Рудольф Штейнер средняя европа между востоком и западом ga 174a Космическая и человеческая история (т. 6)



жүктеу 3.45 Mb.
бет15/16
Дата29.08.2018
өлшемі3.45 Mb.
түріЛекция
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Сегодня мы живём в эпоху программ. Эпоха программ – это время интеллектуализма. Что охотнее всего делают сегодня, желая пожертвовать собой ради блага человечества? Основывают союз для всего, что только можно и составляют программу, предлагают идеалы. Они, само собой разумеется, могут быть очень одухотворенными, очень благожелательными, очень просвещенными; но для развития человечества ценность их равна нулю, в них не хватит пороху ни на один выстрел. Однако, начинают с того, что спрашивают: чего же хочет выступающий? – и если выступающий говорит, - мы возьмем что-либо абстрактное, сегодня любят абстракции, - итак он говорит: я хочу культивировать общечеловеческую любовь. Слушатели думают: что же может быть прекраснее? Конечно, надо присоединиться к такому союзу! – Однако мы живём в такое время, когда вследствие известной пресыщенности, которой достигла культура, необычайно легко выставлять прекраснейшие программы, прекраснейшие идеи. При этом рассуждающий о смысле и интересах всеобщего блага человечества, о его истинных делах, может оказаться весьма ограниченным человеком. Сегодня человек может, - я бы сказал, - в более тонких вопросах культуры оказаться в высшей степени правым, в тех вопросах, в которых он, по мнению очень многих людей, якобы, неправ. Так, например, сегодня можно попасть в такое положение, когда поэтический лепет, истинно и правдиво возвещающий о внутренней силе души, может быть поставлен выше совершенных стихов, которые появились просто потому, что в отношении внешней поэтической конфигурации, стихи сегодня пишет сама речь, сам Дух Речи, а человеческую душу он лишь использует для этого. Стихи, блестящие в сравнении со старым стихотворным стилем, может сегодня писать человек даже не обладающий крепкой душевной силой. Такие вещи следует принимать к сведению в то время, когда перед общечеловеческим развитием выступают такие крупные, исключительно крупные вопросы, как это имеет место в настоящее время.

Так что можно сказать: люди должны учиться всю свою душу раскрывать навстречу всем душам; люди должны всё менее и менее придерживаться содержания того, что кто-то говорит, они должны учиться всё больше и больше достигать прозрения в знание и силу того, что от того или иного лица вносится в мир. Мы переживаем страшнейшее всемирно историческое зрелище, когда по всей Земле людям предлагаются основные положения, которые исходят от Вудро Вильсона. (Имеются в виду «14 пунктов», которые президент Вильсон выдвинул перед американским конгрессом 8 января 1918 г. и которые затем послужили основой для заключения мирного договора – примеч. перев.) Эти основные положения очевидны, их нельзя опровергнуть. Само собой разумеется, что они очевидны, само собой разумеется, что их нельзя опровергнуть, но они столь же стары, как человеческое мышление; так говорили всегда. Во всех этих вещах совсем ничего не связано с реальными, конкретными, непосредственно современными задачами. Но люди находят неудобным вдаваться в реальные, конкретные непосредственно современные задачи по развитию подвижности в мышлении. Ибо эта подвижность мышления предполагает вхождение в то, что непосредственно и конкретно. Конечно, иногда требуется долгое время, чтобы обрести себя в этой конкретике; но сегодня необходимо понимать такие вещи, необходимо в душе до некоторой степени отождествляться с общечеловеческим развитием.

Есть один город, где живёт южно-немецкое население. В этом городе в 18 веке появилась одна очень значительная личность: Иоганн Генрих Ламберт (1728-1777, род. в Мюльхаузене, физик, астроном и математик. Опубликованы в 1761 «Космологические письма». 1764 – основной труд «Новый органон» - примеч. перев.). Кант, современник Иоганна Генриха Ламберта, называл Ламберта величайшим гением своего века; ибо, если бы идеи Ламберта были поставлены на место идей так называемой теории Канта-Лапласа, было бы достигнуто нечто весьма значительное. Этот Ламберт в городе, который сейчас стал южно-немецким городом, был сыном портного и рос, уже на четырнадцатом году обнаружив особые дарования. Отец обратился с просьбой о поддержке в премудрую ратушу города. Эта последняя после долгих усилий позволила ассигновать сорок франков для талантливого юноши с условием, что он уже никогда больше не станет обращаться за поддержкой. Сто лет должно было истечь, пока, в сороковых годах 19 столетия этот город не профинансировал памятник этому человеку, которому они, когда он был мальчиком, отпустили сорок франков. Тогда он вынужден был оставить город и благодаря особым условиям достигнуть своего величия в Берлине. Теперь существует прекрасный памятник, вверху которого помещен земной шар в знак того, что этот гений родился в этом большом, крупном городе, в котором могут таиться такие гении, в знак того, что гений, который хотел охватить целый мир произошел на данной почве!

Порой требуется ещё больше, чем сто лет, чтобы увидеть нечто столь талантливое. Это может происходить, это идет вплоть до нашего времени. Однако как часто именно среди нас подчеркивают, что приближается время, когда люди должны проснуться для свободного, самостоятельного сознания, при котором люди уже не посмеют больше просыпать то, что происходит вокруг. Это время приближается огромными шагами. Люди должны научиться раскрывать свои души, чтобы видеть, что происходит в действительности. Ибо, как говорится, своеобразная конфигурация материалистической культуры грозит тем, что мышление и представление станут ограниченными, притупленными. Духовная наука дает такие понятия, такие представления, которые не позволяют, чтобы человек сделал их в своём мышлении ограниченными, притупленными. Он постоянно призывается, - именно посредством этих духовнонаучных понятий, - рассматривать вещи с разных сторон. Вот почему это сегодня ещё злит многих из тех, кто встал в духовнонаучные ряды, если они слышат: появился новый цикл и там эти вещи рассматриваются с совершенно иной стороны. – Однако несомненно, что вещи и должны рассматриваться с разных сторон, и что пора, наконец, выйти за пределы того, что я называю абсолютизацией суждения. Истины, понятые в духе, не позволяют облечь себя в жесткие контуры, поскольку дух подвижен. Итак, духовная наука действует против притупления, против ограниченности в мышлении. Конечно, трудно, сказать это современности, но это необходимо.

Второе, что наблюдается в душе, это чувство. Какая тенденция в отношении чувства, мира чувств, выявляется у человечества вследствие материалистической культуры? Можно сказать: именно в данной области тенденция простирается очень далеко. В области чувства материалистическая культура вызывает бессердечие, бездушие, филистерство. Возрастая до огромных размеров, филистерство совершенно особым образом развивается в нашей материалистической культуре. Бездушие в интересах! Люди всё больше и больше замыкаются в самых узких кругах. Но человек сегодня не призван к тому, чтобы замыкаться в самом тесном кругу, он сегодня призван к тому, чтобы познавать, что за звук издает он в великой космической симфонии.

Проведем ещё раз перед глазами кое-что, чтобы то же самое, что имелось здесь в виду, рассмотреть с более охватывающей точки зрения, рассмотреть кое-что, о чём мы тут однажды упоминали. Я хотел бы сказать: пусть посчитают, - ведь сегодня многое считают, - каким чудесным образом включен человек в Космос. Число наших дыханий в одну минуту равно восемнадцати. Будучи умножено на шестьдесят (минут в час) и на двадцать четыре (часа) в день оно составит: 18х60х24= 25920 дыханий. В течение двадцати четырех часов 25920 дыханий! Попытайтесь вычислить следующее: вы знаете, что каждый год точка весны, точка весеннего равноденствия, точка восхода Солнца весной (в день равноденствия) на небольшой интервал сдвигается на небесном своде (примерно на одну семьдесят вторую часть градуса, так что за 72 года точка весеннего равноденствия сдвигается примерно на один градус – примеч. перев.) Пойдём назад в очень отдаленные времена. Весной Солнце всходило когда-то в Тельце (в созвездии Тельца), затем на небольшой кусочек дальше, затем ещё на небольшой кусочек дальше, пока эта точка не вступила в (созвездие) Овена. Затем ещё и ещё дальше, и так Солнца описывает круг, конечно по-видимости. Сколько лет требуется Солнцу, чтобы попятным образом продвигаясь вперед по таким кусочкам, снова вернуться в тот же самый пункт? Солнце делает много таких движений; ему нужно 25920 лет, чтобы благодаря этим движениям придти туда, то есть, Солнце завершает свой обход великого Космоса за 25920 лет, за столько же лет, сколько дыханий делаем мы в течение одного дня. Представьте себе, какая это удивительная связь! Мы дышим в день 25920 раз, Солнце продвигается, и если оно сделает 25920 продвижений, подобно тому, как мы делаем наши внутренние движения, дыхания, тогда оно обойдет по кругу весь Космос. Таким образом, мы с нашим дыханием являемся отображением Макрокосма.(Интересное совпадение: первый закон Фарадея гласит: Масса вещества, выделяющегося на электроде, прямо пропорциональна количеству электричества, прошедшего через электролит. При этом для выделения одной грамм-молекулы вещества надо пропустить через раствор примерно 26000 миллиампер/час. Реальное количество электричества может быть меньше, так как тут задействована ещё одна величина –выход по току –примеч. перев.)



Идем дальше: средняя продолжительность жизни, - жизнь, конечно, может продолжаться дольше, зато другие умирают раньше, - продолжительность жизни составляет в среднем семьдесят, семьдесят один год. Чем, в сущности, является эта человеческая жизнь? Тут дело обстоит так же, как с суммой дыханий. При обычном физическом дыхании мы всасываем воздух и выталкиваем его из себя. В течение двадцатичетырехчасового дня, если мы подчиняющиеся порядку, здоровые люди и не бесчинствуем ночами, мы проделываем большой вдох нашего «я» и нашего астрального тела при пробуждении и выдох нашего «я» и астрального тела при засыпании: это тоже своего рода дыхание. Каждый день наши физическое и эфирное тела совершают одно дыхание по отношению к нашему астральному телу и «я». Сколько раз делаем мы это в течение жизни, которая длится примерно семьдесят, семьдесят один год? Рассчитайте, сколько дней примерно живет человек: 25920 дней! Это означает, что мы не только в течение дня в нашем дыхательном ритме подражаем ходу Солнца по мировому пути, по эклиптике, делая столько же дыханий, сколько движений делает Солнце, пока снова не возвратиться в тот же самый пункт в Космосе. Но наше «большое дыхание», - вдыхание «я» и астрального тела в физическое и эфирное тела и выдыхание «я» и астрального тела мы проделываем в течение семидесяти, семидесяти одного года столько же раз, сколько дыханий мы делаем в день: 25920, столько же, сколько движений делает Солнце, пока снова не вернется в то же самое место. Таких вещей, посредством которых нам показывается, как мы исчисляемым образом всей нашей человеческой жизнью находимся в гармонии со Вселенной, можно было бы привести много; если мы по-настоящему ощущаем, они ошеломили бы нас не менее того, что только что было приведено мною. Многое скрыто в соотношениях, в которые поставлен человек в мире, но то, что скрыто, производит глубокое воздействие, поскольку оно, в сущности, является тем, что в древности понимали как гармонию сфер. Во всяком случае, это вызывает у нас интерес к миру в целом. Мы постепенно учимся понимать, что мы, как люди совершенно ничего не знаем о себе, если филистерски ограничиваем наши интересы самым ближним кругом. Однако филистерство всё больше и больше становится характерной чертой нашего времени! Да, филистерство стало основным настроением религиозного мировоззрения; оттуда это основное настроение филистерства распространяется во многие души. Вернемся к первым столетиям христианства: там имелось одно грандиозное учение. Оно было (пригодно) для этого прошлого времени. Сегодня оно должно быть заменено посредством нашего духовнонаучного воззрения, ибо разное время предъявляет к человечеству различные требования; однако тогда этим грандиозным учением был гнозис. Посмотрите, насколько величественно рассуждали эти гностики при исследовании эонов, при исследовании различных духовных иерархий, как маленькую Землю они включали в великое космическое мировое развитие вместе со многими, многими существами, в ряду которых, однако, был поставлен и человек. Проявлением подвижности мышления, проявлением доброй воли была разработка понятий, которым не давали устаревать, становиться расплывчатыми, как делают это теперь, чтобы подняться к гнозису. Затем пришло, - не христианство, а христианское конфессиональное начало, конфессия. Спросите вокруг сегодня: что по большей части ненавидит большинство официальных представителей церкви? Гнозис. (См. том 149, «Христос и духовный мир», том 165 «Духовное единение человека с импульсом Христа», том 204 «Перспективы человеческого развития» -примеч. перев.) Именно поэтому они, по большей части и чернят антропософию: самой антропософией они не занимаются, для этого они слишком ленивы. Однако, заглядывая в какую-нибудь книгу, они имеют смутное предчувствие, смутное понятие: Боже мой! Какой ужас, ведь это должно быть тоже гнозис! Тут мы должны воспринимать новые понятия, тут мы должны делать дух подвижным! В конце концов, мы ведем мышление людей к простоте, особенно в религиозной области. Нельзя измерить, - так говорят, - что будет из того, если человек заберется в такие высокие сферы! Говорят: человек должен направляться туда, чтобы самой простой душой достигать высшей Божественности; он не должен напрягать себя, но самой простой, детской душой он в любой момент может достичь высшей Божественности.

Надо видеть насквозь такие вещи! Действительно видеть такие вещи, - вот в чём дело, - ибо от таких вещей исходит основное настроение нашего времени, исходит филистерство, самоуверенное мещанское самодовольство. Религиозное настроение в различных конфессиях стало столь филистерским, потому что в основе их заложено то, что я только что описал. Сегодня оно льстит людям, которые представляются скромными, но, по существу, страшно нескромны, ибо нескромность, мания величия – есть основные черты нашего времени. Всё подвергается суждению, и когда нечто переживается с трудом, так что даже на лбу носят отпечаток такой трудности, о нём судят; судит даже тот, кто очень хорошо знает, что он особо не утруждал себя, чтобы многое пережить. Он заботился только о том, чтобы придти к тому, что само собой очевидно: что никакие усилия не позволят познать Бога, но что Бог может быть открыт в любое время самой простой, детской душе, если она захочет. Надо увидеть, что это филистерство должно быть, прежде всего, вытеснено благодаря духовной науке. Однако филистерство сидит в таких местах, где его не предполагают, и многие из тех, кто считает, что изгоняет филистерство, сами с головой увязли в нём. Многие «измы», многие модернизмы, на основе которых делают программы, чтобы не быть филистерами, являются ничем другим, как замаскированным филистерством. Это второе. В области мышления и представления надо преодолеть наступающую на них ограниченность, в области чувства - наступающее филистерство. Широта интересов должна для этого занять свое место, воля к тому, чтобы действительно вглядываться в то что происходит на гигантском табло земного развития.

Позавчера мы пытались характеризовать конкретное воздействие Народных Духов. Это Архангелы. Отсюда вы могли бы извлечь следующее: эти Народные Духи связаны с местом, на котором какие-то люди развиваются на Земле. Посредством воздуха действует Народный Дух в Италии, посредством жидкости действует Народный Дух в областях нынешней Франции, и так далее, как я это характеризовал. Но, разумеется, эти вещи перекрещиваются с некоторыми другими; должно быть ясно, что люди живут на Земле рядом друг с другом и что некоторые фазы развития в некоторых областях отстают. В некоторых случаях люди продвигаются дальше, в других они даже приходят в упадок. Надо наблюдать нечто весьма значительное. Если мы всю Землю в целом рассматриваем как организм и спрашиваем себя: что происходит по всей Земле? - тогда мы можем в первую очередь рассмотреть различные области Азии, азиатского Востока, как его называют. На этом азиатском Востоке воплощено сегодня множество душ, которые вследствие их кармы, вследствие того, что было ими предпринято в прежних земных жизнях, которым присущи характерные свойства более ранних ступеней эволюции человечества. Эти души ищут тела, в которых они могут быть зависимы от телесно-физического развития до относительно позднего возраста. Нормой является сегодня зависимость, простирающаяся до двадцать седьмого года жизни. Основной характер нашего времени выявляется в том, что человек является зависимым от своего телесно-физического развития до двадцать седьмого года жизни. Это нечто очень значительное для нашего времени. Можно многое понять в наше время, если обратить на это внимание. На это я здесь тоже указывал.

Однажды я спросил себя: каким должен был бы быть типичный человек нашего времени, какие действия в целом, какую работу в целом должен был бы он совершать в наше время? - Он должен был бы в некотором смысле отстранить от себя всё то, что подступает к людям извне и мешает им действовать исключительно самостоятельно, будучи предоставленными самим себе до двадцати семи лет жизни. Он должен быть тем, кого называют «селфмейдман», самостоятельный человек, человек, самостоятельно выбившийся в люди. До двадцати семи лет он должен меньше касаться того, что в наше время отклоняется от нормы, портит репутацию, до двадцати семи лет он должен развиваться, целиком и полностью основываясь на самом себе. Затем, сразу же после того, как он самостоятельно проделал всё то, что может проделать именно современный человек, исходя из самого себя, его можно выбирать, например, в парламент. Не правда ли, сегодня быть избранным в парламент, значит стоять на высоте своего времени! Затем, будучи избранным в парламент и даже пару лет побыв министром, он в некотором роде показал себя, позднее такого человека замечают люди, если он переметнулся в то или иное направление и потерпел ту или иную неудачу. А затем? Как должно это идти дальше? Человек может не развиваться дальше. Он остается типичным для своего времени, он – истинный представитель своего времени. Такие люди сейчас есть, об этом я уже говорил здесь недавно: это, например, Ллойд Джордж. (1863-1945, был министром торговли в английском кабинете 1905-1908, позднее казначеем и военным министром; 1916-1922 премьер министр Англии -примеч. перев.) Нет другого человека, который столь характерно, типично не выражал того, что существует в наше время, как Ллойд Джордж, который до двадцати семи лет выявил все, что сегодня человек может извлечь из телесно-физического. Он был самоучкой, он с ранних лет жизни завязал отношения с социализмом, он в ранние годы узнал про то, что человек с двадцати семи лет, не так ли, может быть в парламенте. Он был избран в парламент и очень скоро стал там внушающим страх оратором, даже внушающим страх «моргальщиком», «блинцером», - «блинцером» называют тех, кто сидит и придирчиво слушает, когда говорят другие. В движении его глаз было нечто особенное, Ллойд Джордж был известен этим. Затем он работал в министерстве Кэмпбелл-Баннермана.(премьер-министр Англии 1905-1908 – примеч. перев.) Там говорили: что делать с Ллойд Джорджем? Он опасен. Лучше всего сделать его министром. И тогда его взяли в министерство. Да, но на какой пост в министерстве его поставить? Ведь он очень одаренный человек! Мы его поставили на такой пост, где он ничего не понимал. Там он был наиболее полезен, так как менее всего мог что-нибудь натворить! – Его сделали министром по железным дорогам и по корабельному строительству. Немного месяцев потребовалось ему, чтобы усвоить то, что ему было нужно. Он проводил величайшие реформы, делал крупные дела.

Не правда ли, для описания типичного человека современности, нельзя найти ничего лучшего, как Ллойд Джорджа. Он был своего рода концентратом, экстрактом современного материализма; можно многое понять в современности, если человек в состоянии войти в нечто подобное. Так обстоит дело в середине мира, между азиатским Востоком и американским Западом. В европейской культуре происходит, главным образом, так, что человек до двадцати семи лет жизни может извлечь из своего телесно-физического начала то, что потом может стать значительным для его душевно-духовного начала. Затем в душе должен возникнуть духовно-душевный импульс, если человек хочет идти дальше, ибо тогда телесно-физическое начало ничего больше дать не может. Поэтому такой человек как Ллойд Джордж представляет собой всё то, что может дать современность сама по себе; поэтому в нём отсутствует всё то, что должно достигаться в свободе. Конечно, современность дает гениальность, большую одаренность, однако она сама по себе не дает духовности. Последняя должна быть завоевана благодаря свободе. Но в Азии есть ещё много предпосылок, условий для того, чтобы находились тела, которые могут проделывать душевно-духовное развитие и после двадцатисемилетнего или двадцативосьмилетнего возраста. Поэтому там воплощаются души, которые хотят извлекать нечто из своего телесно-физического после указанного времени. Вот почему там ещё имеется самостоятельная спиритуальная культура, культура, которая держится на том, что вещи вокруг рассматриваются духовно, что в мире познается духовное. Конечно, на Востоке многое охвачено большим упадком, декадансом, поскольку там распространился материализм, а так как он наименее подходит для Востока, там, главным образом действует декаданс. Однако у тех, кто является там ведущими людьми, видно, имеется в наличии природная спиритуальность. Они внутренне, в полном смысле презирают европейскую материалистическую культуру в целом. Такие люди как Рабиндранат Тагор, который недавно, произнося речь о духе Японии, сказал: мы, люди Востока, само собой разумеется, признаем и принимаем европейские достижения во внешней технической сфере культуры. Однако мы ставим её, эту европейскую культуру, в наши стойла, держим её в нашем хлеву, не позволяя ей заходить в наши жилые комнаты, - поскольку в них спиритуальность – есть нечто само собой разумеющееся. - Такие вещи надо знать сегодня, ибо эти вещи являются основными силами того, что происходит повсюду в мире, того, от чего сегодня зависят мировые события.

Вы скажете: да, но ведь мы в нашей, например, среднеевропейской культуре имеем твердые задатки спиритуальности, выраженной в ясных, светлых идеях! - Мы тоже имеем спиритуальность и мы можем говорить об этой спиритуальности так, как я попытался говорить об одном забытом потоке немецкой духовной жизни в моей книге «О загадке человека».(том 20 ПС). Для того, чтобы пронизать нас спиритуальностью, которая в развитии человечества действительно исходит из того, что осуществлялось в восточной спиритуальности, нам нужно всего лишь наполниться теми чудесными имагинациями, которые мы находим, например, уже у Гердера, или у Гёте. Восточная культура не создала ничего более великого, чем Гердер, который в каждом солнечном восходе по утрам видит картину нового сотворения мира и величественным образом описывает её. Те, кто сегодня не хотят быть филистерами, тем не менее, становятся ими, говоря: стоит ли заботится о таком старье, и если у таких людей спрашивают о Гердере, он оказывается давно забытым. И вот восточный человек, судя об этих отношениях, несомненно, выносит суждение о том, что живет во внешнем действующем потоке среднеевропейской культуры.

Прочтите остроумного китайца Ку-Хунг-Минга, (автор часто цитируемой Р. Штейнером книги «Дух китайского народа и выход из войны» Йена 1916 - примеч. перев.) который доброжелательно описал среднеевропейскую культуру, или прочтите доклад, который недавно сделал Рабиндранат Тагор. Тогда вы увидите, что эти люди спрашивают себя: какое положение занимает эта Европа в общем продвижении человечества? - Их представление об этом таково, что Средняя Европа будто бы была призвана к тому, чтобы вывести людей за пределы того, что было им самим дано спиритуализмом. Но затем они оглянулись назад; не упустила ли эта Средняя Европа возможности развить те великие задатки, те великие зародыши, которые она содержала? Они имели одного Гёте, - так говорят эти люди; да, но они, эти простодушные немцы, эти немцы-материалисты не знают, что с ним делать! - Когда умер его последний внук, еще была возможность ввести гетеанизм в немецкую духовную жизнь. Под поистине несравненной величественной эгидой одной немецкой княгини был основан Архив Гёте и Шиллера (Великая герцогиня София фон Саксен-Веймар, 1824-1897 –примеч. перев). Этот великий импульс был дан в восьмидесятые годы. Было даже основано Общество Гёте, однако постоянно стеснялись поставить во главе его кого-нибудь, кто действительно занимался спиритуальностью Гёте. Это находили недостойным, и при последних выборах во главе Общества Гёте не был поставлен человек, который был причастен пробужденной благодаря Гёте спиритуальности; нет! Призвали одного бывшего министра финансов. По таким примерам мир может судить о том, что происходит в Средней Европе! Наследием Гёте распоряжается сегодня бывший министр финансов, который носит симптоматическое имя Кройцвендедих (буквально – крест, переменись; Георг Кройцвендедих барон фон Рейнбабен, прусский государственный министр и министр финансов, обер-президент Рейнской провинции - примеч. перев.). Однако я не знаю, будет ли на это место поставлен кто-то лучший, если симптоматика имени сбудется.


Каталог: cat -> Ga Rus
Ga Rus -> Рудольф Штейнер Космическая предыстория человечества
Ga Rus -> Ga 148 Восемнадцать лекций, прочитанных в 1913-1914 г г. В разных городах
Ga Rus -> Рудольф штейнер историческая симптоматология
Ga Rus -> Рудольф Штейнер
Ga Rus -> Рудольф Штайнер Бхагавад Гита и Послания Св
Ga Rus -> Ницше Борец против своего времени ga 5 Перевод с немецкого И. Маханькова
Ga Rus -> Рудольф Штейнер рихард вагнер и мистика из ga 055
Ga Rus -> Рудольф Штейнер
Ga Rus -> Задачи новой экономической науки
Ga Rus -> Рудольф штайнер оккультные истины древних мифов и легенд ga 92 Шестнадцать лекций


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет