Сборник Константина Рассадина «Вечерняя тишь»



жүктеу 1.55 Mb.
бет1/11
Дата06.07.2018
өлшемі1.55 Mb.
түріСборник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Поэтический сборник Константина Рассадина «Вечерняя тишь» можно условно считать очередным томом новых произведений поэта. Читателю будет интересно и познавательно познакомиться с новыми стихами автора из Тольятти, раннее не вошедшими ни одно книжное издание, за исключением журнальных публикаций.

Также хочется проинформировать любителей поэзии, что стихи Константина Рассадина представлены во всероссийской антологии «Русская поэзия 21 века»: он один из четырёхсот авторов поэтического пространства России.

Константин РАССАДИН




ВЕЧЕРНЯЯ

ТИШЬ
Стихи

2013 год.




Как сходилися, собиралися

Звери, птицы и гады ползучие

В деревеньку, живущую в тайности,

Где репьи да крапивы колючие.
Собирались варяги нездешние

Лютым скопом в земной бесконечности:

Карлы разные, ведьмы да лешие

И другие паскудные нечисти.
И, конечно, людишки нагрянули –

Любопытные, государевы,

И пошли по дворам, окаянные,

Пирогов поотведать и варева.
По деревне шесть дён они шастали…

На седьмой уж вконец обезжалились:

Злые-злые зверюги клыкастые

Подпалили деревню пожарищем.
А, казалось, хотелось весёлого:

Поглядеть из забрала открытого

На поэта новорожденного

И в России пока не убитого…

-5-



ПРЕДЗИМЬЕ


КОЛЬЧУГА
В разгар метельной заварушки

Встаёт пред матушкой вопрос,

Что нужно после постирушки

Cнести бельишко на мороз.

Чтоб разом все хворобы выветрить

Студёным вихрем из него,

А может этим просто выверить

Надежду вновь на волшебство.


Платочком матушка обвяжется –

И за порог себя студить,

И псу дворовому прикажется

Сыночка лаем не будить.

Но, пробудившись тотчас, с маху

Вступлю в заснеженную Русь

И в задубевшую рубаху

Душой и телом облачусь.

Накину я на плечи вьюгу…

Кровь с молоком! – красив, удал…


Так пращур в хладную кольчугу

Пред боем жарким залезал.


-7-

НАБЕГ
Раздобыв по случаю шишак

И с мечом булатным опояску,

Выйду я дозором на большак

Сторожить дорожную развязку.


В сердце мне тревогу намело,

Чует сердце ворога и вора:

Ведь пути в отечество моё

Не должны остаться без призора!


Погляжу на Русь из-под руки…

В небе ходит ястребок кругами,

И со мною рядом мужики

Будят степь тревожными шагами.


То-то даль ковылется опять,

То-то было много в зиму снега…

Непременно надо ожидать

На державу лютого набега.


Рыщет иноземец по векам –

Огнем Русь пытает и железом.

Надо сдюжить русским мужикам –

Моим братьям тихим и болезным.


Вот, что мыслю, вглядываясь в даль,

От беды кромешной холодея:

Ждёт державу чёрная печаль…

И лихие козни лиходеев.


-8-
* * *


В лесу-бору, на росных луговинах

Гудут поводья ратника в горсти:

- Сбирайся, Русь!

Пора Иуд к осинам –

Христопродавцев мерзостных свести!
Клич восстаёт

над русским житом-полем,

Над тихой водью, спрятанной в туман, -

По всей Руси, по всем её привольям…

Иначе выжить невозможно нам.

-9-
ДРУГАЯ РЕКА


Конечно, не Калка – другая река,

Но русское сердце и эта остудит,

И утром стреноженного мужика

На подвиг великий разбудит.


И путы сорву я с натруженных ног,

И в утре встревоженной тенью

Я поиски старых армейских сапог

В хозяйстве мужицком затею.

А, может, найдётся и меч-кладенец,

На свист прибежит кобылица…

Ну что же ты, ратник, готов, наконец,

За землю родимую биться?!


Несметные рати ведёт Даниил

На жгучие стрелы монголов.

Жена проворчала: «А ты б не ходил…

Хватает ведь ратных посолов».

Сурово и зло посмотрю на жену

В сиреневом ласковом платье:

Вот так, втихоря, и проспали страну,

Похлёбку хлебаючи лаптем.

Конечно, я в чём-то умишком не зряч:

Немногое ведомо смердам…

Продал иноземцам державу Горбач,

А Ельцин и родину следом…


Заря распростёрла златые крыла.

Булаты звенят на кровавой равнине.

Лишь только кольчужка была б не мала,

Как в той позабытой былине…


-10-
КУЛИКОВО ПОЛЕ
Красный день сентябрьский на палитре –

Поле за Непрядвою-рекой.

И опять пригрезился мне Дмитрий,

Вписанный в скрижали как Донской.

С неба сокол – боевая птица –

Камнем упадёт Руси на грудь.

Значит, снова надо росам биться

За свою поруганную Русь.


С дерзкой думой, в сердце наболевшей,

Я стою у пращурских могил.

Святый Отче Сергий Радонежский

И меня на бой благословил.

У коня поводья не ослаблю –

Я в доспехи ратника одет.

Слева от меня монах Ослабля,

А по праву руку Пересвет.


Золотой сентябрь. Число восьмое.

Двадцать первый беспокойный век.

В поднебесном храме – богомолье.

В поле ратник – русский человек.

Не под Тулой Куликово поле

И не под брусчаткою Москвы…

Огляжу российское приволье:

Поле Куликово – это мы.

-11-
ОСЕНЬ
Гаснет свеча. Чёрный дождь за стеною.

Жалобно ставень скрипит.

Что сотворили опять со страною?!

Сердце болит и болит.


Вновь потонула в тумане-обмане,

В хляби пустой борозды…

Были мы – росы, теперь – россияне

Той же проклятой нужды.


Каждый теперь в олигархах и в ворах…

Выйду под звёздный простор:

Будто и там на межзвёздных просторах

Мрачная смута – российский раздор.

-12-
* * *

Путинское времечко в ржавенькое стремечко,

Растудыт, аллюром!.. Нам ли горевать?

Ворон глаз не выклюет –

вдарит прямо в темечко,-

Собирай, Россеюшка, рекрутскую рать.


Русь моя овражная распластала зарево -

На крови - на кровушке росы-янтари.

Ордена посмертные государем дарены:

Не робей, парнишечка: дали - так бери!..


Росы нас оплачут. Ветры похоронят.

Вороны - на поле. В небе - журавли.

За царя!.. За веру!.. И за всех на троне!..

Растудыт, аллюром! - басурман руби.


Помереть нестрашно за Россию-матушку-

Любо под Распятием человеку жить.

А казак родится – поцелуем пяточку…

И опять поскачем головы сложить.


Путинское времечко в ржавенькое стремечко,

Растудыт, аллюром!.. Нам ли горевать?

Ворон глаз не выклюет –

вдарит прямо в темечко,-

Собирай, Россеюшка, рекрутскую рать.
-13-

ПОСЛЕ БИТВЫ
То чертяки кажут в окна рожицы,

То за дверью затаится тать…

Но хозяйке надобно, как можется,

Ноченьки-денёчки доживать.


Суетится в доме старушенция –

Всякий день в заботах, как в бою.

Чистыми укроет полотенцами

Выпечку духмяную свою.


Не понять нам слабыми умишками –

За собой не видим мы ни зги,

К мертвецам родным давно привыкшая,

Им печёт старуха пироги.

-14-
МУЖИЦКОЕ ВОЙСКО
На русской землице болотины-топи –

Не держит державу прогнившая гать.

И дума такая и время торопит:

Мужицкое войско пора собирать.


Степан Тимофеич! Ну где ты, дружище?

Ты только откликнись, а мы уж придём.

Неужто всё прахом… и век пепелищем

Там, где моя доля, и жёнка, и дом?


Неужто утопят щенком бессловесным

В болотине мрачной опять мужика?

Я шёл к своей правде и полем, и лесом,

И адом, и раем… и выжил пока…


Затем и не сгинул, чтоб ты, Тимофеич,

На вольную службу сосватал меня.

И если ты барам расправу затеешь,

То туточки с вилами рядышком я.


Пойдём на Москву и на прочие грады.

И гатью нам будут в степи ковыли.

Мы этим «чубайсам» устроим досаду

На дыбе, на плахе, на кольях земли.

-15-


ЧУДСКОЕ ОЗЕРО
Не крутит крылья мельница –

Был скуден урожай.

Заря в загривок вцепится:

- А ну, мужик, вставай!

Иду – твоя попутчица:

Вокруг землица-мать…

Тебе ль бездельем мучиться

Да с бабой воевать?

По раннему по холоду,

И кряжист, и могуч,

Вплети в кудряву бороду

От солнца первый луч.

Шагай в весенней роздыми

В кольчужечке до пят:

На славном Чудском озере

Браты твои стоят.

Рази тевтонских рыцарей –

Топи их в омутах,

Чтоб никогда не рыпались

На Русь идти в крестах.

Громи их с Божьей Матерью

Своим мечом-крестом…

А с местным супостатиком

Расправимся потом…


Духмяная, навозная,

С полоской сжатой ржи,

Лежит землица слёзная,

Идёт по ней мужик.


-16-

ПРОПАЩАЯ ДУША
Скоро осень лиственную алость

Вытопчет дождями, не спеша.

Понапрасну чуда дожидалась

Тихая пропащая душа.

В этих гиблых сумерках тревоги

Мир распахнут в мрачное окно.

Средь теней, бредущих по дороге,

Никого увидеть не дано.


Расплодилась мразь по всей державе –

Душами живыми торгаши.

И теперь никто уже не в праве

Даже падшей требовать души.


Жутко жить с душой своей пропащей…

Как с ней быть? Ответить не берусь.

Я смотрю в окно на мир смердящий,

На мою поруганную Русь.

И молю: душа, вернись в моё безверье

Лишь с тобой смогу себе вернуть

Это небо, поле и деревья,

И мою пожизненную суть.

-17-

* * *
Кто-то всё же судьбу мою вычернил

В мрачноватые злые тона:

До последней кровиночки вычерпал

Моё сердце – до самого дна…
И лежит оно, омертвелое,

С хламом выброшено за порог –

Только с виду живое и целое –

Камнем с вороном средь дорог.


Я на камне не вижу подсказки:

Куда можно добраться живым,

Потому что оно не из сказки,

А из жизни, что лично творим.


Из привычного злого обмана –

Бессердечья, несущего бред…

Вот и ноет открытая рана,

Что дороги идущему нет.

-18-

* * *
Всосалась мысль, как пагубное зелье,

В умы и души рабские людей,

Что если в жизни есть ещё веселье,

Вершит его убивец-лиходей.
Тот самый, о котором написали,

Что он старуху тюкнул топором...

Злодея извели под небесами…

И поделом - злодею, поделом!


Закон един: живи в миру смиренно –

Во благости тяни свой рабский век,

Молись на власть коленопреклоненно,

И будешь ты хороший человек.


А не убивец-тать без имени и роду -

В стране рабов бунтарь не ко двору.

Но кто-то ищет и зовёт Свободу,

И призывает падших к топору.


-19-


* * *
И вышел мужик из запоя:

Прищуренным глазом глядит

Куда-то неведомо в поле,

О доле счастливой галдит.

Разбил он гранёную рюмку,

Летит в заревые края:

Судьбу - в подорожную сумку,

А сам - на лихого коня.

Вот выехал он к перепутью

И смотрит на камень-гранит:

На камне погибельной сутью

Чеканная надпись горит.

Такой безнадёгою веет,

От тихих кустов повилик…

Три слова на камне мертвеет:

«Покоится с миром мужик».

И каркает ворон носатый,

Пищит подземельная мышь:

- Конечно, погост небогатый,

Но славно ты, парень, лежишь!

- Какой еще парень?

- Да ты же.

Такие вот вышли дела:

И трезвый, и огненно-рыжий,

Каким тебя Русь родила.
Сердитым мужик воротился

В хозяйство своё - ко двору.

Промолвил жене:

- Нагостился!

А то ведь и вправду помру.
-20-

ЖИЗНЬ - ЖИТУХА
«Снова пьют здесь,

дерутся и плачут»…

Ах, какая кровавая слизнь!

А иначе сказать: это значит –

Продолжается русская жизнь.
Значит, родина будет любима,

И жена будет мужу верна…

В задушевном порыве интима

И звезда надо мной негасима,

И сирень-духовень у окна.
Хорошо на Руси – всё в порядке:

Пьют, дерутся друзья-кореша…

Эй, брательник, ударь по сопатке!

Что-то ноне не плачет душа.


-21-


САРАТОВСКИЙ ТРАМВАЙ

Повесть в стихах

ПРОЩАНИЕ
Мы сегодня друга провожаем,

Так сказать, в его последний путь.

Век такой! Покончено с трамваем –

Значит, нашу юность не вернуть.

Жаль его, как будто человека,

Никому, казалось, не мешал…

Бегал по Саратову полвека

С Соколовой горки на причал.

И стоял у порта он подолгу

Среди пароходных мачт и труб:

Будто плыл он в утреннюю Волгу,

Как и я Поволжья однолюб.


Я ему безмерно благодарен:

Погремушкой детскою звеня,

К этим русским

сокровенным далям

Пацаном доставил он меня…

А теперь покончено с трамваем –

Отгремел навек и отзвенел.

Мы его в кафешке поминаем,

Доконал трудягу беспредел.
Сохраню прощальную минуту:

Пусть моя скорбящая душа

По всему трамвайному маршруту

В памяти проедет не спеша.


-23-
УЛИЦА МИЧУРИНА


Есть такая улочка в Саратове —

С тихим пухом душных тополят,

А ещё с лихими самокатами

Самых смелых в мире пацанят.

Там во власти солнечного плена

К окнам жмётся дикий виноград.

Старики на ней живут степенно:

Каждый, как профессор, бородат.

Вышивок и кружев мастерицы,

Бабки внукам сказки говорят.

И России серенькие птицы

Воровству не учат воробьят.

Девушки с коричневым загаром

Дышат зноем с головы до пят

Так, что ухажерам дерзким самым,

Словно кораблям, пристать велят…


Но не ради детства самокатного

И призывной красоты девчат

По особой улочке Саратова

Мои ноги вечером пылят.

По житейской и простой причине

По-сыновьи улочку люблю:

Здесь, в её глубинной сердцевине,

Навещаю матушку свою.

-24-

УЛИЦА СВИНЦОВАЯ
На улице Свинцовой -

На улице грачей -

Стучат опять подковы

Гривастых тягачей.

Подковами прокована,

В пыли проторена -

Знакомая, знакомая

Дорога у окна.


И мне чуть-чуть поверится,

Что выпал день такой,

В котором пахнет клевером

И скошенной травой.

Тропиночками теми же

Пройдусь - не мудрено...

И принесу я с Терешки

Полнёхонько ведро, -

По самой пыльной улице,

Прохожего тесня...

И кликну Ильёй Муромцем

Былинного коня.


Красавец конь! Но с норовом -

Весь выкрашен огнём,

Но очень, братцы, здорово

Проехаться на нём!

Минуты счастья краткие...

И хоть боюсь слегка -

Стучу отважно пятками

В упругие бока…

-25-

На улице Свинцовой -



На улице грачей -

Стучат опять подковы

Гривастых тягачей.

И в этой кавалькаде -

Конь, меченый клеймом,

С телегою не ладит

Весь выкрашен огнём.

Слезит глазами карими -

Я знаю почему,

Как вместе воевали мы,

Запомнилось ему.

-26-
ОСТАНОВКА «НАБЕРЕЖНАЯ»


Ангелы и те на небесах

В белые наряжены накидки,

Едем на трамвае мы в трусах,

И совсем не ангелы с открытки.

Совершаем утренний вояж,

Шумный и болтливый без умолку.

Едем мы с девчонками на пляж –

На свою любимейшую Волгу.

И пока нам ветерок попутный

Верный курс прокладывает в рай,

Мы трамвай меняем сухопутный

На речной прогулочный трамвай.


Катерок с забавным носом острым –

За кармою пенный водопад.

Впереди таинственный тот остров,

Где пираты золото хранят.

Это вам совсем не «трали-вали» -

Сказочки, которым грош цена.

Помнится, деды еще копали

В оные, как чудо, времена…

Шантрапа бесштанная - с мечтою,

Что и мы в богатстве заживём…

Ах, была б корона золотою,

Можно быть и голым королём!


Дети безгреховного зачатья,

Мы в мечтах ничем не стеснены …

Завтра в брюки влезут пацаны,

А девчонок замуруют в платья.

-27-
УЛИЦА ТЕАТРАЛЬНАЯ
Эту девочку с плачущей скрипкой,

Со слезами зарёванных глаз

Обучали музыке хлипкой

Не от мира сего, не для нас.


Пацаны хипповали в подъезде -

Признавали лишь только «битлов».

А скрипачка потеряна в бездне -

В музыкальной шкатулке без слов.


Вроде той же ходила улицей...

Но вот выглянешь из окна:

Зачехлённой в футляре мумией

Мимо нас проходила она.


Мимо нас проходить ей по жизни

По линеечкам скомканных нот,

Где Чайковские и Паганини

И другой недоступный народ.


Не затем мы проспекты утюжим

С разбитными девчонками... Ах!

Ну, а ей пусть становится мужем

Иоганн Себастьянович Бах.


-28-



УЛИЦА РАБОЧАЯ
Из забот и сутолоки быта

Целясь в небо иглами антенн,

Эта улица ничем не знаменита.

Здесь не жили Глинка и Шопен.

Не рожали тётки мировую славу.

Нотный стан творя средь тишины

Брать учились вовсе не октаву,

А зубило в руки пацаны.


Те, кому не нравилось железки,

Пальцы расшибая, колотить,

Брали в руки тихие стамески,

Прорубая песенную нить.

И гудели музыкально доски

Под рубанком

в маленькой горсти.

И ломались тенора Козловских,

Песен не успевшие найти…
Когда утро красит небо синью,

К заводским шагают проходным

Рубенсы,

Шекспиры,

Поганини…

И любой из них не повторим.

Пусть их имена не украшают

Полные собрания томов –

С первых дней рождения

вращают


Нашу землю руки мастеров…
-29-

Тех, что по-хозяйски

в жизнь тревожную

Вышли из неведомых пока

Тихих улиц,

Некогда заложенных

В городах российских

На века.


-30-

УЛИЦА ЧЕРНЫШЕВСКОГО
Возле «Липок» - городского сада –

Сонные старинные дома –

С золотым тиснением тома,

Но читать их заново не надо.


Серые истлевшие страницы …

Тронешь, и рассыплются в руках:

В сорванных сиреневых цветах

Жизнь ветхозаветная пылится.


В ней живёт Макарова Настёна

В домике вечернего огня,

Тайно окрестившая меня

На правах Христового закона.


Эту тайну мне хранить до срока…

На Руси двадцатый Красный век:

Космос покоряет человек

И читает Ленина и Блока.


Но опять отчаянно – случайно

Возле «Липок» шаг свой придержу

И пройду, как будто по ножу,

К крёстной своей матушке печальной.


Восковыми пахнет здесь свечами,

Сдобой Пасхи – угощеньем впрок.

Светится старушка-образок

Чистыми небесными очами.

-31-


ОСТАНОВКА__«ГОРОДСКОЙ_ПАРК_КУЛЬТУРЫ»'>ОСТАНОВКА
«ДЕГТЯРНАЯ ПЛОЩАДЬ»

Катит, катит по жизни трамвай,

Зацепившись за край небосвода:

Мол, живи и себя постигай

В тесной давке шального народа.

То рутина в делах, то аврал…

Бытовщина вконец измотала:

От завода, как лошадь, устал,

Нудным дням – ни конца, ни начала…

Что-то суетно стало в миру…

На неспешную тянет беседу:

После пятницы к дядьке Петру

Обязательно в гости заеду.


Дядька Пётр, словно царь, деловит –

Он от бога и столяр, и плотник:

Третий год для меня мастерит

Быстроходный под парусом ботик.

Он готов целый выстроить флот

Пароходам стальным на потеху…

Дядька царской мечтою живёт,

И надеюсь, что близок к успеху…


Стружкой пахнет и пахнет смолой,

Лесом пахнет и чуточку морем.

Тихо в дрёму клонюсь головой,

Надышавшись целебным настоем.

-32-
УЛИЦА РАДИЩЕВА
Там, где сонное утро в иглу

Первый луч золотистый вдевает,

Свою будочку на углу

Для прохожих она открывает.

И неважно, какой будет год —

Снегопад или птицы в полёте,

На ботинки подковки прибьёт

И счастливее их не найдёте.

Люди, птицы, цветы городка —

Все зовут эту женщину Саффи.

Скачет с гор, как живая, река

На стене, на цветной фотографии.

Посижу возле этой реки.

Расхрабрюсь и стихи почитаю.

Но взглянув на мои башмаки,

Саффи лишь головой покачает.

На стихи мои, знаю и сам,

Не создать бытового уютца.

Потому и пришёл к чудесам,

Что руками её создаются.

Полчаса незаметных минут

Вновь мальчишкой

восторженным буду.

И как руки у Саффи поют —

Я уже никогда не забуду.
Закрывает свой комбинат

Молчаливая старая Саффи.

По-грузински поёт водопад

В тесной будочке на фотографии.

-33-
ОСТАНОВКА

«ГОРОДСКОЙ ПАРК КУЛЬТУРЫ»
Если вы на трамвае поедете

Мимо парка в вечерний час,

В белом мраморе гуси-лебеди

Дивной сказкой окликнут вас.

Сказка в том, что сиротам-уродцам

Выпадает порой благодать,

Чтоб однажды под яростным солнцем

Лебедями прекрасными стать.

Даже если себя вы представите

В этом мире средь гадких утят…

Вновь покажется: с озера – с заводи –

Лебединые крики взлетят.

И тогда вы гоготом радостным

В этом парке взорвёте тьму.

Чудеса, что придумал Андерсен

Не дано погубить никому.


Пусть всегда в тихом утреннем мареве,

Нашим душам неся благодать,

Будут лебеди в вечном мраморе

Нас, не верящих сказкам, встречать.


-34-
ОСТАНОВКА



«КРЫТЫЙ РЫНОК»
Из всех особо мерзостных картинок,

Что в память детства врезались резцом, -

Гудящий, словно улей, Крытый рынок –

Торговый мир, воздвигнутый дворцом.

Народец в нём, и пакостный, и лживый,

Коптил нездешней речью потолки.

В рядах торговых щедрою поживой

Дышали мертвечиною лотки.


И замер я, как будто у обрыва,

Как будто громом тюкнуло меня,

В меня, мальчишку,

вглядывалося рыло –

Огромная ушастая свинья.

Клыкастые ощеренные пасти,

Таившие в себе стеклянный взгляд,

Сулили мне великие напасти:

Набросятся все разом и съедят…
И я бежал от них, припоминая,

Как здесь в войну, что сроду не видал,

Воришку изловили шалопая

И в рыночный упрятали подвал.

Он, словно я, здесь брошен на расправу

В толпу оголодавшимся щенком,

И торгашам всеядным на забаву

Мальчишку крысы съели целиком.


Такой вот рынок с благостной поживой

Резцом прошёл по детству моему,


-35-
Что был когда-то кем-то

прозван «вшивым»

В усладу прозорливому уму…

И всякий раз глаза я прикрываю

И ощущаю холодок в груди…

Сейчас опять объявят мне в трамвае:

«Кому на Крытый рынок? Выходи!»

-36-
УЛИЦА ЧЕЛЮСКИНЦЕВ


Не изменить проторенный маршрут,

Но, может быть, опять проеду мимо…

На улице полярников цветут

Чудовищные запахи жасмина.


Нахальная и глупая сирень

Во всех дворам дворянствует в излишке.

И по весне, как говорится, всклень

Разбрызганы по веткам воробьишки.


Я не люблю и не могу терпеть

Дышать сиреневым

губительным угаром.

Мне не чирикать здесь

и соловьём не петь,

Жасминным не питать себя нектаром.


Зачем же ты, трамвай, притормозил,

Чтоб я сошёл на этой остановке?

Ну, что ж, парнишка, двигай в магазин:

Купи конфет в красивой упаковке.


И в завершенье пакости сполна

Устрой себе сомнительную радость:

Купи бутылку крепкого вина

И влей в себя живительную влагу…

Даря душе весёлый обогрев,

Освободивших от душевных рубищ,

Лишь только так, душою просветлев,

Ты ближнего и дальнего полюбишь…

-37-
И изменять не следует маршрут,

А то тогда и впрямь проеду мимо…

На улице полярников цветут

Волшебные созвездия жасмина.


И мне ухмылка пьяная к лицу –

Я с ней по улице челюскинцев шагаю.

Мой пробил час: пора зайти к отцу

И к сводному братишке Николаю…

-38-


Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Министерство сельского хозяйства Республики Казахстан 010 000, г
2013 -> Бір көзден алу тәсілімен мемлекеттік сатып алу қорытындысы туралы №21 хаттама
2013 -> Бір көзден алу тәсілімен мемлекеттік сатып алу қорытындысы туралы №2 хаттама
2013 -> Бір көзден алу тәсілімен мемлекеттік сатып алу қорытындысы туралы №6 хаттама
2013 -> Министерство сельского хозяйства Республики Казахстан 010 000, г
2013 -> Тақырыптың өзектілігі
2013 -> «Алаш» либералдық-демократиялық қозғалысы идеологиясының маңызд


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет