Рудольф Штейнер средняя европа между востоком и западом ga 174a Космическая и человеческая история (т. 6)



жүктеу 3.45 Mb.
бет16/16
Дата29.08.2018
өлшемі3.45 Mb.
түріЛекция
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Эти вещи смогут измениться только тогда, если на место черствых интересов выступят великие интересы, если действительно будут смотреть на то, как действуют по всей Земле импульсы, будут смотреть, как тела на Востоке, - я бы сказал, - обусловливают отставшую спиритуальность для тех душ, которые сегодня хотят воплощаться в таких телах с отставшей спиритуальностью, телах, которые могут давать душам кое-что от физически-телесного даже после двадцать седьмого года. На Востоке человек остается стоять на более ранней ступени развития человечества, там он остается в том состоянии, которое человечество уже проделало. Здесь, в середине, человек занимает ту позицию, когда должен произойти перелом, когда человек может извлекать необходимое из телесно-физического до двадцать седьмого года, - в середине 15 столетия это происходило до двадцать восьмого года. Но тут для дальнейшего развития человеческой души, - если человек не хочет рано постареть и ничего не получить от своей юности, он должен обладать духовно-душевным, свободным спиритуальным импульсом; не так, как люди Востока, обладающие несвободным спиритуальным импульсом.

Отправимся дальше на Запад, в Америку. Тут человечество устроено так, что оно отстает, оно не достигает этой ступени. На Востоке человечество в некотором смысле отстало на более ранней ступени; в середине оно имеет нормальный возраст, на Западе, в Америке, - я это характеризовал позавчера, - действует то, что является подземным началом Земли. Это действует даже на таких мыслителей, как Вудро Вильсон; они являются одержимыми своими собственными словами, своими собственными принципами. Они, как рано постаревшие, - это слово имеет ещё и другое значение, другую ценность, - как рано состарившиеся дети, которые не смогли достичь полного воздействия того, что должно влиять до двадцать седьмого года жизни. Если взглянуть на то, что производит такое сильное впечатление на многих людей современности, можно поставить, например, такой вопрос: как же могло случиться, что такой мыслитель, как Вудро Вильсон, который в своём возрасте не воспринял больше того, что может человек воспринять до двадцати семи лет, смог стать всемирным наставником? - Но чтобы по настоящему выдвигать перед душой такие вещи, люди не обладают широтой интересов. Вследствие филистерства им этого не хочется.

Тем самым характеризуется достойная внимания черта общечеловеческой эволюции: с Востока на Запад, от сохранения старого, через нормальную середину к декадансу Запада; само собой разумеется, это заложено в народах, а не в отдельных людях. Должен быть развит интерес к этому, чтобы знали, что за импульсы действуют на Земле, чтобы понимали, как их оценить. И здесь, в середине, на протяжении долгого времени задавал тон поток с юга, когда среднеевропейская культура была переполнена греко-римским началом. Сюда переходила консервативная сущность юга. Сегодня мы стоим в поворотном пункте. Особенно прогрессивный элемент Севера должен внедриться в среднеевропейское население. Эти особенные, я бы сказал, благоприятные сегодня импульсы Гиперборейской эпохи, должны пройти через наши души. На это следует обратить внимание. В ином случае, если человек не раскроет глаза и душу по отношению к этим великим импульсам мирового становления, Земля пойдёт по ложному пути развития, она не станет плодородной почвой для космического миросозидания, и то, что должна была бы означать последняя эпоха развития Земли, должно будет перениматься другими планетами.

В игру включены большие интересы. Необходимо выбраться из филистерства и дорасти до этих больших интересов. Только в том случае, если у человека возникнут такие интересы, он придёт к тому, чтобы правильным образом оценить некоторые явления нашей современности. Надо отчетливо видеть: в наше время человеческая природа раздваивается. Сегодня это только в начале, но, всё же, люди раздваиваются. Одни являются натурами, которые некоторым образом сохраняют в себе телесно-физическое. Они, становясь до некоторой степени жесткими, развиваются до двадцатисемилетнего возраста жизни, затем они останавливаются, они отвергают духовно-душевное начало. Если у них нет постоянного побуждения, чтобы возбуждать, провоцировать человечество, чтобы, подобно Ллойд Джорджу, вести человечество к беде, тогда они превращаются в студень, закисают, становятся тупыми и превращаются в настоящих филистеров. В первом направлении этой развилки заложено тупое безразличие у человечества. Другое направление позволяет выйти наружу до двадцатисемилетнего возраста всем движущим, пульсирующим силами физически-телесного, извлекают всю духовность из физически-телесного. В физическом заложено многое. Не забывайте о том, что все мы приходим в этот мир необычно исполненными мудрости; только эту полноту мудрости мы преобразуем в сознание, преобразуем то, что, будучи исполнено мудрости находится во всей нашей телесности. Духовная наука пытается гармоническим, одухотворенным образом поднять в сознание то, что находится в нервах, крови и мускулах. Духовную науку отвергают не только тупицы, но также и те, - и их становится всё больше и больше, - кто живо пульсирует до половой зрелости и до двадцати семи лет чувствует то, что как гениальность кипит в варится в его нервах, крови и мускулах. Эти «перегретые» натуры, которые в некотором смысле прожигают человеческую жизнь, будут встречаться всё чаще и чаще. Спорадически они и сегодня встречаются довольно часто. Их помещают в психиатрические больницы и так далее. Однако не видят, что действительное исцеление заложено в антропософски ориентированной духовной науке.

Одной типичной натурой является человек, достигший в новое время мировой славы. Это философ Отто Вейнингер. (1880-1903, философ. Книга «Пол и характер» появилась в Вене 1903- примеч. перев.) Не правда ли, Отто Вейнингер был человеком, в котором самым хаотическим образом, будучи неочищенным, дисгармоническим, проявлялось то, что заложено в нервах, мускулах, крови. Он написал затем книгу, ставшую всемирно знаменитой «Пол и характер», на которой попали впросак люди, которые попадают впросак на всем. Даже филистеры попали впросак; они не поняли, что, несмотря на все бессмыслицы, противоречия, это было идеей, откровением чего-то элементарного, исходящего из нервов, крови и мускулов. В таких людях выступает нечто элементарное, оно выступает из человеческого начала, выступает то, - хотя и в упорядоченном, гармоничном виде, - что хотела бы развивать духовная наука. Такие люди, - не будучи обучены посредством духовной науки, ибо в этом случае они получили бы регулярное обучение, - но лишь потому, что их нервы, их кровь, их мускулы требуют этого, должны ставить себе вопрос, который необходимым образом должно поставить себе сегодня человечество. Без этого вопроса человечество дальше не пойдёт. Он гласит: каким образом становлюсь я продолжателем моего духовно-душевного бытия от последней смерти до этого рождения, когда я здесь через рождение или зачатие вступаю в физический мир? Такой и подобные вопросы, которые мы ставим в духовной науке, которые мы рассматриваем как основные вопросы прогрессивной духовной культуры, должны ставиться и будут ставиться теми, кто позволяет подниматься тому, что находится в нервах, крови и мускулах.

Видите ли, именно у Отто Вейнингера есть одна очень интересная глава. Он спрашивает себя: почему, в сущности, я втянут в земную жизнь? - И на этот вопрос он, исходя из того, что я только что характеризовал, из мудрости, заложенной в мускулах, крови и нервах даёт своеобразный ответ, однако в такой форме, которая изнуряет, сжигает человека. Он спрашивает себя: почему я вовлечен в земную жизнь из духовно-душевного мира, где я был раньше? – Он не находит иного ответа как следующий: «Поскольку я был труслив, малодушен, поскольку я не хотел оставаться один в духовно-душевном мире, я искал соединения с другими людьми. У меня не было мужества быть одному, я искал защиты в материнском теле. - Это для него было совершенно честным ответом, который он дал себе. Он спрашивает: почему у нас нет памяти о том, что было перед рождением? Потому что посредством рождения мы стали такими! – Буквально он говорит: потому что мы погрузились так глубоко, что потеряли сознание. Если бы человек не терял себя при рождении, ему не надо было бы искать себя и обретать вновь.

Это типичные явления: сегодня они выступают ещё спорадически. Они свойственны тем, кто в своей юности извлекает из крови, нервов и мускулов то, что могло бы расцвести только позднее в общем человеческом процессе, будучи прояснено, гармонизировано тем, что должна дать духовная наука. Однако на это должны быть по большому счету направлены интересы общей человеческой жизни. Тем самым должно быть устранено филистерство. Замыкание человека в круг узких интересов должно систематически преодолеваться. Некоторые вопросы должны принять совершенно иную форму, нежели имели они её до наших дней. Как религиозное развитие последнего тысячелетия подразделяло вопросы, которые хотя бы немного связывали человека со спиритуальностью? Один материалистически образованный, остроумный человек современности, занимавший высокое положение в известных кругах, сказал мне однажды: если сравнить государство с церковью, получаешь впечатление, что с церковью дело обстоит все же легче, чем с государством. – Я ничего не хочу говорить о ценности такого суждения, однако тот человек думал, что с церковью дело обстоит все же легче, чем с государством, ибо государство правит жизнью, а церковь – смертью, и перед смертью люди имеют больше страха, чем перед жизнью: вот почему дело с церковью обстоит легче. – Он, конечно, рассматривал это как бессмыслицу, ибо был настроен всецело материалистически.

Но даже эта тема заведена, в сущности, в поистине эгоистический фарватер. В сущности, человек сегодня спрашивает: что происходит с моей душевно-духовной жизнью, когда я прохожу через врата смерти? – В этом заключено много эгоистических импульсов. Именно вопрос бессмертия приобретает под влиянием духовной науки совершенно другую форму. В будущем будут спрашивать не только: насколько духовно-душевная жизнь после смерти является продолжением жизни здесь на Земле? - но: насколько жизнь здесь на Земле является продолжением жизни, которую я вёл раньше в духовно-душевном мире? – Тогда смогут заметить нечто такое, как следующее.

Когда человек проходит через врата смерти, у него в первое время очень сильно образуются имагинативные представления; весь окружающий образный мир имагинативно прокручивается перед ним. Мне хотелось бы назвать это развертыванием мира образов, мира картин. Вторая треть жизни между смертью и новым рождением заполняется инспирациями. Инспирации выступают в человеческой жизни во второй трети этой жизни между смертью и новым рождением. А интуиции в последней трети. Интуиции состоят в том, что человек со своим «я», со своим душевным началом перемещается, пересаживается в других существ, а конец этой интуиции состоит в том, что он перемещается в физическое тело. Это «пересаживание», «перемещение» себя в физическое тело посредством рождения является просто продолжением основной интуитивной жизни последней трети между рождением и смертью. Когда человек вступает в физическое тело, должно, в сущности, выступить то, что является особо характерной чертой у ребенка: перемещение себя в другую жизнь. Он должен делать то, что делают другие, не то, что происходит из него самого, нет, он должен имитировать, подражать тому, что делают другие.

Почему я должен был описать, - об этом я говорил в книге «Воспитание ребенка с точки зрения духовной науки», (том 34) что ребенок в первые семь лет является преимущественно имитатором, подражателем? Потому что подражание, перемещение себя в других является продолжением того интуитивного мира, который имеет место в последней трети жизни между смертью и новым рождением. Если человек осмысленно рассматривает жизнь ребенка здесь, он видит втекающую, просвечивающую сюда жизнь между смертью и новым рождением. Вопрос о бессмертии должен быть поставлен на следующую основу: насколько жизнь здесь на Земле является продолжением душевно-духовной жизни? Но тогда надо также научиться принимать эту жизнь на Земле с особой серьёзностью, но не в эгоистическом смысле. Тогда человек будет, прежде всего, придерживаться чувства ответственности, которое возникает, если говорят: я должен здесь продолжать то, что предназначено мне вследствие того, что я принес с собой из душевно-духовного мира как наследство. – Это было бы необычным поворотом в понимании людей, если бы они стали говорить с этой другой точки зрения. Ибо то, что душа переживает между смертью и новым рождением, этот большой духовный круг, переживаемый в имагинации, инспирации и интуиции, там существует по эту сторону; а то, что мы переживаем здесь, там существует по ту сторону, является потусторонним. Желать понять эту потусторонность, оценить её, будет частью вновь формируемого вопроса о бессмертии, который должен войти в духовную эволюцию человечества менее эгоистичным образом, нежели делалось это в течение истекшего тысячелетия в религиозном развитии относительно вопроса о бессмертии. Я хотел описать такие вещи, чтобы показать, как должно человечество выходить из филистерства, чтобы показать, как не быть филистером. Человек не является филистером, если он может выйти за пределы узкого интереса, если его интересует и то, что человек здесь на Земле делает 25920 дыханий в день, что совпадает с числом дней человеческой жизни, а также с (числом лет) необходимых для возвращения Солнца (точки весеннего равноденствия), которое оно выполняет, совершая оборот по космическому эллипсу. Расширить интересы за пределы того, что стало причиной забвения одного потока в немецкой духовной жизни, расширить интересы за пределы того, что по всей Земле конфигурировано в духе, того, что является основным тоном восточного, центрального, западного духовного развития. Интересоваться тем, как азиатское духовное развитие в некоторой степени зависимо от восточного потока, который приходит в упадок, становится декадентским на Западе, как центральное течение сначала зависело от юга, а в будущем будет зависеть от Севера. Эти вещи приводят нас к великому плану общечеловеческого развития, преодолению филистерства, правильно настраивают чувство по отношению к общечеловеческому развитию и учат нас по-настоящему сопереживать то, что живёт в человечестве как импульс.

Что касается воли: воля под действием материалистических импульсов тоже развивается совершенно определённым образом. Она развивается к тому, чтобы человек становился всё менее ловким, умелым, чтобы он даже в полном классическом смысле становился бы всё более и более неумелым, нерасторопным, неловким. Что может человек сегодня? Нечто узкое, то, на что он натренирован, то, что ему предоставлено в малом кругу. То, что духовная наука развивает в понятиях в чувствах, в импульсах, доходит вплоть до членов тела. Если кто-либо действительно вживается в духовную науку, тот будет умелым, он будет подходить для своего окружения, он в ходе своей жизни будет учиться разным делам, о которых, когда он был ещё мал, говорили, будто бы у него нет ни малейших задатков к этому. Будучи схвачена правильно, духовная наука будет делать человека умелым. Сегодня люди даже в малом не проявляют умелости, смышлености. Знакомишься с людьми, которые не владеют никаким ручным ремеслом, ручными приемами; знакомишься с господами, которые не сумеют пришить себе пуговицу, если она оторвалась, и ещё менее могут сделать что-то другое. Но дело в том, что люди должны быть многосторонними, что они должны уметь приспосабливаться к окружению, что эта обособленное бытие, эта неумелость, неловкость должна преодолеваться в мире.

Как ни странно это звучит, человечество в современности и для ближнего будущего имеет троичную задачу по отношению к мышлению, чувству и воле: непригодность должна быть преодолена, на её место должно вступить подвижное самообретение себя в отношении к миру, чтобы было преодолено филистерство, чтобы человеческое сердца охватили широкие, великодушные интересы, чтобы была преодолена неумелость и человек стал разумен, ловок, чтобы эта разумность проникла в самые разные области жизни. Учитесь понимать мир в самых разных областях жизни! Сегодня всё делается в прямом противоречии со всем указанным. Человек идет курсом неумелости, филистерства, ограниченности, и это необходимое последствие материалистического образа мыслей. Конечно, не каждый человек может, сломав ногу, самостоятельно вылечить её; однако неумелость не должна заходить столь далеко, чтобы каждый не имел понятия о том, как может он помочь себе в случае простейшего заболевания, или тому подобного. Разумное понимание, чтобы в самых разных положениях в жизни справляться с жизнью, не уступать её - вот в чём дело.

Разве с наступлением этого нового времени не было видно, как развивались дела? Кто с открытыми глазами задавался вопросами относительно явлений современности в последние десятилетия, тот со всей ясностью обнаруживает, что толково развивать мировоззрение, толково делать предметом своего рассмотрения мировоззренческие импульсы, удавалось только тем, кто в то же время имел волю развивать чисто материалистические мировоззренческие интересы, а именно, в области социализма. В сущности, только там, где мир хотели реформировать в социалистическом смысле, ещё рассматривались мировоззренческие вопросы. Стоило подняться над социалистическим приливом, как обнаруживалось отсутствие интересов; в лучшем случае интересы клики, утверждение в старом, отжившем. Если человек верил, что он ухватывает что-то новое, то это оказывалось всего лишь абстрактными словами, отблесками вильсонизма, что особенно сильно бушевало во второй половине 19 века в так называемых либеральных партиях. Воли проникнуть в духовные, в спиритуальные импульсы мира, как хотел социализм проникнуть в материальное, такой воли не оказалось, не было. Тупость была, - в отношении духовного, - ограниченность начала проявляться, как нечто, само собой разумеющееся, ограниченность по большому счету; за вычетом исключений. О присутствующих мы тоже не говорим, отдавая дань вежливости.

Сопоставить эти явления и ответить на такие, поставленные сегодня вопросы в том смысле, в котором мы пытались отвечать на них сегодня, - есть, в сущности, одно и то же. Ибо большие дела связаны с этими вещами. На Востоке Европы мы видим, как, я бы сказал, наподобие экстракта готовится нечто такое, что Европа сегодня понимает страшно мало. Мы в нашей области часто указывали на эти эволюционные задатки этого европейского Востока. Этот европейский Восток, - сегодня я хочу высказаться в особой форме, - хочет научиться понимать, что вся человеческая жизнь имеет смысл! И если шестой послеатлантический культурный период наступит, этот европейский Восток должен будет показать в земном развитии, что человеческая жизнь имеет смысл; не считать правдой только то, что в молодые годы рассматривали в школе. Восток должен показать, что человек развивается вплоть до смерти, что каждый год приносит нечто новое, и что человек, проходя через врата смерти, и дальше остается связанным с земным, и набирает мудрость даже после смерти. Что, в сущности, хочет тот душевный элемент, который до недавнего времени можно было называть русским, который теперь временно впал в хаос, но найдёт свою дорогу в европейском культурном развитии, а тем самым в общечеловеческом культурном развитии? Чего же хочет этот элемент Востока?

Он хочет увидеть раскрывшийся смысл того, что вся человеческая жизнь должна пониматься в развитии, и что момент смерти является лишь особым моментом этого развития. В Средней Европе уже должны найтись сторонники и знатоки этого принципа, и они найдутся благодаря тем предпосылкам, о которых мы сообщаем здесь. Но пока этот принцип признают, всегда будут верить: чем младше человек, тем в большей степени он может иметь свою точку зрения. – Юнцы, молодые «барсучки» и юные девицы уже имеют сегодня свои обособленные, прочные точки зрения. У них нет, в сущности, этой великой наполненности ожиданием, надеждой: что каждый год раскроет новые тайны, что момент смерти раскроет новые тайны. Европейский Восток развивает души, которые сегодня лишь в подсознании развивают понимание того, что человек является самым мудрым существом и лучше всего может судить о земных, человеческих отношениях, именно тогда, когда он умрёт. И из этих душ, живущих теперь на Востоке, будут формироваться такие, которые с вопросами о том, какие решения надо принимать по тем или иным человеческим проблемам, будут обращаться не только к тем, юнцам, тем молодым «барсучкам» в парламенте; нет, они будут также обращаться к умершим, они будут учиться устанавливать контакт с умершими и делать общение с умершими исключительно плодотворным здесь, в земном развитии. В будущем будут спрашивать: что говорят об этом умершие? – Будут находить спиритуальный путь, если настолько углубятся в духовную науку, чтобы спрашивать не только у живых, но и у умерших, когда речь пойдёт о том, чтобы принять решение относительно каких-либо человеческих дел здесь на Земле. Этого хочет Восток. Ещё никогда не сталкивались два начала, гармонирующие друг с другом хуже, нежели столкновение, которое сегодня происходит на европейском Востоке. Ибо то, что является душой этого европейского Востока, есть точная противоположность тому, что раздувается, как троцкизм или ленинизм, пусть даже сегодня на это накладывается сам себя не понимающий материализм современности. В общечеловеческой эволюции ещё никогда не сталкивалось друг с другом нечто, столь мало подходящее друг другу, как спиритуальный зародыш Востока и материалистический ленинизм, эта карикатура, эта разрушительная карикатура человеческого прогресса, которая не имеет ни понятия, ни чувства по отношению к истинно духовному, карикатура, столь понятная, однако из основного нерва современности. Будущее научит понимать это.



Вот то, мои дорогие друзья, что я хотел в качестве обобщения сказать вам в отношении таких вещей, интерес к которым должен зажечься в наших сердцах. Надо бороться за понимание некоторых вещей; нельзя оставаться глухим по отношению к тому, что в глубинном смысле происходит в душах. Это я хотел бы заложить в ваши души, в ваши сердца в ходе нашего совместного пребывания.

bdn-steiner.ru

Каталог: cat -> Ga Rus
Ga Rus -> Рудольф Штейнер Космическая предыстория человечества
Ga Rus -> Ga 148 Восемнадцать лекций, прочитанных в 1913-1914 г г. В разных городах
Ga Rus -> Рудольф штейнер историческая симптоматология
Ga Rus -> Рудольф Штейнер
Ga Rus -> Рудольф Штайнер Бхагавад Гита и Послания Св
Ga Rus -> Ницше Борец против своего времени ga 5 Перевод с немецкого И. Маханькова
Ga Rus -> Рудольф Штейнер рихард вагнер и мистика из ga 055
Ga Rus -> Рудольф Штейнер
Ga Rus -> Задачи новой экономической науки
Ga Rus -> Рудольф штайнер оккультные истины древних мифов и легенд ga 92 Шестнадцать лекций


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет