Розыски волшебниковъ и отравителей въ Нѣжннскомъ



жүктеу 2.46 Mb.
бет1/12
Дата02.04.2019
өлшемі2.46 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Документы, извъстія и замътки.

Розыски волшебниковъ и отравителей въ Нѣжннскомъ полку въ 1767—1777 гг. Въ архивѣ покойнаго А. М. Лазаревскаго имѣется подлинное дѣло гродскаго Нѣжинскаго суда 1777 года подъ заглавіемъ: «Дѣло по репортамъ полку Нѣжинского сотенныхъ кан- делярій о проискиваній въ техъ сотняхъ розъездною и обходною командами волшебниковъ, составляющихъ вредния питя, и о притвер- жденіи обивателямъ в обереженіи себе от того». Несмотря на много- обѣщающее заглавіе, здѣсь, собственно говоря, нѣтъ никакого дѣла, а есть лишь пустая канцелярская переписка, возникшая по такому необычайному поводу. Въ концѣ 1776 или въ самомъ началѣ 1777 г. въ Почепской волости, въ селѣ Витовкѣ, былъ обнаруженъ маловѣ- роятный случай, будто какіе-то „злодѣи волшебники наповалй вред- нимъ зеліемъ посполитыхъ оного села Василія Кормаченка с товарищи и протчиихъ жителей". Подробности этого страннаго происшествія остались невыясненными, виновники преступленія не были задержаны, и это обстоятельство побудило Нѣжинскій гродскій судъ разослать въ сотенныя канделяріи указы (отъ 27 марта 1767 г.) съ предписаніемъ разыскивать «оныхъ злодѣевъ волшебниковъ по ихъ примѣтамъ, тако жъ и другихъ такихъ же злочинцовъ между шатаючимись безпаш- портными и проезжаючими по какимъ-либо пашпортамъ прилѣжно присматривать, не будетъ ли кто гдѣ зелія и вредного питія составлять, и всѣ мѣры к поимки таковыхъ употреблять и за поимкою тотъ же часъ представлять на уряды», при чемъ въ указахъ было обѣщано 20 рублей «награждения тому, кто таковаго злодѣя или таковія зе- лія составляющаго объявит и зобличитъ; и кто би къ тому приличной

Томъ 81.—Апрѣль, 1903. П—1

оказался и пойманъ былъ, и какого онъ званія и куда отправленъ»; равно и вообще объ успѣхѣ этихъ розысковъ ежемѣсячно рапорто­вать гродскому суду, «а обывателямъ в обереженіи себе от оныхъ волшебниковъ притверждать».

Такъ какъ Почепская волость, гдѣ были обнаружены преступный дѣйствія отравителей, въ Стародубскомъ полку, а указы объ ихъ по- имкѣ разсылаетъ Нѣжинскій гродскій судъ, то слѣдуетъ предполагать, что иодобныя распоряженія быди сдѣланы по всѣмъ малороссійскимъ полкамъ или, по крайней мѣрѣ, сосѣднимъ съ Стародубскимъ; но въ лежащемъ передъ нами «дѣлѣ» мы имѣемъ лишь донесенія сотенныхъ канцелярій Нѣжинскаго полка, и при томъ не всѣхъ, а лишь пяти: Батуринской, Кролевецкой, ІПаповаловской Веркіевской и Бахмач- ской. Всѣ онѣ. изъ года въ годъ, ежемѣсячно рапортовали грод-

N

скому суду, что «во исполненіе Е. И. В. указу, таковие вол­шебники розъездною и обходною командами проиекиваются и оби- вателямъ в обереженіи себе от того притверждается, токмо въ истекшемъ мѣсяцѣ нѣкого с таковихъ злочинцовъ не сискано и о со- ставлѣваніи кымъ-либо таковаго вреднаго зѣлля нѣ отъ кого не пред- ставлѣвано». А сотникъ батуринскій неизмѣнно рапортовала что въ его сотнѣ «какъ чародѣевъ и чародѣйницъ, такъ волшебныковъ и волшебныць в семь мѣсяцѣ не сискалось».

Напомнимъ, что связка рапортовъ, которой мы пользуемся, отно­сится къ 1777 году, значитъ рапортованіе продолжалось уже Илѣтъ, послѣ вызвавшаго его событія. Долго ли еще тянулись эти бездель­ные розыски и канцелярскіе рапорты—не извѣстно.

О. Л.

Еъ вопросу о проясхожденіи навванія Полтавы. Время основанія Полтавы—въ точности неизвѣстно. Есть свѣдѣніе, что она была основана въ 1608 году !), но свѣдѣніе это врядъ ли можно счи­тать вполнѣ достовѣрнымъ 2). Вопросъ о времени основанія Полтавы, равно какъ и о происхожденіи ея названія былъ очень внимательно обслѣдованъ Л. В. Падалкой 3), но Л. В. Падалка не рѣшилъ вопроса, а высказалъ только рядъ болѣе или мѳнѣе основательныхъ и интѳ- ресныхъ соображеній, которыя могухъ быть еще очень оспариваемы. Съ этой точки зрѣнія является не лишеннымъ интереса и мнѣніе по этому вопросу, высказанное извѣстнымъ славистомъ О. М. Бодянскимъ въ одной изъ его раннихъ критическихъ статей. Мнѣніе это помѣ- щено въ примѣчаніи къ разбору «Малороссійскихъ пословидъ и пого- ворокъ, собранныхъ В. Н. С.» 1).

«Замѣчателенъ случай, подавшій поводъ къ названію Пол­тавы—говоритъ О. М. Бодянскій. Въ 1608 году, по словамъ одной малороссійской лѣтописи (издан. Рубаномъ), козакъ миргородскаго полка Масло вышелъ съ шестью семьями изъ Олтавы (Олтвы и Голтвы), бывшей тогда малороссійскимъ городойъ, поселился на мѣстѣ нынѣшней Полтавы, которую, вѣроятно, и назвать по имени преж- няго своего жительства По-Олтавою (о-оо) Полтавою, (оо-у) Пулта- вою, По-Олтвою, т. е. другою, твою Олтавою. Самая же Олтава, безъ сомнѣнія, названа по рѣкѣ Олтавѣ, при которой и рѣкѣ Пслѣ она находится, и въ которую впадаютъ еще двѣ маленькія рѣчки одна ОлтаваОлшана, а другая суха Олтва (см. карту Украины Боплана). Но откуда сіи рѣчки получили свое названіе? Для рѣшенія сего нужно сообразить такое же имя одной изъ рѣкъ, при которой стоить Пере- яславъ (Переяславъ малороссійскій, или, какъ говорить Никоновская лѣтопись, Переяславль Русскій, иже въ Еіевъ, именно рѣки Альты, по Нестору Олты, Олуты (по малоросс. Илъты, уменып. Ильтыци (а-о-и); припомнить объ одной провинціи Руссовъ Черноморскихъ и столичномъ ихъ городѣ, названныхъ по словамъ арабскихъ писателей: Иби-ел-Варди (около 1232) и Еасвини (въ первой полов. XIV стол.), Атлава (Отлава, Олтава, а-о-т переставлено), Тлава (Отлава, Лтава, Олтава); далѣе въ Валахіи есть рѣка Алута и еще, не помню гдѣ, другая какая то Алута. Многія украинскія рѣки имѣютъ названія совершенно непонятныя для самихъ украинцевъ, напр. Воръсколь, нынѣ Ворскла, Супой, Псёлъ) подобный встрѣчаются и на Кавказѣ: Су- бай, Пса, Псё\ также въ степяхъ кавказскихъ и за-уральскихъ на­ходится и озеро Ильмень». (Телескопъ, 1834 г. кн. XXI. Критика, стр. 345—346).

И. В-ко.

Къ біографіи Кіѳвскаго митрополита

Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет