировать аэро- и космоснимки, по возможности полностью извлекать и использовать содержащуюся в них информацию о геологии земной поверхности (а значительная часть этой информации вообще не может быть получена никакими другими методами), которая только в этом случае в комплексе с другими данными может сыграть важную или даже решающую роль в эффективности прогноза месторождений и глубинной геологии.

Сейчас же получение этой единственно полезной информации в рамках рассмотренных направлений либо полностью прекращено, либо отошло на второй план и эта информация оказывается практически неизвлекаемой из мусора псевдофактического материала.


3. ПОНЯТИЕ О НАУЧНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В ГЕОЛОГИИ
Не будем здесь рассматривать и другие в разной мере сомнительные на­правления исследований в геологии. Укажем лишь, что по системе «сомнительность+распространенность» (подобно системе «гол+пас» в хоккее) рассмотренное направление занимает в геологии положение далеко оторвавшегося лидера. Само существование таких направлений красноречиво говорит о нынешнем состоянии геологической науки.

Вероятно, это и заставило одного из основоположников тектоники плит Дж.Т. Уилсона (Wilson,1968) поставить роковые, особо волнующие нас вопросы: Почему понизился престиж геологии? Не вызван ли упадок геологии тем, что в ней ещё мало используется физика, химия, математика? Какова главная доктрина (парадигма) классической геологии? Не созрела ли геономия для революции?

Под геономией здесь понимается общая наука, объединяющая геологию, геохимию и геофизику, что в принципе неверно. «Геономия» в переводе с греческого означает «законы Земли». Поскольку в геономии неизвестно пока ни одного закона, то и название «геономия» может быть дано только авансом.

В течение двух последних десятилетий многократно высказывались мысли о том, что в геологии недавно совершилась или сейчас происходит научная революция и что это событие связано с тектоникой плит. Но прежде чем говорить о научной революции надо условиться - что понимать под научной революцией вообще?

В истории любого объекта революция завершает эволюцию и предшествует новой эволюции, т.е. является событием закономерным. В разных науках революции совершаются неодновременно (аналогично социальным революциям в разных странах) в согласии с законом неравномерного развития науки. В начале XX века произошла революция в физике, за ней такие потрясения пережили и другие науки. Мысль о начале новой научной революции высказал А. Уайтхед (Whitehead, 1946), его поддержали Б. Рассел, Дж. Бернал, Л. Силк и др. (B. Russel, J. Bernal, L. Silk).

В понимании научной революции нет единства мнений. Одни определяют её как эпистемологический (познание теории), другие - как информационный взрыв. Одни считают революцию очень редким и кратковременным событием, другие - обыденным процессом, идущим непрерывно (здесь революция и эволюция оказываются синонимами). Очень часто термин «научная революция» используется для привлечения внимания в чисто рекламных целях.

По нашему мнению, всякая революция, в том числе и научная, - это быстрое разрушение старой системы, замена её структуры, ликвидация устаревших отношений между компонентами системы и рождение новых отношений, которые могут вывести систему из кризиса и открыть ей возможность развития.

Как социальная революция ломает отношения между людьми в процессе общественного производства, так научная революция делает то же самое в мире идей. Она ломает отношения между идеями, составляющими науку, т.е. ломает структуру науки. Когда накапливается много фактов, неохватываемых существующими теориями и гипотезами, когда появляется большое число закономерностей, не отраженных в законах, наука становится малоэффективной, появляются несоответствия в области методического и доэмпирического знания. Выход из этого положения один - революция. Суть научной революции - создание новой теории (Шарапов, 1973).

Но обратимся к трудам наших коллег, оптимистично расценивающих нынешнее состояние геологической науки и благосклонно относящихся к тектонике плит, и попытаемся выяснить происходит ли научная революция в геологии и ка­кова роль в ней тектоники плит?

Многие учёные (В.В. Тихомиров, В.Е. Хаин, J.T. Wilson и др.) научную революцию в геологии понимают как появление новых открытий, фактов, методов, технических возможностей, интерпретаций в пользу одной из конкурирующих гипотез и т.п.

Так В.Е. Хаин (1970) основной задачей геологии считает выяснение истории земной коры. По его мнению, эта задача долгое время решалась умозрительно, теоретическая геология была «на распутье» и только за послевоенные годы накоплено много новых фактов и «геология вступила в новую фазу, новый этап своего развития» (с.9). Перечислим вслед за В.Е. Хаином эти новые факты-открытия, снабдив их своими комментариями:

1. Геофизические наблюдения, подтверждающие прогноз А. Вегенера о «коренной противоположности» глубинного строения континентов и океанов.

Здесь неясно, чем следует руководствоваться при оценке упомянутых наблюдений? Резкие отличия в глубинном строении континентов и океанов уверенно предполагались задолго до Вегенера. Уточнение же и конкретизацию этих различий вряд ли следует причислять к открытиям, тем более что при этом были уточнены и конкретизированы и некоторые черты сходства глубинного строения континентов и океанов (например, слоистая структура).

2. Открытие мировой системы срединно-океанических хребтов.

Это действительно выдающееся открытие, требующее своего объяснения в теории Земли и послужившее главным толчком к появлению тектоники плит, о чем ещё пойдёт речь ниже.

3. Открытие астеносферы, в которой возникают магматические очаги и может быть зарождаются конвекционные течения, вызывающие вертикальные и горизонтальные движения блоков земной коры.

Здесь всё настолько гипотетично, что правильнее надо было писать - якобы там возникают, якобы зарождаются, якобы вызывающие. Всякое открытие - это установление в чём-то некоторой ясности. Что же прояснилось с «открытием» астеносферы? Задолго до этого «открытия», ещё во время появления первых идей изостазии и мобилизма предполагалось и даже постулировалось, что верхнюю относительно жёсткую оболочку Земли подстилает нечто менее вязкое, пластичное или жидкое. Сейчас это нечто названо астеносферой. Разные исследователи утверждают или предполагают, что астеносфера имеет повсеместное распространение как геосфера или имеется только в сейсмоактивных областях, что она представлена единым слоем или имеет многослойное строение, залегает на глубине лишь в десятки или в сотни километров, имеет мощность лишь в десятки или в целые сотни километров. Ясно, что здесь еще ничего неясно, что эти утверждения - это вопросы.

4. Успехи экспериментальной петрологии, пролившие свет на механизм выплавления магм разного состава и на палингенно-анатектическое происхождение гранитов. Появление экспериментальной петрологии и её первые (на наш взгляд, главные) успехи связаны с опытами Н.Л. Боуэна (N.L. Bowen). Многие считают, что он проводил их в условиях, весьма упрощённых по сравнению с природными (это демагогия - «неупрощённые» эксперименты может проводить только сама природа). Тем не менее, результаты именно этих экспериментов составляют основу современного понимания процессов кристаллизации и дифференциации магм в коровых камерах.

Ныне большинство петрологов связывает разнообразие природных магм с частичным плавлением мантии, которой после исследований А.Е. Рингвуда (A.E. Ringwood) приписывается гипотетический пиролитовый состав. Но в модели частичного плавления есть трудность, от обсуждения которой большинство петрологов уклоняется, - каким образом, какими силами образовавшаяся в результате частичного плавления рассеянная в некотором объёме мантии магма покидает этот объём? Как и где образуется та пустота, куда эта магма устремляется и где накапливается в виде самостоятельной фазы? Эта трудность резко возрастает с понижением степени частичного плавления. Геологам - нефтяникам хорошо знакомы эти проблемы, неизбежно возникающие при извлечении из пласта нефти, газа и воды, куда более подвижных нежели магматический расплав.

Любая модель магмообразования в мантии встречает общую, непреодолимую пока трудность - отсутствие надёжных данных о её составе и Р-Т-условиях. Так, сегодня в геологии сосуществуют, по крайней мере, три модели состава верхней мантии - перидотитовая, пиролитовая, «гетерогенная». Поэтому данные экспериментальной петрологии могут приобрести более или менее ясную значимость только после устранения этой трудности - после получения достоверных данных о составе и Р-Т-условиях мантии.

5. Разработка радиометрического метода определения абсолютного возраста горных пород.

Это действительно могло быть выдающимся по своей важности открытием, как это и принято считать, но возможности его практического использования ограничены рядом трудновыполнимых в природе условий.

Во-первых, подвергающийся радиоактивному распаду исследуемый элемент должен попасть в анализируемый объём породы именно в момент её рождения. А что это за момент - момент рождения слагающих её породообразующих элементов, который для них может быть разным и очень древним? Момент кристаллизации соединений этих элементов из расплава или гидротермального раствора? Момент завершения самых поздних процессов анатексиса, метаморфизма, диагенеза, миграции в породе гидротермальных или обычных пластовых флюидов, гипергенеза?

Во-вторых, упомянутый элемент должен попасть в рождающуюся породу в чистом виде, не подвергаясь прежде радиоактивному распаду; на протяжении всей жизни анализируемого объёма породы ни этот элемент, ни продукты его распада не должны ни привноситься в этот объём, ни выноситься из него, что в природе вряд ли осуществимо вообще или осуществимо лишь в исключительных случаях.

Поэтому расхождения (часто существенные) между данными определения абсолютного возраста и геологическими данными - обычное, никого не удивляющее явление, которое всегда разрешается в пользу последних. При отсутствии геологических данных определения абсолютного возраста наверняка часто вводят нас в большие заблуждения.

6. Открытие инверсий геомагнитного поля и остаточной намагниченности («магнитной памяти») горных пород, весьма эффектно подтверждающих мобилизм.

Безусловно, это выдающееся открытие, хотя его практическое использование встречает целый ряд трудностей (очень большой разброс конкретных значений, необходимость накопления статистически надёжных средних и др.). Эти трудности наряду с другими соображениями дали повод В.В. Белоусову (1969) усомниться в возможностях палеомагнитного метода вообще, что вряд ли справедливо.

В.Е. Хаин допускает здесь и методологическую ошибку - подтверждать гипотезу могут лишь те факты (и то не всегда), которые предсказаны ею. Здесь же речь идет совсем о других фактах - они могут только не противоречить выведенным из гипотезы следствиям, но не подтверждать её.

7. Разработка «метода определения динамических параметров очагов землетрясений», что, в частности, позволило установить, что в осевых частях рифтовых зон господствуют растягивающие напряжения, а в сейсмоактивных складчатых сооружениях - тангенциальное сжатие. «При этом в зонах сверхглубинных разломов по периферии Тихого океана основное смещение оказалось направленным от океана к континенту» (с.13).

Трудно комментировать подобные «открытия», зная откровенные признания видных сейсмологов в том, что физической теории очага тектонического землетрясения ещё нет и механизм очага неизвестен, что предложенные механизмы очага физически нереальны и рассматриваются только потому, что ничего иного пока не предложено. Зная же трудности определения направления и амплитуды горизонтальных смещений на континентах (часто непреодолимые), где они доступны непосредственному наблюдению, несложно оценить достоверность определения таких параметров и «в зонах сверхглубинных разломов» в океанах.

8. Открытие «планетарной сетки глубинных разломов, вполне закономерно ориентированных относительно оси вращения Земли и развивающихся почти на всем протяжении её истории» (с.13).

Трудно комментировать и это «открытие» - само существование планетарной сети ориентированных разломов весьма гипотетично, не говоря уже об их глубинности и тем более об их развитии в геологическом прошлом.

9. «Выявление крупных, планетарного масштаба сдвигов, как на континентах, так и в океанах, в подвижных поясах и в пределах платформ» (с.13).

Это «открытие» комментировать особенно трудно, но у нас нет другого выхода. Дело в том, что наложение процессов эрозии и денудации на разломы с чисто вертикальными смещениями блоков (слоёв) может создавать обманчивую иллюзию горизонтальных сдвигов. Это хорошо известно любому студенту из курса структурной геологии, к которому мы и вынуждены отослать сомневающихся.

К сожалению, у многих зрелых геологов бдительность к подобным иллюзиям притупляется, что и породило «открытие планетарных сдвигов» с амплитудой «смещения» в сотни километров. Между тем, часто фиксируемые изменения амплитуды «сдвига» вдоль таких разломов являются доказательством преимущественно вертикального характера движений по ним. Наблюдения за смещениями по разломам при землетрясениях в большинстве случаев показывает преобладание вертикальных движений по ним. Измерения же горизонтальной составляющей таких смещений показывает изменения не только амплитуды (обычно не превышающей нескольких метров), но и направления сдвига вдоль разлома (Рикитаке, 1979), что, несомненно, связано с перекосом блоков при их вертикальных движениях.

10. Появление информации о Земле и других планетах в связи с развитием космической техники, в том числе космоснимков, которые «приобретают исключительное значение для расшифровки систем крупнейших линеаментов», сходных на Земле и других планетах.

Не требуется особых трудов и квалификации, чтобы убедиться в отсутствии подобных «систем» на Земле, Луне и других планетах, многочисленные фотографии которых регулярно публикуются в печати. Линеаменты Земли мы уже обстоятельно обсудили выше.

Из приведённого перечня и наших комментариев к нему видно, что часть содержащихся в нём «открытий» является результатом «примитивной доверчивости к словесным свидетельствам», от которой предостерегал Б. Рассел (1957, с.223); другая часть не может быть пока отнесена в ранг открытий; открытие же срединно-океанических хребтов, радиометрического метода и палеомагнетизма требуют ещё глубокого осмысления или дальнейшей разработки, прежде чем их вклад в решение фундаментальных проблем геологии станет ясным.

Завершив этот перечень «основных открытий», В. Е. Хаин подчёркивает, что «почти все они обязаны новым методам, созданным на основе новых физических разработок», и делает вывод: «В целом выход геологии в ряде направлений на новые рубежи даёт право заключить, что она действительно вступила в научную революцию» (с.15).

Близких взглядов придерживается В.В. Тихомиров (1972), ещё более подчёркивающий «революционизирующую» роль крупных открытий в фундаментальных науках и различных современных технических достижений, а это даёт «все основания ожидать, что в скором времени появится возможность для разработки общей теории Земли» (с.43).

В изложенном представлении процесс развития науки рассматривается как кумуляция (накопление) идей, гипотез, фактов и методов. Ясно, что этот процесс идёт непрерывно и неравномерно и выделить в нём революцию, её границы с эволюцией можно только условно. В основу такого представления положена извращённая трактовка философского принципа соответствия. Но этот принцип (новая, более глубокая и общая теория включает предшествующие теории в качестве частных случаев) распространяется только на те предшествующие теории, которые истинны; ложные же теории это научный мусор, который только отягчает знание и при появлении новой более общей истинной теории просто выметается из него. Так, геоцентризм не вошёл в гелиоцентрическую систему, но последняя является составной частью нынешнего представления о Вселенной.

Есть два подхода к изучению развития науки - экстерналистский и интерналистский. Первый учитывает только внешние по отношению к науке факторы, второй - только внутренние.

Каждый из этих подходов - ограниченность. Внешние факторы это (по К. Марксу) приспособление науки к тому, что не следует из самой науки (а извне - из богословия, политики, этики и т.д.), а внутренние - это логика развития самой науки. С этих позиций рассмотренное представление является экстерналистским - революция в геологии вызывается открытиями, сделанными в физике, химии, технике. Но революции не экспортируются из одной науки в другую. Внешние факторы могут ускорить или замедлить возникновение революции, облегчить или затруднить её ход и только в том случае, если для этого созрели внутренние факторы.

Не отрицая важного значения открытий физики, химии, техники, надо признать решающую роль в возникновении революции именно внутренних для геологической науки факторов. Такова диалектика внешнего и внутреннего.

Другое представление развивает Т. Кун (T. Kuhn, 1962). Он рассматривает науку, главным образом, как деятельность учёных, решающих одну научную головоломку за другой. При этом они руководствуются парадигмой - совокупностью признанных сообществом учёных выдающихся научных достижений, специальных приёмов, правил, навыков, которые считаются правильными.

Научная революция - это смена парадигмы. Концепция Т. Куна близка к нашей и легко может быть исправлена: парадигма должна пониматься как теория, цементирующая все компоненты знания в единую систему.

Если революция требует ломки и смены теорий, то признание тектоники плит теорией означает и признание того, что она привела к революции в геологии. Но что такое теория? Мы изложим только принятую нами точку зрения в этом вопросе (Шарапов, 1984).

Теория - это достаточно полная, внутренне непротиворечивая система но­вых (для времени своего появления) логически истинных идей вообще и номологических высказываний в особенности, имеющая описательную, номологически-объяснительную, эвристическую, экстраполяционную, прагматическую и эратематическую (эратематика - искусство вопрошания, умение находить проблемы) способности. Каждая теория должна объективно отражать действительность, опережать её и отвечать требованиям достаточной полноты, внутренней непротиворечивости, новизны, доказуемости, фактоустойчивости, простоты и эффективности. Методология и логика науки выработали требования, предъявляемые к теории (к старой теории при её ревизии и к новой теории), которые мы формулируем так:

1. Требование достаточной полноты - теория должна охватывать не только все наличные вещи (явления) в соответствующей области исследования, но и ещё неизвестные, которые когда-либо могут быть открыты в той же области.

2. Требование внутренней непротиворечивости - теория должна быть внутренне непротиворечива, содержать строгие определения терминов и предмета исследования. Внешняя непротиворечивость (по отношению к существующим теориям) необязательна, поскольку теория принципиально нова.

3. Требование принципиальной новизны - теория должна быть принципиально новой, что означает её вторжение в такую область, куда ещё не проникала мысль учёного. В связи с этим теория должна рождать новые проблемы.

4. Требование принципиальной доказуемости - теория должна допускать принципиальную доказуемость, возможность доказательства её правильности и истинности.

5. Требование фактоустойчивости - теория должна быть достаточно надёжной, фактоустойчивой, гибкой, чтобы не разрушаться при появлении новых фактов, обладать максимальной выживаемостью.

6. Требование логической простоты - теория должна быть возможно более простой, чтобы выявление, описание и объяснение связей исследованных вещей давалось по минимальному числу оснований. Здесь имеется в виду простота как эвристический принцип познания, т.е. простота в духе «бритвы Оккама».

7. Требование эффективности - теория должна быть эффективной - иметь большую информативность, объяснительную мощность и эвристичность, т.е. иметь способность синхронической (диагнозы) и диахронической (ретрогнозы и прогнозы) экстраполяции. Для этого теория должна критически использовать старые научные законы и открывать новые законы.

Если хотя бы одно из перечисленных требований нарушено, теория считается неправильной, она не имеет права называться теорией. При сравнительной оценке приемлемости двух или большего числа конкурирующих теорий, каждая из которых отвечает всем этим требованиям, используется дополнительный критерий - необязательное требование красоты - теория должна быть по возможности красивой, изящной, лёгкой.

Посмотрим, насколько этим требованиям отвечает тектоника плит, предварительно кратко изложив её суть.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет