Сборник Бои в Финляндии. Воспоминания участников



жүктеу 4.14 Mb.
бет1/23
Дата08.02.2018
өлшемі4.14 Mb.
түріСборник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Сборник
Бои в Финляндии. Воспоминания участников

1941

OCR, корректура: Симонов Владимир (sims@mail1.lebedev.ru)



Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
Содержание
Часть I
Предисловие

Герой Советского Союза, генерал-майор инженерных войск А. Хренов. Линия Маннергейма


Первый месяц войны
Вл. Ставский. Что случилось в районе Майнилы

Полковой комиссар С. Ковтуненко. Накануне

Сержант К. Кравченко. Так началось

Младший лейтенант Боловин. Через реку Сестру

Младший политрук Г. Катасонов. Первая схватка

Герой Советского Союза В. Галахов. Тридцатое ноября

Бригадный комиссар К. Кулик. Захват Карвалы — Линтулы — Кирки Кивеннапы

Летчик М. Борисов. Из дневника летчика-истребителя

Младший политрук И. Кулыпин. Встреча с «кукушками»

Вл. Ставский. Герой Советского Союза Н. Угрюмов

Старший лейтенант А. Иванович. Записки танкиста

Старший лейтенант Анисимов. Удар по живой силе врага

Лейтенант Л. Попов. Удар во фланг

Лейтенант Г. Лютиков. Под огнем

Младший лейтенант Чернышев. Танки форсируют реку

Руд. Бершадский. Герой Советского Союза Федор Дудко

Герой Советского Союза К. Симонян. Всегда помогать товарищам!

Генерал-майор А. Федюнин. Переправа через реку Тайпален-йоки

Лейтенант Т. Сычев. Первая разведка

Лейтенант Н. Сизов. Прямой наводкой

Отделенный командир П. Головин. Провод привел на колокольню

С. Клавдиев. Захват первых железобетонных точек

Старший лейтенант П. Нахалов. Пять рейдов в тыл врага

Младший командир А. Козлов. Отважный сапер

Старший лейтенант Д. Яцков. Бои в зоне заграждений

Военфельдшер А. Чачило. Профилактика

Заместитель политрука С. Джигирей. Поддержали свою пехоту

Младший лейтенант В. Макаров. Через все преграды

Заместитель политрука Т. Щуклин. Снайпер

Герой Советского Союза И. Ульянов. Разведчик

Политрук Буембай Атибеев. Сбили «кукушку»

Младший командир А. Козлов. Как Андрей Гудзь перехитрил белофинского снайпера

Герой Советского Союза лейтенант Н. Толмачев. Бдительность, хладнокровие, мужество

Лейтенант А. Нургалеев. В первом боевом полете

Валентина Васильева. Молоко

Командир взвода Н. Гайдаш. Случайное открытие

Старший лейтенант П. Ляшенко. Домик на том берегу

Бригинженер И. Кусакин. Разведка под Хотиненом

Старший лейтенант В. Игнатченко. Перехитрили врага

Майор В. Белоусов. Миномет — грозное оружие

Капитан А. Гончаров. Огневой мешок

Политрук Г. Радьков. В тылу противника

Капитан В. Коренский. Высота «Знаменитая»

Н. Журавлев. Подготовка самолетов к боевым вылетам

Старший лейтенант П. Копытин. Товарища в беде не оставлять

Герой Советского Союза С. Комендант. Ночью

Старший лейтенант К. Викентьев. Инициатива и бдительность

Майор С. Михайлов. Танкисты

Механик-водитель Д. Затулавитер. В первой атаке

Александр Гутман. Полет был нормальным

Герой Советского Союза полковник Н. Торопчин. Истребители

Старший лейтенант Н. Блохин. Минометы помогли разведке

Политрук Н. Панягин. На выручку товарищу

Старший лейтенант А. Курымов. Инженерные сооружения в обороне

Старший лейтенант А. Жемков-Костяев. Как пулеметчики захватили в плен белофинского офицера

Герой Советского Союза Г. Лаптев. Жаркая схватка

Летчик А. Пахомов. Сталинская вахта

Капитан К. Голубенков. В честь любимого Сталина

Политрук П. Матюшин. Первые дни перед линией Маннергейма
Подготовка штурма линии Маннергейма
Полковник П. Груздев. Товарищ Тимошенко на передовых позициях

Бригадный комиссар Г. Аксельрод. Ознакомление с тактикой противника

Старший политрук А. Косенко. Трое отважных

Герой Советского Союза лейтенант П. Ребенок.. Из боевой практики разведчика

Герой Советского Союза капитан М. Сипович. Падение первых дотов Хотинена

Старший политрук И. Лейтман. Коммунисты в бою

Младший лейтенант П. Бурмистров. Артиллеристы-разведчики

Политрук А. Кирпичников. Ухо к земле!

Командир взвода Б. Драбкин. По огоньку папиросы

С. Рубен. Герой Советского Союза Михаил Трусов

Полковник Бакаев. Артиллерия дальнего действия

Старший лейтенант С. Лаврентьев. Разведка с аэростата

Герой Советского Союза В. Яковлев. Прямой наводкой по дотам

Батальонный комиссар А. Герасименко. Бой за высоту «Груша»

Александр Гутман. Эскадрилья над Кархулой

Герой Советского Союза лейтенант Л. Бубер. Вслед за артиллерийским огнем

Старший лейтенант Дмитриев. По пехоте и обозам противника

Старший сержант В. Иванов. Из орудия били по-снайперски

Герой Советского Союза П. Леонтьев. Сокрушение дотов

Герой Советского Союза лейтенант С. Журавлев. Бой на безымянной высоте

Капитан И. Завражнов. Ночной налет

Младший политрук Ф. Филиппов. Герой Советского Союза лейтенант С. Елейников

Красноармеец Г. Заварин. На лыжах

Лейтенант Н. Кравченко. Прикрытие корректировщиков

Капитан К. Карпач. Случай в артиллерийской разведке

Старший политрук С. Савицкий. Нас не проведешь!

Илья Френкель. Воздушный бой в районе станции Иматра

Военинженер 3 ранга Д. Зайцев. Незабываемое

Старший политрук В. Вавашкин. Лыжный отряд

Младший лейтенант П. Шалашов. В ночной разведке

Военврач 1 ранга Г. Иванов. Баня на фронте

Подполковник Б. Бычевский. Саперы

Старший лейтенант С. Каширин. Истребители-разведчики

Лейтенант А. Вдовин. Перед штурмом


Часть II
Прорыв линии Маннергейма
Генерал-майор Ф. Алябушев. 123-я ордена Ленина стрелковая дивизияайор С. Степанов. Прорыв Герой Советского Союза полковник И. Рослый. Одиннадцатое февраля

Герой Советского Союза майор С. Ниловский. Заметки артиллериста

Герой Советского Союза В. Кириллов. В разведке

Полковник А. Муравьев и Герой Советского Союза старший лейтенант П. Шутов. Фронтовые заметки

Герой Советского Союза лейтенант В. Федоров. Взаимодействие артиллерии и пехоты

Герой Советского Союза старший лейтенант Г. Хараборкин. Танки на высоте 65,5

Герой Советского Союза М. Новиков. Красное знамя над дотом

Герой Советского Союза генерал-майор танковых войск В. Баранов. В решающих боях

Лейтенант И. Афонин. Из дневника сапера

Младший лейтенант Леканов. Наша саперная группа

Герой Советского Союза лейтенант Ф. Бабаченко. От высоты 65,5 к Выборгу

Генерал-майор авиации А. Новиков. Взаимодействие авиации с наземными войсками

Капитан С. Купцов. Искусство штурмана

Старший лейтенант И. Колосов. Связисты в бою

Младший комвзвода Подэрни. Топограф-разведчик

Герой Советского Союза политрук А. Павлов. Захват финских противотанковых пушек

Л. Ежов. Всегда с пехотой

Младший лейтенант Н. Кондратьев. Пленные

Герой Советского Союза политрук Н. Лысенко. Штурмовые дни

Старший политрук И. Игнатов. В осажденном танке

Полковой комиссар П. Соловьев. Командир и его бригада

Воентехник 2 ранга В. Максимов. О боевой выдумке и находчивости

Младший политрук С. Тройнин. Непредвиденный случай

Герой Советского Союза полковник Д. Турбин. Артиллерия при прорыве переднего края обороны в районе Пуннус-ярви

Сержант В. Пискунов. Рукопашная схватка

Герой Советского Союза старший лейтенант С. Говоров. Боевое содружество

Лейтенант Г. Решетников. Танковый десант

Герой Советского Союза старший лейтенант А. Коломейцев. Белые гаубицы

Полковник И. Подфиллинский. Боевой опыт артиллеристов

Старший лейтенант И. Усиков. На лыжах по пятам врага

Младший лейтенант Бурмистров. Саперы подрывают надолбы

Вл. Ставский. Как дела? — Нормально!

Капитан В. Савашкевич. Случай на станции снабжения

Капитан А. Тузов. Звери!

Капитан Чудесенко. Дорога к победе

Старший лейтенант Е. Бова. Из блокнота помощника начальника штаба полка

Герой Советского Союза капитан Д. Шевенок. Разрушение дотов

Батальонный комиссар Я. Потехин. Находчивость

Полковой комиссар М. Погарский. Орденоносная дивизия

Полковник А. Тованцев. Приказ командующего выполнен

Техник-интендант 2 ранга А. Савельев. Герой Советского Союза М. Бекетов

Герой Советского Союза лейтенант Л. Тарасов. Странички из дневника

Герой Советского Союза младший лейтенант А. Сироткин. Вместе с танкистами

Капитан Ковалец. Взаимная поддержка в бою

Старший лейтенант Н. Фомичев. Бой за «Высоту с камнем»

Лейтенант С. Шиянов. Герой-связист

Младший командир М. Булатов. Как мы взорвали дот с пятнадцатью шюцкоровцами

Врач Г. Каган. Спасая раненых

Капитан М. Шляпников. Не щадя жизни

Младший лейтенант Н. Коновалов. Высота с двумя дотами

Герой Советского Союза старший лейтенант П. Кулейкин. Из дневника артиллериста

Лейтенант Н. Лазарев. Как боец Якушин бил врагов минометной плитой

Капитан П. Зарубицкий. Без потерь

Младший командир И. Ситников. Пулеметчики

Красноармеец В. Ганин. Подвиг

Герой Советского Союза младший лейтенант Г. Айрепетьян. Я — командир штурмовой группы

Младший лейтенант В. Иванов. Захват двух дотов

X. Набиев. Друг «Максим»

Старший политрук Кисляк. Пожар на самолете

Н. Климин. Герой Советского Союза Иван Сиволап

Капитан Калинин. Случай на озере

Военврач 3 ранга Филипенко. На пункте медицинской помощи

Младший лейтенант Ф. Пожарский. В тылу врага

Капитан Ф. Феденко. Инженерная война

Младший командир А. Никитин. Экспедитор на фронте

Младший командир С. Тараскин. Как я спас раненого командира

Старший лейтенант А. Шварц. Боевые уроки
Борьба за острова
Герой Советского Союза генерал-полковник М. Кирпонос. 70-я ордена Ленина стрелковая дивизия

Батальонный комиссар С. Агапов. Ледовый поход

А. Андриянов, Н. Белов.По приказу командующего фронтом товарища Тимошенко

Герой Советского Союза старший лейтенант В. Москвин. Мысли о войне

Капитан В. Круглов. Через минное поле

В. Трунов. Путь свободен!

Герой Советского Союза капитан А. Краснов. Штурм острова Ханнуккалан-саари

Вл. Ставский. Молниеносный удар

Г. Днепровский. Герой-пулеметчик

Майор Андреюк. Бои за Тронгсунд и Раван-саари

Интендант 2 ранга X. Чекменев. Боевой груз

Политрук М. Отрощенко. Ночной бой

Лейтенант М. Онипко. Рейд в глубокий тыл противника

Капитан А. Гончаров. Как мы отплатили за гибель полковника Саакяна

Капитан П. Семьин. На льду

Майор К. Джахуа. Захват четырех островов

Младший лейтенант М. Ребров. Наблюдать непрерывно

Капитан П. Каверзнев. Бой на острове Еси-саари

Лейтенант Шевелев. Помогли пехоте

Младший командир П. Макаров. Связисты-лыжники

Лейтенант Д. Федоренко. Минометы на огневых позициях

Лейтенант П. Крючков. Как тракторы стали «танками»

Герой Советского Союза А. Маминов. Посыльный

Герой Советского Союза капитан В. Маричев. Третий батальон


На Выборг
Капитан А. Макаров. Разгром финской танковой группы

Герой Советского Союза капитан С. Николенко. Разгром белофинского полка

Батальонный комиссар М. Копалов. Глубокий рейд

Батальонный комиссар Ф. Зыков. Красноармеец Веселов

Герой Советского Союза И. Аляев. На станции Сяйние

А. Твардовский. Экипаж героев

Механик-водитель П. Фетисов. Бои за перекресток у мызы Хаюрю

Младший воентехник Козлов. Заправка танков в бою

Лейтенант П. Мозговой. Работа саперного батальона

Капитан Калинин. Высота с киркой

Помощник командира взвода С. Титов. Как я вынес из боя тело командира

Капитан Н. Покровский. Эпизоды боя за о. Васикко-саари

Старшина А. Попов. Бомбежка Лаппенранта

Герой Советского Союза младший лейтенант X. Ибрагимов. Батарея в боях за Вила-йоки

Герой Советского Союза младший командир П. Олейников. Береза

Интендант 3 ранга В. Острейко. «Дом отдыха» на фронте

Полковник А. Маврин. Переход тяжелой артиллерии по льду Финского залива

Политрук Дикаленко. Боевое питание

Старший лейтенант Ю. Мильграм. Боевые записи

В. Поляков. Гордые соколы

С. Сипайло. Разведка боем

Полковой комиссар С. Ковтуненко. Герой Советского Союза лейтенант С. Ячник

Лейтенант Я. Хандешин. Провокация белофиннов

Младший политрук В. Дубов. Как была взята деревня Нисалахти

Лейтенант М. Воронов. Добровольцы в боях

Майор С. Гудзюк. Батальон лыжников

Г. Демидов. Поединок снайперов

Батальонный комиссар И. Горянский. Танки у Выборгского вокзала

Военинженер 1 ранга Н. Герасимов. Штрихи

Лейтенант А. Ждан-Пушкин. С боем через водные преграды

Батальонный комиссар П. Белоусов. «Выборг объявляю советским»

Лейтенант К. Снегирев. Встреча победителей


Награжденные воинские части
Список иллюстраций

Предисловие

Война за безопасность города Ленина и северо-западных границ нашей советской Родины навсегда вошла в историю Красной Армии как героическая эпопея, отразившая в себе грозную силу, мужество и отвагу советских войск, их беззаветную преданность Народу, Партии, Сталину.

Военные действия советских войск в Финляндии, хронологически укладывающиеся в сравнительно короткий промежуток — между 30 ноября 1939 года и 13 марта 1940 года, — по своему напряжению, трудностям и массовому героизму становятся в ряд с наиболее яркими событиями в истории русского оружия. Еще со времен гражданской войны в СССР боевыми традициями Красной Армии являются высокая воинская дисциплина, готовность войск к преодолению любых трудностей и опасностей во имя великого дела Ленина — Сталина. Эти традиции не только поддерживались в отгремевших недавно боях, но укреплялись и умножались. Широкая популяризация боевых традиций Красной Армии, продолженных и обогащенных на полях сражений в Финляндии, несомненно, должна сыграть громадную воспитательную роль.

Нанося в Финляндии удар объединенным силам империализма, противопоставившего нам всю мощь современной военно-фортификационной техники, части [VI] Красной Армии извлекли из этих боев немало поучительных уроков и накопили значительный боевой опыт. Распространение и изучение опыта, приобретенного в финской кампании, несомненно, будет способствовать еще большему повышению боевой готовности войск.

Именно эти две цели — популяризацию боевых традиций и распространение боевого опыта — преследует сборник “Бои в Финляндии”, издаваемый по приказу Народного Комиссара Обороны СССР Героя и Маршала Советского Союза товарища С. К. Тимошенко.

Доблестная Красная Армия разгромила на Карельском перешейке линию Маннергейма и штурмом овладела Выборгом. Это предопределило победоносный исход войны с финской белогвардейщиной. Героической борьбе Красной Армии на Карельском перешейке и посвящается настоящий сборник. Он не претендует на последовательное научно-историческое изложение и освещение событий. Но воспоминания, из которых состоит сборник, несомненно, могут дать ценный материал для истории.

Тематика сборника разнообразна, как разнообразен и состав авторов, в который вошли представители различных родов оружия и всех военных специальностей. Однако, несмотря на то, что в сборнике приняло участие значительное число авторов, нельзя считать, что он отразил события с исчерпывающей полнотой: не всё заслуживающее внимание нашло место на страницах сборника, не описаны многие операции и бои, не рассказано о многих подвигах. Объем сборника, естественно, оказался мал для того, чтобы вместить буквально все ценное. Поэтому сборник “Бои в Финляндии” надо рассматривать лишь как начало большой литературной работы по [VII] описанию советско-финской кампании, работы, в которой почетное место должны занять бойцы, командиры и политработники Красной Армии — участники боев.

Материалы сборника “Бои в Финляндии” расположены в хронологическом порядке, по этапам войны. Но не во всех случаях этот принцип удалось выдержать, так как некоторые воспоминания охватывают не отдельные этапы и бои, а весь период войны, с начала до конца.

Сборник состоит из двух частей. Первая часть содержит разделы “Первый месяц войны” и “Подготовка штурма линии Маннергейма”, вторая часть посвящена прорыву линии Маннергейма и борьбе Красной Армии за острова и за Выборг.

В собирании и литературной обработке материалов приняли участие писатели и журналисты: И. Авраменко, В. Беляев, Р. Бершадский, М. Головин, Н. Григорьев, П. Дмитриев, Б. Емельянов, В. Заводчиков, Л. Иерихонов, Б. Лихарев, К. Левин, И. Молчанов, В. Саянов, С. Семенов, Е. Соболевский, И. Френкель, Г. Холопов, Е. Цитович, Н. Чуковский и другие.

Сборник консультировали: генерал-майор М. Минюк, бригадный комиссар К. Рябчий, майор Ф. Бородин.

Сборник организован и отредактирован комиссией в составе: М. Гуревича, Я. Литовченко, Ф. Матросова, М. Погарского, В. Ставского. А. Шаверина и А. Шуэра.



Герой Советского Союза генерал-майор инженерных войск А. Хренов
Линия Маннергейма

Финляндия с ее границами, упирающимися чуть ли не в самые стены крупнейшего советского культурного и промышленного центра — Ленинграда, рассматривалась генеральными штабами капиталистических стран как выгодный плацдарм для войны против Советского Союза. Правительства империалистических держав, поставившие себе целью при первой же возможности использовать Финляндию для военного похода против нашей социалистической Родины, в течение многих лет оказывали финской белогвардейщине самую широкую финансовую и военно-техническую помощь. На их деньги и под руководством лучших иностранных военных специалистов Финляндия подготовила мощный плацдарм, хорошо обеспечивавший сосредоточение и развертывание войск в случае антисоветской войны.

На Карельском перешейке, в нескольких десятках километров от Ленинграда, возникла линия Маннергейма с сотнями железобетонных и тысячами дерево-земляных сооружений. К самой границе Советского Союза была подтянута сеть шоссейных, грунтовых и железных дорог, имеющих исключительно стратегическое значение. Повсюду были построены железобетонные, каменные и металлические мосты через реки и узкие проливы озер, рассчитанные на переброску войск и военных грузов к нашим границам.

В то же время полоса местности на восточных границах Финляндии — от Ладожского озера до Баренцева моря — была оборудована для упорной обороны.

Прежде чем перейти к описанию системы укреплений Карельского перешейка, мы вкратце охарактеризуем систему обороны, С которой столкнулись наши части на северных направлениях.

Окопы белофиннов

В этой полосе почти не было мощных железобетонных сооружений, но сама местность, покрытая густыми девственными лесами, озерами и болотами, пересеченная холмами, горами и скалами, была столь выгодна для обороны, что даже простое ее усиление с помощью полевой фортификации давало огромные преимущества обороняющимся.

Как же была построена эта оборонительная система? Основные позиции располагались вдоль дорог, рокадных шоссе и т. п., а болота, леса и горы обеспечивали эти позиции от охвата с флангов, от ударов в тыл. Укрепления полевого типа состояли из взводных, ротных и батальонных оборонительных районов с противопехотными и противотанковыми препятствиями впереди и на флангах.

Оборонительные районы были оборудованы стрелковыми и пулеметными окопами, ходами сообщения между ними и в тыл, 1 орудийными окопами и землянками для личного состава. Покрытие землянок иногда доводилось до восьми бревенчатых накатов с земляной или каменной обсыпкой.

Все эти укрепления, как правило, были построены заблаговременно: окопы — хорошо замаскированы; наблюдательные пункты, пулеметные площадки, а иногда и ячейки (на одного стрелка или парные) — обеспечены противоосколочным покрытием.

Помимо взводных, ротных и батальонных оборонительных районов, на просеках находились отдельные огневые точки в виде перекрытой стрелковой или пулеметной ячейки на одного двух человек.

Броневой щит с козырьком


Система обороны строилась в расчете на тактику борьбы, применяемую в оперативной зоне заграждений с двумя-тремя промежуточными позициями (Лаймола, Уомас и др.). Дороги и просеки между позициями и сами позиции прикрывались заграждениями всех типов: рвами, проволокой, завалами, минными полями.

На таких позициях доты встречались редко, и то лишь в виде отдельных полукапониров, прикрывавших подступы к мосту или узлу дорог. Однако на реке Янис-йоки (между озерами Янис-ярви и Ладожским) располагалась целая система укреплений долговременного характера. Эта позиция была оборудована пулеметными и орудийными дотами на западном берегу реки и мощными завалами на ее восточном берегу. Здесь также тянулись электризованные проволочные препятствия, ток в которые поступал от высоковольтной сети промышленного значения.

Таким образом, вся линия восточной границы Финляндии состояла из труднодоступных оборонительных рубежей. Но несравненно более мощными были укрепления Карельского перешейка, который превратился, по мнению финского командования и иностранных военных специалистов, в неуязвимую и неприступную крепость.

Проволочные сети


На Карельском перешейке была оборудована широкая и глубокая оперативная зона заграждений, состоявшая из укрепленных позиций с линиями заграждений и препятствий. За этой зоной следовала главная оборонительная полоса — линия Маннергейма. Далее, в трех-пяти километрах от нее, тянулась вторая оборонительная полоса (или полоса тактических резервов) За второй оборонительной полосой находились выборгские укрепленные позиции из трех линий. Чтобы прикрыть вход в Выборгский залив и обеспечить правый фланг линии Маннергейма, белофинны укрепили берега и острова залива долговременными и дерево-земляными сооружениями, а льды залива были минированы и заграждены.

1. Оперативная зона заграждений

Карельский перешеек представляет собой резко пересеченную местность. Равнинные участки довольно редки. Скалы, холмы, котловины, болота, озера, леса покрывают почти весь перешеек.

Болота, скалы с крутыми и труднодоступными склонами, заросли и лесные чащи, озера с необычайно изрезанной береговой линией, — все эти природные условия Карельского перешейка значительно затрудняли движение и маневрирование крупных войсковых соединений и создавали препятствия для наступления на широком фронте.


Надолбы
К этому нужно добавить, что глубокий снежный покров, доходивший в зиму 1939/40 г. до одного метра, и морозы в 40 градусов снижали маршевую способность войск.

Географические особенности Карельского перешейка финны использовали, начиная с оперативной зоны заграждений. Финское командование вообще возлагало на эту зону большие надежды. Зная о могуществе Красной Армии и ее боевой технике и в то же время не располагая достаточной военной техникой, финское командование строило свои военные планы в расчете на поддержку империалистических друзей и вдохновителей. Оно надеялось измотать и расстроить части Красной Армии в оперативной зоне заграждений еще до подхода их к главной оборонительной полосе, с тем чтобы по прибытии экспедиционных армий империалистических держав нанести решительный удар советским войскам и сделать ареной борьбы советскую территорию.

Дальнейший ход событий расстроил фантастические планы финской военщины.


На заднем плане дзот двухпулеметного типа


Оперативная зона заграждений начиналась от линии бывшей государственной границы. Она была оборудована несколькими полосами заграждений и целой системой опорных пунктов для их огневого прикрытия. Силу этой системы характеризуют следующие цифры: в опорных пунктах частями Красной Армии с боем захвачено 12 долговременных (с одной амбразурой) огневых точек, 845 дерево-земляных огневых точек и 400 дерево-земляных убежищ.

Насыщенность заграждениями одного квадратного километра местности выражалась в следующем: 0,5 километра проволочных заграждений, 0,5 километра лесных завалов, 0,9 километра минных полей, 0,01 километра эскарпов, 0,02 километра надолб, 0,03 штуки взорванных мостов.



Дзот, разрушенный 152-миллиметровым снарядом


В полосе заграждений противник заблаговременно подготовил к уничтожению все мосты, к порче — все грунтовые и шоссейные дороги, железнодорожный путь, станционные сооружения и т. п.

Основным принципом финнов в постройке полос заграждений было сочетание мощности препятствий с их массовостью.

Большие воронки на дорогах были глубиной в 7 — 10 метров, диаметром в 15 — 20 метров. В них закладывали по 200 килограммов взрывчатого вещества. Лесные завалы доходили до 75 — 250 метров по глубине. На один погонный километр дороги ставилось в среднем 200 противотанковых мин. Эскарпы и рвы были непреодолимы для средних танков. Железобетонные и гранитные надолбы зарывались в землю на глубину 0,5 — 0,7 метра.

Части Красной Армии переходят реку Сестру


Вся система организации и оборудования оперативной зоны заграждений была рассчитана на то, чтобы задержать Красную Армию в ее движении на Выборг. Однако 40 километров этой зоны были преодолены нашими войсками за 5 — 10 дней, после чего части действующей армии подошли к главной оборонительной полосе.

2. Основная оборонительная полоса

Линия Маннергейма, представлявшая собой главную, или основную, оборонительную полосу противника, состояла из 22 узлов сопротивления. Она проходила по следующему рубежу: от берега Ладожского озера, по реке Тайпален-йоки, водной системе Вуокси, далее по междуозерному дефиле на Муолаа, станцию Лейпясуо, высоту 65,5, Сумма, Кархула, Няюкки, Муурила, Койвисто.

Кроме узлов сопротивления, на главной оборонительной полосе имелись также и небольшие отдельные опорные пункты, как, например, на высоте 38,2.

Основу обороны составляли: опорные пункты с тщательно продуманной системой флангового, косоприцельного и фронтального огня; развитая сеть противопехотных и противотанковых заграждений по переднему краю и в глубине с огневым обеспечением подступов.

Узлы сопротивления и промежуточные опорные пункты занимали тактически выгодные рубежи, междуболотные и междуозерные дефиле.

Узел сопротивления оборонялся одним-двумя стрелковыми батальонами, усиленными артиллерией. По фронту узел занимал 3 — 4,5 километра и в глубину 1,5 — 2 километра. Он состоял из 4 — 6 опорных пунктов, каждый опорный пункт имел по 3 — 5 долговременных огневых точек, преимущественно пулеметно-артиллерийских, составлявших скелет обороны.

Каждое долговременное сооружение было окружено траншеями, которые заполняли также промежутки между узлами сопротивления. Окопы в большинстве случаев состояли из хода сообщения с вынесенными вперед пулеметными гнездами и стрелковыми ячейками на одного-трех стрелков.

Стрелковые ячейки были прикрыты броневыми щитами с козырьками и амбразурами для стрельбы. Это обеспечивало голову стрелка от шрапнельного огня.

В каждой ячейке, в передней или боковой крутости, имелась небольшая ниша таких размеров, что туда мог залезть стрелок в согнутом положении. Финны отсиживались в этих нишах при артиллерийском обстреле. Здесь же в ячейках стояли зажигательные бутылки против танков и связки ручных гранат. Броневой щит со стороны наступающих маскировался естественным способом — снеговым покровом. Иногда поверх щитов укладывались бревна, что улучшало маскировку, прикрывая выемку в бруствере.

В системе траншей, как правило, никаких убежищ или блиндажей не было, весь гарнизон полевого заполнения узла укрывался, по-видимому, в убежищах долговременных сооружений. Траншеи в узлах сопротивления были отрыты заблаговременно. От наблюдения с воздуха они, за небольшим исключением, не были замаскированы. Проволочные заграждения фланкировались огнем из дотов.

Основными типами противопехотных препятствий были проволочные сети и мины. На разрушенных участках финны устанавливали рогатки, которые в конструктивном отношении несколько отличались от наших рогаток или спирали Бруно. Эти противопехотные препятствия дополнялись противотанковыми. Надолбы обычно ставились в четыре ряда, на два метра один от другого, в шахматном порядке. Ряды камней иногда усиливались проволочными заграждениями, а в других случаях — рвами и эскарпами.

Таким образом, противотанковые препятствия превращались одновременно и в противопехотные.

Наиболее мощные препятствия были на высоте 65,5 у дота № 006 и на Хотинене у дотов № 45, 35 и 40, которые являлись основными в системе обороны Междуболотного и Суммского узлов сопротивления. У дота № 006 проволочная сеть доходила до 45 рядов, из которых первые 42 ряда были на металлических кольях высотой в 60 сантиметров, заделанных в бетон. Надолбы в этом месте имели 12 рядов камней и были расположены посреди проволоки. Чтобы подорвать надолбу, надо было пройти 18 рядов проволоки под трех-четырехслойным огнем и в 100 — 150 метрах от переднего края обороны противника.

Дзоты в пределах узлов сопротивления отличались разнообразием конструкций.

Сооружение на один пулемет с покрытием состояло из четырех рядов бревен, двух слоев камней и земляной обсыпки.

В сооружении двухпулеметного типа на уровне со столом пулемета устраивались земляные полки, на которых иногда находились тюфяки. Значит, финны здесь же и ночевали. Но преимущественно эти полки служили для патронов.

Особенностью всех дзотов являлась настолько глубокая амбразура, что дуло автоматического оружия находилось примерно в середине ее. Это не позволяло видеть вспышку, искажало звук, маскируя его направление, и таким образом затрудняло определение цели по звуку.

Второй особенностью дзотов была незначительная их высота над горизонтом и хорошая маскировка. Поэтому часть их так и осталась невыявленной и неразрушенной. На многих дзотах были не воткнутые, а живые деревья высотой в 3 — 4 метра, что указывает на большую давность сооружений. При наземном наблюдении такие дзоты выглядели обыкновенными низкими холмиками.

Дзоты описанных типов разрушались даже от одного прямого попадания 152-миллиметрового снаряда, а именно из орудий такого калибра в основном и велся обстрел узлов сопротивления.

В некоторых случаях промежуточную местность между дзотами и дотами занимали жилые постройки. Они обычно находились на окраине населенного пункта и были сложены из гранита, причем толщина стен доходила до 1 метра и более. Такие дома финны при надобности превращали в оборонительные укрепления.

Полевое заполнение узла дополняло огневую мощь и повышало сопротивляемость оборонительного участка.

Насыщение огневыми точками наиболее мощного Хотиненского (Суммского) узла обороны достигало: на 1 квадратный километр 5 долговременных и 10 дерево-земляных огневых точек; на 1 погонный километр — 2 долговременных и 5 дерево-земляных огневых точек.

Что же представляли собою доты?

Железобетонные сооружения были двух сроков постройки: 1929—1937 гг. и 1938—1939 гг.

Сооружения первого периода — обычно небольшие, одноэтажные доты на 1 — 3 пулемета без убежища для гарнизона и почти без всякого внутреннего оборудования. Впоследствии многие из этих сооружений были модернизированы путем утолщения бетона, укладки бетонных и каменных тюфяков и установки броневых плит на амбразурах.

Сооружения второго периода, называемые финнами “Миллионные”, представляли собой большие современные доты на 4 — 6 амбразур, из которых одна-две орудийных, преимущественно фланкирующего действия. Такой дот имел полное внутреннее оборудование. Обычно в нем находилась также железобетонная казарма на 40 — 100 человек — не только для личного состава дота, но и для гарнизона окружавших его полевых построек.

Над каждым сооружением второго периода имелись заделанные в железобетон 2 — 3 бронеколпака (башни) с круговым обзором.

Общая планировка дотов такова: боевые казематы на 2 — 3 амбразуры, помещение для боеприпасов, коридоры со спусками в казарму, машинное помещение, офицерская комната, помещение для продовольствия, кухня, уборная, тупиковый или сквозниковый вход с броневыми дверями и лаз в бронекупол.

Сопротивляемость дотов, при толщине стен и покрытия до 1,5 — 2 метров железобетона, была рассчитана против 203-миллиметровых снарядов. На важнейших направлениях стояли железобетонные сооружения с броневыми лицевыми стенками толщиной до 75 сантиметров, рассчитанными на ту же сопротивляемость.

Над центральной частью этих сооружений, которая обычно являлась казармой и одновременно подземным ходом сообщения между боевыми казематами, лежала “подушка” из земли в 2 — 4 метра с одной-двумя прослойками гранитных валунов. Эта “подушка” вызывала преждевременный разрыв снарядов, увеличивая живучесть сооружения.

Слабые стороны финских долговременных сооружений таковы: неполноценное качество бетона у построек первого срока, перенасыщение бетона гибкой арматурой, отсутствие у построек первого срока жесткого армирования.

Сильные же качества дотов заключались в большом количестве огневых амбразур, простреливавших ближние и непосредственные подступы и фланкировавшие подступы к соседним железобетонным точкам, а также в тактически правильном расположении сооружений на местности, в тщательной их маскировке, в насыщенном заполнении промежутков.

Полевое заполнение узлов состояло: из дерево-земляных огневых построек на 1 — 3 пулемета, рассчитанных на сопротивление 122- и 152-миллиметровым снарядам; открытых пулеметных гнезд и стрелковых окопов; снайперских ячеек со специальной сигнализацией; сети траншей для маневра живой силой и огнем; заслонов и огневых построек для противотанковых пушек; различных заграждений.

О мощи основной оборонительной полосы на Карельском перешейке говорят следующие цифры: 194 железобетонных сооружения и 805 дерево-каменно-земляных огневых точек захвачены Красной Армией в боях на линии Маннергейма.

3. Вторая оборонительная полоса, или полоса тактических резервов

Эта полоса начиналась в 3 — 5 километрах от основной оборонительной полосы и соединялась с ней отсечными позициями: Лейпясуоской, Суммско-Харьюмякской, Няюкки-Сурярвинской.

В полосе тактических резервов находились 39 долговременных огневых сооружений и 178 дерево-земляных построек. Она была оборудована по тем же принципам, что и основная оборонительная полоса, но с меньшим развитием полевого заполнения.

В лесах и оврагах были расположены склады боеприпасов, землянки и убежища, в которых размещались тактические резервы линии Маннергейма. В районе Вяйсянен были обнаружены даже железобетонные казармы, правда, недостроенные.

Отсеки между главной оборонительной полосой и полосой тактических резервов были созданы на болотных рубежах, не проходимых для танков.

Вся полоса местности между главной оборонительной полосой и Выборгской тыловой позицией была хорошо оборудована и обеспечена лесными позиционными дорогами для тактического маневра частей обороны.

4. Выборгская тыловая позиция

Эта позиция состояла из узлов сопротивления: Сурперского, Алосяйниеского, Илясяйниеского, Нятяльского. Она находилась в 12 километрах от основной оборонительной полосы и имела 18 железобетонных сооружений и 77 дерево-земляных.

Перед тыловой оборонительной полосой имелось до шести промежуточных линий обороны с развитой системой заграждений и разрушений.

5. Выборгская позиция прикрытия

На подступах к городу Выборгу со стороны юго-востока, юг” и юго-запада была оборудована Выборгская позиция прикрытия. Она имела два рубежа обороны. На первом рубеже были 16 долговременных и 31 дерево-земляная огневые точки.

Самый город Выборг с его окраинами представлял прочный узел сопротивления с 29 пулеметными блиндажами, развитой системой заграждений (особенно минных и фугасных полей), с большим количеством убежищ.

Первый рубеж представлял собой заблаговременно построенную укрепленную позицию. Он включал в себя опорные пункты: Корьяла, высота “Восьмерка”, общественный дом, кладбище севернее ипподрома, Киройля, Ояла, Кангхсранта и Каремяки. В промежутке между опорными пунктами находилось полевое заполнение.

Насыпь окружной железной дороги использовалась как линия боевого охранения и была оборудована легкими крытыми пулеметными и стрелковыми ячейками.

Уступное расположение опорных пунктов и открытая местность впереди позволяли вести действительный огонь на предельную дальность.

За многочисленными камнями и развалинами зданий имели возможность укрыто располагаться автоматчики и минометчики. Хорошее наблюдение позволяло вести прицельный минометный огонь.

Основным противотанковым препятствием явились четырехрядные каменные надолбы (на дорогах — до трех полос). В незначительном количестве встречались эскарпы и контрэскарпы. Проволочные препятствия в один-три кола тянулись по всему обводу в комбинации с минными полями.

Минирование подступов к первому рубежу, а также всего городского участка до второго рубежа было проведено в широком масштабе. Применялись металлические мины наступного действия всех типов, деревянные, ползунковые, “сюрпризы” и снаряды с упрощенным взрывателем. Установка производилась комбинированная.

Фугасы наступного действия соединялись с “сюрпризами”. Все мосты были подорваны, а места возможных объездов усиленно заминированы.

Вторая (внутренняя) оборонительная полоса проходила через центр города и представляла собой ряд позиций, соединенных огневыми точками, в развалинах и зданиях, приспособленных к обороне: общественный дом, тюрьма, городские кварталы у станции, больница и др. Основными сооружениями были одиночные ячейки и крытые картонными “тюфяками” пулеметные гнезда, приспособленные к обороне дома. Живая сила располагалась в подвалах домов, в бывших складах, на валах старой крепости. Для обеспечения обзора и обстрела всю юго-восточную часть города финны сожгли и разрушили. Вся эта часть города была сплошь заминирована. Противотанковым препятствием на открытых участках явилась баррикада, сделанная из мебели, дров и других подручных материалов. На дорогах и в местах, где стояли противотанковые орудия, баррикады были сделаны из тюков картона.

Чтобы обезопасить себя от охвата с северо-востока, финны организовали систему большого затопления местности водами Саймаанского канала.

Саймаанский канал построен в 1844 — 1859 гг. и перестроен в 1934 — 1939 гг. Вместо 28 узких шлюзов при перестройке создано было 12 широких. Канал начинается от губы Лаурин-сала, в южной части озера Саймоло, и через губу Суоменведен-похья выходит в Финский залив. Длина канала 59,3 километра. Полная разница уровней между озером Саймаа и Финским заливом 75,9 метра.

Для наводнения и большого затопления восточной и юго-восточной части местности от системы Саймаанского канала белофинны построили водоподпорную глухую плотину в горле Суоменведенпохья, что южнее Юустила.

Эта плотина была рассчитана на два случая последовательного наводнения и затопления местности. В первом случае воды канала, удержанные плотиной, поднимают уровень и через рукава озера Лепелен-ярви прорываются в озеро Кярстилен-ярви, наводняют долину реки Перон-йоки и затопляют местность на высоту до 2,5 метра от отметки 1,3, т. е. до отметки 3,8 метра. Во втором случае, после затопления участка местности водоподпорная плотина взрывается, и вся масса вод канала устремляется сильным потоком в Суоменведенпохья, ломает лед, затопляет низменность и часть Выборга. Затопление Выборга было бы значительным, если бы противник закрыл проливы Суоменведенпохья перемычками. Уровень воды поднялся бы тогда до 2,5 метра.

Затопление восточной и юго-восточной части местности от Выборга финны начали в конце февраля. Вода разлилась примерно на 30 километров в длину и около 6 километров в ширину. Район затопления приближался к Выборгу местами на 5 километров.

6. Островные и береговые укрепления

Старая крепость Тронгсунд и острова Выборгского залива были также оборудованы противником как узлы сопротивления. Белофинны построили здесь 77 долговременных и 90 дерево-земляных огневых точек.

Все дороги и подступы к огневым постройкам были минированы. Только на двух островных и береговых узлах сопротивления (Тронгсунд и остров Раван-саари) обнаружено и обезврежено нашими саперами 5 500 мин и различных фугасов.

Мелкие и промежуточные острова, несмотря на слабое их оборудование в инженерном отношении, уже вследствие природных условий (леса, глубокий снег и т. п.) представляла собой серьезные препятствия для наступления наших частей.

Так выглядел Карельский перешеек — мощный плацдарм, подготовленный Финляндией в союзе с крупнейшими империалистическими державами для нападения на Советский Союз. Враги нашей Родины противопоставили нам передовую фортификационную технику в сочетании с географическими и топографическими особенностями Карельского перешейка, одного из самых труднодоступных уголков земного шара. Старший инструктор бельгийской “линии Мажино” генерал Баду, работавший техническим советником Маннергейма, писал:

“Нигде в мире природные условия не были так благоприятны для постройки укрепленных линий, как в Карелии. На этом узком месте между двумя водными пространствами — Ладожским озером и Финским заливом — имеются непроходимые леса и громадные скалы.

Из дерева и гранита, а где нужно — и из бетона, построена знаменитая линия Маннергейма. Величайшую крепость линии Маннергейма придают сделанные в граните противотанковые препятствия. Даже двадцатипятитонные танки не могут их преодолеть. В граните финны при помощи взрывов оборудовали пулеметные и орудийные гнезда, которым не страшны самые сильные бомбы. Там, где не хватало гранита, финны не пожалели бетона”.

Так говорили те, кто создавал линию Маннергейма. Но большевики говорят иначе; большевики говорят словами своего мудрого вождя, словами великого Сталина: “Нет таких крепостей, которых большевики не могли бы взять”.

Армию большевиков — Красную Армию, выполняющую приказ партии и правительства, приказ любимой Родины, не смогли остановить на ее победном пути могучие укрепления линии Маннергейма.

Прорыв такой укрепленной линии — дело новое в военном искусстве. В этой области еще не существовало опыта. Не существовало практического решения этой сложнейшей задачи.

Впервые в военной истории эту задачу решила Красная Армия. Советские войска на Карельском перешейке в жестоких боях с врагом захватили 356 железобетонных сооружений и 2 425 дерево-земляных огневых точек, вооруженных 2 204 пулеметами и 273 артиллерийскими орудиями. На развалинах этих укреплений, на руинах знаменитой линии Маннергейма, считавшейся неприступной и неуязвимой, были разгромлены финские войска.

Красная Армия с честью выполнила свою историческую задачу по обеспечению безопасности города Ленина и северо-западных границ нашей Родины: плацдарм для войны против Советского Союза, подготавливавшийся в течение двух десятилетий на Карельском перешейке, был разрушен и перестал существовать.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет